Поединок

Сергей Артюшенко

Поединок

Тона были грязными, контуры гор намечены грубо, задние планы напутаны! В общем, ничего не выходило, и я бросил работу.

Устало смотрел я на живописную каменистую долину, которая не получалась на бумаге.

Большая хищная птица плавно кружила в вышине и вдруг, сложив крылья, начала падать вниз.

Перед самой землёй она распластала крылья.

Но что это? Птица бросается на голые камни? Подпрыгивает, вновь опускается, что-то клюёт, бьёт крыльями!

Другие книги автора Сергей Кириллович Артюшенко

Сергей Артюшенко

Несколько слов о змеях

Большинство людей боятся и ненавидят змей, считая их опасными врагами. Сотни легенд и историй создано о коварстве, злобе и жестокости этих существ. Может быть, поэтому встреча человека со змеёй почти всегда оканчивается трагически... для змеи.

Учёные считают, что возраст человечества - около миллиона лет. Змеи живут на земле более двадцати миллионов лет. Они обживали нашу планету ещё тогда, когда разум на ней только зарождался, и отлично приспособились к самым различным условиям существования.

Сергей Артюшенко

Случай в автобусе

Целую неделю я безуспешно подбирал ключи к жестокому сердцу заведующей Самаркандским зоомузеем, которая намеревалась снять красивую шкуру с песчаного удавчика и сделать из него новое чучело для музея.

А удавчик этот был действительно хорош! Длиной чуть меньше метра, с сильным упругим телом, украшенным ярким рисунком.

Мысль во что бы то ни стало спасти удавчика появилась у меня сразу, как только я узнал, что его ждёт.

Сергей Артюшенко

Полоз-эквилибрист

Даже если у вас очень богатое воображение, вы не сможете себе представить всей необычности ущелья, по которому мы брели в сумерках раннего утра. Я и мой товарищ орнитолог.

Перед нами проплывали фантастические силуэты гор на фоне бледного неба.

Время, ветер и солнце создали целую вереницу причудливых фигур.

Звери и чудовища, замки и лёгкие арки и просто циклопические нагромождения глыб.

Сергей Артюшенко

Кобра

Целый день писать этюды под палящим южным солнцем - дело не лёгкое.

Вконец измучившись, я подыскал "комфортабельную" пещеру, прохладную и просторную, и решил немного отдохнуть.

Я удобно устроился на мягком песке, покрывавшем пол пещеры, и сразу же уснул.

Чистый горный воздух, шелковистый песочек и живительное солнечное тепло навеяли чудный сон.

Будто я плыву в тёплой прозрачной воде, словно лечу по воздуху.

Сергей Артюшенко

"Бывалые" змееловы

Весной на Копет-Даге встречается много змей. Мы отправились туда за гюрзами и кобрами для Ташкентского института вакцин и сывороток. Нашу группу возглавлял опытный змеелов-профессионал. Остальные все были любителями, хотя каждый из нас имел уже какой-то опыт.

В небольшом горном кишлаке нам разрешили занять несколько комнат в школе, пустовавшей на время каникул.

Зная, что местное население относится к змеям со страхом и ненавистью, мы не очень распространялись о целях нашей экспедиции.

Сергей Артюшенко

Если змею не трогать...

Луковицы глубоко сидели в каменистом склоне горы. Чтобы извлечь их, приходилось долго бить киркой по гранитным обломкам.

Солнце уже начало клониться к невидимому горизонту, а я ещё не добыл и десятка драгоценных луковиц тюльпана Юлия.

От крутизны склона и от тяжёлой кирки горели руки, ныла спина, ног я совсем не чувствовал.

А луковицы прятались в камнях, от которых с бессильным звоном отскакивала кирка.

Сергей Артюшенко

Храбрый варанчик

Среди кустов верблюжьей колючки, на краю арыка, прямо у основания бархана, лежала эфа. Рядом, очевидно убитая ею, песчанка. А чуть поодаль в позе угрозы стоял молодой варанчик. Бархан был невысок, я лёг на живот и, спрятавшись за кустами, стал наблюдать.

Змея явно была не в духе. Её тело скользило на месте, выписывая восьмёрку, а твёрдые мелкие чешуйки, задевая друг друга, издавали характерное шуршание.

Сергей Артюшенко

Коралловый аспид

Тело змеи плотно лежало в виде разомкнутого кольца, служа надёжной опорой для откинутой назад, словно взведённая пружина, головы. Напряжённость позы выражала то единственное мгновение, которое должно завершиться точным, молниеносным броском в сторону жертвы.

Слишком яркие поперечные полосы красного, белого и чёрного цвета, горящие неестественным блеском глаза, слишком широко раскрытая пасть делали пресмыкающееся похожим на фантастический аппарат для убийства.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Что за странные события происходят с Лизой Игнатьевой? То самый красивый мальчишка в классе приглашает на свидание, то директриса ни с того ни с сего обвиняет в курении… В новой школе жизнь просто бьет ключом! Неужели все завертелось из-за того, что в первый день она случайно толкнула местную звезду, Олю Ляпину? И та теперь строит обидчице козни? Ничего, у Лизы есть настоящая подруга, клевый парень и… весь Интернет в придачу. А вместе они непобедимы!

Борис Викторович Шергин

Вопрос и ответ

Дружина спросила Рядника:

Почему на зимовье у Мерзлого моря ты и шутил, и смеялся, и песни пел, и сказки врал? А здесь, на Двине, беседуешь строго, говоришь учительно, мыслишь о полезном.

Иван Рядник рассмеялся:

- Я мыслил о полезном и тогда, когда старался вас развеселить да рассмешить. На зимовье скука караулит человека. Я своим весельем отымал вас у болезни. А здесь и без меня веселье: здесь людно и громко, детский смех и девья песня. Я свои потешки и соблюдаю в сундуке до другой зимовки.

В пособии представлены пальчиковые игры, которые можно использовать в работе с детьми 4–7 лет: в комплексах утренней гимнастики, физкультминутках, перед различными видами ручного труда, рисованием, письмом и пр. Пальчиковые игры развивают мелкую моторику, мускулатуру рук, координацию движений, память, внимание, речь, мышление.

Пособие адресовано педагогам дошкольных образовательных учреждений и родителям.

ЕВГЕНИЙ СТЕПАНОВИЧ КОКОВИН

МОСТ ЧЕРЕЗ УСАЧЕВКУ

Дед Роман стоял на берегу реки Усачёвки и сокрушённа вздыхал. Вороной конь, запряжённый в высокие старомодные дрожки, участливо смотрел на деда, словно хотел сказать: "Да, в скверную историю мы попали с тобой, хозяин!. "

А кто знал, что всё так случится. Никому из колхозников и в голову не приходило, что именно в эту ночь на Усачевке начнётся ледоход и стихия сорвёт мост.

Смешно говорить - стихия на Усачёвке! Были годы, когда на этой речке вообще не было ледохода. Лёд осаживался и закисал. А сейчас Усачёвка словно взбунтовалась, высоко поднялась и кое-где вышла из берегов.

Историческая повесть о событиях конца XV века, вошедших в историю как «Стояние на Угре». В 1480 году между великим князем Иваном III и ханом Большой Орды Ахматом происходили военные действия, в результате которых был положен конец монголо-татарскому игу на Руси. Русь стала суверенным государством.

Константин Дмитриевич Ушинский

Петух да собака

Жил старичок со старушкой, и жили они в большой бедности. Всех животов у них только и было, что петух и собака, да и тех они плохо кормили. Вот собака и говорит петуху:

- Давай, брат Петька, уйдем в лес: здесь нам житье плохое.

- Уйдем, - говорит петух, - хуже не будет.

Вот и пошли они куда глаза глядят. Пробродили целый день; стало смеркаться - пора на ночлег приставать. Сошли они с дороги в лес и выбрали большое дуплистое дерево. Петух взлетел на сук, собака залезла в дупло и - заснули.

В сборнике публикуются произведения Яна Ларри, написанные им до войны — сборник рассказов «Грустные и смешные истории о маленьких людях», повести «Как это было» и «Необыкновенные приключения Карика и Вали», роман «Страна счастливых» и неоконченная повесть «Небесный гость», писавшаяся для «доброго» товарища Сталина; а также критические (правильней сказать — злопыхательские) и биографические статьи.

Редкая по выразительности книга о русских писателях, которые верили, любили, творили. Авторы предлагают движение по незримой лестнице, ведущей на Олимп живого русского слова. По ней великие имена ушли в вечность, где нет первых и последних, а все равны и все одинаковы. Она написана лично для каждого, кто желает заново открыть для себя литературное наследие России.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Артюшенко

Последний патрон

Охота на кекликов - дело нехитрое. Глупые тяжёлые птицы с шумом вылетают из-под ног. Успевай только стрелять.

Я плохой стрелок. Но мой напарник стрелял за двоих. В посёлке мне посоветовали взять его проводником.

Спокойный, молчаливый житель гор, он легко и бесшумно скользил впереди.

Я не знал ни его имени, ни возраста, ни чем он занимается; просто я видел рядом человека, ставшего частью той суровой природы, которая окружала нас.

Сергей Артюшенко

Удав

В моей стандартной однокомнатной квартире на девятом этаже появился удав со звучным названием боа констриктор. Его на время поместил у меня знакомый артист цирка, так как в помещении, где удав содержался, был ремонт.

Огромная, красиво расцвеченная змея необычно и странно смотрелась на паркетном полу.

Удав, видимо, привык к людям и вёл себя спокойно и миролюбиво. Шурша чешуёй по лаку паркета, он обстоятельно исследовал своё новое пристанище. Раздвоенным языком "ощупал" все предметы со всех сторон.

Валерий Артюшин

ЮРКИНО УТРО

Много мне приходилось встречать рассветов у реки, у лесных заманчивых озер, и каждый раз рассветы были непохожи один на другой. Бывает, небо на востоке начнет быстро наливаться вишневым соком, а потом вдруг брызнет солнечными живительными лучами-пронырами, которые спешат заглянуть под каждый кустик, посмотреть в каждую росинку на озябшей за ночь траве. В такое утро солнце вступает в свои права с самого восхода. А иногда борьба ночи и утра затягивается. Сгрудит ночь на востоке тучки-облака, не дает пробиться сквозь них заревому свету. Но утро и солнце побеждают всегда...

Валерий Артюшин

СЕКРЕТ УСПЕХА

Прислонившись к стволу старой ольхи, я сидел с удочкой у лесного озера, каких у нас на Тамбовщине немало. Ни одной поклевки! Сменил насадку, и опять безуспешно. Вдруг в ветвях дерева кто-то завозился, запищал, в воду посыпались какие-то крошки. Сразу же в том месте всплеснула рыба.

В развилке ветвей среди листьев трудно было заметить гнездо с птенцами. И только когда мать принесла им утром пищу, они обнаружили себя писком. Иногда кусочек червяка падал в воду, и его хватала рыба. Крупные красноглазки уже, вероятно, давно кормились так и держались невдалеке.