Подлинная история майора Мухина

Роман Крэйг

ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ МАЙОРА МУХИНА

"Семнадцати лет Игорь Петрович Мухин бросил спившегося отца своего и поступил в армию."

Так начинается повествование, подслушанное мною волею случая в буфете аэропорта одного заштатного беломорского городка. Из-за непогоды рейсы задерживались, и потенциальные пассажиры, обладающие лишней копейкой, шли в буфет - погреть душу стаканом дешевого какао или рюмкой-другой водки, повозить по тарелке холодный шницель, развеять скуку беседой с попутчиком. И какао, и водку, и шницель с макаронами - все это взял и я; сидя за грязным столиком, я медленно жевал и настораживал ухо в надежде услышать объявление о прибытии моего рейса. Но ничего не объявляли.

Популярные книги в жанре Современная проза

Hинель Садыкова

Муза в окружении

Я положила свою голову на стол лицом вниз. Из-за края стола виднелась часть клавиатуры, покоящейся на выдвижной доске. Красная буква "ю" цепляла взгляд и не хотела отпускать, меня зачаровали ее округлости и насыщенность цвета. В голове лениво бродили обрывки мыслей: "Купить сметаны и творога...", "Позвонить и напомнить...", "К черту все...".

Я вздохнула и подняла голову. Запищал телефон.

- Але.

Максим Самохвалов

АМФИБИЯ

UNDERGROUND

- Бабуш, а бабуш? - я стоял около кресла и раскачивал бабушку со страшной силой, отчего та недовольно попыхивала.

- Чего тебе надо? - бабушка недовольно отложила спицы и подняла очки с толстыми линзами себе на лоб.

У деда вчера сперли из улья мед, раздавив при этом ценную пчелиную матку... От огорчения он пьет на кухне водку.

Дед смотрит мутным взглядом на котенка, а потом тычет желтым пальцем.

Максим Самохвалов

МОЖЕТ БЫТЬ -  ЭТО СКАЗКА?

Я сижу и вспоминаю вчерашний день, после которого меня стали кормить одними сушками. Мы с братом ловили одичавшего кота и разорили всю избу. Кот прыгал по фотографиям родственников и ронял их на пол, а потом снес с комода легко бьющиеся предметы. А когда зашла сестра, кот перепутал её волосатую голову с цветком, (на цветочные горшки он тоже прыгал) и запутался в волосах. Сестра начала орать.

Судьбу не обмануть и от нее не убежать. Руслан Градов, альфа серых волков, осознал это в тот момент, когда почувствовал свою истинную пару в маленькой девочке, дочери той, с кем он когда-то хотел соединить свою жизнь. Прошлого уже не исправить, а вот за свое счастливое будущее ему теперь придется побороться…

Никогда бы не подумал, что буду работать в сфере образования, но уж точно и догадаться не мог, что стану учителем начальных классов, возьму под опеку больше двадцати детей и буду от них без ума. Это я и моя довольно удивительная, если не сказать – странная история.

Их разделяет почти сто лет. Они волки-изгнанники, отрекшиеся от клана и стаи. Волки, так и не принявшие свою суть. Волки, так и не сумевшие стать волками… Их разделяет почти сто лет, и возможно, что они никогда не встретятся. Кроме как… во сне?..

Однотомник. Первая книга цикла "Эрамир".

В авторский сборник собраны рассказы на тему «человек и судьба». Рубина выводит свою формулу взаимоотношения человека и судьбы.

Существует ли судьба или все, что имеет человек, находится в зоне его ответственности? Можно ли изменить судьбу? Откупиться? Избежать ее приговора? На эти вопросы автор дает ответы в художественной форме. Писатель изображает действительность в сложной взаимосвязи всех ее составных частей, в противоречиях и сложных комбинациях с такими категориями, как Бог, судьба, рок. Без упрощений.

Ее называли Маша-шарабан, по известной кабацкой песне, которую лучше нее никто не исполнял: «Ах, шарабан мой, эх, шарабан мой, не будет денег, тебя продам я…» Действительно, из тех ловушек, что расставляет нам судьба, можно вывернуться, выкрутиться. Продав ли шаль, сережки, шарабан («Медальон») или… отказавшись от любви, призвания, жизни («Туман»). Но обыграть судьбу невозможно. Ровно через семь лет счастливого супружества, как и предсказывала гадалка, погибает Миша («Заклятье»), всю оставшуюся жизнь вынужден мучиться непоправимостью ошибки Давид («Бессонница»). Но судьба переменчива. Отбирая одно – дает другое. Не важно, что ты этого не просил. Судьба не Дед Мороз, чтобы исполнять желания! Зачем-то ниспосланное ею тебе нужно («Высокая вода венецианцев»). Оглянись и подумай!

Произведения входящие в сборник: Наполеонов обоз, Заклятье, Бессонница, Двое на крыше, Собака, Туман, Самоубийца, В России надо жить долго, Высокая вода венецианцев, Медальон.

Прошло два месяца с тех пор, как Мойры вырвались из оков Колоды Судьбы.

Два месяца – с тех пор, как Легендо завоевал трон империи.

Два месяца – с тех пор, как Телла обнаружила, что того, в кого она влюбилась, на самом деле не существует.

Империя и сердца близких под угрозой, и Телле предстоит решить, кому довериться – Легендо или бывшему врагу. Жизнь Скарлетт перевернется с ног на голову, когда откроется ее заветная тайна. А Легендо должен сделать выбор, который навсегда изменит его судьбу. Караваль завершился, но, возможно, величайшая из всех игр только началась! На этот раз никаких зрителей – есть только тот, кто победит, и тот, кто все потеряет.

Добро пожаловать в Финал! Любая игра рано или поздно подходит к концу…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Роберт Крэйн

Пурпурные поля

- Выглядишь ты просто отлично, - сказала Роз, провожая его к двери. - Такой молодой, красивый... Я страшно горжусь тобой.

Он ласково взял ее за подбородок и поцеловал.

- Скотт, - прошептала она и отстранилась, чтобы лучше видеть его лицо. - Желаю, чтобы тебе повезло у мистера Пэйнтера.

- Не беспокойся, - ответил он. - Все уладится как нельзя лучше. - И, уловив в ее глазах тревогу, добавил: - Пэйнтер славный малый. Пользуется огромным влиянием.

Crazy Dan

Сон? Явь? Сон...

И снова непонять те мысли...

...Которые крутятся у меня в голове. Снова что-то тревожит мой сон и что-то мешает моему бодрствованию. Я как бы на грани между реальностью и сновидением. Тело уже почти мертво, а мозг живет своей странной жизнью... Совсем недавно я перестал их различать: где - что... Врачи называют это одной из разновидностей психического расстройства - по-моему шизофренией. А мне плевать. Жизнь в иллюзиях наполнена смыслом. Каким? неважно. Главноеэто то что он есть... Где сон, где явь... Да и зачем мне это?.. Сейчас я лежу на больничной койке в палате номер 63 нашего "Веселого Уголка" - лечебного профилактория для таких как я и всяких там Кутузовых, Hаполеонов... Я воскрешаю в памяти некоторые обрывки оставшихся воспоминаний и пытаюсь разобрать: где явь, а где лишь сон одного из полушарий этой непонятной серой массы клеток под названием мозг... ...Вот в памяти всплывает один из эпизодов - вероятнее всего реальный. Я сижу за своим любимым компьютером и читаю почту. Ах да! Я числился в СЕТИ сборище различнопомешанных людей связанных с компьютерами. Точно - это воспоминание реально... Мелькают моменты... Вот я подстраиваю кому-то виндоуз.. Вот с кем-то пьянствую, поглядывая не пришла ли свежая почта... А вот... Hу его... Возьмемся за следущее: ...Снова я, но уже на улице... Меня бьют, я сопротивляюсь, но бесполезно нас двое, а их четверо или пятеро. Я как бы наблюдаю все это со стороны со странным отрешением - раньше подобные воспоминания вызывали у меня неприязнь. Сейчас - по фигу... Одно слово - псих... ...Какая-то девчонка...Мы целуемся, куда-то идем... Ага - местная дискотека, друзья, уже полуприбитые алкоголем, музыка в стиле Prodigy, вопли пьяных идиотов в которых я с изумлением замечаю и себя с девчонкой... Что-то я не припомню ее имени... А смысл?... Хрен с ней... Вот мы уже в постели... Дни вместе и разрыв наших отношений... Все бессмысленно... Сон? Явь? Какая разница... ...Ага, вот это уже интересней: Я веду какую-то девушку к алтарю. - Я в церкви?!?! Бред какой-то... Hаверное это из серии рожденных моим мозгом видений, хотя кто его знает, что мне в голову взбредет... - Все таки это реальность: я вспоминаю почти все имена людей присутствовавших там... Лица уже не так ясны, расплывчаты... Видимо проскочил я много лет в своих мыслях... Что это? А, какая-то авария... Вот кого-то из нее выносят на носилках и я в слезах несусь на чьей-то машине за скорой... Диагноз - труп... Мое горе... Слезы... Венки, похороны, водка, похмелье, отсутсвие смысла, прыжок с крыши Свечи-столь любимой мною в детстве 14ти этажки... Hет, это точно не явь - просто один из вариантов развития событий, но не происшедший в реальности. Сон? Явь? Сон...

Crazy Dan

мистеpу Лавкрафту посвящается...

Записка найденная в разрушенном доме

( Рассказ Ричарда Ллойда Карпентера, бывшего священника )

- 1

Холодное щупальце тьмы медленно пытается вползти в мой мозг. Очнувшись от дремоты, я немедленно гоню его прочь и сон в очередной раз отступает. Мне ужасно хочется спать - но уже третьи сутки я не позволяю себе этого - все-таки стремление выжить в человеке гораздо сильнее всех его остальных инстинктов. Я сижу за своим любимым столом перед всегда открытым окном и свежий ночной ветер легко ласкает меня своими холодными прикосновениями. Я полуоткинулся в кресле и отблески пламени свечи, расположившейся на столе, создают, преломившись в хрустале бокала, причудливую мозаику на моем истощенном лице... Я худ, непричесан, мой костюм измят а шляпа и вовсе забыла уж времена когда я чистил ее каждое утро. Hевеселая картина... Есть только одна причина, которая мешает мне уснуть - СТРАХ!!! Я слишком хорошо помню эти лица, морды, пасти, полные ненависти ко мне и человеческому роду в целом; эти завывания, оказавшиеся древнейшим языком на Земле; эти звуки, похожие на скрежет несмазанной двери склепа; этот свет, пробивающийся из ниоткуда... И свое сумасшествие - когда моя бренная оболочка испытывала то, что вряд ли дано испытать любому представителю человечества. Я должен оставить предупреждение и поэтому умоляю вас : тщательно прочитайте мои записи и тогда вы будете знать что делать если вдруг с вами случится нечто подобное...

Жизнь красавицы Дэзи Валенской — дочери русского князя и американской кинозвезды — казалась волшебной сказкой. Ее обожали мужчины, ей завидовали женщины. Как бы они удивились, узнав, что великолепная княжна Валенская работает в рекламном агентстве вовсе не от безделья, а чтобы содержать больную сестру. Потеряв все и начав с нуля, Дэзи вновь достигла высот, недосягаемых для большинства смертных — и в карьере, и в любви…