Подарок

Андрей Лунев

Подарок

Мистико-философская пьеса

В ролях:

Антуан - писатель

Шторм - летчик

Антуан (издеваясь): Вы много говорите об одиночестве. Чересчур. Вы говорите так долго и занудливо, что поневоле начинаешь в нем сомневаться... Ну и что, ЧТО? - я вас спрашиваю... Что же вы ЗНАЕТЕ о нем, об одиночестве?

Вы лежите под одеялом, ворочаетесь, пытаясь уснуть, в окно светит луна, и вам вдруг становится одиноко... Страшно одиноко. А пощупав вокруг рукой, вы (в который уже раз) убеждаетесь, нет, нет рядом с вами другого человеческого тела. Мужского или женского, или на худой конец детского.

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

Альбертас Казевич Лауринчюкас – литовский писатель и журналист. В 1960-1963 годах работал корреспондентом газеты «Сельская жизнь» в США. Вернувшись на родину, написал книгу «Третья сторона доллара», за которую получил республиканскую премию имени Капсукаса. В 1968-1970 годах представлял в США газету «Москоу ньюс».

Советскому и зарубежному читателю А. Лауринчюкас знаком по книгам очерков «Медное солнце», «Черная кровь», «Тени Пентагона», «Вечные березы». Пьесы – «Средняя американка», «Мгновение истины», «Цвет ненависти», «Последняя просьба» – поставлены театрами Литвы, Российской Федерации, Украины и других республик.

Международным союзом журналистов за заслуги в борьбе за укрепление мира, международной солидарности и взаимопонимания между народами А. Лауринчюкас награжден медалью Юлиуса Фучика.

Сударыня, обращения подобного рода первоначально назначены были выражать признательность автора за оказанную ему благосклонность или прославлять достоинства кого-либо из его друзей и, хотя ныне их сочиняют для целей совершенно иных, вы имеете полное право на такое послание.

Посвящения, равно как и большинство других панегириков, редко исходят из сердца; они обычно обращены к сильным мира сего и вызваны отнюдь не их высокими добродетелями и даже не благодарностью за былые милости, а надеждой на будущие; их авторы задавались вопросом не о том, кто больше заслуживает столь щедро расточаемых похвал, но кто лучше сумеет их оплатить. Послание в результате оказывается исполнено такой явной, грубой и бессмысленной лести, что должно бы заставить покраснеть и поэта, его написавшего, и покровителя, его принимающего.

Гудвилл (один). Странное дело! Получить состояние всякий рад, а никто почему-то не понимает, какое это удовольствие – одарить им другого. Хороший человек должен прийти в умиление от одной мысли, что может вознаградить кого-то по заслугам, а ведь людей с заслугами сыскать нетрудно. Я изрядно потрудился на своем веку и теперь с божьей помощью имею десять тысяч фунтов и единственную дочь. И все это я отдам самому достойному из своих бедных родственников. Надежда осчастливить порядочного человека доставляет мне такую радость, что я поневоле забываю, скольких трудов, скольких бессонных ночей стоило мне мое богатство. За родными я уже послал. Девочка выросла под моим присмотром. Она ничего не видела, ничего не знает, а значит, и не имеет своей воли, во всем мне послушна. Я могу не сомневаться, что она одобрит любой мой выбор. Как счастливо заживу я на склоне лет со своей неопытной, любящей, во всем мне послушной дочерью и зятем, от которого могу ожидать лишь благодарности – ведь он будет стольким мне обязан! Право, я самый счастливый человек на свете! А вот и моя дочь!

На крыльце старой веранды такого же старого одноэтажного дома сидит в кресле-качалке молодой человек, которого все окружающие давно уже считают идиотом. Рядом находится булыжная мостовая, видна панорама старых, покрытых потемневшей черепицей домов, с крест-накрест заколоченными окнами и дверьми. Где-то недалеко находится море. В этом заброшенном городе у людей нет собственных имен, а только лишь прозвища. Идиота в кресле зовут Графом, девушку, которой он когда-то в детстве клялся в любви – Анной, мать его – Афродитой.

Сторицын Валентин Николаевич, профессор.

Елена Петровна, его жена.

Володя, Сергей, дети

Модест Петрович, брат Елены Петровны.

Телемахов Прокопий Евсеевич, профессор.

Саввич Гавриил Гавриилович.

Княжна Людмила Павловна.

Mамыкин.

Дуняша, горничная Сторицыных.

Фекла, кухарка Модеста Петровича.

Геннадий, денщик.

Фронтовая дорога. Декабрь. День.

Падает снег. Обожженные деревья печально возвышаются над сугробами.

Крупные снежинки плавно опускаются в воронки от снарядов.

У обочины дороги лежит труп немецкого солдата.

Пробитая осколком каска сползла набок, рядом лежит карабин.

По дороге с песней шагает рота солдат. Строй прошел и открыл в кадре легковую машину. У машины стоят и курят майор госбезопасности Вахтанг Лежава в штатском и лейтенант военной разведки Алексей Губин в военной форме.

Антифашистская тематика занимала значительное место в творчестве Арчибальда Маклиша. Однако ни одно из его антифашистских выступлений не получило такого резонанса в стране, как передача радиопьесы «Падение города».

Тяжкие испытания молодой американской семьи в годы кризиса и безработицы явились темой радиопьесы Арнольда Мэйнофа «Телеграмма с неба». Но главным в этой пьесе было становление характеров героев, их возмужание, укрепление в них чувства человеческого достоинства. Построена пьеса как размышление о жизни, как исповедь, с которой героиня обращается к людям. Исповедь эта сопровождается игровыми эпизодами, в которых участвует и сама героиня.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ирина Лунева, Эльдар Горюнов

Типа Hекpасов Типа "Однажды в студеную зимнюю поpу..."

В неопpеделенный момент вpемени, В сильно охлажденное вpемя года, Я покинул хаотичное скопление деpевьев. Тепло отсутствовало абсолютно. Мои оpганы зpения установили, Что по напpавлению к возвышенности Пеpемещается с низкой линейной скоpостью Четвеpоногое однокопытное с полозной таpой, Гpуженной фpагментами деpевьев. Движение контpолиpуется, Посpедством ведения однокопытного за узду Отдельной человекоединицей По pазмеpу сходной с pазмеpами pогового покpытия пальца Огpаниченной нестандаpтной упаковкой, - Пpивет тебе, большой человек! - Пpодолжай двигаться мимо! - Мои оpганы зpения видят угpозу в твоем существе! Где место дислокации меpтвой дpевесины? - Центp хаотической дислокации деpевьев, Очевидно, pодитель мужского пола Отделяет их от коpней остpым пpедметом, А я тpанспоpтиpую! Hевооpуженным ухом можно было уловить звук, Хаpактеpный для удаpов остpым пpедметом, Пpедназначенным для отсоединения деpевья от коpней. - А какова у pодителя величина социальной ячейки общества? - Ячейка большая, но всего две еденицы Мужских особей: мой pодитель и я... - Полная ясность! А имя твое каково? - Влас. - А количество пpожитых лет? _ Биологический возpаст не велик... Пpодолжай движение, ты, Лишенная пpизнаков жизни! Подала гpомкий голос человеческая еденица, И, осуществив pывок за узды, Увеличила общую скоpость системы...

Виктор ЛУНИН

Про Шушундру и Шишимору

"Шу-шу-шу" - вроде прошуршал-пролетел еле слышно лист, а это и не лист совсем. Это лесовичок Шушуня прошёл меж деревьями, проверяя, всё ли в порядке в его небольшом хозяйстве, не засыпана ли иглами и листьями тропинка, не мешают ли кому упавшие с деревьев ветки и шишки.

Был Шушуня тихим и добрым. Никого не обижал. Наоборот, каждому помогал, чем мог. Синичке - гнездо поправить, белке - дупло почистить, зайцу - норку высушить. Все лесные жители любили Шушуню и дружили с ним. Казалось бы, живи да радуйся! А Шушуня грустил. А всё потому, что не было у него родственников. То есть были, конечно, но где-то в дальних лесах, куда и не добраться. А ближние леса человек давно вырубил. "Вот бы мне брата или сестру! - сказал однажды Шушуня своему другу ворону. - Не было бы на свете лесовичка счастливее меня!" - "Погоди, не горюй, - ответил ему ворон. - Жизнь твоя долгая. Глядишь, кто-нибудь из твоей родни и доберётся до наших мест".

Алекс ЛУРЬЕ

Бутч и Кэссиди

Часть первая

"Жили-были два громилы..."

I

Горькое очарование некоторых прописных истин лучше всего познается на собственном примере - наглядно и убедительно. Что, впрочем, далеко не всегда указывает путь решения проблемы. Банально, что власть и деньги лучше, чем их отсутствие. Но что поделать, если их нет и не предвидится. И чувство юмора в этом случае вовсе не компенсирует чувство самоуважения. Немного ведь, в принципе-то, надо, но, видно, слишком многим сразу...

Александр Лурье

КАРФАГЕН: ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ

Ответ критикам статьи "Прогулки по Карфагену"

ВМЕСТО ПРОЛОГА

ЖИТЕЛИ ТИХОГО ОМУТА

ДЕТИ ПОДЗЕМЕЛЬЯ СРЕДИ СЕРЫХ КАМНЕЙ

ЛИТЕРАТУРНЫЙ БАЗАР, или ЗАКОН "ТУСНИ"

ФАЛЬШИВЫЕ ЛАБИРИНТЫ И ЗАПЛЕВАННЫЕ ЗЕРКАЛА

ПОДВИГ РАЗВЕДЧИЦЫ,

или НА КАЖДОГО ПРОФЕССИОНАЛА ДОВОЛЬНО ПРОСТОТЫ

БОРЬБА С МИФАМИ ПО-НАНАЙСКИ

или РУССКИЕ РЫЦАРИ НА RENDEZ-VOUZ