Почему рыбы молчат

Сергей Алексеевич Баруздин

Почему рыбы молчат

Когда-то в древние времена рыбы очень хорошо разговаривали. На своём рыбьем языке. Но вот однажды появилась рыба-кит.

- Хотите, - говорит, - я всё море, весь океан выпью?

Удивились рыбы, рты пораскрывали.

Конечно, у кита ничего не получилось, хотя он и старался.

Но с тех пор рыбы замолчали.

Как в рот воды набрали.

Другие книги автора Сергей Алексеевич Баруздин

Это рассказ о солдате. О необыкновенном солдате. О человеке с оружием в руках и с красной звездой на шапке.

Когда-то звали его красногвардейцем. Потом красноармейцем. А сейчас зовут солдатом Советской Армии.

Это — рассказ о герое. О необыкновенном герое. О человеке, который прошёл тысячу трудных боёв и выходил из них победителем. О человеке, который сто раз погибал и не погиб. О человеке, который защищал и сейчас защищает нашу страну от врагов.

Она много читала о море — много хороших книг. Но она никогда не думала о нем, о море. Наверно, потому, что когда читаешь о чем-то очень далеком, это далекое всегда кажется несбыточным.

Она много раз видела море. Видела в Третьяковке и Эрмитаже, где была прошлым летом с мамой. Потом тоже с мамой, когда они были во Владимире в Успенском соборе, — еле видимая фреска Андрея Рублева «Земля и море отдают мертвых». Так, кажется, называлась она.

По дороге в деревню Озерки мы нагнали бричку. Но, к нашему удивлению, седока в ней не оказалось.

Мы вылезли из машины. Я остановил лошадь. Она беспрекословно послушалась, стала на дороге. Мы заглянули в бричку. К сиденью был привязан мешок. В нём лежали газеты и письма.

— Странно! — сказал мой приятель. — Бричка почтовая, а где почтальон?

— В том-то и дело!

Пока мы рассуждали, лошадь стояла. Но вот она увидела, что мы возвращаемся к машине, и двинулась в путь.

Роман о юношах, ставших солдатами и прошедших трудный воинский путь до Берлина и Праги. Роман охватывает большой отрезок времени — от довоенных времен до наших дней. Жизнь повторяется в судьбах детей героев повествования.

— А я знаю. Ты и есть Александры Федоровны внук.

— Откуда знаешь?

— Похож. Ой, до чего ж похож! Правда! А чего ты раньше никогда не приезжал сюда?

Всего что угодно мог ожидать Ленька, но только не этого. Говорили, что он похож на отца. Это верно, пожалуй. Ну, на мать. Может быть. Частично. Но чтобы он, мальчишка, был похож на бабушку! Это невероятно. Ленька даже покраснел.

— А чего, я спрашиваю, не приезжал раньше? — не унималась она.

В том входят повести: «Ее зовут Елкой», «Новые Дворики», «Только не завтра», «Мама» и др.; рассказы «Тринадцать лет», «Рождение Караваева», «Она такая» и др.

Иллюстрации О. Д. Коровина

Маленькая Светлана жила в большом городе. Она не только умела правильно говорить все слова и считать до десяти, но и знала свой домашний адрес.

— Где ты живёшь, девочка? — спрашивали её.

— Петровка, дом восемь, квартира четырнадцать, — говорила Светлана и была очень довольна, что не ошиблась.

Но однажды к ней пришёл соседский мальчик Боря и спросил:

— А в каком городе мы живём?.. Вот и не знаешь!

Светлана нахмурилась и ничего не сказала. Не знала.

Юхнов — город, центр Юхновского района Калужской области. До районирования уездный город бывшей Смоленской губернии. Расположен на шоссе Москва — Брест, в 35 километрах от железнодорожной станции Мятлевская, на реке Угре, левом притоке Оки. Длина реки около четырехсот километров. Протекает Угра в пределах Смоленской и Калужской областей. Начало берет на юго-восточном склоне Смоленско-Московской гряды. Берега крутые, местами обрывистые. Главные притоки — Воря, Шаня, Ресса. Юхновский район — промысловый, с развитым отходом. В полеводстве преобладают зерновые культуры и картофель. Среди кустарных промыслов выделяются деревообделочный и кожевенный. В Юхнове имеются лесопильно-фанерный, авторемонтный заводы и льнозавод. Население: по переписи 1926 года — более двух тысяч жителей, по переписи 1959 года — четыре тысячи жителей.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Блез Сандрар

Мышиное пение

Слушайте, слушайте все мышиное пение: оно печально, и не раз вам случится взгрустнуть. Но вы поневоле вскинете голову, и подпрыгнете вы, и подскочите, и пуститесь в пляс. Эй, вы все! Смотрите не слушайте слишком долго мышиное пение...

Вот что случилось однажды...

Жил-был бедный пахарь, который пахал свое поле. Каждое утро, вскинув на плечо мотыгу, он отправлялся работать на пашню. Но вместо того, чтобы пахать, он по дороге останавливался и начинал рыть ямки в тех местах, где мыши проделали свои длинные подземные ходы. Потом он прикладывал ухо к земле и слушал, что там происходит.

Евгения СЕРГИЕНКО

ЖЕНЬКИНА ЖЕНА

Наша рота дружная. У соседей тоже ничего, но лично я, рядовой Корешков, доволен тем, что служу в этой роте.

Мы все знаем друг о друге: кто о чем мечтает, о ком тоскует, чем дышит. За каждого товарища все болеют, как за любимого футболиста во время решающего матча.

Вот поэтому так всполошилось наше дружное подразделение, когда после занятий кто-то крикнул в раскрытую дверь класса:

- Рядовой Добров! Жена приехала.

Борис Викторович Шергин

Ходили в Лявлю

Народ на гулянье плывет карбасами и пароходами.

На карбасах летят парусом с песнями, а пароходы отваливают от города с музыкой.

Однажды напраздновались горожана в Лявле и, как стемнело, стали посряживаться домой.

Последний пароход отвалил в десятом часу; баржу поволок велику. На ту баржу миру накопилось много без меры.

Как на середку реки вышли, заиграли по музыке, затрубили в трубы, ударили по накрам.

Несколько лет назад, читая о четырех советских солдатах, попавших «в относ» в Тихом океане, вспомнил я одну старую «мирскую оказию».

Читатель, мне кажется, без комментариев оценит разницу между старым временем и новым: в прежние времена погибавших поморов никто не искал, никто не писал о них.

Архангельские поморы, бывало, хвалились: «Морскую беду терпеть нам не диво, но когда что за обычай, то весьма сносно».

Борис Викторович Шергин

Мастер Молчан

На Соловецкой верфи юный Маркел Ушаков был под началом у мастера Молчана.

Первое время Маркел не знал, как присвоитьея к этому учителю, как его понять. Старик все делает сам. По всякую снасть идет сам. Не скажет: принеси, подай, убери.

Маркел старался уловить взгляд мастера - по взгляду человека узнают Но у старика брови, как медведи, бородища из-под глаз растет-поди улови взгляд. Маркел был живой парень, пробовал шутить. Молчан только в бороду фукнет, усы распушит.

Борис Викторович Шергин

...У нас ребята в газеты читали

...У нас ребята в газеты читали: за границей партия шла рабочих с пением в майский день. Полиция наскочила - и в тюрьму. Одного давно искали. Его в ту же ночь-застрелить... Он под дулом-то выхватил газету-майский номер, там Ленин во весь лист - и накрыл глаза... Солдаты ружьем брякнули, честь отдали: "Не можем в Ленина стрелять".

(Архангельск, 1927. Лесопильный завод на р. Маймаксе)

Борис Викторович Шергин

Видение

Как-то Маркел с Анфимом жили в Архангельске. У корабельной стройки взяли токарный подряд. Маркел и жил на корабле, Анфим - в городе. Редко видя учителя, Анфим соблазнился легкой наживой - торговлей. Запродал даже токарную снасть. Маркел этого ничего не знает.

Но вот рассказывают, пробует он маховое колесо у станка и видит будто, что заместо спиц в Колесе вертится Анфимка Иняхин.

Опамятовавшись от видения, Маркел прибежал к Анфиму:

Д. Сильва

Ленивый Куми

Много столетий назад, еще до того, как обезьяний царь помог богу Кришне выгнать фей из Индостана, в Индии жил старый индиец земледельческой касты. У него было семеро сыновей. Однажды вечером, устав от работы и собираясь прилечь отдохнуть, старик спросил их:

- Скажите мне, дети, что будете вы делать в эту чудную лунную ночь? Светло, как днем, а молодые люди должны работать, когда есть свет.

Старший сын ответил:

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Алексеевич Баруздин

Про медведя

Залез медведь в муравейник. Возмутился самый главный муравей:

- Что ж ты, мохнатый, делаешь? Опять наш муравейник разоряешь?

Задумался медведь. Подумав, говорит:

- А как быть? Я вас очень люблю!

- От любви всем хорошо должно быть, - говорит самый главный муравей, - а ты?

Подумал медведь и отвечает:

- Ну, ладно, пойду на пчелиную пасеку. Пчёлы не такие обидчивые!

Сергей Алексеевич Баруздин

Собака и кошка

Встретила собака кошку.

Кошка спину выгнула, шерсть у неё дыбом поднялась. Зашипела кошка.

- Скажи, пожалуйста, - спросила собака, - почему так получается: я на тебя не нападаю, а ты меня пугаешь?

- Не знаю, - говорит кошка, - так привыкла.

- А можешь ты в собаку превратиться?

- Попробую, - говорит кошка.

И превратилась кошка в собаку.

Настоящая собака стоит как ни в чём не бывало, а ненастоящая спинку выгнула, шерсть у неё дыбом поднялась. Зарычала и залаяла ненастоящая собака.

Сергей Алексеевич Баруздин

Сорока

У сороки нос длинный, а хвост еще длиннее.

Любила сорока свой нос в чужие лесные дела совать, а на хвосте новости разные разносить. Особенно неприятные.

Надоело это лесным зверям и птицам. Пригласили они сороку и говорят:

- Надоела ты нам. Убирайся-ка подобру-поздорову!

Нечего делать, полетела сорока в деревню. И тут за своё. Суёт свой нос куда не надо. Надоело это людям. Пригласили они сороку и говорят:

Сергей Алексеевич Баруздин

Страус и черепаха

Было это в пустыне.

Встретила черепаха страуса и предложила:

- Давай посоревнуемся, кто из нас быстрей бегает?

- Конечно, я, - сказал страус.

- Это надо ещё проверить.

- Ну, давай!

Договорились они наутро устроить соревнования.

А черепаха тем временем поползла на другой край пустыни к матери. Полночи ползла.

- Завтра утром, мама, посиди на этом месте, никуда не уходи, попросила черепаха.