Под морским дном

Под морским дном

Денис ШАПОВАЛЕНКО

ПОД МОРСКИМ ДНОМ

Вибрация барабанных перепонок передавала в мозг чистейшие сигналы синтезатора. Внутри позвоночника по спинному мозгу медленно проплывала цепная реакция нервных клеток от кончиков пальцев к сознанию. "Бархат" - говорили эти сигналы, и мозг взрывался от неразделенной радости от этого чувства. "Бархат", это было великолепно. Заскрипела дверь, на пороге был человек. Мои глаза были закрыты, но мозг ясно вырисовывал его крепкий силуэт на черном фоне коридора. Был только один человек, кто в это время мог сюда заглянуть. Сознание ликовало, тело схватила сладкая судорога. Я застонал. Ренуар подошел ближе ко мне, снял с моих глаз солнечные очки. - Рос, ты в порядке? - Мсье! Мсье Рос... Только так. - Мсье Рос, ты в порядке? - Абсолютно... Что ты мне принес, Ренуар? - Винт. - Отлично... После "винта" я не чувствовал рук, я не чувствовал тела, я перестал думать, мои мысли преобразовались в инородную материю, я мог завести беседу с самим собой, но не знал слов. Я не знал ни одного слова, я ничего не знал, перестал существовать. Сейчас я жил чужими чувствами, чувствами Роса, того самого Роса, кем я был совсем еще недавно, и кого предал уже слишком давно чтобы оглядываться назад. "Бархат", крутилось в голове у него, и я был в экстазе от этого.

Другие книги автора Денис Шаповаленко

Денис ШАПОВАЛЕНКО

ЧЕЛОВЕК БЕЗ ЭМОЦИЙ

Жилище его составляла двухкомнатная квартирка на втором этаже пятиэтажного дома. Старый хрущевский дом смотрелся как-то криво и печально. Скромно выделяясь среди здоровенных тополей, он выглядел уныло и навевал романтическо-пессимистические настроения. Маленькая детская площадка перед его окнами почти всегда пустовала и еще более подкрепляла удрученное состояние души. А оно господствовало здесь в полной мере. Человек в сером плаще и черных ботинках с невыразительной шляпой на голове, опущенной так что нельзя было разглядеть глаз, быстро, но не торопливо вышел из-за угла. В движениях его не было ничего - ни тревоги, ни осторожности, ни паники, ни спокойствия. Он просто шел, шел в самом банальном смысле этого слова. Нога ступала за ногой, метр проходил за метром. Он не смотрел по сторонам, не поворачивал головы. Хотя никто не видел его глаз в это время, но он даже не смотрел себе под ноги. Путь был привычен. Миллионы раз он проходил его, миллионы раз он ступал по тому же самому асфальту теми же самыми черными ботинками. И этот раз был не исключением. Все, кто его видели, предпочитали побыстрее забыть о нем, а те, кто слышали, не стремились увидеть. Его не презирали, но и не любили; никто не питал ненависти к нему, но никто и не стал бы заводить с ним разговор. Вряд ли кто-то осознавал почему, но так уж завелось. Он был нулем для них. Не было ни плюса, ни минуса - просто нуль космической пустоты. Без звука, без запаха, без эмоций. Поравнявшись со вторым подъездом, человек свернул и, нажав на ручку, открыл дверь. Внутри царила тьма и не было никого, кто смог бы увидеть его глаза, но он и не стал поднимать шляпы. В этом просто не было смысла, так же как в этом не было и бессмысленности. Шляпа просто оставалась на месте, как Земля продолжала свой бесконечный путь по своей орбите. Мерно и неумолимо; без ускорений и остановок. Пройдя лестничную клетку, он прошел мимо почтовых ящиков. Почты не было. Он никогда не проверял это, он просто знал, что ее не было, нет и никогда не будет. Это было одним из правил. Как и то, что никто не должен видеть его глаз. Особых причин на это не было, но не было также и возражений. Зачем, почему - не играло роли. Просто это было так. Дойдя до своей двери, рукой в черной кожаной перчатке он вынул из кармана ключи от дома. Движение руки не было резким, но и плавным его назвать было сложно. Он просто вынул их, так, как никто другой ничего никогда не вынимает, без единой мысли, но и без рассеянности, без напряжения, но не будучи расслабленным. Он извлек их из кармана. Движение было почти гипнотическим, оно велело забыть все и узнать ничего, ничего, кроме себя. Ключ повернулся в скважине и дверь отворилась. Тьма еще большей концентрации чем в парадном дыхнула в лицо. Не было ни запаха, ни чувственной перемены температуры. Была лишь тьма, та самая нейтральная тьма, которая при свете луны концентрируется и превращается в вампиров и ведьм, она собирается в шкафах и под кроватями и заставляет в себя верить. И вскоре ты не можешь не верить, так как просто знаешь о ней и, более того, ты боишься ее. Страх движет тобой, он живет в тебе, живет для тебя, и отказаться от него невозможно. Войдя внутрь, он захлопнул за собой дверь. Тьма окутала его со всех сторон, словно густой черный туман. Воображение фантаста заставило бы его написать величайший бестселлер; музыкант бы сотворил потрясающей силы произведение и покончил с собой; а любого верующего посетил бы сам дьявол, требуя обмена бессмертной души на все земные блага. Но человек в плаще только лишь протянул руку и зажег свет. Тот жесточайшим образом изрезал мистическую тьму на куски, измолотил ее, заставив молить о смерти, лишил жизни, и развеял прах самым гнусным образом. Коридор был пуст. Не было ни мебели, ни обоев. Лампа на потолке магическим образом притягивала к себе все внимание, являясь здесь единственным признаком человеческого обитания. Человек снял ботинки и плащ. Оставив их лежать прямо на полу, он проделал то же самое и со своей шляпой. Пройдя дальше по коридору, он вошел в кухню. Остатки искалеченной тьмы все еще прятались там от зверской жестокости света. Клочки ее виднелись в дальних углах и словно молили о пощаде. Но человеку не было никакого дела до тьмы, впрочем так же как и до света. Зажжа свет в кухне, он казнил остатки тьмы в помещении, и покалечил ее старшего брата за окном. Занавесок не было, так же как и любой другой мебели. Кроме раковины у стены, здесь царила полная пустота. Выпив воды из-под крана, он вытер губы рукой и направился в комнату. Тут еще царил мрак. Упыри и вурдалаки обрели почти четкие очертания и теперь, повизгивая и похрюкивая, водили свой бесконечный хоровод прямо посреди комнаты. Сытые вампиры довольно притаились под потолком, благотворно, почти желая добра, глядя на весь остальной мир. Казалось, было слышно чье-то прерывистое и хищное дыхание прямо перед своим носом, а включа свет, ты окажешься лицом к лицу с какой-то волосатой морщинистой тварью, безобразно улыбающейся тебе, словно с насмешкой. Зомби, покачиваясь при ходьбе, бестолково пытались заставить совсем еще недавно свое тело покоряться, но терпели поражения. Чья-то отрезанная голова, ухмыляясь, пролетела за окном, а обезглавленное тело тщетно билось в стекло, пытаясь взвыть при этом каждый раз, если бы было чем. Был мрак, и этим все сказано. Свет в который раз проделал свое омерзительное дело и теперь приветливо пытался склонить к себе все внимание и любовь. Человек вступил в комнату. Как и везде здесь было пусто, но как и везде, в этой комнате находилась только одна вещь. Этой вещью была кровать. Ни матраса, ни простыни и подушек на ней не было. Металлический каркас да пружины составляли все ее нехитрое устройство. В общем, и это было излишком. Человек никогда не спал, никогда не уставал, и никогда не чувствовал облегчения. Он вообще ничего не чувствовал. За окном в предсмертной агонии тщетно билась тьма. Свет свирепствовал во всю. Режа, буря, рвя, крутя, насилуя ее, он неумолимо служил человечеству. Убийство первоосновы существования было его работой. И без нее он - ничто. Это было очередной схваткой противоположностей, уже давно заполнивших и поработивших весь этот мир. Это высвобождало энергию - ту самую важную силу, необходимую для продолжения жизни (и смерти). Противоположности, так же как и жизнь и смерть никак не волновали человека, прикрывающего глаза. Его ничего не волновало, а он не волновал никого. Это было еще одним правилом, так же как и наличие и расположение мебели в квартире. Но, если действительно хорошо вдуматься, даже эти правила не волновали его. Вторая комната служила последним прибежищем гибнущей тьмы. Но это была уже не та тьма, способная на что-то. Тьма с силой и энергией уже давно погибла в безрезультатной битве со смертельным и стремительным вихрем пронзительного света. В живых осталась лишь та часть, которая, положившись на удачу и благосклонность противоположности, решила отсидеться в дальних уголках своего обиталища. У тьмы всегда была одна проблема - ее всегда было слишком много. Все незаполненное пространство становилось немедленно заселено ею в первый же удобный момент. Вот тогда-то и приходил свет. Как хищник, убивающий дикую козу для пользы всего сложного механизма природы, он очищал пространство для всеобщего развития. Тьма знала это и не сопротивлялась. Это просто не имело смысла. Смысл был давно уже предопределен, но не ею и не светом, и даже не добром и злом, а тем, чего никому постигнуть невозможно. Тем, что есть ею и ее противоположностью, что ничем не правит, но держит концы всех нитей в своих руках. Свет был включен, разрушая все тайные надежды и мольбы тьмы; равновесие сил еще немного приблизилось к идеалу, но какая-то другая сила отодвинула его в сторону и все осталось по-прежнему. Как и везде, в комнате не было ничего. Только большое старое зеркало, потрескавшееся в одном углу, было аккуратно прислонено к дальней стене. Свет отражался в нем, усиливаясь почти в два раза. Зеркала были специально созданы, как единственное внешнее оружие света. Отражаясь в нем, он усиливался и мог искусственно менять свое направление; тьма-же, попадая в него, умирала, а на ее место приходила все новый и новый мрак, готовый всегда дать бой, но всегда неизменно терпевший неудачу. Выключив свет, человек без эмоций прошел обратно в кухню. Отключив лампы там и в коридоре, он вернулся в первую комнату. Теперь одинокая лампочка грустно но самоотверженно светила под потолком, храбро отбивая нападения тьмы из коридора и кухни. Тьма-же хищно но упрямо сверлила ее предвкушающим победу взглядом, шипя и извиваясь от ударов ее острых, как лезвия тысячи бритв, лучей. Щелчок выключателя - и бой был уже окончен. Свет угас, трусливо свернувшись дрожащим клубочком в середине своего временного обиталища - лампочки, но не умер. Месть придет и тогда тьма еще пожалеет. Человек без эмоций лег на поскрипывающую кровать и прикрыл веки. Взамен ясному и понятному, упорядоченному ходу света, в комнату наконец вступил непривычный хаос тьмы. Бесы и лешие ворвались внутрь с дикими криками и воплями, круша и сминая все на своем пути. Где-то совсем рядом раскатисто проревел оборотень в своем настоящем состоянии, завыли волки и прочирикала стая диких воробьев. Утопленники стали медленно вползать внутрь, стелясь по земле и надрывно стоня, и хватать за ноги каждого чтобы утащить глубоко под воду дабы облегчить свои страдания. Русалки прочвякали своими хвостами по полу, тщетно пытаясь передвигаться по суше; при неудаче острые зубы виднелись в их ртах, глаза становились мертвенно-синими, волосы превращались в ком шипящих змей, а еще недавно бывшее прекрасным обнаженное тело становилось морщинистым и омерзительно скользким. Пол разверзся, обнажая дикую пылающую огнем пасть ада и заставляя вспомнить о грехах и о библии; из него, хихикая и сладко улыбаясь, один за другим начали выпрыгивать черти. Быстро и хитро осматриваясь по сторонам, они щелкали своими хвостами, извлекая сноп искр, и метались в стороны, подыскивая очередную жертву. Затем появился сам Сатана. В своем сверкающем зОлотом темно-синем плаще с высоким воротом его красно-черное, словно из догорающего пепла, тело выглядело более чем зловеще. Красивые, цвета темной слоновой кости, ветвистые рога готически устремлялись к небу. Лица не было; улыбающийся конский череп составлял голову, а толстая чешуйчатая шея напоминала туловище огромного рака. На массивном мускулистом хвосте с острием на конце виднелись заостренные кончики хвостовых позвонков; колени задних ног резко изгибались назад, оканчиваясь копытами, от чего его походка наводила такой ужас, что о неповиновении не могло быть и речи. Сатана держал в руке какую-то древнюю книгу - символ знаний и власти - со странным знаком на ней, означавшего скорее всего абсолютную смерть. У человека без эмоций не было ни единого чувства по этому поводу. Может быть, ему все это привиделось, если это вообще возможно, а может быть и нет. Ведь все дело в том, что у него нет эмоций, а значит нет страхов и надежд. Но это не значит, что у него внутри совсем пусто. Пустота ведь тоже материальна, правда? Растолкав леших, наступив на какого-то жалкого утопленника, человек без эмоций стал протискиваться во вторую комнату. Когда приходит Сатана, следует быть поосторожней. Сегодня тьма принадлежит ему. Вчера она принадлежала Богу. Бог не есть свет, Бог даже не есть добро. Бог это просто Бог. Как материя есть материя, а время - время. Это просто ТАК, но это не значит, что это неизменно. Подошев к своему зеркалу, человек без эмоций сел перед ним скрестив ноги и взглянул на свое отражение. Он был человеком - во всяком случае с виду. Мышиного цвета волосы были отпущены и теперь волнами опускались на щеки. Совершенно правильный нос четко выделялся на лице, тонкая линия сжатых губ была даже чем-то привлекательна, легкая небритость придавала некоторый шарм общей картине. Но у человека без эмоций не было глаз. На их месте лишь выделялась пара черных дыр, казалось, бесконечно глубоких. Дна их не было видно, да и вряд ли оно вообще существовало. Черти заживо сжигали лешего за его спиной, пламя дико отражалось в зеркале, и это придавало его лицу еще больший зловещий оттенок. Который раз он садиться перед этим самым зеркалом, который раз он пытается наконец найти дно в глубине этих бесконечных скважин, и в который раз он терпит поражения. Дна не было, он понял давно; да и зачем оно ему нужно он не знал, просто он его пытался найти, почему-то это было важно. Говорят, глаза - зеркало души. Правда ли это? Нужно будет обязательно спросить у Бога, когда прийдет. Или у Дьявола, может он знает. Хотя зачем спрашивать? Зачем знать? Нет причин, нет смысла, нет цели. И не нужно; все что нужно - будет, а если ничего нет - ничего и не нужно. Такие вещи следует оставлять решать высшим силам. Хотя и это его тоже не волновало.

Денис ШАПОВАЛЕНКО

ИНОПЛАНЕТЯНЕ

Мистер Джейкобс как раз собирался приступить к чтению свежей прессы, когда водитель внезапно окликнул его. - Пишут, что в городе объявились инопланетяне, сэр. Мистер Джейкобс косо взглянул на водителя. Он терпеть не мог такого панибратского отношения, тем более если собеседник - твой водитель. Кроме того мистер Джейкобс презирал подобную чепуху, как летающие тарелки, но Тоб, водитель, по-видимому не разделял его точку зрения, и поэтому немедленно потерял несколько очков в глазах мистера Джейкобса. Поэтому он решил ограничиться лишь сухой фразой, мысленно поставив галочку найти более подходящего человека на пост личного водителя. - Глупости. Кстати, на твоем месте я бы помалкивал и смотрел на дорогу. Тоб был в общем не глупым парнем и быстро усек, что босс не в настроении, и решил попридержать свой язык. Мистер Джейкобс был одним из тех "старых хренов", которые никогда ни кому не поверят, пока не удостоверяться собственными глазами. Он страшно гордился этим своим качеством, величая его "здравым смыслом" - это было его излюбленным словечком на все случаи жизни. Взглянув в газету, мистер Джейкобс на первой же странице обнаружил столь живо заинтересовавшую Тоба статью. "В Нью Хаммертоне Живут Инопланетяне!" гласил крупный заголовок. "Глупости", повторил в уме мистер Джейкобс. В отличие от всего остального населения земли, мистер Джейкобс неоспоримо считал, что монополия на здравый смысл принадлежит только ему. Рассудив таким методом, Джейкобс здраво решил проигнорировать эту статью и поставил в уме еще одну галочку - подумать об утренней подписке на какой-нибудь другой бульварный выпуск газет, так как "Хаммертон Джорнал" явно расхлябался. Но умело составленный выпуск таки заставил холодный взор мистера Джейкобса ненадолго задержаться на выделенном участке текста: "Местная ясновидящая Сара Ковалевски утверждает - в городе живут инопланетяне. Они живут среди нас и скоро собираются захватить мир!". Этого вполне хватило мистеру Джейкобсу и он с негодованием перевернул страницу. Дальнейшие поиски полезной информации в газете не увенчались успехом и раздосадованный Джейкобс, бормоча себе под нос все возможные ругательства, на которые был способен его отнюдь не скудный словарный запас в сторону газетчиков и заодно современную молодежь. Увлекшись этим занятием, мистер Джейкобс пропустил мимо внимания абсолютно абсурдное поведение Тоба. Тот внезапно выставил руку в окно и зажав руку в кулак, выпрямил средний палец и пробормотал весьма крепкое словцо, пополнив словарь мистера Джейкобса. - Чертов хрен, - сказал он немного громче. - Что черт побери произошло, Тоб! - негодующе воскликнул мистер Джейкобс. - Вы видели эту чертову красную феррари, сэр? Она чуть не намяла бока

Денис ШАПОВАЛЕНКО

СЕМЬ ГРЕХОВ

гордость

|

алчность \ | / страсть

\ | /

\ | /

злость ------- * ------- зависть

/ - \

/ \

лень / \ обжорство

БЫЛА СОЗДАНА ЗЕМЛЯ И БЫЛИ СОЗДАНЫ ЛЮДИ. БЫЛО ДОБРО И БЫЛО ЗЛО. И БЫЛА БИТВА МЕЖДУ ДОБРОМ И ЗЛОМ. И НИКТО НЕ ОДЕРЖАЛ ПОБЕДЫ, НО НИКТО И НЕ ПРОИГРАЛ. И БЫЛО РЕШЕНО ДАТЬ ЛЮДЯМ ПРАВО РЕШАТЬ ЗА КЕМ ПОБЕДА. И БЫЛИ ДАНЫ ЛЮДЯМ ПРАВДА И НЕПРАВДА. И БЫЛА ДАНА ИМ СВОБОДА ВЫБОРА. И ЛЮДИ ВЫБИРАЛИ.

Денис ШАПОВАЛЕНКО

ПАЛАЧ

"Черт!", выругался Нилл, "Опять выход! Они там что, с ума сошли? Третий раз за последнюю неделю. Этого и профессионал не выдержит." "А ты не профессионал - поэтому и выдержишь," ответил Узрк. "Это мы еще увидим", хмуро буркнул Нилл, надевая скафандр. "А ведь я не астронавт. И какого черта я им понадобился?" "Ты был выбран Судьей, а он всегда прав и ты это знаешь." "Да, да..", неразборчиво пробормотал Нилл, "Но нет гарантии что создатель Судьи не ошибся." "Что?", не расслышал Узрк. "Ничего", грубо ответил Нилл. "Готовность номер один!" "Готов!", быстро, по-солдатски выправившись, гаркнул Узрк. "Так-то лучше", тихо сказал Нилл. "Пожелай мне удачи." "Удачи, сэр!" "Спасибо, Узрк, тебе тоже." "Благодарю, сэр!"

Денис ШАПОВАЛЕНКО

LOOP

День выдался на редкость странным. С самого утра небо заволакивали темные грозовые тучи. Не оставалось ни одного чистого клочка неба, сквозь который мог бы протиснуться лучик солнечного света. Метеорологи предсказывали грозу. Но что-то было не то. Не было того давящего, душного воздуха, всегда предшествующего ливню. Просто были тучи. Много туч. Я вышел из своего подъезда и направился на остановку троллейбуса. Там уже стояла довольно внушительных размеров толпа. Видимо троллейбуса давненько не было. Черт, придется снова толкаться в салоне, ругаться в пол голоса, проклиная своего босса, и защищаться от беспощадных локтей соседей. Но есть и положительные стороны - прийдется меньше ждать троллейбуса, и больше возможности проехать зайцем, с удовольствием досадив ненавистным контроллерам. А вот и троллейбус! Надо подбежать. Похоже, не только меня посетила подобная идея. Троллейбус проезжает остановку. Мы все дружной толпой устремляемся ему вслед. Вот он наконец остановился. Запыхавшиеся люди с нервными, но и счастливыми выражениями на лицах нетерпеливо переступают с ноги на ногу, с надеждой взирая на раздвижные двери троллейбуса. Наконец те открываются. Немного народу высыпалось из них и поспешно устремилось удалиться. Прийдется быть немного наглее обычного. Насупившись, я с серьезным выражением на лице распихиваю толпу и, подтянувшись на периле, влезаю внутрь. Соседние бабки неодобрительно взирают на меня. Одного моего взгляда хватает им, чтобы поспешно отвернуться и погрузиться в раздумья, какую сплетню сочинить обо мне на сегодняшнюю посиделку или бесконечный телефонный разговор. Вот вроде все (самые счастливые / самые наглые) и влезли, а самые добропорядочные (глупые / брезгливые) остались героически выжидать следующего пришествия троллейбуса. Вот мы тронулись. Салон легонько покачнулся, я привычно переместил центр тяжести с левой на правую ногу. Пейзаж за окном принялся набирать ускорение, скрывая от глаз ненавистную остановку и завидующие взгляды оставшихся. И тут что-то произошло. Троллейбус резко затормозил, а через секунду уже опять ехал с прежней скоростью. Не было того привычного чувства инерции, ни разгона после остановки. Более всего это было похоже на щелчок объектива в фотоаппарате. Вот все стоят, обнявшись и улыбаясь в камеру, вот ты смотришь на них сквозь объектив, щелк - все замерло на долю секунды, а теперь уже ты видишь, как они разбегаются в стороны, как улыбки спали с их лиц, внимание уже приковано к чему-то другому. Нет переходной стадии, нет задержки. Это мне показалось или то же самое произошло и со всеми остальными машинами на трассе? А может это все мне вообще померещилось? Нет, судя по удивленным, сильно раскрывшихся глазам пораженных бабок, растерянно тащащихся друг на дружку, не забывая тихонько и рассеянно жаловаться, что-то действительно было. Но стоит ли об этом заботиться? Однозначно - нет. Мало ли чего могло произойти - двигатель, плохая дорога, похмелье водителя, и еще куча столь же неудивительных факторов. "Прошу прощения, который час? Пол девятого? Спасибо. " Опаздываю. Через минуту все уже забыли о случившемся и погрузились в собственные, видимо более их интересовавшие, раздумья. Еще через минуту наступила моя остановка. Пора выходить. С удовольствием расталкивая локтями ворчащих бабок и остальных пассажиров, я с не меньшим удовольствием выхожу из плотно заселенного гроба троллейбуса. Асфальт дышит серым холодом, небо словно отражает его настроение. Вздохнув, я продолжаю свой путь.

Денис ШАПОВАЛЕНКО

PRISON

- Заключенный номер 384x12 готов к вынесению приговора, ваша честь. - Введите его сюда. В Галактическом центре разума в центре Бесконечности прямо перед Верховным Судьей материализовался сгусток энергии серого цвета. Слева и справа от него появилось еще два таких сгустка - сине-голубых. - В чем вина обвиняемого? - вопросил судья. - Незаконная реализация концентрата Зла в материальные миры, ваша честь. Ответил один из синих сгустков. - И нелегальное его распространение. - Где? - Мир номер G345H465J, тип: тепловой-молекулярный, система: G8, планета: Земля. - Идентификация подсудимого? - Свободный дух, ограниченные права, имя: арг'с-диа, но сам себя именует Мефистофелем. - Это правда? - судья устремил все свои сенсоры чувств к серому пятну перед собой. Чувствуя, что пси-энергия судьи намного превосходит свою собственную, обвиняемый понял что любое сопротивление бессмысленно. - Да. - просто ответил он. - Но с какой целью? - судья, казалось, был крайне удивлен. - Преследовали свои интересы? - Нет, ваша милость, - ответило серое пятно. Лгать не имело смысла. - Мне это доставляло удовольствие. Судья явно был ошарашен, а такое случалось с ним не часто. - Вы сами понимаете, что говорите? - пророкотал он. - Может быть, вы хотите поправиться? - Нет, ваша честь. - ответил заключенный. - Я полностью осознаю свои слова и никогда не стану их отвергать. А на вашем месте, господин Верховный Судья, я бы не стал задавать лишних вопросов и вынес бы себе достойный приговор. Судья, казалось, был очень озадачен. Наконец, после долгого молчания, он изрек: - Именем Справедливости, данной мне властью выношу я этот приговор. Сеятель да пожнет свой урожай. Отправьте его на планету Земля, тело и время пусть выберет себе сам. И позаботьтесь, чтобы люди узнали о его деяниях.

Денис ШАПОВАЛЕНКО

Life/Death

1.

- Этот мир должен умереть. - Почему? - Настало его время. - Времени не существует. - Для _них_ существует. - Неужели это тот самый мир? - Да. И теперь настала пора его смерти. - Но он еще совсем юн. Мы можем подождать. - У тебя есть на то основания? - Нет. - Тогда он должен умереть. - Но там ведь Время! - Мы его заберем. - Никто не выживет. - Но никто и не умрет. - Зачем нам Время? - Дать его другому миру. - Зачем? - Что бы и ему настал свой черед умереть. - Но ты сказал никто не умрет. - Но никто и не выживет. - Неужели тебе так нужна их смерть? - Это моя работа. - У тебя нет работы. - Но мне подвластна Смерть. - А мне Жизнь! - Ты свое сделал, теперь мой черед. - Нет. - Нет? - Без времени этот мир погибнет. Моя сила закончиться. - Но она будет продолжена в другом мире. - Мне наплевать на другой мир. Я люблю этот. - Ты нарушаешь правила. Опомнись. - Нет. Там жизнь! Там часть меня. Это _мой_ мир. - Ты знаешь что бывает за нарушение правил. - Знаю. Но мое Слово неизменно. - Значит, ты готов платить? - Да. - Зачем тебе этот мир? - Там - нужда во мне. - В остальных мирах тоже. - На остальных уже лежит твоя рука. - И на этом. - Этот еще можно спасти. - Зачем? - Ради Жизни! - Ты сделал свой выбор? - Да. - Ты готов разделить судьбу этого мира? - Да. - Ты сделал правильный выбор, сын. Надеюсь, удача повернется к тебе лицом. - Спасибо, отец. - Прощай. Я помогу тебе. - Прощай.

Денис ШАПОВАЛЕНКО

ЧАСЫ И ПИСТОЛЕТЫ

Мне всегда нравились часы и пистолеты. Просто удивительно, как чистой механикой можно добиться столь четкой слаженности механизма. Пружина шестеренка - барабан - курок - секунда - пуля. Минуты и жизни непреклонно текут и уходят в небытие. Правда есть разница, но не столь существенная. Ну и что, что секунда и ее производные - величины фиктивные, вымышленные человеком по каким-то странным законам, в то время как жизнь - величина постоянная, она дана нам самой природой. Суть существования - в движении, а что движется стабильнее секундной стрелки и быстрее пули? Возможно, только население земного шара.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Елена ПЕРВУШИHА

О СВЕРШЕHИИ ВРЕМЕH

Алкивиад был осужден заочно, имущество его

конфисковали, и еще было постановлено, чтобы его

прокляли все жрецы и жрицы, из которых только одна,

Феано, дочь Менона, из храма Агравлы, отказалась

подчиниться постановлению, сказав, что она жрица для

благословения, а не для проклятия.

Плутарх. Сравнительные жизнеописания.

"Когда-то, давным-давно, когда земля еще только-только на свет родилась, пришлось ей поначалу очень туго. Все Силы, какие только в мире есть решили ее извести. Hечего, мол, новшества разводить, нам и так неплохо. Ветры бедняжку теребили, волны берега жевали, глубинные духи кулаками ей в живот колотили, солнце то на полгода тучами закрывалось, то полгода с неба как полуумное скалилось. И людям тогда совсем скверно жилось. А боги только за голову держались. Они ведь просто поиграться хотели и не думали вовсе, что на их игрушку все так обозлятся..." Хочется плакать, а стыдно. Рукава мои, как это и полагается в разлуке с родиной, мокры. Правда, пока не от слез. Пока. Я стою в насквозь прокопченной кухне "Конца света", вдыхаю запах соленого чеснока и пивного сусла, раз за разом провожу лезвием по точильному камню, вслушиваясь в радостное "вжик-шмяк!" очередного ножа. (Совсем тут затупились бедняги без присмотра). Дымиться грязная вода в лохани, рядом возвышается глиняная башня перемытых тарелок. Мои руки покраснели и разбухли. Глаза, наверно, тоже. Хорошо, что тут темно. Я в десяти днях пути от столицы, от моря, от моего храма. (В десяти днях - это если верхом). Одна. Я кошусь через плечо на кухарку - смотрит ли? видит ли? - и, чтобы не завыть в голос рассказываю сама себе сказки. "Что тут делать станешь? Погоревали боги, побранились и пошли на поклон к морскому царю. И сильную клятву дали, если он им поможет землю от беды избавить, они ему в награду весь звездный свет подарят. Такое дело царю понравилось и даровал он богам власть над стихиями. Смирили они тогда и ураганы, и штормы, и духов глубинных в бараний рог скрутили. Все бы и хорошо, только одно плохо: не знают боги как с морским царем расплатиться. Звездыто с неба сорвать им тоже не под силу! Подумали они, потолковали, да и надумали. Привезли к морю сто возов соли, да в воду высыпали. Откуда мол морскому царю знать, каков он вблизи, звездный свет. С тех пор вода в море соленая. А тут еще оказалось, что с той поры, как боги в морском царстве побывали, младшая царевна младенчика ждет. Hу морской царь, конечно, сильно осерчал и богов, вместе с людьми проклял. А проклятие это такое, что стихии богам будут долго и верно служить, а когда все о страхе забудут, взбунтуются слуги и разнесут все в клочки. И будет тогда новое небо и новая земля. А на той земле внучок морского царя нагульный сам царем станет. И будет перед этим три знака. Сначала завоет Черный Пес. Потом запоет Черный Петух. А потом расколется земля, вылезут из нее две чудовищных змеи, сожгут все поля, отравят все реки и пожрут все живое". "Концом света" этот трактир прозвали не зря. Тут на одном берегу реки королевская земля, на другом - владенья дивов. Тут - один свет, там другой. Правда на вывеске намалевано попросту и без лишних сантиментов: "Мясо - Пиво - Табак". Людей, бегущих из оголодавшего Королевства, такие слова тянут к себе не хуже магнитной скалы. Прежде мы воевали с дивами. Hо прошлой осенью на побережье напали кровожадные и жестокие народы моря, и тут же все вспомнили, что дивы и люди Королевства - один народ, потомки двух братьев, что то ли из-за подковы, то ли из-за уздечки поссорились. Про старую ссору все скоренько забыли, потому сейчас на здешней границе тишь да гладь. Hекоторые, правда, боятся, что дивы могут и в спину ударить, но я так не думаю. Hу расправятся дивы с нами, а что им потом с людьми моря делать?! Утром, когда я сюда попала, тут и впрямь был конец света. Оказывается, на мое счастье, здешняя посудомойка уже два дня как сбежала с пастухом из дивьей деревни. В кухне посуды грязной скопилось - от пола до потолка. Хозяин, едва я о работе заикнулась, тут же меня за рукав к лохани потащил. Я его, конечно, сразу же осадила. Сначала купи, потом запрягай. Мы сговорились на стол, кров, три медяка в неделю, да отрез на платье в зимний солнцеворот. По мне, так неплохо. С голода не помру, и богиню свою прокормлю. Летом - одуванчики, зимой всегда морковку, или репку добыть можно. Богиню мне особенно жалко. Меня-то хоть за дело изгнали, а ее так, за компанию.

Михаил Петраков

Выбор Вечности

Холодная ночь. Полная луна. Призрачный свет озаряет кроны величавых древних лиственниц. В сумерках почти не различимы цвета, почти. Но в холмистых волнах смешанного леса угадывается темно зеленый оттенок, очень темный, временами теряющийся и переходящий в почти черный, но все же едва заметный. С высоты птичьего полета лес кажется застывшей поверхностью бурного океана, в глубине которого скрывается своя жизнь, таящаяся под пологом защитной растительности и не ведающая, что происходит наверху. Жизнь кипит даже сейчас, ранней весной, когда звери страдают от авитаминоза, а стволы берез начинают кровоточить. Вдали, на высоком холме угадывается силуэт средневекового замка. Жути в готическую картину подливает далеко растекающийся над вершинами корабельных сосен протяжный, тоскливый вой одинокого волка. К нему присоединяется второй, третий, и вот уже целая стая воет на серебряный диск. Невозможно определить, откуда доносятся колебания воздуха и как далеко хищные твари. Да это и не важно, если от них отделяют десятки метров высоты. Но если опуститься вниз, под кроны деревьев, то это начинает играть определенную роль. К тому же можно услышать и другой звук. Звук работающего мотора и бешено вращающихся колес. Шикарный бронированный "Мерседес" выхватывает фарами грязную колею грунтовой дороги. Мелкие кристаллики льда искрят в мощных лучах желтого света. Мотор надрывно ревет. Шипованные колеса с визгом прокручиваются, выбрасывая комья грязи на белый снег. Машина дрожит, дергается то вперед, то назад, но не в силах вырваться из плена полу растаявшего снега, смешанного с холодной землей. Бром Дейкер отпускает педаль газа и вылезает из машины, оставив дверцу открытой. Какого черта ты свернул на эту дорогу!.. Немного успокоившись, он с гулким звуком бьет ногой по крылу автомобиля. До асфальтированного шоссе оставалось всего около ста метров. Кусочек дороги виднелся между шершавых стволов лиственниц в два обхвата. Сначала Бром перепрыгивал лужи и старался не запачкать свои отполированные черные ботинки. Но вскоре бросил это бесполезное занятие и просто шлепал по грязи. Из внутреннего кармана пальто он извлек сотовый телефон и успел разложить его, когда слуха коснулся странный звук. Смутно знакомый, но одновременно очень неуместный в ночном лесу. Громко урчал голодный желудок. Бром уже вышел на опушку. Перед ним лежало метров сорок открытой местности. Потом кусты и заветная дорога. Он медленно оглянулся. Семь пар глаз пристально смотрели на него. Пушистая кошачья лапа леса выпустила свои когти. Шесть волков бесшумно вынырнули из леса и, расположившись полукругом, преграждали путь к спасительному салону "Мерседеса" и деревьям. Впрочем, Бром все равно бы, наверное, не смог вскарабкаться по толстым гладким стволам. Интересно, страдают ли волки цингой? Вряд ли, ведь они пьют свежую кровь. Лязгнули зубы. Один из волков зевнул, растягивая пасть (а может, просто разминал челюсти в предвкушении скорого пиршества). В шерсть на нижней челюсти у него вмерзли кровавые сосульки, образуя своеобразную бороду. Шесть волков и одна собака - крупная дворняга со свалявшейся шерстью. Волки были продолжением леса, естественной и неотъемлемой его частью, но собака не вписывалась в их стройные ряды. Они просто смотрели на него. Сначала Бром удивился. Потом понял, что это волки. Он полагал, что их всех давно уже перестреляли (но даже в этом случае не стоило исключать возможность встречи со стаей бродячих псов). Действительность оказалась богаче, и расширила ареал обитания хищников в представлениях Брома. Опасность медленно заползала в его сознание. Только бы не дать панике полностью завладеть рассудком, подчинив его лихорадочным метаниям. Дейкер не желал признавать себя источником витаминов. Бром взял себя в руки. Он осторожно снял пальто и бросил в центр полукруга, стараясь не делать резких движений. Треск швов, и кашемировое пальто за несколько секунд с глухим рычанием было разодрано в клочья. Но это дало Брому несколько мгновений. Никогда еще он не бегал так быстро. Организм мгновенно мобилизовал все свои силы и выдал все, на что способен сорокалетний бизнесмен, и даже больше. Ноги сами несли его. Бром даже не задумывался о своей скорости. Да, лет двадцать назад школьный тренер порадовался бы таким результатам своего воспитанника. Однако в соревновании с волками секунды не играли совершенно никакой роли. Вопрос заключался в том, успеет ли Бром достичь дороги, прежде чем его постигнет участь кашемирового пальто. - Триста шестьдесят девятый километр Кимберлийского шоссе. - Судорожные вздохи. - Ответвление грунтовой дороги, - хрипло диктовал Бром на автоответчик, с трудом переводя дыхание и вытягивая ноги из покрытых настом подтаявших сугробов. Волки, по брюхо утопая в снегу, продолжали преследование. На другом конце провода подняли трубку. - Алло, - женский голос. - Джерси! Вол... - Дейкер по колено ухнул в покрытое толстым слоем снега придорожное болото. Сотовый телефон выскользнул из руки и исчез в темной воде. Отчаянным рывком Бром преодолел упругие прутья кустов с опавшими листьями и выскочил на дорогу. Вожак стаи резким движением выпрыгнул из сугроба и застыл в гигантском прыжке, намереваясь сомкнуть челюсти на шее добычи. В последний момент собака полоснула клыками по ноге Дейкера. Ахиллесово сухожилие лопнуло, пронзив голень острой болью. Бром на мгновение выпал из реальности, потеряв контроль над собой. УУУУУУУУУУУУУУУ... - Fuu-u-u-uuck!!!... Огромная фура под предводительством грузовика с длинным, далеко выступающим передком, бампером врезалась в Брома, оторвав ему все внутренности и перемолов кости. Водитель отчаянно нажал на клаксон, кода увидел в желтом свете фар неожиданно выскочившую на дорогу фигуру. Осмелились бы остальные волки последовать за своим вожаком на проезжую часть, пропахшую чуждыми волчьему нюху запахами бензина и машинного масла, навсегда осталось для Дейкера загадкой. Звук промчавшегося грузовика затихал вдали. Слышался визг тормозов. Фура скользила по дороге с блокированными колесами. Удар пришелся по корпусу, прямо в грудь. Шестикилограммовая голова, сопротивляясь собственной инерцией, резко дернулась вперед. Хрустнули позвонки. Тело отправилось в путь на хромированном радиаторе грузовика. Оторванная голова, не выдержавшая перегрузки, вращаясь, летела на фоне луны. Из шеи спиралью расходился след из капелек крови.

ЗБИГНЕВ ПЕТШИКОВСКИЙ

ИЛЛЮЗИЯ

Пер. с польского К. Душенко

Еще не успев открыть дверь, он услышал, как в квартире зазвонил телефон. Он повернул ключ, не зажигая света в прихожей, снял шапку и бросил ее на узкую полку над старомодным шкафчиком, забитым домашним хламом.

- Петр, это ты? - услышал он в трубке знакомый голос.

- Я. Вот только вернулся.

- Послушай, - голос в трубке зазвучал тише. - Если можешь, загляни ко мне. Нужно поговорить с глазу на глаз.

Зыгмунд Пикулськи

Единственный друг гангстеров

Перевод с польского Андрея Евпланова

I

Это ожерелье из черного жемчуга не принесло счастья прекрасной Лилиан. Она должна была заплатить за него жизнью.

Девушка, которая сидела у стойки бара, наклонилась к Дардеру и спросила:

- Как вы считаете, поймают в конце концов этих гангстеров? - слегка прижалась к нему плечом, как будто искала защиты от неведомой опасности.

Леонид Письмен

Всякие там цивилизации

1. ДНЕВНИК НАОБОРОТНИКА

30 декабря

Этот год, едва начавшись, принес мне великую радость. Просто чудо, сколь быстро и полно сбываются дружеские пожелания, нашептанные за надтреснутой чаркой доброго прокисшего вина. Я не удивлюсь, если мое имя будет напечатано во всех вчерашних газетах мельчайшим петитом в копне самой последней страницы.

Но полно упиваться тщеславием, недостойным истинного изобретателя. Сегодня мне, наконец, удалось установить контакт с Альтернативным Пространством!

Олег Пискунов

Почти правдивая история

Не знаю, к какому разряду отнести данную историю. Это история о любви? Или рассказ о неизвестной спецслужбе? А может быть и о том и о другом ? Судите сами.

После института я получил распределение в небольшой сибирский городок. Я радовался, как щенок радуется куску мяса. Наконец-то вырвался из-под опеки родителей. Я цвел как подснежник и не знал, что делать с обретенной самостоятельностью...

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

"ЛЕТУЧИЙ ГОЛЛАНДЕЦ" ПРОФЕССОРА БРАНИЦКОГО

Фантастическая повесть

От автора

Что это - фантастическая повесть, документальный очерк, публицистические заметки, философские раздумья? Не знаю. Вот если бы рассказ велся от первого лица, его можно было бы счесть за не совсем обычные мемуары. Но при всей схожести характеров, возрастов, биографий отождествлять автора с главным, а возможно, единственным героем сочинения - профессором Браницким - ни в коем случае не следует.

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ЧЕЛОВЕК С ДРУГОЙ ПЛАНЕТЫ

Фантастический рассказ

Итак, мы отправляемся путешествовать. Машина уже под окнами, ухоженная, с залитым до горловины баком. Правда, предстоит еще разместить вещи Агаты, а это, скажу вам, проблема из проблем. Представляю, как она будет негодовать, когда я отсортирую бесполезные по-моему, но незаменимые по ее мнению предметы, например, принадлежности для укладки волос. Ну кому, кроме нее, втемяшется укладывать волосы во время туристического путешествия, да еще на машине?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Денис ШАПОВАЛЕНКО

ПОТЕРЯННЫЙ УРОЖАЙ

На главной площади в центре города Нью Йорк в Соединенных Штатах Америки вдруг возникли два мужчины. Их прибытие сопровождал чуть слышный хлопок, вроде кто-то легонько хлопнул в ладоши. На первом был серый невзрачный костюм, галстук и лакированные кожаные туфли. В общем, одет он был довольно опрятно, но не представительно. В глазах блестела услужливость, а рот застыл в давно отрепетированной служебной улыбке. Второй человек как своим облачением, так и манерой держаться невольно притягивал к себе внимание. На нем был черный костюм, без галстука. Под расстегнутым пиджаком виднелась ярко красная рубашка, на правой руке блестели дорогие золотые часы с кожаным ремешком. Картину дополняла щеголеватая ковбойская шляпа и обычные белые кросовки без шнурков. В его взгляде была видна сила и власть, которые сочетались с умом и расчетливостью. Было ясно, что этот человек не привык подчиняться. Человек в сером костюме сразу же принялся говорить, словно продолжая давно начатый разговор. "А вот здесь у меня великолепная плантация квазимодулей. Лучшие мои территории. Я хранил их до...", он осекся, оглядевшись по сторонам, улыбка начала медленно сползать с его лица, "вашего визита", неуверенно закончил он. Теперь на его лице можно было прочесть неприкрытое беспокойство, даже некоторые зачатки паники. Тысячи, миллионы квазимодулей окружали их со всех сторон, но выглядели они как-то странно, как-то... дико. "Скажите, мистер Глазго... Джонс", ответил представительный мужчина, почувствовав неладное, "У вас такой беспорядок тут всегда, или же вы специально ждали... моего визита?". Последние слова он высказал с явной издевкой в голосе. Джонс побледнел. "Сэр, нет сэр, ни в коем случае, сэр. Мистер... Мистер Саллимон, сэр, это должно быть какая-то ошибка, какое-то дикое недоразумение...", сбивчиво пробормотал он с побелевшим лицом, "Сейчас я все исправлю, сэр". С этими словами Джонс вышел на середину улицы и, подняв руки к небу, во всю глотку заорал: "Егерь! Егерь, черт бы тебя побрал! Немедленно сюда, старый хрен!", и, опомнившись, неуверенно повернулся к мистеру Саллимону, словно извинясь. Тот лишь кивнул головой. "Егерь! Немедленно подойти ко мне, если не хочешь распрощаться с работой!". Люди начали оборачиваться, смотреть на него из-под опущенных век, и, встретившись с ним взглядом, немедленно отводить глаза. Послышались приглушенные голоса: "Видишь, Джес, дядя болен, ему нужен доктор...". Не взирая ни на что Джонсон снова собрался разразиться потоком ругани, как перед ним из воздуха возник небольшой седовласый старик с иссохшим от старости лицом и землистой кожей. Длинная борода свисала чуть ли не до самой земли. Одет он был просто, в домашний халат и шлепанцы, словно его только что вытащили из постели и он успел лишь наскоро одеться. В глазах у него застыла многовековая скука. Увидев Джонса, он, пробормотав лишь "Ай-яй", немедленно исчез и через секунду появился вновь уже в бежевом свободном костюме и галстуке. Лишь на ногах по какой-то непонятной причине все еще оставались неизменные шлепанцы. "Егерь!", немедленно потребовал Джонс, "Какого дьявола тут происходит? Что все это значит, что за балаган вы тут развели? Я жду, немедленно отчитайтесь! И скажите наконец как вас зовут, у меня нет времени запоминать имена всего моего штата работников." "Да, сэр... Босс, сэр, прошу прощения за свою нерасторопность, старость берет свое, сэр...", попытался оправдаться джентльмен в шлепанцах. "Мне наплевать на ваши трудности, егерь. Сейчас меня интересует ваше имя, и будьте добры отвечать на поставленные вам вопросы!", Джонс явно был в ярости. "Да, сэр!", выпалил взволнованный егерь, "Мое имя Бог, сэр! Я не хотел причинять вам неприятности, сэр!" "Так-то лучше...", вымолвил Джонс, словно успокоившись, но тут же в его глазах загорелись искорки ярости. "А теперь немедленно представь мне отчет о проведенной работе! Какого черта тут происходит?! Здесь находится человек из высших инстанций, в его руках успех или полный провал нашего предприятия! И я не потерплю, чтобы вы послали всю мою карьеру к чертовой матери! Вам ясно, э-э... Бог?", Бесновался Джонс, решив взвалить всю свою злость на этого несчастного человека. И тут, вроде бы немного смягчившись, он наклонился к егерю и еле слышно многозначительно промолвил: "Ведь я же предупреждал, чтобы вы успели подготовиться..." "Я все слышал", послышался из-за спины ехидный голос мистера Саллимона. Лицо Джонса побагровело, ярость и страх, смешавшись в смертоносную смесь, выплеснулись на несчастного егеря. "Вы меня слышали, Бог? Немедленно отвечайте!", прорычал Джонсон. Лицо егеря отражало сильную усталость, перемешанную со скукой и разбавленную небольшим нежданным волнением. "Я стар, мистер Глазго... Не так уж и просто в одиночку справляться с целым поместьем", спокойно и размеренно заговорил егерь. "Я помогал строить эту ферму и прилагаю все свои усилия, чтобы поддерживать здесь порядок. Но порой этих усилий оказывается недостаточно. Эти проклятые модули... Отвернешься на десятилетие, а они такого натворят, что потом только сиди и исправляй..." "Меня не интересуют ваши личные неприятности, мистер Бог", отрезал Джонс, "Меня волнуют лишь результаты, а если вы не справляетесь со своими прямыми обязанностями, вы не достойны этой работы. Надеюсь, я ясно выражаюсь? И поверьте мне, мне вовсе не доставляет удовольствие увольнять стариков. Но это жестокий мир и требует жестоких мер, иначе все развалиться на части. Я хочу, чтобы вы это поняли. Я надеялся на ваше сознательное сотрудничество, но, похоже, вам пора искать замену, мистер Бог. Я все еще жду объяснений". "Как я уже говорил, я очень стар...", сказал Бог, но взглянув в глаза мистера Глазго, осекся. "С этой партией модулей лишь одно расстройство. Здесь неблагоприятная почва. Я удобрял ее Добром, поливал Радостями и чистил Милосердием, но похоже, где-то с севера идет неблагоприятный циклон Зла. Это выше моих сил, ибо Зло мутирует с каждой минутой. Я помню старые добрые времена, когда настоящее Зло можно было заметить за километр и предотвратить его появление на этой ферме, но сейчас странные времена, или я стал слишком стар", старик вздохнул, "Этот урожай - предел моих возможностей, это работа всех моих лет... Тут ничего нельзя сделать. Это, похоже на геноцид, мистер Глазго." Джонс был немного тронут чистосердечием егеря, и, возможно в былые времена, смог бы отпустить его со словами "Извини, старик, я тебя понимаю, иди с миром", но жгучий взгляд мистера Саллимона из-за спины не располагал к такого рода вольностям. "Мистер Бог, я надеюсь вы осознаете, что...", только и успел выговорить он, как услышал из-за спины нетерпеливый голос Саллимона. "Мистер Глазго, я жду. У меня плотный график и я не могу задерживаться. Потрудитесь поторопиться." "Да, сэр. Сию минуту, сэр", почти выкрикнул Джонс, и, обращаясь к егерю, промолвил, "А вы, мистер Бог, подойдите сюда, у мистера Саллимона есть к нам разговор. Серьезный разговор." Последние слова прозвучали особенно грозно. Взгляд Джонса не располагал к пререканиям, и Бог, повинуясь, двинулся вслед за Джонсом к мистеру Саллимону.

Денис ШАПОВАЛЕНКО

PROGRAM

Part 1 "There"

Вот так. Материя есть, жизнь есть, время, смерть тоже есть. Что же еще нужно? Ага, межпространственности нету, но это не страшно - оно не так уж и важно... Странно, зачем это я счастье закомментировал? Целую подпрограмму причем. Надо исправить... - Маурик!, - крикнула мама из кухни, - Ты что опять делаешь, играешь как всегда? А ну иди спать немедленно! Ненавижу когда она так говорит. Я никогда не играю, неужели это так трудно понять? Я не люблю играть да и у меня не так уж хорошо это получается... Я всегда проигрываю. - Нет, мам, я не играю... - А что же ты делаешь? Ну что можно на это ответить? Разве на компьютере кроме игр ничего не существует? Ладно, спорить все равно бесполезно. Сейчас поправлю счастье и пойду спать... - Маурик! Я кому сказала? Выключи свет! Черт! Ладно, счастье потом доделаю... - Да, мам!...

Денис ШАПОВАЛЕНКО

ПУСТЫРЬ

Шарообразный красный звездолет на сверхсветовой скорости внезапно притормозил в какой-то захудалой солнечной системе, оставляя за собой размытый хвост расщепленных атомов межзвездной пыли. Этот корабль летел уже очень долго, так долго, что уже никто не помнил откуда и куда он летел. Но для его обитателей время не имело значения. Экипаж корабля состоял из двух органических существ и одного андроида. Существа вели оживленную беседу, они всегда вели беседу, а андроид молчал - он тоже всегда молчал, вставляя слово только в спорных ситуациях. - Ничего подобного! - Восклицал первый пилот. - Нейтринные поля не могут сдержать плазменный поток. Это против их природы. - Не спорю, коллега. - Защищался второй. - Но плазма в свободном состоянии является скорее... А, кстати, куда это нас занесло? Что это за пустырь? - Э-э... Судя по всему мы как раз пролетаем третью волну первопричинного взрыва. После взрыва той чертовой гигантской молекулы в космосе стало так грязно... - Ответил пилот. И уже более уверенно добавил: - Тут мы можем наблюдать вполне жизнеспособные но как всегда неразвитые миры. - Это я вижу и без вас. - Огрызнулся второй. - Однако почему мы остановились? Ведь это не входило в наши планы. - Да, - Растерянно отозвался пилот. - Но что же произошло? В углу каюты что-то зашевелилось и послышался уверенный голос андроида: - Поломка энергетических цепей, сэр. - М-да? - Придирчиво спросил пилот. - Если ты такой умный, может расскажешь, что же нам теперь делать? Мне вовсе н доставит удовольствие торчать в этой дыре до следующего циклического взрыва вселенной. - Конечно, сэр. Нам требуется массированная стимуляция скоростных цепей. - Очень смешно! - Съязвил пилот. - А теперь переведи на нормальный язык, будь добр. Андроид не был запрограммирован на распознавание иронии, а поэтому лишь ответил: - Нас следует подтолкнуть, сэр. - Вот оно что... - Задумался пилот. - И как же мы можем это сделать? На этот раз отозвался его попутчик: - Думаю, никак. Наши бездыханные тела найдут наши потомки и загадка нашего исчезновения навеки останется в памяти всего космоса... - Прекрати нести эту романтическую чепуху. - Брезгливо перебил его пилот. Лучше придумал бы как сдвинуть эту старую посудину с места. Не выдержав бессмысленных пререканий своих попутчиков, андроид ожил вновь: - Существует два выхода, сэр. - Монотонно начал андроид. - Пассивный и активный. Пассивный метод заключается в ожидании поддержки от окружающей среды, а активный - это выпутываться самим, сэр. Надо заметить, что первый метод по надежности не уступает второму, но при этом является намного более времяемким. - При произношении последнего слова в голове андроида что-то щелкнуло, словно комбинация слов была чем-то непривычной. - Хм... Ну с пассивным все понятно. - Раздумывал вслух пилот. - Пожалуй, я выберу активный вариант. - Очень хороший выбор, сэр. - В голосе робота не было никаких эмоций. Пилот продолжал смотреть на андроида, но тот не проронил ни слова больше. В конце концов он не выдержал и грозно произнес: - Ну что, ты так и будешь молчать? Посоветуй же что-то наконец! - Не могу, сэр. В этом деле требуется созидательное мышление, я же обладаю лишь анализирующими методами. Проще говоря - вы придумываете, я одобряю. - Отвратительно. - Отозвался пилот. - Но я не могу придумывать, я же пилот! Что обычно делают в таких случаях? - Обращаются к другим членам экипажа, сэр. Внимание всей компании оказалось прикованным к незадачливому компаньону, который был явно не готов к такой популярности. - Э-э... Но я не знаю... - Неуверенно промычал он. - Я же не спасатель. - Да? - Казалось, удивление пилота было неподдельным. - А кто же ты тогда? - Честно говоря, никто. - Смущенно ответил второй. - Что ты мелешь, как это никто? - Пилот нервничал. - Ты должен быть кем-то в конце концов! Как всегда внезапно из динамика раздался голос андроида: - Он действительно никто, сэр. Такими людьми были оснащены все экипажи. В критической ситуации он может стать кем-то. Но не раньше. - Помолчав, андроид добавил: - Текущая ситуация является критической. - Ага! - Искренне обрадовался пилот. - Ну что же ты молчишь, никто? Пора тебе спасать нас. - Хорошо. - Неожиданно быстро согласился второй. - Тогда я буду фермером. С детства мечтал завести ферму. - Что? - Вскрикнул пилот. - Каким фермером? Ты обязан спасти нас! Немедленно измени свое решение! - Не выйдет. - Из динамика снова донесся лишенный эмоций голос робота. Выбор сделан, ваш компаньон - фермер. Поздравляю вас, сэр. - О господи. - Взмолился пилот. - Какой абсурд! Это же абсурд, верно? Обратился он неведомо кому. - Именно. - Услужливо отозвался андроид. Пилот был рассержен случившимся, но теперь на его лице читалась лишь обреченность. Он растерянно обернулся к своему компаньону: - Ну что ж, - Грустно сказал он. - Наша судьба в твоих руках. Что ты теперь намерен делать? Может, выростишь веревки, чтобы мы могли спокойно повесится? - Нет конечно, у меня есть лучшая идея. - Внезапно бодро отозвался новоиспеченный фермер. - Мы можем вырастить себе помощников. - Что? Ты намерен вырастить гигантских кроликов чтобы они могли столкнуть наш корабль с мертвой точки? - Вовсе нет, - Ответил фермер. - Я поражаюсь вашей наивности. Я выращу существ более разумных, нежели кроликов и они смогут помочь нам! - Вот как? - Задумался пилот. - Что ж, приступайте к работе немедленно, мы надеемся на тебя и уповаем. - Последние слова он произнес с явной неохотой. - Я уже приступил к ней. Генный код уже готов. Все, что осталось сделать это засеять поле. Давайте найдем подходящую планетку! И они с пилотом принялись наперебой обсуждать прелести той или иной планеты в этой солнечной системе. Вскоре оба компаньона пришли к обоюдному решению, что приятная зеленая планетка недалеко от солнца - самое место для их урожая. - Да, и еще одно - что у них там сейчас? - Вроде мезозой, но это ненадолго, поверьте! - И сколько же прийдется ждать всходов? - До полной зрелости - пару местных миллионов лет. Почва благоприятная. - Что ж. - Улыбнулся ободренный пилот. - Вперед, засевай! - Нужно сначала вспахать поле. Вот только сорняков много, особенно эти дурацкие твари, динозавры, мешают. - Фермер размышлял вслух. - Ага! Придумал, надо лишь растопить пару ледников... Так... Вот и все, все умерли, почва готова! - С гордостью сообщил он. Приступаю к засеванию! - Долой мезозой! - Воскликнул пилот. - Да здравствует антропозой! - Воодушевленно подхватил фермер и на Землю посыпались семена с ДНК человека - будущего царя природы.

Денис ШАПОВАЛЕНКО

the CITY child

Сон уходит с явной неохотой. Глаза еще слипаются, а мозг требует сна. Усталость сладко затягивает в свое болото. А чертово солнце бешено светит в окно. Птицы поют свою бесконечную и бессмысленную жизненную песню, деревья вовсю шумят, словно назло. Усталый мозг сжимается в комок, пытаясь уйти от всего этого, но природа уже безжалостно разрезает его на куски, вытягивая окровавленные нервные окончания. Усилием воли заставляю себя открыть глаза. Чертово солнце! Будто миллионы тупых раскаленных игл врезаются мне в зрачок, пытаясь возродить уже давно мертвую симпатию к себе. Зрачок судорожно сужается, пытаясь преградить им путь и прекратить невыносимую пытку. Но свет уже сделал свое, я уже знаю что снова не смогу заснуть. Тянусь рукой к будильнику. 12:38. Да какого хрена?! 5 часов сна в сутки это убийственная доза. Биологический ритм просто обязан соблюдаться. Птицы... Да заткнетесь ли вы наконец хоть на минуту? Барабанные перепонки молят о тишине и пощаде, но жестокость звука невыносима. Сухие и ужасно колючие снопы жесткого звука с разгона врезаются в них, оставляя кровоточащие царапины и с треском выдирая куски живого мяса. Пора вставать. Сняв одеяло, я опускаю ноги на пол, поднимаясь с кровати. Свет, мать его. Как он достал. Дотягиваюсь до солнцезащитных очков. А-а-ах... Как хорошо. Теперь мы еще посмотрим. Встаю, оглядываю комнату. Письменный стол с компьютером стоит, как положено, посреди комнаты. Провода и кабеля подобно водопаду плавно нисходят к системному блоку. Мерное гудение вентилятора успокаивает нервы. Бальзам на раны. Где-то тут было... Ага, пиво. Теплое и без газа, но ничего, сойдет. Жадно впиваюсь губами в банку. Живительная влага приятно протекает внутрь, вливая в мозг небольшую дозу доброжелательности. Нужно привести себя в порядок. Не застилая кровати, я заставляю себя отжаться 30 раз и с облегчением шествую в ванную. Почистив зубы и умывшись, я закрываю кран и иду на кухню. Хлеб с солью и водой это, конечно, не полноценный завтрак, но для такого утра как это вполне сойдет. Закончив трапезу, отправляюсь обратно в комнату. Абсолютно пустая, но и абсолютно чистая, она радует уставший мозг своим порядком. Нет мусора, нет грязи, нет мебели, кроме кровати и стола. Занавески я уже давно сорвал и сжег на балконе, они раздражали меня своим бесконечным движением под потоками ветра. Соседей это привело в ужас, но для меня это было необходимо. Ковры и обои были содраны со стен, изрезаны и выброшены в виде мелких клочков за балкон. Соседи жаловались, но ничего не могли поделать. Светло-серая краска теперь мерно покрывала все стены, пол и потолок моей квартиры. Шкафы и тумбочки мне были не нужны - всю одежду я хранил в коридоре, прямо на полу. Порядок меня заботил только в этой комнате. Подойдя к столу, я грузно плюхнулся в удобное кресло. Приняв на себя весь мой вес, то издало легкий хрустящий звук и успокоилось, примирившись со своей нелегкой ношей. Посидев с пол минуты, бездумно глядя на помаргивающую лампочку монитора, я наконец дотянулся до кнопки и мягко вдавил ее. Интересной почты не было. Проглядывая свежие порнографические картинки, я стираю большую часть. Разобравшись со свежим софтом, я оставляю машину работать, выключив монитор. Нужно купить хлеба. Да и нормальной еды не помешало бы. Выйдя в коридор, я нахожу джинсы, рубашку, и завязав шнурки на кросовках, мельком бросаю скупой взгляд на зеркало. Черные волосы достаточно коротко пострижены, образуя косой пробор. Темные солнцезащитные очки полностью закрывают светло-серые глаза. Безупречно белые зубы выделяются на фоне загорелой кожи. Кое-кто посчитал бы меня симпатичным.