Поэмы

М. АВДОНИНА

ВОСПОМИНАНИЕ

Где сражались с тобою плечом мы к плечу?

Ты не помнишь? И я позабыл.

Помню я - ты ударил клинком по мечу,

Что нацелен мне в голову был.

Да, осталась зарубка тогда на клинке...

Помню, битва была горяча,

И закат отражался в широкой реке,

Алым блеском играл на мечах.

Помню - не было вражьему войску числа,

Плыл над полем клубящийся дым.

Помню я - когда в щит твой вонзилась стрела,

Другие книги автора Екатерина Кинн

В середине XXI века мир погрузился в Полночь — период войн и катастроф. И когда человечество оказалось на грани гибели, явились они. Высокие господа. Вампиры. Новая стадия эволюции? Высшее звено в пищевой цепочке? Симбионты? Паразиты? Носители давно известного, но неисследованного заболевания? Или одержимые, заключившие сделку с дьяволом? Они установили порядок, спасли род людской от хаоса, пандемий и взаимоистребления. Они держат хрупкое равновесие на своих плечах. Стоит ли это цены, которую платит им человечество? Горстка жизней в год, малая часть от целого. Многих такая цена устраивает. Но есть и те, кто посмел восстать против мира Полуночи.

Начало 22-го века. После глобальной войны и глобальной экологической катастрофы, случившихся в середине 21-го века, власть на Земле принадлежит вампирам. Это «классические» вампиры по Стокеру, т. е. нежить, вступившая в союз с нечистой силой. Сложная клановая иерархия вампиров смыкается с государственной иерархией объединенной всемирной сверхдержавы — Союза Свободных Наций. Техническая и информационная мощь соединенных сил государства и нечисти такова, что, кажется, сопротивление невозможно. Тем не менее, оно есть. Главный герой романа Андрей Витер — боевик подполья по прозвищу Эней. Его ячейка провалена, все его товарищи погибли, он вынужден бежать из города, где назначена акция — но перед этим решает сделать дело, убить того, кто приговорен организацией.

Автор, Хидзирико Сэймэй, состоит из трех частей — Ольга Чигиринская, М. Т. Антрекот и Екатерина Кинн.

Книга взята отсюда: http://fan.lib.ru/c/chigirinskaja_o_a/luna_01.shtml

Вторая книга цикла «В час, когда луна взойдет». Начало 22-го века. После глобальной войны и глобальной экологической катастрофы, случившихся в середине 21-го века, власть на Земле принадлежит вампирам. Это «классические» вампиры по Стокеру, т. е. нежить, вступившая в союз с нечистой силой. Сложная клановая иерархия вампиров смыкается с государственной иерархией объединенной всемирной сверхдержавы — Союза Свободных Наций. Техническая и информационная мощь соединенных сил государства и нечисти такова, что, кажется, сопротивление невозможно. Тем не менее, оно есть. Эней, собрав новую группу, расследует гибель прежней.

Любой город – многослойная структура, и мы, люди, живем лишь в одном из его слоев, не зная о том, что творится в других Любой город многомерен, и измерения его могут выходить куда угодно Точно такова и Москва. Немногие из нас способны путешествовать по ее измерениям и слоям, и с чем придется столкнуться героям романа – нашим современникам Игорю, Андрею, Анастасии и Катерине – никто из них не знает.

Что за странные черные лимузины бесшумно носятся по ночному городу, вытягиваясь, словно резиновые, и проникая во все улочки и переулки? Что за башня плавно поднимается над городом? Откуда выползают красноглазые тени? Что прячет в Сухаревой башне Брюс? Кто преследует Игоря и почему девушка-призрак ищет помощи у Андрея? Зачем Катерина исследует легенды средневековой Индии? Кто такой загадочный Городовой? Что такое Та Сторона? Бывают ли крылатые коты? И что за битва грядет в Ночь Ночей?

В каких бы измерениях Москвы мы ни жили, с какими бы опасностями ни сталкивались герои романа, везде остается верным одно: есть добро и есть зло, есть любовь и есть дружба. И всегда есть выбор, за который ты сам отвечаешь. И всегда есть те, кто встанет рядом с тобой в самый тяжелый и беспросветный час…

Спин-офф к циклу «В час, когда луна взойдет». Япония на переломе эпох. Сёгунат Токугава может пасть от любого толчка, корабли «краснолицых варваров» обстреливают Симоносэки, и вновь, как и тысячу лет назад, кто-то творит кровавые ритуалы на улицах Старой Столицы. Зачем дворцовый вельможа ночью следует в храм Инари? Что задумали ронины, собирающиеся в гостинице Икэда-я? Кто и почему убивает людей странными и необычными способами? Террорист-хитокири Асахина Ран и самурай-полицейский Хадзимэ Сайто лишь через четырнадцать лет смогут ответить на все эти вопросы. По железной дороге они отправятся в самое сердце нового заговора, корни которого протянулись далеко в прошлое…

Вторая книга цикла «В час, когда луна взойдет».

Япония, 10-й век, Столица Мира и Покоя — Хэйан. Эпоха утонченных поэтов, галантых кавалеров и прекрасных дам, эпоха правления просвещенных и гуманных министров и регентов из рода Фудзивара… таким это время предстает издалека. Но вблизи все видится совсем иначе. Кровавые преступления творятся на улицах. Люди, боги и демоны плетут заговоры и колдовские чары. Мнимое благополучие таит в себе семена междоусобицы и смуты. Что делать в такие времена воину из рода Минамото и его верным вассалам? Где пролегает единственный верный путь между справедливостью и насилием? И можно и выиграть, если противник твой — демон, а ставка в игре — жизнь, любовь или честь?

— И куда ты теперь собираешься? — поинтересовался Альмор. Что его всегда раздражало в приятеле — так это способность глубоко и проникновенно беседовать с самим собой, не произнося ни слова вслух.

— К морю, — лаконически поведал Мигель.

— А что — там что-то намечается?

— Конечно.

— И что же?

— Почем я знаю? Помнишь погодку неделю назад?

— Ну? Этот ветерок, от которого медный лебедь на бургомистерском доме решил полететь за стаей?

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Георгий Чулков

Стихи

          Содержание:

Песня Поэт Зарево "В жизни скучной, в жизни нищей..." "Ты иронической улыбкой..." Сестре

ПЕСНЯ

Стоит шест с гагарой, С убитой вещей гагарой; Опрокинулось тусклое солнце; По тайге медведи бродят. Приходи, любовь моя, приходи!

Я спою о тусклом солнце, О любви нашей черной, О щербатом месяце, Что сожрали голодные волки. Приходи, любовь моя, приходи!

Акрам Гасанов

Современная кокетка

Читая нежные романы,

Имея вузовский диплом,

В карьере строя только планы,

Не блещут девушки умом!

Но как умеют притворяться,

За мудрость глупость выдавать,

"Навеки" каждый раз влюбляться,

Чтоб расставаться и страдать.

Хотя бывает, что нередко,

Вступив в серьезный разговор,

"Чуть равнодушная" кокетка

Несет лукаво полный вздор!...

Горбунов Валерий

В поисках счастья

СОДЕРЖАНИЕ:

Я ВИЖУ ДИВНУЮ СТРАНУ

ВОЛНА ТВОИХ ВОЛОС

ГОРОД В ЗИМУ ВХОДИТ

ИЗ СЛЕЗ ОПЛАВЛЕННОГО ВОСКА

ПО СПЯЩИМ ГОРОДАМ

ПРИЛИЗАНА ЗЕМЛЯ

ЧЕЛОВЕК

СОБАЧКА

ЭХО ПРОШЛЫХ ДНЕЙ

ЭТО СТАЛО ВСЕ СЛИШКОМ СЕРЬЕЗНО

ВОКРУГ ЗАСТЫВШИЕ СЛОВА

ЛЕТО

ЗАСЫПАЛО ЛЕТО

ДЕВОЧКА С ЦВЕТАМИ В ВОЛОСАХ

ТАЛИСМАН

КИНОЛЕНТА

Эдуард Караш

Жизнь пунктиром

(безглагольная форма)

Пустышка. Зелёнка.

Коляска. Пелёнки.

Детсадик. Стишочки.

Война. Голодуха.

Учёба вполуха.

Тревожные ночки.

Салюты. Победа.

Талоны. Обеды.

Лобастый мальчишка.

Экзамены. Книжки.

Девчонки. Пластинки.

Друзья-голодранцы.

Учебники. Танцы.

Порнушка. В картинках.

Студент. Сигареты.

Зачёты. Приметы.

Василий Васильевич Казин

Гармонист

Было тихо. Было видно дворнику, Как улегся ветер под забор И позевывал... И вдруг с гармоникой Гармонист вошел во двор.

Вскинул на плечо ремень гармоники И, рассыпав сердце по ладам, Грянул - и на подоконниках Все цветы поплыли по лугам.

Закачались здания кирпичные, Далью, далью опьянясь, Ягодами земляничными Стала сладко бредить грязь.

Высыпал народ на подоконники И помчался каждый, бодр и бос, Под трезвонами гармоники По студеному раздолью рос.

Юрий Кузьменко

CANNIBAL CORPSE'91

РАСЧЛЕHEННЫЙ ПРИ РОЖДЕHИИ

ИЗ ЖИЗHИ ЗАМЕЧАТЕЛЬHЫХ ЛЮДЕЙ

Для получения сладострастного наслаждения я ловил и мучал огромное количество детей. Я не могу назвать точную цифру. Я совершал над ними содомский грех... и ... я спускал сперму самым преступным образом на животы детей после их смерти, а также, когда они умирали. Я один, или с помощью моих соучастников, разными способами причинял страдания детям. Иногда я отрубал им головы кинжалом, топором или секирой. Временами я бил их по голове железом или другим контузящим инструментом... Иногда я подвешивал их в моей комнате на секиру или на крюк и душил их верeвкой, когда они слабели, я совершал порочный содомский грех. Когда дети умирали, я ласкал их и пристально всматривался в эти прекрасные лица и великолепные члены, потом я жестоко вспарывал их тела и с наслаждением рассматривал внутренние органы. И очень часто, когда дети умирали, я садился рядом с ними и получал огромное наслаждение при виде их мeртвыми Я смеялся вместе со своими соучастниками. После этого я предавал детей огню и превращал их тела в прах. Я увековечил их в фантазиях своего воображения и своих мыслях без чьих-либо подсказок, и согласно только моим суждениям и исключительно для моего удовольствия и плотского наслаждения, а не покаким либо другим причмнам.

Ольга Макеева

x x x

Если завтра будет дождь Проливной стучать по крыше, Я, наверно, не услышу, Как несмело ты войдешь В дом, опутанный дождя Бесконечной канителью, Как, обидевшись смертельно, Хлопнешь дверью, уходя, И обратно не прийдешь Если завтра будет дождь...

Если завтра будет снег Мне, кружась, лететь навстречу, Я, наверно, не замечу В этой белой пелене Твой печальный силуэт У оконного проема, Пробегая мимо дома, Где живешь ты столько лет, Забывая обо мне Если завтра будет снег...

Амина Меликова

Стихи

***

Сама не знаю, почему так у нас получилось

Наше небо упало и солнце разбилось.

Как я позволила тебе уйти....

Как я позволила себе быть слабой,

А ей другой - в жизнь твою войти?

Почему не попыталась, почему я не смогла

Нашу любовь спасти?... Ведь я могла.

Теперь ты с ней, ты с той, с другой...

Ты наконец обрел покой.

В зимней ночи ты обнимаешь другую,

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Поэзия Древнего Египта

(в переводах Анны Ахматовой и Веры Потаповой)

Коллекция хайку.

СИЛА ЛЮБВИ

1 Любовь к тебе вошла мне в плоть и в кровь И с ними, как вино с водой, смешалась, Как с пряною приправой - померанец Иль с молоком - душистый мед.

О, поспеши к Сестре своей, Как на ристалище - летящий конь, Как бык, Стремглав бегущий к яслям.

Твоя любовь - небесный дар, Огонь, воспламеняющий солому, Добычу бьющий с лету ловчий сокол.

ПОЕДЕМ В ЦАРСКОЕ СЕЛО?

Как-то вечером Василий со стаканом пива в руке говорил:

-- В Пушкине, сколько раз приезжал, каждый раз в пивба ре раки бывали.

-- Почем? - спросил Петр.

-- По одинадцать копеек штучка.

-- Крупные?

-- Да нет, мелкие вообще-то... Не в этом дело, ты ког да-нибудь видел, чтобы в пивбаре раков давали?

-- Видел, - из гонора ответил Петр.

-- А где это - Пушкин? - спросил Федор, сворачивая ног тем пробку.

Поговорим о географии

Что происходит, когда на нас производит впечатление хорошая лекция или книга? Когда мы после прекрасной лекции по йоге идем домой, мы некоторое время живем в другой реальности. Мир стал миром ЭТОЙ ЛЕКЦИИ ПО ЙОГЕ. Но так ли это? Не совсем. Если попытаться сформулировать это предложение по другому, то получится, что мы временно живем в другой "карте" мира. Компетентный и уверенный в себе лектор как бы раскладывает свою собственную карту мира и указывает на некоторые ориентиры на этой карте. Всю свою жизнь мы проводим на ментальных картах мира (в некоторой степени они сходны с географическими картами), но этот факт осознают лишь немногие. Очевиднее всего то, что в голове у нас устанавливается свой особый масштаб, не похожий ни на какой другой. Вот пример. Человек приезжает из Москвы, и мы спрашиваем, не знает ли он Игоря Иванова, и тут же мы вспоминаем, сколько в Москве живет людей и т.д. Но первая реакция (по крайней мере в уме) зачастую бывает именно такой. В данном случае мы использовали не реальную карту мира, а свою собственную.

Авторизованный перевод Lovelaskes

Пойманный на "месте преступления"

Брэндон вернулся домой к часу ночи. Он был абсолютно спокоен. У него не было никаких ограничений: его родители были в Лас-Вегасе - отца вызвали по работе, а мама поехала вместе с ним. Открывая дверь, он старался не шуметь, хотя был уверен, что обе его сестры, пятнадцатилетняя Эллен и четырнадцатилетняя Кристи уже спали. Брэндон был самым старшим в свои 18. Брэндон достал из холодильника Кока-колу и, плюхнувшись на кушетку, включил телевизор. Он хотел узнать, как сыграла его любимая команда.