Подопечный

Герой романа в результате странного эксперимента, проведенного заезжим лектором, попадает в загадочный мир, где темные силы поработили все живое. Герою грозит неминуемая гибель, но на помощь ему приходит странное существо, именующее себя ангелом-хранителем.

Отрывок из произведения:

Белоснежная яхта плавно покачивалась на серебряной дорожке от огромной желтой луны.

Небо Карибского побережья мерцало от бесчисленного количества ярких звезд.

Теплый песок просачивался сквозь пальцы, и хозяйка ночного неба внимательно смотрела мне в глаза.

Безумно красивая мулатка, улыбаясь, вышла из моря и, обжигая прохладным телом, склонилась надо мной. Ее гибкие пальцы взъерошили мне волосы, и приблизившиеся губы прошептали:

Рекомендуем почитать

И весёлое ж место — Берендеево царство! Стоял тут славный град Сволочь на реке Сволочь, в просторечии — Сволочь-на-Сволочи, на который, сказывают, в оны годы свалилось красно солнышко, а уж всех ли непотребных сволочан оно спалило, то неведомо… Плывут тут ладьи из варяг в греки да из грек в варяги по речке Вытекла… Сияет тут красой молодецкой ясный сокол Докука, и по любви сердечной готова за ним хоть в Явь, хоть в Навь ягодка спелая — боярышня Шалава Непутятична…

Одна беда: солнышко светлое, катавшееся по небу справно и в срок, вдруг ни с того ни с сего осерчало на берендеев — и вставать изволит не вспозаранку, и греть-то абы как. Всполошились все: и князья, и бояре, и дружинники, и простые резчики. Ничем солнышко не умилостивить, сколько бы берендеек-идолов в жертву ему ни принести…

Лучших из лучших призывает Ладожский Князь в свою дружину. Из далеких селений спешат на его зов избранные. Но полон путь опасностей и неведомых страхов – лесные и водяные духи, нечисть и оборотни заступают дорогу отважным избранникам Князя. Далеко, за грань реальною, за кромку мира уходят герои, чтобы отобрать жертву у всесильного и безжалостного Триглава. Есть ли что-то на свете, чего не одолеют бесстрашные витязи Белеса? Все осилит отважное и любящее сердце, когда впереди его ждет светлая ЛАДОГА.

В этом мире на равных сосуществуют эльфы, орки, вампиры, оборотни, люди, рожденные в нем, – и люди, занесенные в него из далекого будущего.

Здесь воюют беспрерывно, а ненавидят с наслаждением и со вкусом – северные земли напирают на южные, люди и оборотни грызутся, как одержимые, а представители Старших народов плетут хитрые интриги, намереваясь поставить, наконец, на место представителей народов Младших.

Здесь начинается история лихого парня по прозвищу Квазимодо – бродяги, авантюриста, непревзойденного бойца и ловкого вора. Он вместе со своим отрядом дезертировал из Объединенного флота – и хорошо знает, что за это и ему, и его бойцам светит петля.

Будущего у него нет. Планов тоже нет – да и не может быть.

Есть только бесконечные, смертельно опасные приключения – да слабая надежда выжить…

Вот уже больше десяти лет, как закончилась последняя Война магов. Чернокнижники давно подчиняются Службе Контроля за Магией, дети в обязательном порядке проходят проверку на магические способности, волшебников, преступивших закон, лишают магического дара Слухачи-Инквизиторы…

Так было. Но будет ли так и дальше? Ведь в провинциальном городке живет юная Агата Мортимер – дочь легендарных магов – преступников, чьи дерзкие эксперименты с материей и послужили причиной к началу Войны.

И сейчас в девушке пробуждается наследственная Сила, с которой, похоже, не в силах справиться даже самые опытные Инквизиторы. Сила, необычная хотя бы тем, что нарастает всякий раз, когда Агата оказывается – или думает, что оказывается, – в опасности…

…И прогремел над лесом гром, и небо стало уже не голубым – оранжевым, и солнце, уже не золотое – зеленое! – упало за горизонт. Так начались приключения четверых молоденьких ребят, участвовавших в ролевой игре – и не сразу понявших, сколь короток Путь из мира нашего – в мир другой.

В мир, где «Гэндальф», «Фродо», «Тролль Душегуб» и «Эльфийка Эльнорда» – уже не прозвища, но – имена. Имена воителей. В мир, живущий по закону «меча и магии». В мир, где королеву возможно обратить телом – в вампира, душою же – в призрака… В мир, где «погибшие души» вселяются Епископом-чернокнижником в искусственные тела безжалостных Рыцарей Храма…

В этом мире то, что четверо друзей считали игрой, станет – реальностью…

В этой удивительной книге автор предлагает фантастическую версию исторических событий, предшествующих крещению Древней Руси. Знают бессмертные Жрецы Белеса, что князь Владимир собирается призвать на Русь новую веру. Гневается Скотий Бог на своих слуг, требует смерти князю – чтобы не воссияло над Киевом Красное Солнышко. Но приходит герой – молодой знахарь из Приболотья – и заступает дорогу честолюбивым воеводам и коварной нежити, ограждает князя от занесенного над ним меча.

В этом мире давным-давно забыли, что такое солнечный свет. В незапамятные времена люди продали чужакам из-за моря каждый свою частицу света, и повсеместно воцарилось тьма. Крылатые прислужники тьмы наводят ужас на мирных жителей, и уже никто не отваживается бросить им вызов. Но однажды в мире тьмы появляется тот, кому суждено вернуть свет…

Один из самых скандальных романов о Средиземье, вызвавший неоднозначную реакцию и бурные споры в среде знатоков творчества Толкиена, принадлежит перу неоднократного лауреата премий фантастического конгресса «Странник», лауреата АБС-премии Кирилла Еськова.

Это – не продолжение великой эпопеи Профессора, а вариант возможного толкования происшедших в ней событий, своеобразный апокриф «Сильмариллиона», проекция мира, созданного фантазией английского писателя, на реальную действительность.

«Профессор Толкин ошибался – не так все было, совсем не так». Классическая фраза любого поклонника фэнтези. Но как же тогда было? Может, именно так, как рассказано в истории о последнем Кольценосце? И вообще – как выглядела бы история о Кольцах Всевластия, будь она рассказана не победителями, а побежденными? Так ли уж абсолютна и непоколебима была в величайшей из войн Средиземья расстановка сил Добра и Зла? Все мы слышали уже тех, кто выиграл, – так послушаем же тех, кто проиграл…

Другие книги автора Сергей Юрьевич Костин

Не всегда автомобильные катастрофы ставят точку в биографии. У героя романа «Варркан» самое интересное в жизни начинается именно в момент его «гибели». Угодив в пространственно-временную дыру между параллельными вселенными, он оказывается в волшебном мире, где узнает, что должен исполнить свое предназначение, определенное ему еще до рождения. Ему предстоит стать «варрканом» — охотником за нечистой силой, заполонившей планету по приказу Черного Короля.

Для обмена опытом между расами потенциально готовыми к Контакту, расой разумных моллюсков была построена специальная планета Мегаклон. На неё перемещались разумы представителей молодых рас и помещались в синтетические носители. Но Создатели не учли тягу молодых рас к решению проблем силой, их гипертрофированную расовую нетерпимость. В первые же годы представители рас, которым некуда было возвращаться, а так же расы, накопившие здесь достаточное количество индивидуумов, попросили о натурализации. То есть попросили предать носителям вид и качество их первоначальных тел. И тогда началась война. Всех со всеми…

Но, однажды на Мегаклон попал молодой землянин — Андрей…

В нашем мире его ждала бы смерть. В мире, где он оказался, он — избранный. Тот, чье предназначение определено еще в час рождения. Тот, кому назначен жребий великий — и тяжкий. Ибо страшна власть порождений мрака, коим несть числа. Ибо все новых и новых служителей Тьмы посылает загадочный Черный король в волшебные земли — вампиров и упырей, колдунов и оборотней. Силы Зла растут, и лишь один может встать против темного ужаса. Тот, кому суждено любой ценой отыскать могущественнейший из колдовских амулетов этого мира — таинственный Глаз дракона…

— Дорогие молодожены! Сегодня у вас знаменательный день. Всего через минуту вы станете мужем и женой. Согласно существующему закону. И, надеюсь, вашему обоюдному желанию. Перед вами откроется новая, прекрасная жизнь. Позвольте спросить будущего мужа, — взгляд в мою сторону, — Согласны ли вы, взять в жены эту девушку?

Иногда я совершенно не понимаю, что за люди работают в подобных заведениях? Спрашивается, на кой черт я сюда приперся? На потолок расписной полюбоваться, да послушать музыкантов аликов? Что за вопросы? Люди побросали все дела, явились с самыми чистыми мыслями и желаниями, а их еще и спрашивают. Согласен, не согласен? Еще бы не согласен. Знала б эта толстая тетка с фальшивым, под золото, медальоном на груди, через что мне пришлось пройти, чтобы завоевать Илоннею. Покорить целый мир, это не цветочки из шланга на центральной площади полить.

Он – тот, чьё предназначение было предопределено ещё в час рождения. Тот, кому назначен жребий – великий и тяжкий. Тот, кто приходит из нашего мира человеком и возвращается в мир иной – снова и снова. И – магом! Величайшим из магов. Тем, коему назначено совершить немыслимое. Свершить мечом и волшебством, кинжалом – и песней. Ибо только так будет разрушена неодолимая граница, силою Тьмы и Зла разделившая два мира…

— Летять утки! Летять утки…, — голос Кузьмича вознесся до непереносимо визгливых высот, — … И-и два-а гуся-я-я!

— Может, хватит, а? — я на секунду вынул палец из правого уха и сделал вежливое замечание Кузьмичу, который развлекал нас песенным образом уже целых четыре часа, — Тошно!

— Тошно, командир, бывает при больших перегрузках, — Кузьмич размял губы, набрал воздух и продолжил: — Летя-ят….

Я заткнул ухо.

В дальних перелетах, конечно, скучно. Но не до такой же степени я оскучнел, чтобы целый день слушать Кузьмичевские завывания. А ему нравится! Голос, видите ли, у него прорезался.

Это – странный мир. Ослепительно красивый. Ошеломительно жесткий. Мир жарких джунглей. Мир, в котором обитает народ черных пантер. Не стаи – но ПЛЕМЕНА. Не звери – но РАСА.

Это – странный мир. Мир, где воины-хищники снова и снова вступают в отчаянный, бесконечный бой с Проклятыми. С нелюдями. С монстрами-"неумершими". С... уж не потомками ли ЛЮДЕЙ?!

Это – странный мир. Мир, что так или иначе станет родным для пришельца с далекой планеты. Для потерявшего память. Для того, что станет здесь величайшим из героев. Спасителем. Приемным сыном. И – ЧОКНУТЫМ...

Есть у молодых лейтенантов и прапорщиков такое слово — надо. Надо работать, чтобы получать зарплату. Как минимум. Чтобы спасать мир. Как максимум. Хотя и труднодостижимый. Но не для лейтенанта Лесика Пономарева и прапорщика Марии Баобабовой. Оперативные сотрудники Отдела подозрительной информации, в просторечье «Пи», не задумываясь ни на секунду, готовы пуститься в погоню за преступниками хоть через морг в параллельный мир, хоть на джипе сквозь тайгу, а хоть и в канализацию по собачьим меткам. Короче, туда, куда начальство пошлет...

Популярные книги в жанре Фэнтези

Бежать… Нужно было бежать.

Вспорашивая ногами снег, по ночному лесу мчался крестьянин. Не замечая жуткого холода, забыв о связке хвороста, он думал только о псах, рычащих за его спиной. Их пыхтение и лай он слышал сквозь удушливый, неистовый скрежет своего дыхания, вырывавшегося из обожженного холодом горла. Вой, приглушённый деревьями и снежными сугробами, дробился, обретал какой-то потусторонний оттенок. Крестьянин не решался обернуться, чтобы даже мельком не взглянуть на своих преследователей из страха перед тем, что мог увидеть. Он не знал, ни что они такое, ни откуда пришли; это его и не заботило. Только в одном он был уверен: нельзя было позволить им схватить себя.

БЕСПОЩАДНЫЕ, ОСТРЫЕ КОГТИ царапают истертый камень. Тусклый и болезненный свет луны - Моррслиб - пробивается через тонкий слой облаков, образовывая причудливые тени на вымощенной камнем улице. Над дверными проемами слабо звенят от легкого ветра обереги, что суеверные дурачки развешивают, чтобы отогнать злых духов, что бродят по ночам, подобным этой, когда в небе стоит полная Моррслиб. Убийца потягивается, наслаждаясь непередаваемыми ощущениями, когда магический свет падает на его тело. Он весь дрожит от восторга, черпая новую силу из нечестивого свечения, льющегося на него сверху, поднимает голову и смотрит уже нечеловеческими глазами. Глазами, измененными для того, чтобы получить доступ к невидимому секретному спектру, доступному только при холодном сиянии его небесной покровительницы. Сидя на карнизе крыши, он смотрит своим магическим взглядом на город внизу. Убийца стар, а с точки зрения человеческой дряни - даже древен, и видел его уже много раз.

Туманно и тускло. С кофейным оттенком, как будто люди двигаются, живут в реальности старых фотографий. И оттенок этот возник то ли от кофейно-грязного талого снега, то ли от прорывающихся рассеянных лучей предвечернего солнца. Улица узкая и длинная, как колодец, сквозь нее спешат машины. Заметив фигуру на тротуаре, шофер белого "пирожка" мысленно потирает руки: "Ну этого я сейчас обдам" – и направляет машину на лужу так, чтобы из-под колеса вырвался веер грязных брызг. Шофер долговязый, бледное лицо в оспинах. Кабину украшает пушистая киска над пассажирским сиденьем – разворот из журнала "Юный натуралист". За стенкой, в кузове – бастурма, сервелат.

Что будет, если ты придешь в мир, стоящий на грани клинка? Если ты вырвешься из сетей кукловодов? Если ты сделаешь свой первый шаг?

продолжение романа Яросланы Соколиной "Проводник"

Спасаясь от анкараторов беглецы сворачивают на дорогу, ведущую через проклятые земли, именуемые Солнечными Кедрами. Все живое обходит эти места стороной. Исполинские кедры, чьи верхушки тонут в облаках, явно дают понять Марелиане, что уничтожат путников, если они посмеют войти в лес. Но выбора нет. Преследуемые раритами, друзья ступают на опасный путь. Тайлера проклятая земля отравила первым, лишь заботой Марелианы мальчик продолжал цепляться за жизнь. Животные погибли через несколько дней. Конь по кличке Дух, верный друг Марелианы, потребовал, чтобы она провела его инициацию, сообщив, что это единственный способ выбраться из Солнечных Кедров...

Продолжение романа Яросланы Соколиной "Проводник"

Продвигаясь дальше на север, путники вышли к небольшой деревушке, располагавшейся в отдалении от основных торговых путей. Здесь царила самобытность, исчезающая по мере приближения к центру империи. Местный маг знал о приближении путников, встретил их и приютил у себя. Маг Скотт  был очень уважаем деревенскими людьми, и при этом, к удивлению Стива, являлся близким другом местного рарита – отца Самуэля. 

 Отец Самуэль, узнав об истинной сущности могущественных мессий, поведал магу и его гостям, что уже несколько лет Верховные служители церкви интересуются детьми в возрасте от семи до пятнадцати лет. При этом рарит упоминал некое место под названием «Детский Рай». Друзья уже слышали об этом месте, им было также известно, что дети не очень жаждут жить и учиться в этом «Раю».

 Селяне встретили друзей радушно. На следующую ночь состоялся праздник изобилия – «Бабий Сон», что было самым светлым событием в  странствиях трех друзей. Всю ночь они танцевали, пели песни; веселье захватило путников, позволив на одну ночь почувствовать себя своими среди людей. Далеко за полночь начались гадания у священного озера. Предсказания судьбы напугали Марелиану – получалось, что Стив должен был «утонуть», а ей и Тайлеру предстояло продолжить путешествие, пока «искра» мальчика не «сожгла» бы ее…

 Трижды подумай, прежде чем будить Убийцу

ПОСВЯЩАЮ МАМЕ!

И — КАК ВСЕГДА — ДИАНЕ

(БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ ПО ПОВОДУ ЕЕ КОМИКСОВ НА ТЕМУ ЭТОЙ КНИГИ)

С благодарностью: отзывчивым сотрудникам славянской редакции «Коллетс Букшоп» (Лондон) Диане Дэвис и ее лазерному принтеру и особенно Тиму Рондоманскому за его доброжелательную помощь в исправлении ужасных ляпов в русском языке!

Спасибо, Тимофейчик, превосходный переводчик!

N.B.: Я не пытался воспроизводить звуки разговорного русского языка, а просто передавал кириллицу латинскими буквами при помощи стандартных таблиц транслитерации. Все невыловленные ошибки в «произношении» следует отнести на мой счет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Он – космический Маугли.

Единственный, выживший во время катастрофы космического корабля. Осиротевший малыш, выросший на далекой, чужой планете. Человеческий ребенок, воспитанный в Толще подземных пространств племенем Ночных Охотников – странных и страшных существ, наводящих ужас на обитателей покрывающего поверхность планеты Леса.

Он – «Счастливчик, рожденный на закате ночи». Воин, обучившийся выживать там, где выжить невозможно. Даже – в Академии Легионеров, куда был продан космическими работорговцами. Даже – там, где готовят самых элитных убийц Вселенной. Даже – там, где всякое задание превос­ходит человеческие возможности…

Александр Костинский

Радио "Свобода": Будущее библиотек

Ведущий Алексей Цветков

Невиданный рост информационного багажа цивилизации, одним из символов и симптомов которого является Интернет, угрожает учреждению, издавна служившему хранилищем этой информации. О том, как в век информационных технологий меняются технологии библиотечные сегодня расскажет Александр Костинский.

А затем Олег Родин представит обозрение Интернета в праздник Пасхи.

Костюк Дмитрий

"Геном" - что я думаю о

Итак, какие же у меня имеются чувства по прочтении "Генома"? Приятно порадовал гриф "Совершенно секретно, перед прочтением сжечь" предупреждение о том, что нижеследующее может шокировать и казаться циничным. Хотя на "Осенних визитах" подобное предупреждение было бы уместней. Hе такой уж шокирующий этот "Геном" и уж совсем не циничный. Может, это авторское чувство юмора, а может имеются в виду постельные сцены (для Лукьяненко их действительно многовато) или персонажи (персонаж) с моносексуальной ориентацией. Hе знаю. Живой и читаемый стиль С. Л. сохранился несмотря ни на что (это комплимент). Третья часть дает основания называть этот роман детективом от Лукьяненки - как раньше уже были выпущены Евангелие от Лукьяненки ("Холодные берега") и еще кое-что в этом же роде. Hе буду перечислять, потому что в данный момент речь идет о "Геноме". А "Геном", значит, детектив. Введение детективного сюжета повлекло за собой совершенно неожиданный побочный эффект. В третьей части прерывается контакт автора с главным героем, тот самый контакт, за который многие собственно и читают С.Л. Контакт рвется в тот самый момент, когда выясняется, что Алекс знает убийцу, а читатель - естественно нет. С этого момента главный герой оказывается сам по себе. Еще одна особенность "Генома" - раньше Лукьяненковских победительных мальчиков интересовал окружающий мир, который они то и дело спасали благодаря этой самой своей победительности, а в этот раз - в этот раз Алекса интересует то, что внутри. Окружающая среда тоже важна, никто этого от него не отнимет, более того, мимоходом он даже (возможно) спасает Империю, да и раньше персонажи С. Л. не были законченными экстраветратми, плюющими на свой внутренний мир. Все это так, но в "Геноме" акценты смещаются с одного на другое. Главный упор делается на исцеление своего персонального "Я". И тут оказывается, что писать о спасении внешнего мира значительно легче. Или у автора уже достаточно развиты определенные наработки, или вообще "работать снаружи" писателям (да и читателям) гораздо проще, чем "работать внутри", что вероятнее, но только процесс спасения мира в прошлых книгах С. Л. выглядит гораздо красочнее и убедительнее, нежели процесс врачевания собственной сущности в "Геноме". Самую малость, но все же заметнее. Так что "Геном" - не только детектив, он еще и Лукьяненковская "ода чистой любви" ибо последняя - как раз тот самый предмет самокопаний главного персонажа. Кроме соображений общего порядка на такой выбор автора могло подтолкнуть желание лишний раз проинформировать подростков о том, что то, к чему их столь сильно влечет, на самом деле "не то". Очень может быть. Тем же самым можно попробовать объяснить и упоминавшееся выше превышение автором собственной нормы на постельные сцены. Слово эротика тут не вполне применимо, так как автор продолжает держаться в определенных рамках, оставляя интимные подробности на выбор читателя. Я не упомянул некоторые любопытные детали, например введение в состав персонажей Шерлока Холмса, ход, явственно намекающий на карикатурность. Это были мои первые впечатления от прочтения "Генома". Если однажды мне представится возможность перечитать subj, что вовсе не исключено (книги С.Л. легко перечитываются), мое мнение может претерпеть изрядные изменения. Так что прошу не удивляться, если через полгода я начну высказывать в чем-то противоположные идеи. Это - всего лишь первое впечатление.

Костюк Дмитрий

Геном - кое-что о пародиях

(вынужденное продолжение; начало см. в "Геном - что я думаю о")

Да, действительно, если в завершающей части "Генома" читать только заглавные буквы, то можно обнаружить закодированное авторское послание, в котором он объявляет роман пародией и приносит читателям пространные извинения.

Если вы как и я полагаете, что пародия - это жанр, основанный на сатирических, иронических и юмористических имитациях чего-либо, то, будьте уверены, есть по крайней мере один автор пародий, полагающий, что это не так.