Поэмы

М. АВДОНИНА

ВОСПОМИНАНИЕ

Где сражались с тобою плечом мы к плечу?

Ты не помнишь? И я позабыл.

Помню я - ты ударил клинком по мечу,

Что нацелен мне в голову был.

Да, осталась зарубка тогда на клинке...

Помню, битва была горяча,

И закат отражался в широкой реке,

Алым блеском играл на мечах.

Помню - не было вражьему войску числа,

Плыл над полем клубящийся дым.

Помню я - когда в щит твой вонзилась стрела,

Другие книги автора Екатерина Кинн

В середине XXI века мир погрузился в Полночь — период войн и катастроф. И когда человечество оказалось на грани гибели, явились они. Высокие господа. Вампиры. Новая стадия эволюции? Высшее звено в пищевой цепочке? Симбионты? Паразиты? Носители давно известного, но неисследованного заболевания? Или одержимые, заключившие сделку с дьяволом? Они установили порядок, спасли род людской от хаоса, пандемий и взаимоистребления. Они держат хрупкое равновесие на своих плечах. Стоит ли это цены, которую платит им человечество? Горстка жизней в год, малая часть от целого. Многих такая цена устраивает. Но есть и те, кто посмел восстать против мира Полуночи.

Начало 22-го века. После глобальной войны и глобальной экологической катастрофы, случившихся в середине 21-го века, власть на Земле принадлежит вампирам. Это «классические» вампиры по Стокеру, т. е. нежить, вступившая в союз с нечистой силой. Сложная клановая иерархия вампиров смыкается с государственной иерархией объединенной всемирной сверхдержавы — Союза Свободных Наций. Техническая и информационная мощь соединенных сил государства и нечисти такова, что, кажется, сопротивление невозможно. Тем не менее, оно есть. Главный герой романа Андрей Витер — боевик подполья по прозвищу Эней. Его ячейка провалена, все его товарищи погибли, он вынужден бежать из города, где назначена акция — но перед этим решает сделать дело, убить того, кто приговорен организацией.

Автор, Хидзирико Сэймэй, состоит из трех частей — Ольга Чигиринская, М. Т. Антрекот и Екатерина Кинн.

Книга взята отсюда: http://fan.lib.ru/c/chigirinskaja_o_a/luna_01.shtml

Вторая книга цикла «В час, когда луна взойдет». Начало 22-го века. После глобальной войны и глобальной экологической катастрофы, случившихся в середине 21-го века, власть на Земле принадлежит вампирам. Это «классические» вампиры по Стокеру, т. е. нежить, вступившая в союз с нечистой силой. Сложная клановая иерархия вампиров смыкается с государственной иерархией объединенной всемирной сверхдержавы — Союза Свободных Наций. Техническая и информационная мощь соединенных сил государства и нечисти такова, что, кажется, сопротивление невозможно. Тем не менее, оно есть. Эней, собрав новую группу, расследует гибель прежней.

Спин-офф к циклу «В час, когда луна взойдет». Япония на переломе эпох. Сёгунат Токугава может пасть от любого толчка, корабли «краснолицых варваров» обстреливают Симоносэки, и вновь, как и тысячу лет назад, кто-то творит кровавые ритуалы на улицах Старой Столицы. Зачем дворцовый вельможа ночью следует в храм Инари? Что задумали ронины, собирающиеся в гостинице Икэда-я? Кто и почему убивает людей странными и необычными способами? Террорист-хитокири Асахина Ран и самурай-полицейский Хадзимэ Сайто лишь через четырнадцать лет смогут ответить на все эти вопросы. По железной дороге они отправятся в самое сердце нового заговора, корни которого протянулись далеко в прошлое…

Вторая книга цикла «В час, когда луна взойдет».

Япония, 10-й век, Столица Мира и Покоя — Хэйан. Эпоха утонченных поэтов, галантых кавалеров и прекрасных дам, эпоха правления просвещенных и гуманных министров и регентов из рода Фудзивара… таким это время предстает издалека. Но вблизи все видится совсем иначе. Кровавые преступления творятся на улицах. Люди, боги и демоны плетут заговоры и колдовские чары. Мнимое благополучие таит в себе семена междоусобицы и смуты. Что делать в такие времена воину из рода Минамото и его верным вассалам? Где пролегает единственный верный путь между справедливостью и насилием? И можно и выиграть, если противник твой — демон, а ставка в игре — жизнь, любовь или честь?

Любой город – многослойная структура, и мы, люди, живем лишь в одном из его слоев, не зная о том, что творится в других Любой город многомерен, и измерения его могут выходить куда угодно Точно такова и Москва. Немногие из нас способны путешествовать по ее измерениям и слоям, и с чем придется столкнуться героям романа – нашим современникам Игорю, Андрею, Анастасии и Катерине – никто из них не знает.

Что за странные черные лимузины бесшумно носятся по ночному городу, вытягиваясь, словно резиновые, и проникая во все улочки и переулки? Что за башня плавно поднимается над городом? Откуда выползают красноглазые тени? Что прячет в Сухаревой башне Брюс? Кто преследует Игоря и почему девушка-призрак ищет помощи у Андрея? Зачем Катерина исследует легенды средневековой Индии? Кто такой загадочный Городовой? Что такое Та Сторона? Бывают ли крылатые коты? И что за битва грядет в Ночь Ночей?

В каких бы измерениях Москвы мы ни жили, с какими бы опасностями ни сталкивались герои романа, везде остается верным одно: есть добро и есть зло, есть любовь и есть дружба. И всегда есть выбор, за который ты сам отвечаешь. И всегда есть те, кто встанет рядом с тобой в самый тяжелый и беспросветный час…

— И куда ты теперь собираешься? — поинтересовался Альмор. Что его всегда раздражало в приятеле — так это способность глубоко и проникновенно беседовать с самим собой, не произнося ни слова вслух.

— К морю, — лаконически поведал Мигель.

— А что — там что-то намечается?

— Конечно.

— И что же?

— Почем я знаю? Помнишь погодку неделю назад?

— Ну? Этот ветерок, от которого медный лебедь на бургомистерском доме решил полететь за стаей?

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Феномену Н. Скотта Момадэя трудно подобрать аналог. Прежде всего, потому что у этой творческой личности множество ипостасей, каждая из которых подобна новому чуду, способному послужить темой самостоятельной беседы и анализа, ибо каждая связана с удивительными открытиями. Путь этого мастера богат откровениями, он полон новаторства во всех сферах творческой деятельности, где бы ни проявлялась щедрая натура этого человека.

Аглаида Шиманская (1903–1995) — русская поэтесса и прозаик «первой волны» эмиграции. Детство и юность прошли в Швейцарии. В 30-ые годы двадцатого века переехала в Париж. Первые публикации в периодике русского зарубежья в 1947 г. Ее стихи, в частности, публиковались в таких изданиях, как «Новый журнал», «Современник». А. Шиманская — участник поэтических антологий эмиграции: «Эстафета», «Муза Диаспоры», «Содружество». Автор четырех стихотворных сборников.

В основе данного электронного издания — третий сборник стихотворений А. Шиманской «Я вам прочту» (Париж: Рифма, 1963).

Рецензируя эту книгу стихов, как на примечательную особенность творческой манеры поэтессы Я. Н. Горбов указывал на «большую потребность в ясности» и «спокойное желание ни от чего не отвернуться, ни одной стороны сюжета не затушевать» (Возрождение № 196. 1968. С. 147).

Эта книга подводит определённый итог творчества автора за последние годы.

Вашему вниманию предлагается сборник стихов от Вячеслава Корнилова.

Федоров (Иннокентий Васильевич, 1836–1883) — поэт и беллетрист, писавший под псевдонимом Омулевского. Родился в Камчатке, учился в иркутской гимназии; выйдя из 6 класса. определился на службу, а в конце 50-х годов приехал в Петербург и поступил вольнослушателем на юридический факультет университета, где оставался около двух лет. В это время он и начал свою литературную деятельность — оригинальными переводными (преимущественно из Сырокомли) стихотворениями, которые печатались в «Искре», «Современнике» (1861), «Русском Слове», «Веке», «Женском Вестнике», особенно же в «Деле», а в позднейшие годы — в «Живописном Обозрении» и «Наблюдателе». Стихотворения Федорова, довольно изящные по технике, большей частью проникнуты той «гражданской скорбью», которая была одним из господствующих мотивов в нашей поэзии 60-х годов. Незадолго до его смерти они были собраны в довольно объемистый том, под заглавием: «Песни жизни» (СПб., 1883).

Кроме стихотворений, Федорову, принадлежит несколько мелких рассказов и юмористически обличительных очерков, напечатанных преимущественно в «Искре», и большой роман «Шаг за шагом», напечатанный сначала в «Деле» (1870), а затем изданный особо, под заглавием: «Светлов, его взгляды, его жизнь и деятельность» (СПб., 1871). Этот роман, пользовавшийся одно время большой популярностью среди нашей молодежи, но скоро забытый, был одним из тех «программных» произведений беллетристики 60-х годов, которые посвящались идеальному изображению «новых людей» в их борьбе с старыми предрассудками и стремлении установить «разумный» строй жизни. Художественных достоинств в нем нет никаких: повествование растянуто и нередко прерывается утомительными рассуждениями теоретического характера; большая часть эпизодов искусственно подогнана под заранее надуманную программу. Несмотря на эти недостатки, роман находил восторженных читателей, которых подкупала несомненная искренность автора и благородство убеждений его идеального героя.

Другой роман Федорова «Попытка — не шутка», остался неоконченным (напечатано только 3 главы в «Деле», 1873, Љ 1). Литературная деятельность не давала Федорову достаточных средств к жизни, а искать каких-нибудь других занятий, ради куска хлеба, он, по своим убеждениям, не мог и не хотел, почему вместе с семьей вынужден был терпеть постоянные лишения. Сборник его стихотворений не имел успеха, а второе издание «Светлова» не было дозволено цензурой. Случайные мелкие литературные работы едва спасали его от полной нищеты. Он умер от разрыва сердца 47 лет и похоронен на Волковском кладбище, в Санкт-Петербурге.

Лелевич Г. — Род. 17 сентября (ст. ст.) 1901 г. в г. Могилеве. Был одним из основателей группы пролет, писателей «Октябрь» (в декабре 1922 г.) и Моск. Ассоциации Пролет. Писателей (МАПП) (в марте 1923 г.), а также журнала «На Посту». Состоит членом правлений ВАПП (Веер. Ассоц. Прол. Пис.) и МАПП, членом секретариата международного Бюро связей пролетлитературы и членом редакций журналов «На Посту» и «Октябрь». До конца 1922 г. находился исключительно на партийной работе. Писать начал с детства, серьезно же с 1917-18 г. Отдельно вышли: 1) Голод. Поэма. Изд. Гомельск. отд. Гос. Изд-ва. Гомель. 1921. 2) Набат. (Стихи). Изд. то же. Гом. 1921. 3) В Смольном.

(Стихи). Гос. Изд-во. М. 1924

Лелевич Г. (Лабори Гилелевич Калмансон). — 17.9.1901-8.10.1945.

Известен преимущественно как критик, редактор журнала «На посту» и один из руководителей РАПП. Сборников стихотворений больше не выпускал.

Репрессирован.

Представляю три цикла стихов — Зеркало, Зазеркалье, Осколки. О любви, о разлуке и времени.

Александр Немировский

Система отсчёта

/Короткие произведения в словах/

Alexander Nemirovsky

The coordinates

/Short compositions in words/

ISBN 978-1-4675-1737-99

В оформлении книги использованы

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Поэзия Древнего Египта

(в переводах Анны Ахматовой и Веры Потаповой)

Коллекция хайку.

СИЛА ЛЮБВИ

1 Любовь к тебе вошла мне в плоть и в кровь И с ними, как вино с водой, смешалась, Как с пряною приправой - померанец Иль с молоком - душистый мед.

О, поспеши к Сестре своей, Как на ристалище - летящий конь, Как бык, Стремглав бегущий к яслям.

Твоя любовь - небесный дар, Огонь, воспламеняющий солому, Добычу бьющий с лету ловчий сокол.

ПОЕДЕМ В ЦАРСКОЕ СЕЛО?

Как-то вечером Василий со стаканом пива в руке говорил:

-- В Пушкине, сколько раз приезжал, каждый раз в пивба ре раки бывали.

-- Почем? - спросил Петр.

-- По одинадцать копеек штучка.

-- Крупные?

-- Да нет, мелкие вообще-то... Не в этом дело, ты ког да-нибудь видел, чтобы в пивбаре раков давали?

-- Видел, - из гонора ответил Петр.

-- А где это - Пушкин? - спросил Федор, сворачивая ног тем пробку.

Поговорим о географии

Что происходит, когда на нас производит впечатление хорошая лекция или книга? Когда мы после прекрасной лекции по йоге идем домой, мы некоторое время живем в другой реальности. Мир стал миром ЭТОЙ ЛЕКЦИИ ПО ЙОГЕ. Но так ли это? Не совсем. Если попытаться сформулировать это предложение по другому, то получится, что мы временно живем в другой "карте" мира. Компетентный и уверенный в себе лектор как бы раскладывает свою собственную карту мира и указывает на некоторые ориентиры на этой карте. Всю свою жизнь мы проводим на ментальных картах мира (в некоторой степени они сходны с географическими картами), но этот факт осознают лишь немногие. Очевиднее всего то, что в голове у нас устанавливается свой особый масштаб, не похожий ни на какой другой. Вот пример. Человек приезжает из Москвы, и мы спрашиваем, не знает ли он Игоря Иванова, и тут же мы вспоминаем, сколько в Москве живет людей и т.д. Но первая реакция (по крайней мере в уме) зачастую бывает именно такой. В данном случае мы использовали не реальную карту мира, а свою собственную.

Авторизованный перевод Lovelaskes

Пойманный на "месте преступления"

Брэндон вернулся домой к часу ночи. Он был абсолютно спокоен. У него не было никаких ограничений: его родители были в Лас-Вегасе - отца вызвали по работе, а мама поехала вместе с ним. Открывая дверь, он старался не шуметь, хотя был уверен, что обе его сестры, пятнадцатилетняя Эллен и четырнадцатилетняя Кристи уже спали. Брэндон был самым старшим в свои 18. Брэндон достал из холодильника Кока-колу и, плюхнувшись на кушетку, включил телевизор. Он хотел узнать, как сыграла его любимая команда.