Подарок

Андрей Лунев

Подарок

Мистико-философская пьеса

В ролях:

Антуан - писатель

Шторм - летчик

Антуан (издеваясь): Вы много говорите об одиночестве. Чересчур. Вы говорите так долго и занудливо, что поневоле начинаешь в нем сомневаться... Ну и что, ЧТО? - я вас спрашиваю... Что же вы ЗНАЕТЕ о нем, об одиночестве?

Вы лежите под одеялом, ворочаетесь, пытаясь уснуть, в окно светит луна, и вам вдруг становится одиноко... Страшно одиноко. А пощупав вокруг рукой, вы (в который уже раз) убеждаетесь, нет, нет рядом с вами другого человеческого тела. Мужского или женского, или на худой конец детского.

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

Одноактная пьеса «Кошки-мышки» раскрывает лабиринты женской натуры. Три восхитительные женщины узнают правду о себе и окружающих. Элементы детективного расследования приходят на помощь …и «жертвы» меняются местами с «палачами», а «кошки» — с «мышками»… Что же такое предатльство, измена? Как выглядят вечные ценности в условиях новой жизни… и множество других нравственных вопросов рассматриваются глубоко, и в то же самое время с хорошим юмором, иронией. Трудно сказать, кому более интересна будет эта пьеса — мужчинам или женщинам! Скорее всего и тем и другим…

Номер гостиницы с четырьмя раздельными кроватями. Приглушенно слышна песня, которую исполняет ресторанный ансамбль:

«Ах, белый теплоход! Гудка тревожный бас
Встречает за кормой сиянье синих глаз.
Ах, белый теплоход, бегущая вода,
Опять уходишь ты, скажи, куда?».

Входит нетрезвый молодой человек лет 25, в костюме, без галстука. В руках у него бутылка шампанского и коробка шоколадных конфет. Гостеприимным жестом он распахивает дверь. В номер входит красивая женщина в элегантном костюме. В руках у нее огромный букет роз, перевязанный галстуком. Видно, что она навеселе, но в тоже время смущена и чувствует себя неуютно.

«Ночь. Поверхность Луны. Видны следы пребывания человека: валяются банки, блестит разбитое бутылочное стекло у подножия небольшого кратера. Появляется Богданов, в руках бутылка шампанского и фляга; за ним, c бокалами, – Римма, Оксана, Сулпан и темнокожая Дездемона. Богданов пьян и печален. Долго бродит, глядя по сторонам, как будто что-то ищет. Девушки стоят в отдалении.

Богданов (просветленно). Вот – место посадки…

Молчание.

Римма (понимая торжественность момента). Когда в гостинице вы нам предложили совершить путешествие на Луну, я не думала, что это будет так просто.

Молчание…»

Сборник продолжает проект, начатый монографией В. Гудковой «Рождение советских сюжетов: типология отечественной драмы 1920–1930-х годов» (НЛО, 2008). Избраны драматические тексты, тематический и проблемный репертуар которых, с точки зрения составителя, наиболее репрезентативен для представления об историко-культурной и художественной ситуации упомянутого десятилетия. В пьесах запечатлены сломы ценностных ориентиров российского общества, приводящие к небывалым прежде коллизиям, новым сюжетам и новым героям. Часть пьес печатается впервые, часть пьес, изданных в 1920-е годы малым тиражом, републикуется. Сборник предваряет вступительная статья, рисующая положение дел в отечественной драматургии 1920–1930-х годов. Книга снабжена историко-реальным комментарием, а также содержит информацию об истории создания пьес, их редакциях и вариантах, первых театральных постановках и отзывах критиков, сведения о биографиях авторов.

Первая пьеса Виктора Славкина. Действие происходит в оркестре между музыкальными номерами. Один из музыкантов пришел на репетицию, забыв дома ключ от футляра. Он никак не может открыть футляр и достать инструмент. Репетиция идет без него, а музыкант чувствует, как выпадает из коллектива. Окружающие начинают по-разному к нему относиться. Одни переживают, другие говорят: и без него хорошо, не очень-то он и нужен. В один из антрактов режиссер его спрашивает: вы помните, на каком инструменте играли? Может быть, мы позовем имитатора, он сымитирует звук? К тому времени музыкант уже не может вспомнить, что же у него за инструмент, пытается как-то описать звук, но никто его не понимает. В какой-то момент он слышит шорох и хруст, раздающийся из футляра. Он вспоминает, что вечером положил в него бутерброд с сыром, по-видимому, в футляр забрались мыши, сейчас они съедят инструмент, и музыкант никогда уже не узнает, на чем он играл.

Утро. Начало десятого. Лето еще не кончилось, но по утрам уже прохладно. На малоперспективной стоянке в отдаленном микрорайоне стоит машина с зеленым огоньком. На откинутом сиденье полулежит Водитель. Надвинув на глаза кепку, он дремлет. Ему лет двадцать пять. К машине подходит Пассажир, мужчина лет за сорок. Мы так и будем называть его — Пассажир.

Пассажир(стучит в боковое стекло). Эй!.. Проснись!.. Уже утро! Ку-ка-ре-ку!.. Эй!..

«Камни в его карманах» были впервые поставлены в Белфасте в Lyric theatre 3 июня 1999 года, поставлены в Трайцкл театре, в Лондоне в августе 1999 г… Премьера в театре Аmбассадор в Лондоне состоялась 24 мая 2000 г. в следующем составе:

Джек Куин: Сиин Кампион

Чарли Конлон: Конлесс Хилл.

Режиссер: Ян Мак Элхиней

Сценография: Джек Кирван

Художник по свету: Джеймс Саймон. Мак Фетридж

ЖЕКА

ГЕНКА

ЛЕХА

ЖЕКА. …в окно не высовывайтесь! Даже не смотрите — сразу засекут. Они по окнам шарят. Тут только пара домов в округе, а дальше — парк. Туда нельзя. В подъезд зря не сунутся. На растяжку можно нарваться. А если хоть тень заметят, «зажигалками» забросают. Сам высунешься, как миленький. Тут тебя и добьют.

Вы не смотрите, что штаны поддерживаю. Я ремень-то там оставил (Машет рукой в сторону окна).

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ирина Лунева, Эльдар Горюнов

Типа Hекpасов Типа "Однажды в студеную зимнюю поpу..."

В неопpеделенный момент вpемени, В сильно охлажденное вpемя года, Я покинул хаотичное скопление деpевьев. Тепло отсутствовало абсолютно. Мои оpганы зpения установили, Что по напpавлению к возвышенности Пеpемещается с низкой линейной скоpостью Четвеpоногое однокопытное с полозной таpой, Гpуженной фpагментами деpевьев. Движение контpолиpуется, Посpедством ведения однокопытного за узду Отдельной человекоединицей По pазмеpу сходной с pазмеpами pогового покpытия пальца Огpаниченной нестандаpтной упаковкой, - Пpивет тебе, большой человек! - Пpодолжай двигаться мимо! - Мои оpганы зpения видят угpозу в твоем существе! Где место дислокации меpтвой дpевесины? - Центp хаотической дислокации деpевьев, Очевидно, pодитель мужского пола Отделяет их от коpней остpым пpедметом, А я тpанспоpтиpую! Hевооpуженным ухом можно было уловить звук, Хаpактеpный для удаpов остpым пpедметом, Пpедназначенным для отсоединения деpевья от коpней. - А какова у pодителя величина социальной ячейки общества? - Ячейка большая, но всего две еденицы Мужских особей: мой pодитель и я... - Полная ясность! А имя твое каково? - Влас. - А количество пpожитых лет? _ Биологический возpаст не велик... Пpодолжай движение, ты, Лишенная пpизнаков жизни! Подала гpомкий голос человеческая еденица, И, осуществив pывок за узды, Увеличила общую скоpость системы...

Виктор ЛУНИН

Про Шушундру и Шишимору

"Шу-шу-шу" - вроде прошуршал-пролетел еле слышно лист, а это и не лист совсем. Это лесовичок Шушуня прошёл меж деревьями, проверяя, всё ли в порядке в его небольшом хозяйстве, не засыпана ли иглами и листьями тропинка, не мешают ли кому упавшие с деревьев ветки и шишки.

Был Шушуня тихим и добрым. Никого не обижал. Наоборот, каждому помогал, чем мог. Синичке - гнездо поправить, белке - дупло почистить, зайцу - норку высушить. Все лесные жители любили Шушуню и дружили с ним. Казалось бы, живи да радуйся! А Шушуня грустил. А всё потому, что не было у него родственников. То есть были, конечно, но где-то в дальних лесах, куда и не добраться. А ближние леса человек давно вырубил. "Вот бы мне брата или сестру! - сказал однажды Шушуня своему другу ворону. - Не было бы на свете лесовичка счастливее меня!" - "Погоди, не горюй, - ответил ему ворон. - Жизнь твоя долгая. Глядишь, кто-нибудь из твоей родни и доберётся до наших мест".

Алекс ЛУРЬЕ

Бутч и Кэссиди

Часть первая

"Жили-были два громилы..."

I

Горькое очарование некоторых прописных истин лучше всего познается на собственном примере - наглядно и убедительно. Что, впрочем, далеко не всегда указывает путь решения проблемы. Банально, что власть и деньги лучше, чем их отсутствие. Но что поделать, если их нет и не предвидится. И чувство юмора в этом случае вовсе не компенсирует чувство самоуважения. Немного ведь, в принципе-то, надо, но, видно, слишком многим сразу...

Александр Лурье

КАРФАГЕН: ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ

Ответ критикам статьи "Прогулки по Карфагену"

ВМЕСТО ПРОЛОГА

ЖИТЕЛИ ТИХОГО ОМУТА

ДЕТИ ПОДЗЕМЕЛЬЯ СРЕДИ СЕРЫХ КАМНЕЙ

ЛИТЕРАТУРНЫЙ БАЗАР, или ЗАКОН "ТУСНИ"

ФАЛЬШИВЫЕ ЛАБИРИНТЫ И ЗАПЛЕВАННЫЕ ЗЕРКАЛА

ПОДВИГ РАЗВЕДЧИЦЫ,

или НА КАЖДОГО ПРОФЕССИОНАЛА ДОВОЛЬНО ПРОСТОТЫ

БОРЬБА С МИФАМИ ПО-НАНАЙСКИ

или РУССКИЕ РЫЦАРИ НА RENDEZ-VOUZ