Подвижные игры для принцесс

Вы молодая деревенская колдунья, тянущаяся к знаниям? Прекрасно! Хотите продолжить свое обучение в другой стране? Еще лучше! Удачи и скатертью дорога… Что? По пути вам встретилась изнеженная девица, обремененная раненым спутником, и вы не знаете, что делать в такой ситуации? Закройте глаза, заткните уши, можете даже мурлыкать под нос песенку, ГЛАВНОЕ — следуйте дальше прежней дорогой. Не останавливаясь! Не то… Голодная нечисть, жаждущая сделать вас первым блюдом на своем столе… Навязчивое внимание некроманта… Общительные драконы и «захватывающее» путешествие по непролазным буеракам — вот что ожидает всякого, кто поддается состраданию. Не верите? Что ж, грабли к вашим услугам. А у меня еще прошлые шишки не сошли…

Отрывок из произведения:

От южных морей, до теряющихся на севере ледяных пустынь раскинулся прекрасный Раскорд — здоровенный кусок суши, давший пристанище множеству живых (и не очень) существ. Впрочем, так зовут его в основном ученые. Ну еще маги пожалуй, но большинство из них от книжной братии отличает только наличие дара. А в основном, они так же просиживают нижнюю часть одежды, елозя на жестких стульях. Жестких — это непременно, дабы ненароком не заснуть во время очередного эксперимента. Пока дождешься хоть какой-то реакции между мышиным пометом и крыльями нетопыря, не то, что закемарить, помереть можно. А добыча некоторых составляющих зелий и вовсе кошмар. Попробуй ка набери целый флакон слез девственницы (очень ценный компонент), если та рыдает, только когда ее батяня от парня оглоблей отгоняет. Это ж сколько оглобель надо?.. Так же, как все ученые, маги портят глаза, пытаясь найти в ветхих фолиантах что-то ценное, между пространными описаниями урожая моркови в такой-то год правления того-то короля. Самые нетерпеливые, отчаявшись, берутся сами пробивать гранит знаний своим лбом. Кому-то даже удается добиться некоторых результатов… расшибить лоб. Нет, встречаются среди магов и весьма деятельные личности. Возьмись кто провести изыскания, то обнаружил бы, что больше половины междоусобных воин были начаты с подачи этой самой активной части магического сообщества. А в другой половине они принимали участие. Тоже весьма деятельное. Ну да, речь не о них. Не только о них…

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Прошу вас, благородные мидяне, расчехлите ваши бинокли: вот оно, мчится прямо на нас по оранжевым холмам пустынной долины, которую древние манускрипты называют Армагеддоном, из его раскалённых ноздрей с шипением выплёскивается жидкое олово, вздыбленный стальной загривок ощетинился тремя миллионами обоюдоострых бритвенных лезвий, в блестящих зрачках мерцает фиолетовое бешенство, вращающиеся кривые рога со свистом рассекают воздух, из-под ребристых подошв армейских ботинок разлетаются осколки раздавленных камней — вот оно, необъяснимое явление природы, изобретатель бесплодных желаний, тысячеликий кумир безумцев, великий Минотавр По Почте! Вот оно, самое омерзительное и ужасное чудовище, какое только в силах вообразить себе беспомощный человеческий разум! Вот оно, самое грандиозное событие нашей эпохи, подобного которому больше не способна породить эта ограниченная Вселенная! Разъярённый сердцебык — подобное зрелище стоит нескольких лет нашей жалкой, никчёмной жизни. Маэстро изначально динамичен, он внебрачное дитя энтропии, он демон загадочных космических аномалий, он не переставая бурлит в кипящих котлах двойных звёздных систем, он выбрасывает в пространство свои бесчисленные протуберанцы, он свирепствует и бросает клич, он сокрушает шипастыми копытами необитаемые ледяные миры, оглушительно трубя при этом победную песнь невидимой линии надоптического спектрального фокуса. Сейчас он собьёт нас с ног, разорвёт на куски и втопчет в жидкую грязь, но пока у нас ещё есть девятнадцать секунд, чтобы как следует рассмотреть его.

К журналисту провинциальной советской газеты залетела ворона. Не простая, а говорящая…

«...Пацюк молчал. Тут заметил Вакула, что ни галушек, ни кадушки перед ним не было; но вместо того на полу стояли две деревянные миски; одна была наполнена варениками, другая сметаною. Мысли его и глаза невольно устремились на эти кушанья. «Посмотрим, — говорил он сам себе, — как будет есть Пацюк вареники. Наклониться он, верно, не захочет, чтобы хлебать, как галушки, да и нельзя: нужно вареник сперва обмакнуть в сметану». Только что он успел это подумать, Пацюк разинул рот, поглядел на вареники и еще сильнее разинул рот. В это время вареник выплеснулся из миски, шлепнулся в сметану, перевернулся на другую сторону, подскочил вверх и как раз попал ему в рот. Пацюк съел и снова разинул рот, и вареник таким же порядком отправился снова. На себя только принимал он труд жевать и проглатывать. «Вишь какое диво!» — подумал кузнец, разинув от удивления рот, и тот же час заметил, что вареник лезет и к нему в рот и уже вымазал губы сметаною. Оттолкнувши вареник и вытерши губы, кузнец начал размышлять о том, какие чудеса бывают на свете и до каких мудростей доводит человека нечистая сила...»

Летящий на помолвку Манфред Грюнберг, при очередной пересадке решил сбегать в туалет, тем более, что времени у пунктуального немца было вполне достаточно. Но пролитый кем-то на полу туалетной комнаты розовый жасминовый шампунь, превратил его жизнь в цепь злосчастных и пугающих происшествий…

Сейчас, по прошествии десяти лет, как-то даже смешно вспоминать те события, хотя в истории Земли тот день навсегда останется самым великим днем после 12 апреля, когда Гагарин слетал в космос. А может быть и еще величавее. Село Колюпаново стало самым знаменитым населенным пунктом на всем земном шарике, а почти все жители, и некоторые другие участники произошедших событий, стали самыми знаменитыми людьми. Хотя, правда, сейчас их понемногу забывали, однако это уже не важно. Тогда, десять лет назад, о существовании села Колюпаново никто не подозревал.

Если к вам вдруг залетит мой попугай, то имейте ввиду, что по поводу того, что он говорит про вас и про партию, я с ним решительно не согласен. В том смысле, что на самом деле я более другого мнения о русской ментальности. А иначе — что я здесь делаю?

Хочу воспользоваться случаем и отметить, что рукокрылые — на самом деле удивительные создания. Разжившись идеей этого рассказа, я перелистал кое-какие материалы и нашел несколько любопытных фактов. Например то, что на самом деле они ближе к приматам (в том числе и к нам), чем к мышам, или то, что практически все они удивительно чистоплотны и, вернувшись в гнездо после ночного полета, могут полчаса вылизываться языком, совершенно как кошки… и еще много всякого разного. А вот поражать людей ультразвуком они не могут — частоты не те (особей, имеющих обыкновение носить рыцарские доспехи, данное ограничение не касается). Иными словами, исчезновение, которое грозит многим видам этих славных существ, было бы просто ужасной потерей.

Впрочем, к рассказу про рыцарей вышесказанное никак не относится.

Как-то раз наша вузовская газета вознамерилась провести конкурс на самую невероятную студенческую историю. В конце концов этот конкурс ее погубил, но вначале-то столь мрачный финал не представлялся возможным.

Hа самых видных местах развесили объявления, призывающие всех, желающих принять участие в конкурсе, нести свои творения в профком. Объявления обещали ценные призы (организаторы не имели ни малейшего понятия, чем награждать победителей и потому было решено просто написать, что призы будут «ценными»), а также публикацию в газете.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сатирико-фантастическая повесть.

"... – Все равно ничего не понимаю… – пробормотал Мордин. – Мы еще с орбиты обнюхали этот паршивый комок. И ничего!.. Снижались нормально… Ну, приборы же не врут, черт возьми! – разозлился он. – Не было никаких ураганов и землетрясений, не было!

– Но тем не менее, – ухмыльнулся Росков. – Не святой же дух перевернул нашу галошу…"

Рассказ из сборника «Наши в космосе».

Взгляните на этого человека, медленно переступающего по тротуару; всмотритесь внимательнее во всю его фигуру. Разодранный картуз, из-под которого в беспорядке вырываются длинные, как смоль черные волосы, падающие на худощавое загоревшее лицо, куртка без цвета и пуговиц, гарусный шарф, небрежно обмотанный вокруг смуглой шеи, холстинные брюки, изувеченные сапоги и, наконец, огромный орган, согнувший фигуру эту в три погибели, – все это составляет принадлежность злополучнейшего из петербургских ремесленников – шарманщика…

Внимание! На сайте Джек Керуак по-русски вы найдете самую последнюю версию перевода этого романа!