Побег

Кани Джеронимо

Побег

Иона вошел в вагон метро и стал у противоположной двери, облокотившись на нее спиной. На двери, как и на всех других, было написано "не прислоняться".

На нем были синие джинсы, черные ботинки, и черное пальто, с поднятым воротником. Краем глаза Иона заметил сидящую слева однокурсницу. Ему не хотелось ни о чем с ней разговаривать, поэтому он сделал вид, что не видит ее.

Вагон бежал от станции к станции, унося, Иона в другой конец города, а молодой человек думал, глядя на трубы, пробегающие за окном, что и вся его жизнь бежит куда-то и останавливается очень редко, чтобы передохнуть, отдышаться и побежать снова, на встречу неизбежности. И ведь никто не знает, что тебя там ждет в конце туннеля. Люди часто говорят: "Мы видим свет в конце туннеля". Подразумевая, что их ждет что-то хорошее впереди. Но кто сказал, что это свет, а не фонарь встречного паровоза?

Другие книги автора Кани Джеронимо

Кани Джеронимо

Лола

Лола проснулась. Встала с постели и прошла в ванную. Из зеркала на нее смотрела абсолютно голая девушка с татуировкой на животе и крашенными в огненно рыжий цвет волосами.

- Ненавижу тебя, - со злобой сказала Лола своему отражению.

Она повернула краны и подставила под теплую воду свое тело. Постояв минут пять под душем, Лола выключила воду, и, не вытираясь, прошла на кухню, оставляя после себя мокрые следы.

Кани Джеронимо

Кровь с молоком

Ботинки, они как люди. Они стареют. Их надо чистить. Особенно зимой. Соль выступает практически сразу, как приходишь домой. И даже если смыть ее водой, то стоит им высохнуть, как соль появляется снова.

Их кожа становиться старой. Они изнашиваются. Их выбрасывают. А потом забывают.

Бывает так, что будущее есть, а смысла в этом будущем нет.

А бывает и наоборот, смысл есть, а вот будущего нет.

Кани Джеронимо

Распятое солнце

Гере было около года, когда его впервые решил постричь. По всем признакам он был мальчиком. Но вот волосы его росли чересчур быстро. К восьми месяцам Гериной жизни они достигли плеч, и так и остановились на этой отметке. Конечно, жалко было стричь такие густые черные волосы. Не каждая девушка, даже в сознательном возрасте, может похвастаться такой богатой красотой. И, наверное, если бы была жива мать Геры, она бы настояла на том, чтобы к его волосам не прикасались ни ножницами, ни каким бы то ни было другим острым предметом. Но так иногда случается в жизни, что даже мамы умирают, какими бы они красивыми и добрыми ни были.

Кани Джеронимо

Соломенная шляпка

Я жил у своей тети. Моя мать умерла при родах. Отец очень сильно переживал ее смерть, и свою боль пытался утопить в алкоголе. Как-то раз, выпив бутылку виски, ему вздумалось покататься на машине. Домой он не вернулся...

У тети был четырехэтажный особняк. Вокруг дома был огромный двор с зеленой травой.

Это был обычный летний день. Мне только-только исполнилось три года. Как всегда, меня по утрам кормили овсяной кашей. Как и любой ребенок в моем возрасте я плохо кушал. Не доев больше половины моего завтрака, я освободился от цепких рук моей тети. У меня была няня, но тетя всегда кормила меня сама. Как будто хотела вымолить себе прощение за то, что случилось с моими родителями. В чем была ее вина, я не знаю. Может, ей так было легче?

Кани Джеронимо

История "красоты"

Когда я начинал писать "Красоту", я и не думал, что через пару месяцев после ее выхода многие будут называть меня Тимуром.

Идея написать повесть появилась теплой майской ночью по дороге домой. Тогда я еще не был один, а потому сюжет в голове отличался от того, который получился в написанной повести.

Придя домой, я сел за стол, и под тусклым светом настольной лампы написал первую главу. Позже и первая глава претерпела значительные изменения в виду произошедших событий.

Кани Джеронимо

Постскриптум

Ей

Мы проснулись в одной постели в начале девятого.

- Я опаздываю! - услышал я сквозь сон ЕЕ радостный голос.

ОНА вскочила с постели, и запрыгала на ней, словно маленький ребенок.

- Вста-вай! Вста-вай! Вста-вай! - весело повторяла ОНА.

С тех пор, как ОНА вернулась, я давно не видел ЕЕ такой довольной.

- Куда ты опаздываешь? - спросила я, кладя голову на руку, согнутую в локте и глядя на ЕЕ ноги.

Кани Джеронимо

Разговор о литературе... и не только

Что сейчас читаю люди? Что сейчас читает молодежь? Я еду в метро и смотрю на обложки книг пассажиров: Незнанский, Донцова, Полякова... Пауло Коэльо. "Алхимика", в основном, читают девушки. Почему? Потому что это самый МОДНЫЙ автор сегодня. Я не скажу, что Коэльо плохо пишет. Но это не та литература, которая сейчас нужна современным людям, молодым людям, наконец, просто мыслящим людям.

Не скажу, что к русскому (русскоязычному!) человеку в Европе относятся как к последней мрази, но толика недоверия все же присутствует.

Я заметил это еще в посольстве Франции, когда проходил там собеседование, чтобы получить заветный «Шенген» — пропуск «в жизнь»; мечту многих не выездных.

— Куда вьи едьите? — спросил меня молодой, но уже успевший изрядно полысеть французский чиновник в небесно-голубой рубашке, сидящий за толстым стеклом.

Популярные книги в жанре Современная проза

повесть

В день желтого тумана из пункта С. в пункты Т. и О. с севера на юг отправилось четверо человек с целью отдохнуть и развлечься в летний период. Начнем и мы с богом и потихонечку.

Женщина с непреклонным подростком вышли из вагона и отыскали у железной ограды белый “опель” с придремавшим водителем.

– Привет, Вадик. Как дела, отстроились наконец? – спросила Оксана, устроившись на сиденье.

– Всю зиму на кильке с гречкой. Зато хоромы, – завистливо вздохнул водитель, неспешно тронувшись.

Вечером у директора была назначена репетиция. В сумерках он вышел в коридор на охоту. Новая жертва появилась, повиливая тазом, точно под юбкой у нее был руль.

– Зайди ко мне, Лиза.

Он запер обе двери – и свою, и секретарскую.

– Я хочу тебе спеть. Послушаешь?

Лиза пришла в смятенье, но преодолела себя. Села, как отличница, сложив на коленях руки, и приклеила к лицу ожиданье. В скорости перевоплощений ей мало равных.

Певец выложил ключи на подоконник и поглядел вниз. Машины разъехались, здание опустело, охрана не услышит. Он набрал воздуху.

Вечером по стеклянным тротуарам весеннего, с морозцем,

Красносибирска брел, шатаясь и оскальзываясь, высокий молодой человек лет двадцати семи в распахнутом старом кожаном пальто, галстук крив, меховая кепка еле держится на затылке. Лицо белое, как сырой блин.

Но ошибся бы тот, кто презрительно скривил бы губы: пьяница!

Нет, молодой человек никак не был пьян. А если и выпил немного, то именно там, где ему сказали страшные слова и откуда он ушел. А выпил он воды из-под крана.

“Я прожил пустую и бессмысленную жизнь. Пустую, как эта бутылка.

Бессмысленную, как Сизифов… труп. Именно труп! Зачем существую? Я же не бабочка, которая счастливо порхает, не ведая, что с первым темным дыханием ночи замертво упадет?!.”

“Опять эти речи! У тебя есть ученики!”

“Что такое ученики? Пышные, юные облака над деревом. Может быть, листья мои и породили влагу, которая вошла в эти облака, а может быть, эти облака всосали влагу из болота, где слепнут и глохнут от омерзения даже лягушки…”

Повесть

Я увидел ее в магазине “Каравай”. Это бывший хлебный магазин, а теперь там продают всё – от кефира и разной рыбы до бананов, водки и чешского стекла из Богемии. Но и хлеб, надо отдать им должное, тоже пока продают. Свежий и в широком ассортименте.

Она делала покупки как-то хаотически, бездумно, покупая, казалось, все подряд, без разбору и смысла. Или это только казалось. Но что не казалось, так это наличие коренных изменений в ее фигуре. Она из-за узких бедер стала похожа на гвоздь в брюках. Что, кстати, ее нисколько не портило, а наоборот – до неприличия молодило. Особенно если со спины. Хотя лицо ее тоже выглядело молодым. Оно, став намного старше, было тем не менее свежее, чем когда-то. И спокойнее, что ли. Или, может быть, это было безразличие к окружающей среде, к реальной действительности, к знакомым и незнакомым людям вокруг.

Маленькая повесть об одном загадочном спасении.

Драматично началась трудовая жизнь простой деревенской девушки Фумико Такано. Завербовавшись на завод электронной аппаратуры, она вскоре же стала жертвой антирабочей политики администрации. Стремясь в корне пресечь общественную активность молодых работниц, их тягу к профсоюзу, администрация бесчеловечно расправилась с Фумико. Изложение событий дается в новелле в форме судебного разбирательства по иску Фумико, добившейся своей реабилитации.

Вере всего шестнадцать, но она уже достаточно хлебнула горя: сестра и мать почти одновременно уходят из ее жизни, и девушка остается совершенно одна с болезненным грудным ребенком – слепоглухонемой девочкой. Время идет своим чередом, и когда малышке исполняется восемнадцать, жизнь все расставляет на свои места: на горизонте появляются те люди, которые раньше имели прямое отношение к больной девочке. Теперь семейные тайны предстают в своем истинном свете.

Комментарий Редакции: Страшно – ведь про жизнь. Финал романа «Капелька» еще долго оставляет в ужасе и удивлении от предложенного сюжетного выверта.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Кани Джеронимо

Пульпа

Айлурофобия, кинофобия, офидофобия, аквафобия, акрофобия, никтофобия, пирофобия, охлофобия, стазифобия, аматофобия, мизофобия, неофобия, панофобия, трихофобия, фобофобия, фонофобия, дисморфофобия, трискайдефобия, амаксофобия, базилофобия, стазибазифобия...

Страх котов, страх собак, страх змей, страх воды, страх высоты, страх тьмы, страх огня, страх толпы, страх стоять, страх пыли, страх грязи, страх нового, страх всего, страх волос, страх страха, страх звука, страх воображаемых дефектов внешности, страх числа тринадцать, страх ездить на транспорте, страх ходьбы, страх вертикального положения и ходьбы...

Кани Джеронимо

Смерть и самоубийство

Здесь, в общем, нечего делать, кроме того, чтобы жрать

Здесь страшно быть убитым, но страшнее убивать

И очень хочется руки на себя наложить, но я буду жить

Андрей "Дельфин" Лысиков

[СМЕРТЬ]

На что похожа смерть?

Этот вопрос человечество задает себе с момента своего возникновения. Однако эта тема вызывает, пожалуй, наиболее серьезное отношение у всех людей, независимо от эмоционального типа или принадлежности к той или иной социальной группе. Однако, несмотря на этот интерес, несомненно, и то, что для большинства очень трудно говорить о смерти. Сама тема о смерти - табу. Человек чувствует подсознательно, что, сталкиваясь со смертью в какой-либо форме, даже косвенно, он неизбежно оказывается перед перспективой своей собственной смерти, картина своей смерти как бы приближается к нему и делается более реальной и мыслимой. Достаточно вспомнить свои ощущения, когда оказываешься на кладбище. Даже такая встреча со смертью вызывает весьма тревожное ощущение. Так или иначе, возможно полу осознанно, в нас просыпается страх: "Это случится и со мной".

Кани Джеронимо

Существо

психологический портрет

Оно маленькое. По строению тела, очень похоже на пингвина. У него большие зеленые глаза. Оно пушистое. Правда его шерстка очень быстро пачкается, поэтому ему приходится по несколько раз в сутки принимать душ. Гораздо больше, чем два раза. И гораздо больше, чем надо любому из существ, существующих на планете.

Оно много молчит. Предпочитает не вступать в контакт, хоть и не боится людей. Только одиночества. Конечно, оно любит бывать одно и размышлять о жизни. Но это вовсе не значит, что оно одиноко. Если его прогоняют, оно никуда не уходит, надеясь, что это всего лишь эмоции. Но если оно видит, что его прогоняют по настоящему, оно уходит. Вот таких моментов существо боится больше всего. Потому, что вслед за ними, как раз и наступает одиночество. Даже если его потом попросят вернуться, оно все равно уже будет одиноким.

"Размышление о религии и вере"

Мы шли по кладбищу "Александро Hевской лавры", и говорили о жизни и смерти, о обычиях разных народов, моя спутница высказывала свои предположения о жизни души после смерти, а я высказывал свою точку зрения по этому поводу. Так незаметно мы подошли к захоронению священнослужителей. Там медленно прогуливались два молодых человека, по их внешнему виду читалось, что они имеют, какое то отношение к религии, я определил их как послушников. Мы поровнялись с ними у стены, на которой масляной краской было написано: "Здесь были расстреляны 22 монаха". В стене были сделаны отверстия, вероятно олицетворяющие дыры от пуль, под которыми красной краской были нарисованы кровавые слёзы, под стеной были венки и цветы, горели свечи. Мне показалось, что местный художник, который вероятно и сделал этот импровизированный монумент, переусердствовал, выдалбливая дыры и разрисовывая, кровавые слёзы. И я шёпотом сказал своей девушке: "И не лень им было дырки выдалбливать?" В ответ я услышал голос одного из послушников, вероятно подслушавшего мою фразу: "Вот так и проверяется истинная вера!", я посчетал глупым вступать в дискуссию, с человеком, который своим умтверждением опозорил сам себя. Если бы то что я говорил были кошунством или богохульством и моя речь была обращена ко всем присутствовашим, то он, как настоящий священнослужитель, не должен был меня порицать "Hе судите, да не судимы будете!", или если ему хотелось побороться за мою душу, он мог вступить со мной в диалог, но без назидательных ноток в голосе. Hо дело в том, что те расстрелянные монахи, как и следовало, без ропотно приняли свою смерть, и уж тем более не хотели они, что бы из этого трагического события устраивали балаган, вполне достаночно было скромной надписи на стене, "истинная вера не требует доказательств - она либо есть, либо нет", а искуственное создание вещественных доказательств, ставит людей в зависимое положение. "Hовый завет" - а нужна ли была эта книга? Поступки совершённые Иисусом может повторить любой человек - "Мы созданы по образу и подобию бога", о сам образ сына бога рождает множество свидетельств, вещественных доказательств, существования верховного существа. В итоге вопрос заходит не о вере, а доказательствах жизни, смерти, воскрешения и вознесения Иисуса Христа. Повторюсь "истинная вера не требует доказательств - она либо есть, либо нет", но христианство не единственная религия материализующая бога в его детях. Близким к истине можно назвать лишь "ветхий завет" а все остальные религи и "новый завет" как овеществление религии, нарастание обрядов, символов знаков, отвлекающих от истины, которая заключается в элементарных человеческих законах справедливости, без относительно придуманных людьми наказаний, за нарушение этих законов. Ответственность за поступки, в первую очередь лежит на нас самих, а реакция общества зависит от уровня развития общества, традиций и мнения, правящего, большинства. За одно и тоже преступление в разных религиях предписывается разное наказание, человеческое сообщество в такой своей единице, как город или страна также предписывает свои, различные, наказания. Hо при этом никто не вспоминает о возвращаемом причинённом зле. Совершённое зло, вне завилимости от людского наказания, возвращается к преступнику в виде заболеваний. Считается, что у злословящих людей проблеммы с зубами. За более серьёзные преступления, таких как порча произведений искуства, в которые было вложено много труда и души, преступник накажет весь свой род, его потомство будет погибать от каких либо заболеваний, пока нанесённое зло не будет окуплено трудом на благо общества и чистосредечным раскаяньем за совершённое зло, и это не должно быть просто словами, это должно быть правдой - обмануть можно кого угодно, но нельзя врать себе. Пусть существуют разные религии, но только если их сторонники не устраивают новых войн, новых крестовах походов, насильного или обманного обращения в веру, а как эти религии будут называться, совершенно не важно главное "истинная вера в высшую справедливость", называемую силами природы, духами, Богом, Буддой, Кришной и т.д....... ..