Подлинная история дядюшки Османа и ловкой Айши

МУХАММЕД ЛАРУСИ АЛЬ-МЕТВИ

(Тунис)

Подлинная история дядюшки Османа и ловкой Айши

Перевела с арабского О.Власова

Неожиданно проснувшись, он взглянул на часы. Час ночи. Вот так штука! А первые лучи солнца уже забрезжили на горизонте, его свет теснил мрак и ночь, сливаясь о веселым птичьим щебетом и воркованием голубя... Может быть, у него остановились часы? Те самые часы, которые не разу не останавливались с тех пор, как он купил их в одной из стран Ближнего Востока. Он протер глаза и подошел к окну: за окном было море, серое, темное. Только сейчас он вернулся к реальности и понял, что его часы отстают на четыре часа от местного времени. Ведь он находился на северном побережье Черного моря, в Абхазии или стране Кавказских гор, как с глубокой древности во всем мире называли этот край. Чтобы не терять чувства реального времени, он передвинул стрелки часов вперед и решил отправиться на прогулку по окрестностям.

Другие книги автора Мухаммед Аль-Метви

МУХАММЕД ЛАРУСИ АЛЬ-МЕТВИ

(ТУНИС)

Шаатуты-баатуты

Перевела с арабского О.Власова

"Шаатуты-баатуты! Шаатуты-баатуты!" - так кричали дети в нашем квартале, когда упрашивали тетушку Мирьям рассказать им историю про Шаатут-Баатут,

И чаще всего тетушка Мирьям уступала их настойчивым просьбам и рассказывала свою знаменитую историю. И вот как-то вечером дети собрались вокруг неё, тетушка Мирьям откашлялась, хлопнула в ладоши. Потом, пытаясь скрыть улыбку, сказала ласково и нежно:

Популярные книги в жанре Современная проза

— У тебя нет сердца!

— Да… А у кого оно есть?

— Hо у кого-то оно должно быть!

— Если ты найдешь такого человека, спроси, не мое ли у него сердце…

— Hо у тебя никогда не было сердца…

— Да? Это еще почему?

— Люди рождаются без сердца, и только некоторые могут его вырастить в себе. Ты — не вырастил…

— Hет! Люди рождаются с сердцем… Просто потом у них его забирают. Другие люди. Hо они не берут его себе, а выбрасывают. Им то оно зачем…

Мне казалось, что часы стоят — жидкие кристаллические секунды сменяли друг друга лениво, словно клиент купил и их. Все, пора, и я шагнул в затхлый сумрак подьезда стандартной панельной пятиэтажки, где жил клиент, который, к слову, мог купить таких домишек десяток-другой. Вместо этого он купил все квартиры пятого этажа одного из подъездов, снес все стенки, которые ему позволил соответсвующим образом простимулированный районный архитектурный чиновник и сделал ремонт, ну очень евро. Hаверху хлопнула железная дверь, очевидно призванная защищать этот самый евроремонт без стенок от всего остального мира, а заодно хозяина всех этих великолепных жилищных условий от таких как я. Я — киллер, то есть один из тех людей, которые стремятся застрелить, взорвать или прикончить каким либо менее распространенным способом граждан совершенно различного достатка и социального положения, в надежде обрести стопку резанной бумаги с водяными знаками, причем желательно нанесенными федеральной резервной системой мирового жандарма.

Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана…

К концу восьмидесятых стало ясно, что месяц вот-вот выйдет, и я, пока его ждал, только и делал, что ходил по городу — день за днём, как заведённый. По одному и тому же маршруту, без всякой цели. Одни и те же улицы. Витрины. Лица.

Продавцы смотрели на прохожих из магазинов, как звери в зоопарке смотрят на посетителей.

По сравнению с ними я чувствовал себя на свободе. Но свободен я был только для безделья.

Если хотите быть услышанным —

говорите либо очень громко,

либо не переставая.

Древний наш предок, когда-то же он был — недостающее звено, — когда-то же он понял, что ОН — это именно ОН, и что-то сказал...

Мы непрерывны.

Мы связаны с нашим древнейшим предком кровью, и, не менее того, — языком. Возможно, самое первое слово, которое он сочинял, мы твердим и поныне.

Когда я был маленьким, меня до боли огорчало, что героем русских сказок непременно выходит Иван-дурак. Я знал мальчика, который от этого плакал. Его мать, сутулая женщина с погасшим взглядов и серым лицом, говорила, кашляя от папироски:

Аннотация: Сборник рассказов: Проза. Пять рассказов, и за каждым реальная история, пусть и приукрашенная.

Эта рукопись поступила к нам по почте от неизвестного лица. В короткой предуведомительной записке, находившейся в конверте, было сказано, что долгие годы скитаясь по обителям и землям Юго-Запада и дальнего Востока, автор много читал, еще больше листал, перепробовал множество профессий, учился в Литературном институте, жил в студенческом общежитии МАИ, а последние несколько лет вообще работал в организации, близкой к бывшему Внешторгу. Но главным делом его жизни, по словам нашего корреспондента, стала духовная защита Внутренней Монголии, анонимная помощь одому провинциальому кинотеатру и всеобщее благо живых существ. Поскольку нам также близки эти благородные задачи, мы решились предать гласности полученную рукопись, хотя далее в письме, автор, как ни странно, просил нас этого не делать. За что мы просим прощения…

Вере всего шестнадцать, но она уже достаточно хлебнула горя: сестра и мать почти одновременно уходят из ее жизни, и девушка остается совершенно одна с болезненным грудным ребенком – слепоглухонемой девочкой. Время идет своим чередом, и когда малышке исполняется восемнадцать, жизнь все расставляет на свои места: на горизонте появляются те люди, которые раньше имели прямое отношение к больной девочке. Теперь семейные тайны предстают в своем истинном свете.

Комментарий Редакции: Страшно – ведь про жизнь. Финал романа «Капелька» еще долго оставляет в ужасе и удивлении от предложенного сюжетного выверта.

Люк Берджис, опираясь на труды французского ученого Рене Жирара, рассказывает, как «миметическое желание», или стремление к подражанию, формирует нашу жизнь. Нам хочется общаться с кем-то, жить где-то, владеть чем-то и даже обладать определенными качествами личности, потому что этого хотят другие. Мы постоянно чего-то хотим, но лишь немногие пытаются относиться к своим желаниям осознанно. Преподаватель и предприниматель Люк Берджис показывает, откуда берутся наши желания, почему так трудно с ними совладать, и раскрывает приемы противодействия деструктивным силам подражательного желания. Прочитав эту книгу, украшенную смелыми рисунками художницы из журнала The New Yorker Лианы Финк, вы получите множество бесценных ключей, которые позволят научиться управлять своими желаниями и стать более независимым от трендов «пузырей» и ловушек, навязанных нам современным миром. Эта книга будет полезна и профессиональной аудитории: предпринимателям, маркетологам и специалистам по рекламе. Она поможет лучше понимать и формировать желания других людей.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Алексей Алехин

Московское время

Теннис в 1939-м году

Перед войной они любили смотреть через улицу на теннисную игру во дворе посольства. Ложились животами на широкий подоконник и подолгу глядели со второго этажа, как игроки перебегают по корту, посылая друг другу тяжелый ворсистый мяч.

В доме, где жили Коля и Марина, когда-то бывал Шаляпин. Даже показывали кресло, в котором он не раз сидел. Позже наставили деревянных перегородок, забили высокие двустворчатые двери из комнаты в комнату и прорубили новые, низенькие - в коридор. Дом был двухэтажный, деревянный, с одной только каменной торцовой стеной, но оштукатуренный и нарядный. Правда, к тому времени, когда брат с сестрой полюбили посольский теннис, штукатурка успела обвалиться местами, открывая под желтой плотью доски и дранку сеточкой.

Дмитрий Алёхин, Андрей Миронишин

Собачка

Шёл уже девятнадцатый день без еды. Грустно конечно, но жить можно. Hичего, следующие два месяца будут более продуктивные. Может хоть какую-то муху-комара словлю. Паучок бежал по асфальтику и не знал, что его через пару минут его раздавит большая, мощная лапа собачки. Коготь собаки легко проник через хитиновый панцирь и, придавив почти безжизненное тело к земле, оставил неизгладимый след в жизни паука и унёсся ввысь. Жалко паучка.

Дмитрий Алёхин, Поляков Серж

Экзамен

(киберпанк-версия)

1

Жесткие струи ветра упруго ласкали лицо. Летать на вертолете со снятой кабиной было, конечно, несколько неудобно, но только так его могли не засечь радары. Борис мнемо-Жукофф, профессиональный хакер, выбрался на очередное задание: cегодня надо было взломать орбитальную станцию. Откинувшись, он удобно расположился на узком вертолетном сидении.

Он уже почти заснул, как вдруг его разбудил некий странный гул, вплетавшийся в равномерное гудение ветра, заглушавшее даже лопасти вертолета. Борис догадался посмотреть в зеркальце заднего обзора и увидел конкурентов из мегакорпорации "Hакамото-сан-софт". Они летели на двух вертолетах, тоже без кабин, но не в целях защиты от радаров, а для поднятия скорости ввиду уменьшения общего веса. Борис присмотрелся и похолодел: между вертолетами зловеще поблескивала мономолекулярная нить - новое страшное оружие, изобретенное в секретных лабораториях "Hакамото". Он попытался увернуться, но с неумолимой неизбежностью нить срезала винт у его вертолета. Падая, Борис успел выстрелить из гранатомета по одному из вертолетов, тот взорвался, наполнив безбрежную ночь тысячами ослепительных брызг. "Как красиво", подумал Борис и потерял сознание, не успев заметить, как мономолекулярная нить, потеряв первую опору, изогнулась фигурой Лиссажу третьего порядка и искромсала второй вертолет. Изуродованное тело пилота, еще пытавшегося что-то сделать, выпало из горящих обломков, и пролетев несколько метров, разлетелася на окровавленные куски, забрызгав зеленую траву на много ярдов вокруг.

Дмитрий Алехин, Серж Поляков

Модератор

(из цикла "Мистика в каждый дом")

0

Дождь закончился совсем недавно, и улица вся блестела, переливаясь маленькими лужицами. Сергей целеустремлённо шагал по лужам, разбрызгивая во все стороны маленькие, сверкающие капельки. Он шёл, абсолютно не обращая внимания на окружащее, и следующий шаг оказался роковым. Вроде бы неглубокая, замутнённая грязью лужа весело всхлюпнула и поглотила ногу практически по щиколотку. - Мазда-а-а-й! Молодой человек, также отречённо шагающий в противоположную сторону, оживился, поднял взгляд, и спрлосил. - А ты случаем не фидошник будешь? - Hу, дык, - Сергей пессимистически окинул взглядом последствия, для новых недавно купленных кроссовок, осторожно наступил на промокшую ногу и с брезгливостью преступил на другую ногу, - в ФИДО с 96-го года. Участник всех переписей. Hаграждён звёздами и торжественным обещанием пожизненного отключения. - Э-э-э, - с губ неожиданного собеседника были готовы сорваться три буквы... - Шучу. Да нет, конечно же я не такой. - Hу тогда ладно, будем знакомится... Меня зовут Дима, я с 53-го узла. А ты? - Я Сергей, с 3-го. - Я вот как раз в клуб спешу, на очередную поинтовку. Присоединишься? - Давай... Я все равно тут без дела по улицам хожу.