Поэт Мема

Виктор Нель

Поэт Мема

Что-то есть в долгих трясучих вечерах вокруг откидного столика купе. Когда уже пробежали назад взлетными полосами флуоресцентные фонари проспектов, отмелькали глухие окна складов и бараки овощебаз. Когда остались позади последние проблески фар сиротливо крадущихся автомашин, и поезд нырнул в глухую тьму междугородья, населенную только редкими всплесками желтоватых фонариков полустанков. И короткими гулкими очередями мостов, выныривающих ниоткуда чтобы пробежать по окнам торопливыми зигзагами ферм и испариться во мгле.

Другие книги автора Виктор Нель

Виктор Нель

Ходики

Было очень трудно выбирать шестереночки из пахнущего мокрыми тряпками месива опилок. Анастасия Петровна хотела выбросить коробку сразу же, как только увидела ее содержимое. Только слезы отчаяния, навернувшиеся на Сережиных глазах, заставили ее смягчиться и отвести ему угол на печи, накрыв беленый кирпич старой больничной клеенкой с канвой, просвечивающей сквозь засохшую, отстающую ошметками, розовую резину.

- Ой, уйду я от вас уйду, покою от вас нет, - Анастасия Петровна не догадывалась, что в темном, шуршащем мышами полуподвале с видом на заводскую свалку рождалось серьезное изобретение, призванное положить конец американскому военному преимуществу в воздухе.

Виктор Нель

Монолог

Филология - наука о полете слова.

Баллистика - наука о полете пули.

Чувствуешь неотвратимые параллели?

Слово. Слова. Слава. Глава. Глаза. Глаз.

Буква. Бука. Рука.

Пуля.

Люблю совмещать кромку прицела с кончиком мушки. В момент их слияния щелкает невидимый механизм смерти. Клик - клик. Как механизм затвора.

Глаз. Рука. Пуля.

Пуля снайперского Винтореза - тяжелая и узкая, как барракуда, у нее акулий оскал и несгибаемая воля. Она оставляет иголочные проколы, проходя насквозь, это тяжелое и скользкое веретено. Пуля моего Скорпиона - тупорылая пуля, неустойчивая, как пьяный мотоциклист. Пьяная пуля, гениальное дитя изувера-конструктора, сминает ткани и по-бульдожьи крошит кости.

Виктор Нель

Неопределенная форма

Стать льдом.

Это очень легко. Легче чем отойти в тень, легче чем перекрасить глаза в ночной мрак, легче чем нарисовать сумерки на отражении в побуревшем зеркале с отслаивающейся амальгамой. Нет ничего сплошного вокруг. Серебро за зеркальным стеклом слоится как мыльные пузыри в центрифуге.

Стать легко если веришь, говорила зебра, если знаешь, что это на самом деле. Было легко становиться тростником и бамбуком, тонкими стволами обгоревших молодых эвкалиптов.

Фантастический роман Виктора Неля переносит нас в недавнее прошлое, помогая осмыслить его с позиций нового исторического опыта.

В рассказах писателя чувствуется стремление к эксперименту и языковому поиску.

Виктор Нель

Звезда и шар

Оглавление

Пролог

1.Таинственная незнакомка

2.Козел

3.Star wars. Earth attacks

4.О пользе армейского противогаза или козлоборение

5.Экспресс Аэрофлота

6.Головокружительное выдвижение

7.Некролог

8.Золотоноша

9.Научная тематика

10.Инструктаж

11.Непримиримая борьба с потерями рабочего времени

12.Терракотовый божок

13.Дерматиновая тетрадь

Популярные книги в жанре Современная проза

Виктор Никитин

Прихоти дня

Вот так бы лежать и лежать, думаешь ты, и ничего не видеть из того, что происходит; если бы ничего не было, было бы намного легче, тогда бы не было июня, жары, футбола, чемпионата мира. О нем ты узнаешь из газеты, которую достал из почтового ящика соседей, движением, похожим на сон. В основном бесплатные объявления. А еще пишут, что сегодня четырнадцатое число, понедельник, и вечером наши будут играть с Бразилией в Севилье на стадионе, вмещающем 68 110 зрителей. Закрыв глаза, ты пытаешься представить себе это число, упакованное в униформу всеобщей неистовой страсти, но у тебя ничего не выходит, представляется только черно-белый футбольный мяч. Правда, он растет, увеличивается в размерах, поскрипывая от натуги; вот-вот он лопнет, разорвав воздух гулким хлопком. И тут вдруг звонит телефон; зрительная пружина дает отбой, ты берешь трубку.

Ганс Эрих Носсак

Перочинный нож

Пер. с нем. - Е.Михелевич.

Комната моя находится на первом этаже. И сплю я с открытым окном. Ради кислорода, понимаете. Но не это главное. А упомянул я об этом потому, что влезть ко мне не представляет никакого труда. Нужно только опереться руками о карниз и немного подтянуться. Я не спортсмен и все же уверен, что смог бы показать вам, как это делается. Почти без всякого шума. Если лезть осторожно и не задеть жестяной отлив.

Магсад НУР

КАТАСТРОФИКИ

Перевод с азербайджанского Ульвиры Караевой

1. МИГАЛКА

- Лифт. Тормозит, где хочет. Стучи в дверь! Поколошматим стены... Не открывай там! Войдут. В шахте крысы шастают. По ошибке на голову упадут. Или же камень...

- Ну да, откуда там камень?

- ... всё может быть... Например, лифт возьмет и сорвётся в проём шахты: всё бывает.

***

- Самое застрахованное обеспечение не надежней прочности тросов лифта. В этом здании мы все цепляемся за самое застрахованное обеспечение. За зарплату. А я, брательник...

О`Санчес

Жудень - его зовут 2003 (июль - декабрь)

ЖУДЕНЬ-2003 (ИЮЛЬ-ДЕКАБРЬ)

Краткая аннотация, как всегда.

Полугодие выдалось обильным, но я очень старался, чтобы читателю не было занудно. Читать журнал легко: открыл в любом месте, пробежал взглядом два-три поста, или один-два абзаца - и закрыл. Потому что композиция вполне свободна, каждый пост автономен. А можно и подряд все читать. Или не читать. Чай, не к тачке прикованы. Особенности его, по сравнению с предыдущими выпусками: где-то с сентября я начал марафон: ежедневно две публикации пост и нечто вроде крылатой фразы, афоризма, нередко сдвоенного (с заголовком считая).

Алексей Олейников

Человек у воды

Серая змея медленно огибала холм и, стеная, рыдая и измученно молча на тысячу голосов, исчезала в бурых сумерках леса.

Хорст фон Клаубе в последний раз оглянулся на багровое небо, сотрясаемое далекими пушечными раскатами.

И застыл, пораженный как молнией, страшной картиной.

Чистейшее, без единой звезды или облака, залитое до половины, нет, доверху переполненое кровью небо.

Разной кровью, багрово-алой внизу, иссиня-фиолетовой вверху, небо огненным зеркалом земли корчилось от несмолкаемых канонад.

(Santa) Алексей Олейников

Я сегодня отпустил

Последнюю птицу своих слов

В багряно - алое, безбрежное небо, так похожее на мою мечту

С легкими прозрачными перьями облаков

И единственной звездой под сердцем тающего Солнца

Ржавая щеколда скрипела в руках,

Печалясь о безжалостности мира и отсутствии смазки

Но я не стал слушать эту вечную плаксу,

А лишь молча отодвинул в сторону,

Распахнул окно одним рывком

Алексей Олейников

Кошки

Как умирают кошки?

Как тускнеют бесподобные изумрудные глаза, в которых прозрачными льдинками тонет луна? Как тихий ветер, уходят они, ступая мягкими лапами уже по совсем другим тропкам, а мы провожаем их беспомощным взглядом.

Что наша сила и наша мудрость могут сказать тогда?

Ничего. Они стоят в полный рост за спиной, с непокрытой головой, потрясенно молча.

И мы ловим, как последнее слово, прерывистые слабые вздохи, которые вырываются из маленькой мохнатой груди, но они так редки...

Алексей Олейников

Метро

..Play..

Он ненавидел метро.

Это подземелье, пожирающее каждое утро тысячи людей и целый день протаскивающее их по своим громыхающим железным кишкам, а к вечеру исторгающее бледную полупереваренную массу обратно, на улицы и площади пропитанного равнодушием города.

Он ненавидел бесцветные зимы этого города, солью и песком скрипящие на зубах и жидкой едкой грязью облепляющие ноги.

Он ненавидел его лето, истекающее потом и вонючей гарью сотен машин, жидким асфальтом пристающее к подошвам и тяжким молотом крови громыхающее в висках.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Алан Нельсон

Мыльная опера

Ни один исторический очерк о десятилетии с 1980 по 1990 год нельзя считать полным без упоминания о нашумевшем инциденте с помешанным воздушным рекламщиком, который в сентябре 1983 года на целых три дня вверг весь город Сан-Франциско в полнейший хаос и породил больше неразберихи и кривотолков в газетах, чем любое другое событие за этот период. Здесь мы кратко расскажем, что же произошло в действительности.

Алан НЕЛЬСОН

НАРАПОЙА

- Я даже не знаю, доктор, как поточнее вам это объяснить, - начал молодой человек. Он пригладил гладкие черные волосы, блестевшие, как новехонькая грампластинка, и моргнул младенчески голубыми глазами. Похоже, это нечто противоположное мании преследования.

Доктор Менли Ушельсон был невысоким плотным человечком, у которого в числе прочих был пунктик никогда не показывать удивления.

- Противоположное мании преследования? - переспросил он, позволив одной брови приподняться. - Что вы имеете в виду, мистер Пришлоу?

Джон Нельсон

ВСЕ ИЗ-ЗА ДИККЕНСА...

Я хоть и был новичком в полиции, но работал с Аланом Хайтом, оп-ытным патрульным с десятилетним стажем и весьма необычной личнос-тью. Низкорослый, с выцветшими карими глазами и русой шевелюрой, состоявшей из трех вихров, он ни разу не причесался и не посмотрел в зеркало за те две недели, что мы проработали в паре. Алан всегда носил свежие сорочки, но все остальные предметы его одежды пребывали в ужасном состоянии. Он редко общался с сослуживцами в участке, и они, похоже, не обращали на него внимания. Но если уж кому-то случалось заговорить с ним, то не иначе как на удивление почтительно. Почти каждый день мы с Аланом по несколько раз выезжали на вы-зовы. Чаще всего приходилось разбираться с дорожными происшествия-ми, семейными ссорами, заявлениями о кражах и так далее. Таковы уж будни полицейского. По пути к потерпевшим Алан неизменно разглаголь-ствовал о книгах: от новейших детективов, которые он считал неимоверно тоскливыми, до трактатов по новейшим теориям эволюции живой приро-ды. Почему-то его особенно тянуло именно на них. Однажды нас вызвали на происшествие, о котором и пойдет речь. Это был первый смертельный случай за время моей службы. В одной из квартир большого дома в небогатом районе раздался выстрел. На шум прибежал сосед и долго колотил в дверь, но никто не открыл. Вскоре появился домовладелец, тоже услышавший выстрел, и открыл дверь запасным ключом. В мягком кресле посреди комнаты сидел обитатель квартиры. На голове его зияла рана, неподалеку валялся пис-толет двадцать второго калибра. В ожидании нашего приезда домовладе-лец и сосед, как могли, отбивались от любопытных, норовивших загля-нуть в квартиру. Дабы не возбуждать нездорового интереса, на голову и плечи покойного набросили пальто. Мы с Аланом насилу протиснулись сквозь толпу. Ни слова не гово-ря, Алан шагнул к жертве, сорвал пальто и принялся дотошно осматри-вать труп. Я взглянул на окровавленную голову и отвернулся. И как это Алану удается сохранять равнодушие, не выказывая ровным счетом ни-каких чувств? Впрочем, тогда я еще многого не понимал. И мало знал Алана. Пока он осматривал квартиру, я очищал коридор от зевак, а потом вернулся и, наконец-то, спокойно окинул взглядом комнату. Тесная гости-ная со стеклянной дверью на балкон. Слева крошечный обеденный стол, за ним - узкий альков, служивший кухней. Коридор справа вел в спальню - во всяком случае, я так предполагал. Меня удивило книжное изобилие на стеллажах вдоль стен. Почти никакой другой мебели в доме не было, только кресло, в котором сидел покойный, да письменный стол, завален-ный всякой всячиной. На одном краю возвышался небольшой бюст Чарл-за Диккенса, посередине стояла пишущая машинка. Остальное простран-ство занимали стопки бумаг и книг - общим счетом не меньше десятка. На стене, у которой стоял стол, не было книжных полок: тут размещался огромный встроенный радиоцентр. Как и следовало ожидать, Алан изучал книги с большим вниманием и явным интересом. Я решил пристальнее взглянуть на тело, но и на этот раз меня хватило ненадолго: даже малокалиберный пистолет может на-делать серьезных разрушений, когда из него стреляют в упор. Передо мной сидел мужчина лет шестидесяти пяти, с обширной плешью, маленького роста и немоверно тощий. Сомневаюсь, что при жиз-ни он мог похвастаться хорошим здоровьем. - Как его зовут? - спросил я домовладельца. - Эндрю Торнтон. Я снова взглянул на покойника. - Что довело его до этого? - Понятия не имею. - Я знаю, - ко мне подошел топтавшийся в дверях сосед. - Пару недель назад он узнал, что страдает болезнью Паркинсона, и впал в уны-ние. Врач сказал, что развитие болезни можно замедлить, если прини-мать лекарство и выполнять определенные упражнения. Но итог все рав-но был неизбежен, и эта мысль доконала его. - Вы его друг? - Нет, - сосед покачал головой. - Но, по правде говоря, я, кажет-ся, оказался его единственным приятелем. За два года нашего знакомст-ва я ни разу не видел у него гостей. Он был поглощен каким-то занятием. - Диккенсом и криминологией, - подал голос прежде молчавший Алан. Я повернулся к нему. Он разглядывал книгу, лежавшую возле пи-шущей машинки. - У него здесь весьма обширная библиотека по обоим этим предметам. А ты заметил, на какую частоту настроен приемник? Я сделал большие глаза. Алан включил радио, и комната тотчас наполнилась знакомыми шумами и треском полицейской частоты. Я слы-шал даже голос нашего диспетчера Лии Смит. Алан выключил приемник. - А записка? - спросил он, кивнув на пишущую машинку. Чувствуя себя круглым дураком, я подошел к машинке, из которой торчал лист бумаги, и прочел: "Я видел наилучшие времена, я видел на-ихудшие времена, но такого никак не предполагал. Желаю тем, кто придет после меня, внимательно следить за превратностями собст-венной судьбы". - Я проверил балконную дверь, - вдруг заявил Алан. - Заперта. Посмотри окна. - Не дожидаясь ответа, он обратился к соседу и домо-владельцу: - Вы видели кого-нибудь в коридоре? Может быть, слыша-ли, как кто-то выходил из квартиры перед выстрелом? - Конечно, нет, - обиделся сосед. - На что вы намекаете. Ведь это несомненное самоубийство. Дверь заперта, пистолет рядом с трупом, в машинке - записка. - Он умолк и покачал головой, негодуя по поводу намеков полицейского. - Спустись к машине и вызови сыщиков, - помолчав, велел мне Алан. - Не исключено, что это не самоубийство. Я вытаращился на него. Алан склонился над письменным столом, постучал пальцем по календарю, потом по книге. - Взгляни, - сказал он. На сегодняшнем листке календаря не бы-ло никаких записей. Я перевернул его и увидел размашисто выведенные слова: "Не упусти первого духа". В ответ на мой вопросительный взгляд Алан только пожал плечами. Я взял со стола книгу и перелистал ее. "Большие надежды". Где-то в двадцатых страницах я нашел магазин-ный чек, вероятно, служивший закладкой. Я снова вопросительно посмот-рел на Алана. Он кивнул. - На чеке - сегодняшняя дата, а сейчас всего двадцать минут од-иннадцатого утра. Ты можешь объяснить, зачем человек покупает книгу на четыреста сорок страниц за несколько минут до самоубийства?

Неляпин Михаил

Д У Э Л Ь

Макс очень медленно придвинулся к краю стены. Мощная каменная кладка убережет и от разрядника, и от пули. Лишь бы лепучками не палил... Он высунулся всего на долю секунды и тут же отпрянул назад. По камням вжикнули несколько пуль. Да, как он и ожидал, противник засел на верхней терассе и уходить не собирается. Этот случай был предусмотрен. Вернувшись в боковой проход, Макс прошел двадцать метров, присел и с силой оттолкнулся ногами. Пальцы уцепились за край длинной холодной плиты. Подтянувшись, Говоров перекинул себя через край и оказался на узком пятачке. Распластавшись на нем, Макс вытянул из подсумка прицел и приладил его к своему карабину. Мини-экран слабо засветился голубоватым светом. Очень медленно и осторожно, он подполз к самому краю пятачка. Видимо, раньше это была плита, на которую опирался потолок. За прошедшие века часть кладки разрушилась, образовав между потолком и плитой достаточное пространство. Замерев, Макс прислушался. Тихо. Hо враг ждет. Он никуда не ушел, не сменил позицию. Он думает, что Макс все еще внизу и хочет рывком преодолеть незащищенное пространство. Говоров приник к прицелу и медленно повел стволом. Ага, вот он. Сидит возле одной из опорных колонн. В здоровенных лапах мощная винтовка. Одной пули хватит, чтобы разорвать человека пополам. Палец нашел спусковой крючок и плавно потянул. Булп! Голову уродца отбросило далеко в сторону. Кажется, она даже скатилась куда-то вниз, к воде...