Поднимите мне веки. Ночная жизнь ростовской зоны: взгляд изнутри

Отбой в зоне – двадцать два нуль-нуль. По выходным – в двадцать три. Но сегодня пятница.

А впрочем, за «колючкой» отбой – понятие относительное. Все арестанты давно усвоили старое зэковское правило – «В тюрьме отбоя нет». После десяти самая-то жизнь и начинается. Особенно – на зоне строгого режима.

– Это просто праздник какой-то, – задумчиво глядя в окно, произносит сухощавый арестант лет пятидесяти. А может, шестидесяти. У таких старых бродяг, потоптавших немало лагерей от Астрахани до Лабытнанги, трудно на вид определить возраст.

Популярные книги в жанре Контркультура

Хантер С. Томпсон

Субботняя ночь в городе

Перевел М. Немцов

Я высадил Марию перед тату-салоном перед самой полуночью. На улице места для парковки нигде не было, поэтому я заслал ее внутрь, а сам отыскал пятачок на тротуаре перед совершенно неосвещенным зданием.

Почему бы и нет, рассудил я. Черная машина, темный тротуар, на улице - ни души, если не считать свихнувшихся китайских подростков... а репортаж нам, на самом деле, ой как нужен. Неделя оказалась слишком длинной и быстрой, чтобы позволить себе роскошь мудрого и взвешенного осмысления. Я читал лекции что-то вроде 166 часов без перерыва - о морали, хороших манерах и политике, это помимо наркотиков и насилия. Я слишком долго бодрствовал.

Во дворе девятиэтажного дома, возле гаражей-«ракушек», четверо подростков – им лет по шестнадцать-семнадцать – бьют ногами парня постарше, который лежит на земле и пытается закрыть лицо руками. В стороне стоят две девушки. Им тоже лет по шестнадцать, и они, не отрываясь, наблюдают за избиением. Уже поздно, около часа ночи, и в окрестных домах светятся только несколько окон.

– Пошли за гаражи, поссым, – говорит одна из девушек, блондинка с длинными волосами. У обеих в руках по бутылке пива «Клинское». Блондинка делает последний глоток и ставит пустую бутылку на землю. Вторая – брюнетка с короткой стрижкой – тоже допивает свое пиво. Они идут за гаражи.

«Дознание…» – это история о женщинах, не желавших быть такими, как все, – и дорого заплативших за это…

История об инакомыслии – инакомыслии в сексе, в искусстве, в философии.

История об аресте, дознании и письмах маркиза де Сада.

Первое написанное по-русски научно-популярное исследование псилоцибиновых грибов, которые веками служили американским индейцам для выхода в мир духов и приобщения к божественному, а сейчас становятся частью западной культуры. Книга описывает основные психические эффекты приема грибов, возможные практики их использования; также содержит обзор научных исследований `священных грибов` и их применения в психотерапии.

Незаменимая книга для "специалистов по работе с измененными состояниями сознания". Удивительный мир психогенных грибов приобретет для вас новое мистическое значение и превратится из приятного времяпрепровождения в великое иррациональное действо.

- RU.DRUGS (2:5030/106) --- RU.DRUGS -

Msg : 17 of 158

From : Akim Dubrow 2:5060/88.5 27 Dec 94 12:28:00

To : All 31 Dec 94 20:12:30

Subj : cannabis far0

Hello All!

CANNABIS.FAR - Frequently Asked in Russian

Author: Akim A. Dubrow 2:5060/[email protected]

Version: 0.10a

CANNABIS.FAQ

Archive-name: drugs/hemp-marijuana

Author: Brian M. Julin

Version: 1.0

Алексей Шведов

Как уже не раз говорилось, 30 июня 2186–го года группой искинов был изобретён метагаллюциноген 432–dat–3–html–16Х–sht, получивший в народе имя «хаксли». Буквально через два месяца после его легализации Земля и Матрица содрогнулись от обрушившихся на них социальных цунами: убийства и ограбления захлестнули все крупные города и королевства планеты. Привыкание к новому наркотику было мгновенным, пускай и исключительно психологическим. Жертвами датаделика стали не только люди, но и искусственные интеллекты, что полностью разрушило теории тех людей, которые считали всё это диверсией, имеющей целью уничтожение человечества и провозглашение на Земле Царства киберкибера Мегакванта, президента Инфо–сити и тайного правителя Земли. Для подключения к Инъектору внешние наркоманы нуждались лишь в модеме (не считая, конечно, инфо–гнезда в голове), а поскольку модемы и гнёзда имелись почти у каждого человека, проблем с доступностью нового наркотика ни у кого не возникало. Искинам же было ещё проще, поскольку ни в каких механических средствах доступа в Матрицу они не нуждались, но зависимость их от датаделика была такой же сильной, как и у людей, так что обе расы находились в одинаково плачевном положении. Наркомафия качала ватты как насосом. Она сделала очень правильный шаг, разрешив оплату в кредит. Земля стонала.

Был теплый весенний вечер, Виталик спешил к метро. Он успевал впритык на последний поезд, в кармане было ровно две гривны на проезд. Настроение было приподнятое. Он ходил с друзьями на концерт любимой группы, оторвались по полной, музыканты были в ударе. После концерта была пьянка, и Виталик был порядочно навеселе.

Купив в автомате билет, наш герой миновал турникет и совсем уж было собрался спуститься на платформу, как вдруг путь ему преградил кто-то в синей фуражке и в такого же цвета кителе.

Как может повлиять знакомство молодого офицера с душевнобольным Сергеевым на их жизни? В психиатрической лечебнице парень завершает историю, начатую его отцом еще в 80-е годы при СССР. Действтельно ли он болен? И что страшного может предрекать сумасшедший, сидящий в смирительной рубашке?

Оставить отзыв