Подруга энтропии

Герой на своем веку перебил столько посуды и других ценных вещей, что вполне заслужил звание кузнеца собственного несчастья.

Отрывок из произведения:

Знаете, в чем разница между Юджином, штат Орегон, и Манхэттеном? В Манхэттене о приезде «Грейтфул Дед» узнаешь по внезапному скоплению у Мэдисон-сквер-гарденс фэнов, рвущихся на концерт. А Юджин лежит на реке Уильяметт (через трассу I-5 от своего рабочего города-побратима Спрингфилда), долина которой кишит стареющими хиппи в футболках цвета дерюги и фашистами от здорового образа жизни, раскатывающими на «вольво». Юджин - убежище «белых воротничков»: желая преобразить свою жизнь, оторваться от корней и стать новыми людьми, они не вступают в Иностранный легион, а оказываются на левом берегу Уильяметта.

Популярные книги в жанре Детективная фантастика

Фантастический детектив.

Динамичен сюжет повести О. Объедкова «Отрицание отрицания» — это своего рода фантастико-политический детектив.

В кабинет мелким бесом ввинтился некто обычный, серый, будничный. Но фразы, сказанные им, сразу выворачивали наизнанку болевую проблему, и мэр внимательно, как человек, привыкший к исследовательской работе, оглядел лицо вошедшего.

И оказалось, что лицо несколько не соответствует будничности общего вида человека. Высокий лоб, серые, очень живые, вспыхивающие в какие-то мгновения внутренней работы глаза, чистая, свежая, за исключением небольших припухлых мешковитостей под глазами, кожа лица. И запах дорогой французской туалетной воды Вроде бы все было на месте и заслуживало доверия, но чего-то не хватало…

По пути в родной город, Алекс останавливается в кемпинге, рядом с небольшим городком у бухты. Незнакомое место приносит множество сюрпризов: открывает тайну рождения отца, делает его семью богатыми людьми и ввергает в череду невероятных знакомств и приключений. Увлекательный детектив о борьбе за наследство, человеческих слабостях, силе характера и благородстве.

Стивен Пейтон умер во сне в ночь с четверга на пятницу. Растерянная Сара позвонила Качински, как только адвокат приехал в офис, и сообщила, что доктор Мерчисон диагностировал острую сердечную недостаточность, Господи, Збигнев, ему же только пятьдесят пять через месяц… да, похороны в понедельник… а еще доктор сказал, что Стив умер, как святой, и это действительно так, он был святой человек… Адвокат слушал прерывавшийся от слез голос, думая о том, что и это предсказание Стивена сбылось с поражающей точностью. Как-то, лет десять назад, когда Пейтоны жили еще в Детройте, Качински сказал: «Послушайте, Стив, чтобы вам было удобно, я могу передать ваши дела моему детройтскому коллеге Павлу Хоречке, он, кстати, мой земляк, мы оба из Кракова, то есть не мы сами, конечно, а наши родители, бежавшие из Польши в тридцать восьмом». «Нет, – ответил Пейтон, – меня устраивает наше сотрудничество, разве что вам сложно летать в Детройт из Гаррисбурга». «Мне не сложно», – поспешил сказать адвокат, а Пейтон улыбнулся и заключил: «Пусть все остается так, как сейчас. Даже после моей смерти». «О чем вы говорите? – бодро сказал Качински. – Все-таки я старше вас на тринадцать лет». Пейтон пристально посмотрел адвокату в глаза, покачал головой, и Качински понял, что не будет тем из них двоих, кто умрет первым. «Я уйду в ночь с четверга на пятницу, – тихо произнес Стивен, – и мне еще не будет пятидесяти пяти».

Резкий звонок телефона врезался в сон Гилроя. Не размыкая тесно сжатых век, репортер перевернулся на другой бок, засунул голову под подушку и натянул сверху еще одеяло. Но телефон продолжал трезвонить.

Моргая, он открыл глаза и увидел стекающие по стеклу окна струйки дождя. Скрипнув зубами от непрерывающегося треска телефона, он резко сорвал с аппарата трубку и выругался в нее — не то, чтобы настоящая брань, а так — изложенное поэтически мнение о человеке, способном разбудить уставшего репортера в четыре утра.

Когда наступает ночь, в город приходит Смерть…

Таков закон странного мира, существующего благодаря энергии мертвецов. Здесь убийцы охотятся за талантливыми людьми, дабы добывать из их костей нечто, подчиняющее себе человеческие души. Здесь волки состоят на службе у закона, кошки занимаются целительством, зомби считаются лучшими бойцами спецназа, а призраки обладают гражданскими правами.

Полицейским в этом мире приходится нелегко. И Донал Риордан хорошо понимает, насколько нелегко, — ведь именно ему поручают предотвратить покушение на знаменитую оперную диву, чьи кости, судя по всему, обладают для таинственных преступников особой ценностью…

В журнальной публикации 1952 года «Пролог» был как глава I, во всех последующих изданиях романа «Пролог»  отсутствует. Вторично опубликован лишь в сборнике эссеистики и интервью в 2000-м году.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Чего не сделаешь ради денег!» - говаривал дядюшка Скрудж, готовясь к очередному подвигу.

На Ирочку горохом сыпались крупные и мелкие неприятности. Злой рок унес в могилу дедушку, маму, потом принялся терзать и саму девушку: на нее нападали, пытались ограбить, отравить. Однако бедняжке везло, да и судьба-лиходейка временно переключилась на ее бывшего ухажера: зарезали парня в Ирочкиной квартире. Какой ни был негодяй и изменник, да все равно жалко. Ну что за кошмары наяву вокруг хрупкой и беззащитной дамочки? Кому она так насолила? Кандидаты на неприглядную роль, конечно, есть. А вот кто конкретно, предстоит выяснить сыщицам-любительницам Марише и Инне — девицам опытным и бесшабашным…

Привилегия принцессы - питать надежды и честолюбивые мечты соискателей, и ее же горькая судьба - убеждаться в корысти и даже коварстве этих замыслов.

Его взгляды и поступки — за пределами насаждаемой современным обществом и государством морали (подставь левую щеку, обратись за защитой в милицию, повинуйся законам, которые установило государство и т.п.). Мой герой не Бог или Дьявол, а Калки - десятый аватар Вишну — беспристрастный судья и карающий палач одновременно. В романе я собираюсь довольно жестоко и карикатурно-цинично изобразить окружающую действительность. При этом я понимаю, что такая книга вряд ли будет напечатана. Но мне достаточно того, что она, как я надеюсь, понравится самостоятельно мыслящим, интеллектуально развитым людям, которые видят все несовершенство нашей жизни и готовы с этим несовершенством бороться если не физически, то хотя бы духовно.