Подарить вам город?

Другие книги автора Юрий Евгеньевич Яровой

"Их искали на территории в пять тысяч километров, территории, которую трудно представить, не имея перед глазами крупномасштабной карты. Их имена в течение четырех дней повторялись в десятках телеграмм и рапортов, разносились по всему Уралу радиостанциями…"

Книга основана на реальных событиях произошедших в 1959 году, и связанных с гибелью тургруппы Игоря Дятлова в Приполярном Урале. Автор книги - один из участников поисков.

Над бескрайними сибирскими просторами терпит бедствие ИЛ-18 – на борту самолета пожар. В этой ситуации – «рядом с катастрофой» – все мысли и чувства людей напряжены до предела. Как поведут себя герои повести, оказавшиеся на пороге между жизнью и смертью, учитывая, что «порог» это находится на высоте несколько тысяч метров над землей?

По мотивам повести снят фильм «Размах крыльев».

Юрий ЯРОВОЙ

ПОДАРИТЬ ВАМ ГОРОД?

Второй раз в Ленинград Лавров попал лишь год спустя: не согласился тогда главный конструктор с протоколом, который привез с собой Лавров из ленинградского СКБ; разговор вышел крупный и закончился заявлением об увольнении. Глупое, конечно, было решение - что тут скажешь? Два месяца поисков новой работы, все не то, не то... Не по душе. Да и должность... Там он был руководителем группы, считай, исполнял обязанности начальника сектора, а предлагали в лучшем случае старшего... Наконец вроде бы на месте, и машина интересная, но - ирония судьбы! И вот год спустя он снова приехал в Ленинград уточнять детали проекта с заводом, где эту машину и предстояло изготавливать, и вновь приехал без брони на гостиницу.

НАУКА НА ГРАНИ ФАНТАСТИКИ

ЮРИЙ ЯРОВОЙ

Эта странная кора...

Как бы вы отреагировали на сообщение о том, что Москва опускается в недра Земли? Неуклонно, неторопливо, по четыре миллиметра в год, но тем не менее опускается... Так стоит ли тогда удивляться, что Уральские горы были некогда дном морским?

- Да нет же! - искренне возмущается профессор Г. А. Смирнов, заведующий лабораторией литологии и фациального анализа [Литология - наука о камне. Фация - пласт или, свита пластов, отличающихся одинаковым литологическим составом] Института геологии и геохимии Уральского научного центра. - Нет, нет и еще раз нет! Урал был не просто дном моря, а там, в глубинах океана, был заложен и сформировался! Заложен, понимаете? Заложен, если хотите воздвигнут, создан тектоническими силами. В чем тонкость? Хорошо, начнем все сначала...

«Глубокоуважаемый Геннадий Александрович!

Как видите, я не забыла вашей просьбы, хотя и не уверена — все ли ваши вопросы запомнила.

1. С чего началось?

В двух словах — с изучения «эффекта Кирлиан».

Живут эти супруги в Краснодаре, увлекаются разными вещами, и вот однажды им (кому уж точно — не знаю) пришла в голову мысль сделать снимок зеленого листа в высокочастотном поле. Собрали установочку (наверное, такую же, как первая наша — конденсаторная), между пластин конденсатора поместили листок и... Представляете, на поверхности листа, самого обычного, любого зеленого, едва его подвергнешь облучению высокочастотным полем, появляются мелкие пестрые — оранжевые, красные, голубоватые — точки, которые вдруг сменяются крупными лиловыми пятнами, а еще спустя секунду-две — новая картинка, словно в калейдоскопе, когда его поворачиваешь. Представляете? А что было с нами, когда мы все это впервые увидели собственными глазами! Антон торжественно заявил: «Я перерыл всю литературу, дважды консультировался у Добродеева — полный шок. Шедеврально, а? Никаких гипотез о природе свечения — пусто. Вот так конфетку преподнесли Кирлиан... Кто «за»?»

Издавалось в сборнике «Поиск-80». Свердловск, Средне-Уральское кн. изд-во, 1980. — 368 стр.

Архитектор Виноградова придумала принципиально иной вид архитектуры: дома с открытыми объёмами. Но обычные материалы не годились для подобного строительства. И тогда, влюблённый в Виноградову лаборант изобретает кирпич из сверхплотной воды.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Сюжет повести Геннадия Гора «Докучливый собеседник» фантастичен. Одним из главных ее героев является космический путешественник, высадившийся на нашей планете в отдаленные доисторические времена. Повесть посвящена жизни и труду советских ученых, проблемам современной антропологии, кибернетики и космонавтики.

Странная штука – память. Казалось бы, что за тридцать лет можно забыть напрочь дорогу в Дом. Но стоило мне оказаться опять в этом городе, как я вспомнил все.

Конечная станция подземки, выход из последнего вагона. Теперь все время налево – сначала после автоматов с турникетами, потом в туннеле подземного перехода, извивающемся замысловатым зигзагом, и наконец – вверх по левой лестнице, чтобы выбраться на поверхность.

Снаружи изменения есть, но не настолько радикальные, чтобы сбить меня с толку. Вместо старого сквера с буйной растительностью – сверкающий хромом и золотом торговый центр. Вместо киосков, где продавали мороженое, конфеты и газированные напитки, – многоэтажная автостоянка. Вместо старенького кинотеатрика, где когда-то по субботам и воскресеньям было просмотрено столько захватывающих фильмов, – очередной филиал очередного банка.

― Пройдите по тому коридору и подождите меня где—нибудь в холле, ― сказал режиссер и с видом очень занятого человека помчался в буфет покупать сигареты.

Мартын Еврапонтьевич Васильков с уважением посмотрел ему вслед. «Большой человек, ― подумал он, ― небось, кажный день с екрану говорит. Это не то, что картошку в огороде сажать. Большой человек».

Одернув полы старенькой, но еще крепкой флотской тужурки с потускневшими галунами ― как лихо он выглядел в ней лет эдак сорок пять назад! ― Мартын Еврапонтьевич смиренно прокашлялся и отправился в холл. Полосатые брюки «клеш» неслышно подметали пол, укрывая до блеска вычищенные каблуки, и приятно шелестели, будто совсем недавно купленные. Впрочем, Васильков их почти и не носил ― разве что только по большим праздникам…

— Как всегда, Аделаида Петровна запаздывает, — сказала преподавательница физкультуры и бодро закинула левую мускулистую ногу, туго обтянутую синим тренингом, на не менее мускулистую правую. — Прекрасно знает, что педсовет назначен на семнадцать ноль-ноль… — И она метнула быстрый взгляд на директора школы, восседавшего в конце длинного стола, накрытого зелёным сукном в чернильных пятнах. Директор старательно чинил карандаш и не отреагировал.

— Мой Гоша, — погромче сказала физкультурница, — говорит, что Аделаида Петровна приходит в класс после звонка…

Новый председатель колхоза «Светлый путь», что имеется в селе Медведка, сразу же ретиво принялся за искоренение пьянки. Перво-наперво были строго предупреждены самогонщики, а затем ликвидирован винный отдел в местном универсальном магазине. Пром- и продтовары размещались в просторной пятистенке, всем заведовала и торговала Нюся. Закрытие винного отдела она пережила тяжело. Несколько дней ходила с заплаканными глазами и скандалила в сельсовете, требуя снижения плана. Значимый тёмный привесок к товарообороту давали бутылки «бормотухи», разные портвейны и, конечно, водка. Жители Медведки забегали за хмельным больше по праздникам и по случаю приезда родни из дальних мест. Основными же потребителями считались буровики. Который год бурили они в тайге, километров за двадцать от деревни, и в любую погоду навещали Нюсю. Несколько раз даже, к восторгу деревенских ребятишек, прилетали на вертолёте. Товар всегда забирали оптом, сдачи не брали.

Хуршид обрывал с веток листья для гусениц шелкопряда… Странные они, эти гусеницы: едят только листья тутового дерева. Неужели у яблони или винограда хуже?.. Эх, однообразное это занятие. Сиди и готовь корм этим привередам до двенадцати, а то и двух ночи. Какие уж тут домашние задания о них и не вспоминалось. А взять хотя бы мать. Не выдержав бессонных ночей, в последние дни она очень устает. Да разве скажешь людям, что семье не под силу следить за коконами, когда весь колхоз ими занимается… А эти ученые. Неужели же не могут изобрести другой способ получения шелка? — удивлялся про себя Хуршид. Ведь ракеты в космос одна за другой летают, так почему же не придумать какую-нибудь еду посытней этой прожорливой гусеницы?.. С досады мальчик даже махнул рукой…

Войдя в собственный подъезд Нефедов оказался в кошмарном сне. Такого ужаса он, наверное, не испытывал в своей жизни никогда… Но кому и зачем нужно так пугать Нефедова?

Как трудно молодому поколению понять привязанности старшего... А конфликт непонимания повторяется между каждыми новыми поколениями в новом своем витке. И не так важно, что непонятно новому поколению: езда в переполненных электричках на дачный огород или путешествие на глиссере в родной город…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В книгу вошли остросюжетные повести известных советских писателей, работающих в жанре детектива: «Ловушка» Н. Леонова, «Супермен» Н. Псурцева, «При невыясненных обстоятельствах» и «Без особых примет» А. Ромова. В них рассказывается о сотрудниках уголовного розыска, которые рискуя своей жизнью, ведут бескомпромисную борьбу с преступными группами всех мастей: налетчиками, рэкетирами, лобовиками и убийцами.

Планета ученых и романтиков с красивым названием — Снежана, потому что снежная, хотя средняя дневная температура на планете +22 °C. Просто вода существует на планете в виде воды-44, температура плавления льда из этой воды около +44 °C. Жизнь ученых на планете идет своим чередом, но неожиданно вокруг планеты и ее звезды Корриатиды образуется непроницаемый Черный Кокон…

Повесть советского писателя А. К. Югова (1902-1979) рассказывает о подростках, увлеченных наукой и разведением голубей, о дружбе и первой любви. Повесть "Черный дракон" впервые увидела свет в 1939 г.

В этот сборник включены произведения известного русского советского писателя, получившие признание читателей. Эти произведения объединяют раздумья о подростках, о трудностях, встречающихся на их пути, о дружбе и любви.