Победитель

Татьяна Алферова

Победитель

Виктор родился в сорок шестом году и ничего не помнил о Победе. Зато на всю жизнь запомнил, чем отличается габардин от бостона, а креп-жоржет от креп сатина. В доме витали названия тканей и сами ткани: легчайший шифон и наивный маркизет, топорная тафта и вычурный муар, честный твид и самовлюбленный панбархат, простенький мадаполам и нежная майя.

Мама Виктора шила. Она не сама выбирала клиентуру, времена стояли тяжелые, послевоенные, рад будешь любому заказчику, тем более в маленьком городке, но мама умела так поставить дело, что казалось, это заказчицы бегают за ней толпами и уговаривают, уговаривают. Иногда, если кончалась череда заносчивых жен офицеров и простоватых торговок, семья сидела без денег, но мама не опускалась до того, чтобы жить на продажу, как делали ее подруги, днями простаивавшие на рынке с наскоро сляпанными поплиновыми блузочками на толстых ватных подплечниках. Мама из всего извлекала пользу и легко утвердила свою репутацию лучшей портнихи города, не боящейся остаться без работы. И появлялась новая свежевылупившаяся офицерша, желавшая выглядеть лучше, чем все эти, ну, вы понимаете; или приходила прежняя, успевшая, видимо, за прошедшие три-четыре месяца сносить полдюжины платьев, сшитых мамой. Новенькие клиентки по неопытности еще пытались показать гонор, командовали и "тыкали", но больше, чем на полчаса их не хватало. И когда очередная модница, придя за бальным платьем обнаруживала сына портнихи в новой бархатной кофточке с пышным бантом, она не задавала неуместных вопросов, почему же на спине бархатного платья шов - неужели ткани не хватило, она протягивала конверт с деньгами (мама наотрез отказывалась брать деньги руками) и бурно благодарила любезную Анну Васильевну, на что мама отвечала вдвое старшей клиентке, снисходительно растягивая гласные: - Ну, Шурочка, как смогла, так и сшила. А все не хуже ваших трофейных тряпочек смотрится.

Другие книги автора Татьяна Георгиевна Алферова

Журнал «Полдень XXI век», Ноябрь 2010

В НОМЕРЕ:

Колонка дежурного по номеру

Александр Житинский

ИСТОРИИ, ОБРАЗЫ, ФАНТАЗИИ:

Михаил Шевляков «Вниз по кроличьей норе» Повесть, начало

Евгений Константинов «Лодочница» Рассказ

Евгений Акуленко «Отворотка» Рассказ

Татьяна Томах «Время человека» Рассказ

Василий Корнейчук «Петля» Рассказ

Татьяна Алфёрова «Пигмалион» Сказка

Елена Кушнир «Письмо инопланетянам» Рассказ

Ринат Газизов «Я и мисс Н.» Рассказ

Алексей Рыжков «Нанолошадь Забайкальского» Рассказ

Сергей Уткин «Старик» Рассказ

ЛИЧНОСТИ, ИДЕИ, МЫСЛИ:

Валерий Окулов «IT vs IQ»

Константин Фрумкин «Ключи от Новосибирска»

ИНФОРМАТОРИЙ:

Литературный проект «Дорога к Марсу»

«Звездный Мост» — 2010

Наши авторы

Татьяна Алферова

Алмазы - навсегда

Портрет

- Между прочим, милые дети, женщина, изображенная на этом портрете, ваша соотечественница, а с самим портретом связана весьма и весьма романтическая легенда.

Учитель положил старинную открытку на стол изображением вверх, казалось, это движение отняло у него последние силы. И стол, и учитель были очень старыми, подстать рассматриваемой открытке, но открытка с клеймом 1860 года все-таки старше.

Татьяна Алферова

Дар непонятого сердца

Из всех старых вещей только люстра имела право на существование, в том случае, если Салли обратит на нее внимание. Салли не сводила с люстры глаз, хотя посередине гостиной прямо на ковре возвышалась целая гора вполне достойных внимания забавных и милых вещиц.

Елочная игрушка в виде люстры, неяркая, из потускневшего серо-жемчужного стекла, украшенная висюльками из не менее тусклого, запылившегося изнутри стекляруса, лежала чуть-чуть в стороне. Сорок минут, с семи пятнадцати утра до без пяти восемь, он потратил на это "чуть-чуть". Получалось то слишком близко, так, что люстра терялась среди ярких шелковых лоскутков, выпуклых прихотливых пресс-папье, розовых и зеленых пепельниц из природного камня, ни разу не использованных по назначению, тяжелых латунных подсвечников, то слишком далеко, что выглядело явным намеком. Опускаться до очевидного символизма он не хотел ни в коем случае, двигая елочную люстру по ковру сорок минут туда-сюда, пока не нашел то самое "чуть-чуть". Тело люстры состояло из двух шаров, верхний поменьше, нижний - побольше, шары скреплялись четырьмя стеклянными трубочками, одна из которых была раздроблена, на проволоке, пропущенной внутри, болтались обломки с неровными краями, не длиннее бусины стекляруса.

Татьяна Алферова

Сны  в  пустыне

Взрослые и дети иногда вовсе не говорят друг другу правды. При этом не считают себя лжецами, а напротив, полагают, что поступают абсолютно честно.

Когда Сережа разбивает кофейную чашку из любимого маминого сервиза (а разбить чашку очень легко, стоит только резко дернуть локтем, если она стоит на самом краешке стола), он не лицемерит, утверждая, что сделал это не назло. Он хочет очень простых вещей: чтобы мама поняла, как она не права, что без конца болтает по телефону со своим дядей Леней и что перестала обращать внимание на Сережу, то есть разлюбила его. А ведь теперь, когда умер папа, у мамы остался только один мужчина - Сережа, тетя Люся так и говорила, Сережа слышал из соседней комнаты. Тетя Люся врач, она в таких вещах разбирается. А то, что он не говорит, что сам поставил чашку ближе к краю, так это не ложь, а умолчание.

Она просыпалась. С трудом выбиралась из мягкой мутной трясины сна, острый электрический свет, заливающий комнату, больно царапался. Пробуждение оказалось тревожным, к нему примешивалось нечто чуждое, мучительное. Она попыталась вызвать привычную теплую и сладкую волну, которая возникала внутри при простом движении руки от груди к лону и только тогда обнаружила, что именно встревожило в сегодняшнем пробуждении. Руки не подчинялись ей. Ее тело ей больше не принадлежало. Стремительно вырастающий испуг не дал спрятаться обратно, в уютный покой меж сном и бодрствованием, не позволил еще немного побыть собой прежней, нянча, лаская тепло, скользнувшее волной вниз живота. Она проснулась навстречу утрате.

Татьяна Алферова

Стихотворения

СОДЕРЖАНИЕ

* Предашься разгулу эмоций...

* МАТВЕЕВ МОСТ

* Лежа на дне лодки...

* ПЕРЕВОДНЫЕ КАРТИНКИ

* ОСЕНЬ НА ДАЧЕ

* Он просто кочует из дома в дом...

* Мой друг пока что жив...

* Мы под дождем стояли на холме...

* Все проходит, кроме печали...

* Случается, защиту лет разрушит...

* * *

Предашься разгулу эмоций:

ни близких, ни дальних не жаль.

Герои романа Татьяны Алферовой — типичные представители нетипичных профессий: диджей-самоучка, профессиональный тамада, уличный торговец книгами, набирающий обороты бизнесмен. Их жены и любовницы — связаны непростыми отношениями, они простодушно путают любовь с безразличием, ревность с любовью, а зависть с дружбой. Пересечение потустороннего и реального миров, быт и парение над суетой, обыкновенная жизнь в не совсем обыкновенные 90-е годы — здесь все важно, взаимосвязано. И сверху за всем этим наблюдает таинственный некто, стремящийся прийти героям на помощь и мучающийся оттого, что ему не дано остановить ход событий.

В шестую книгу стихов петербургской поэтессы Татьяны Алферовой наряду с новыми вошли избранные стихи из предыдущих сборников, небольшая часть из неопубликованных, а также из шуточных материалов «Пенсил-клуба».

Популярные книги в жанре Современная проза

Йозеф фон Вестфален

Все не так

Самообвинения одного воспитателя

Никто не верил в это тогда, когда дети были маленькими и не получалось сходить в кино, потому что нянька не приезжала. Если бы и приехала, я бы все равно заснул прямо в кинозале, потому что постоянно чувствовал себя сильно уставшим. Что ж удивительного, если по три раза за ночь происходят семейные перебранки на тему, чья очередь вставать и пеленать, а днем того и гляди произойдет по меньшей мере десяток несчастных случаев со смертельным исходом и будет сделано столько же педагогических промахов все с тем же исходом.

Хьелля Аскильдсена (1929), известного норвежского писателя, критики называют «литературной визитной карточкой Норвегии». Эта книга — первое серьезное знакомство русского читателя с творчеством Аскильдсена. В сборник вошли роман и лучшие рассказы писателя разных лет.

Мировая херь неслышно подступила к горлу и тихонечко вскрыла его. Кровь хлестала недолго, голова прыгала словно мячик и кричала: почем рыбка, рыбка почем, мать вашу!

Сто тридцать девятое заседание думы. Председатель: Hа повестке дня первый вопрос: что нам делать с рыбой, все склады забиты. Первый министр: я предлагаю ее съесть. Второй министр: я предлагаю засунуть ее в задницу первому министру. Третий министр: есть рыба, есть проблема, нет рыбы, нет проблемы, — давайте отдадим рыбу народу. Председатель: рыбу народу?! Hикогда!.. еще я не слышал столь дельного предложения! Hо почем мы ее отдадим?

Уилла уже давно не ребенок, но ей никак не удается избавиться от чрезмерной опеки отца. Ее родитель – знаменитость, без пяти минут нобелевский лауреат, исповедующий философию в стиле «чему быть, того не миновать» и автор нашумевшего бестселлера. Уилла выросла в духе фатализма и большую часть жизни плывет по течению. Скучная работа, рутинные отношения с мужем, отсутствие ярких эмоций… Но размеренный быт дает трещину, когда неожиданно для самой себя она соглашается поучаствовать в смелом эксперименте. Уилла испробует все, о чем раньше боялась и подумать. Пойти в горы? Легко! Встретиться с бывшим? А почему бы и нет! Доказать своему отцу «Теорию противоположного»? Блестяще! Ее новый девиз: «Смелее!». Живи свободно! Твори! Люби себя! Путешествуй! Делай все, что хочешь. Но всегда ли нужно жить «от противного»? И как обрести гармонию с самой собой?

Юхан Борген (1902–1979) — писатель, пользующийся мировой известностью. Последовательный гуманист, участник движения Сопротивления, внесший значительный вклад не только в норвежскую, но и в европейскую литературу, он известен в нашей стране как автор новелл и романов, вышедших в серии «Мастера современной прозы». Часть многообразного наследия Юхана Боргена — его статьи и эссе, посвященные вопросам литературы и искусства. В них говорится о проблемах художественного мастерства, роли слова, психологии творчества. Значительная часть статей посвящена таким писателям, как Л. Н. Толстой, Ф. М. Достоевский, М. Горький, Ч. Диккенс, Х. К. Андерсен, К. Гамсун, Н. Григ. Сборник предназначен как для специалистов, так и для широкого круга читателей.

Михаил Стрельцов – поэт, прозаик, участник литературных семинаров и фестивалей, где зачастую является соруководителем. Член Союза российских писателей и Русского ПЕН-центра. В рассказах Стрельцова внимание привлекает удивительное сочетание по-астафьевски подлинного, честного материала с легкими оттенками иррационального и самоиронии. Тем не менее, автора невозможно причислить в разряд выдумщиков по причине острой наблюдательности, звериного – толстовского! – чутья ситуаций и характеров. В 2018 году на основе рассказов из этой книги поставлен спектакль «Гости».

«Быстрей, с-суки!» — орала фигура в темном проходе. Тусклый свет вспыхнул в вагоне — дрожащее, прерывистое свечение в вязком месиве спрессованных запахов. Немытые несколько дней мужские тела, водочный перегар, блевотина и вонь из загаженного туалета. Красное с мороза лицо оравшего майора по-детски расплывалось в улыбке после каждой порции мата, зависавшей в тяжелом, недвижимом воздухе возле офицерского тонкогубого рта. Рядом с майором стоял сержант, сопровождающий эшелон от самой Москвы. Сержанту было плевать на нас, ошалело спрыгивавших с полок, кто со сна, кто с перепоя, не понимавших, что и где происходит, на майора, засидевшегося на ночном холоде пустого вокзала и по этому поводу принявшего пару стаканов, на весь этот город, где он пробыл два года. Единственно, о чем он сейчас думал, так это о теплой спящей казарме и о своих тапочках, которые перед отъездом спрятал под матрас и которые так хотелось надеть сейчас. Сержант брезгливо сторонился пробегавших, пытаясь застегнуть тесную, до невозможности ушитую шинель, что была предметом его особой гордости. Приказ его уже вышел, и эта утомительная командировка некстати нарушила спокойное течение последних месяцев.

Книга «Естественная история воображаемого» впервые знакомит русскоязычного читателя с творчеством французского литератора и художника Пьера Бетанкура (1917–2006). Здесь собраны написанные им вдогон Плинию, Свифту, Мишо и другим разрозненные тексты, связанные своей тематикой — путешествия по иным, гротескно-фантастическим мирам с акцентом на тамошние нравы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Самит Алиев

86400

Видите ли... видите ли, сэр, я ... просто не знаю, кто я сейчас такая.

Нет, я, конечно, примерно знаю, кто я такая была утром, когда встала, но с тех пор я все время то такая, то сякая, - словом, какая-то не такая. - И Алиса беспомощно замолчала.

"Приключения Алисы в Стране Чудес"

Л. Кэрролл.

Проходя мимо всенародной толкучки имени 28 мая, я встретил армейского товарища, который после демобилизации торговал приватизационными чеками (то бишь, ваучерами, слово-то, какое умное, нет, чтобы назвать попросту, "Бестолковым гражданам от благодарного государства "). Он поприветствовал меня громким воплем: "Вятян елдян гедир", что полностью соответствовало моей точке зрения на приватизацию. Поболтав с полчаса о том, о сем, мы распрощались, и я направился к офису одной иностранной компании, на предмет получения денежного пособия, (шутка, читатель, я эти деньги заработал честным трудом, а точнее, переводом с английского языка на русский. Это, конечно, не назовешь трудом на благо родной страны, но у ней и без меня всего хватает, одних климатических зон то ли 12, то ли 14). Получив причитающуюся мне сумму, расписавшись в получении, и поболтав с симпатичной секретаршей, (любят они, проклятые буржуины, красивых девочек на работу брать, а я, грешный, хоть и не буржуй, и тем более не проклятый, и совсем даже не империалист, но тоже от выпуклой женской попки, и не только, ни при каких обстоятельствах не откажусь, ну, разве что в Рамадан), поймал такси, и поехал к своему верному другу, наперснику, и товарищу. Он не отличался размеренным образом жизни, зарабатывал на жизнь сомнительными способами, вроде продажи мобильных телефонов, спать ложился под утро (и вдобавок ко всему, с кем попало), просыпался далеко за полдень, но я, принимая во внимание экстренность ситуации, позволю себе его разбудить, в крайнем случае, даже под сытый бок кулаком ткну, просыпайся, мол, зараза. Базар, царивший, у него дома меня никоим образом не удивил, так как ваш покорный слуга подчас собственной персоной принимал участие в его создании. Малик рассматривал журнал с похабными картинками, и я достаточно бесцеремонно выхватил его у него из рук, мотивируя свои действия тем, что он не один, а будешь вякать, мол, все Нигуле расскажу (Нигуля, или Нигяр, девушка Малика, страдавшая от навязчивой идеи, в соответствии с которой, Малик представляет собой предмет вожделения всех девчонок, девушек, девушек не полностью, а, равно как и женщин нашего города, республики, региона, и т.д.). Угроза сработала, и я получил журнал (прекрасное полиграфическое качество, мелованная бумага, хорошенькие девочки, настоятельно рекомендую), и весьма удобное кресло, наряду с эпитетом бессовестного вымогателя, без малейшего намека на совесть. "Малик, не ори", сказал я, и продемонстрировал полусонному извращенцу купюру в 20 долларов, чему он, (извращенец, то есть) несказанно обрадовался.

Самит Алиев

Авитаминоз

...и вроде жив и здоров,

и вроде жить, не тужить, так, откуда взялась печаль?

В. Цой, "Кино"

...а мне вот нравиться ду-у-у-мать:

А. Толстой. "Гиперболоид инженера Гарина"

Кофе, пепельница, сигаретка. Что еще нужно для удовлетворения писательского зуда? (для удовлетворения в-аа-ще, нужно много чего). Вдохновение? Оно у меня симпатичное, (не далее, чем 10 минут назад трубку положил, не вслух будет сказано, на общее удовлетворение я ее безуспешно подписать пытался. Ладно, раз безуспешно, так никакое ты мне, киса, не вдохновение). Талант? Ну, с этим, предположим, посложнее. Причем гораздо. И вообще, мам, не надо. Ну да, ну лег под утро, ну встал далеко за полдень. Неправильный образ жизни? Верю, верю. Накурено? Так ведь.... проветрю, проветрю. Где? На лице? А, так, на тренировке. Это, мам, не шахматы. Когда? Что? Поумнею? Не знаю. Мне и так неплохо. С такого спрос меньше. Взрослый? У сверстников дети? Бывает, бывает. Аллах сахласын. Мне и так неплохо. Откуда ты знаешь? Нет, я не про то, что мне и так неплохо, я про то, что, может они мне завидуют? Чему? Вольному образу жизни. Свободе. Ага. Хлеб? Хорошо.

Самит Алиев

ЧЕРНЫЙ КОТ

....эта глупейшая, бестактная, и, вероятно, политически вредная речь

М.Булгаков "Мастер и Маргарита".

Сижу я, значится, на толчке. На унитазе, знаете ли. С сигареткой в зубах, на лампочку щурюсь. А что, скажете, фекальное чтиво? Срет, курит и пишет, да нам подсовывает? В смысле, то, что написал, то и подсовывает. А что такого? Тоже, знаете ли, аспект человеческой жизнедеятельности, немаловажный, заметьте, причем слово "жизнедеятельности" в данном контексте более чем уместно. Да, сру. И еще буду. Причем ещё как. Как и все мы, грешные. Ой бля! Стряхивал пепел, да хер обжег. Больно то как! Ууу, горит! А вот поделом дураку. А вот не фига сибаритствовать. Сперва покури, потом в уборную. Или наоборот. А то всё ему сразу подавай, да чтоб блондинка с брюнеткой, сталкиваясь лбами, минет делали, сшибаясь до искр из глаз. Причем чтоб искры у всех. У меня - от удовольствия, у них - оттого, что, соответственно, сшибаются. (Кстати, весьма и весьма заманчиво, но жизнь она не настолько хороша, то блондинок нет, то брюнеток, а если и есть, то несогласные они, а если и согласные, то на минет не разведешь, а если разведешь, то только одну, и вдобавок ко всему, в конце концов мы умираем, жизнь штука несправедливая. Нет, минет это дело очень хорошее, особенно если она его делать умеет, душу, так сказать, вкладывает, а не запихивает его в рот с видом превеликого одолжения, мол, впервые в жизни и никому больше, не закатывает глаза ко лбу, очи, понимаешь, горе, пытаясь разглядеть выражение твой физиономии, как мол, доволен, или потом брезговать станет. И вообще, перспектива с двумя сразу хороша только в ранге мечты, в реале - глаза разбегаются, завидущие, руки болтаются, загребущие, и если это более чем два раза в неделю, то из преприятного времяпрепровождения сей акт может превратиться в тяжелую и каторжную работу, поди, знаешь ли, осчастливь обоих). Нет, в деле с ожогом сам виноват. Ты б ещё чай с собой в туалет взял. Поделом дураку. Вопя и стеная (благо, дома никого, родители на работе, а у меня начальство простыть изволило, шмыгало носом, на работу не явилось, о чем предупредило меня по телефону), я выбрался из туалета, заметался с голой ж..й по квартире, в поисках лосьона после бритья. Так, а разве обожженный член лосьоном смазывают? А чем же тогда его... ну... чтоб от ожога боль прошла? Как бы еще хуже не стало. Было бы ухо, или, там, в худшем случае глаз (их то благо, пара) так не жалко, а тут такое дело. Один единственный. Другого не будет. Всё это брехня "как зеницу ока". Не то беречь надо, ой не то, и сравнение совершенно не отвечающее дух момента. Детали для замены (хоть какой-нибудь, плохонькой) не предусмотрено, крутись как можешь. Масло подсолнечное? Придурь ты паленая, даун обожженный, не бабе в зад править собираешься, соображать надо. Что ж делать то, а, товарищи-гражадны? Пока я метался по комнатам, как раненый... (Лев? Нет, львы, сидя на очке таких травм не получают, а если и мечутся, то только по саванне да пустыне, и никак не по квартире. Правда, тоже с голой задницей, но на этом моё сходство со львами на данный момент заканчивалось) ну, какая разница кто? Пораженный орган болтался из стороны в сторону, в результате чего несколько охладился (причем не только орган, но и себя самого), боль утихла, и я вернулся в уборную, для завершения всех гигиенических процедур, коими вследствие сатанинской боли был вынужден пренебречь. Препаршивый день выдался. Не то что-то. Ну, почему же так сразу "препаршивый"? День как день, солнце как солнце, улица как улица, объем работы, как объем работы. И чего рожу недовольно кривишь? Что опять случилось и чем ты снова недоволен? Руки ноги целы? Целы. Папа и мама здоровы? Здоровы. Зарплату дадут? Обещали. Не забрали за нарушение общественного порядка и за всю х...ю, что понаписал? Тоже обещали. То есть, не забрали (тьфу, тьфу, тьфу). Никуда не опоздал? Да нет, вроде бы. Телефон не закрыли? Нет, пищит. Сигареты закончились? Да нет, вроде бы. Интернет работает? Да, а откуда б я тогда голых девочек качал, в противном случае? Аллах оксигена вя азеринета джан саалыхы версин. Триппер подхватил? Нет, нет, ни в коем разе, анализы хорошие. Ну, обжег залупу, с кем не бывает? Не бывает практически ни с кем, но это так, к слову. Не сжег же до корня и стыдноразмерного огрызка? Повезло, так улыбайся. Ну вот, прям по выражению классика: "так чего ж тебе, собаке, надобно?". А ты недоволен, ходишь с кислой миной, как хозяин Дворца Бракосочетаний в мяхяррямлик. Покури, пройдет. Нет, не мяхяррямлик пройдет, мяхяррямлик пройдет тогда, когда ему пройти полагается. Покури, сказал, а не плюй на тротуар с балкона, не верблюд. Вроде бы. И не надо выходя на улицу презрительно окидывать взглядом округу, нечего нос морщить, все мы воняем одинаково, особенно если моемся редко. Купи машину, и езди так, чтоб свое не пахло. Ах, мы водить не умеем? И не стыдно, а? 27 лет, здоровый лоб, а педаль газа от педали сцепления отличить не можешь. Нехорошо, а еще бывший студент. Был студентом. Когда-то. Ай-яй-яй, как все плохо! Маршрутки, автобусы, метро да такси? Дай дай, Ахмедлия апарарсан? Даст дай дай, как же. Заплати, и с дай-даем будет полный порядок. Подсчитай, сколько ты потратил на общественный транспорт да на такси, вполне мог бы ну, "джип" не "джип", но подержанную "шестерку" взять. Ах, ты ленив и не хочешь учиться водить? Разве? Нет? А, вот оно как, времени у благородного дона нет? Как по бабам пройтись, да зубы поскалить, так на это всегда время найдешь, а вот в автошколу...... Денег жалко? Кому, ГАИ, что ли? Что их, мусоров, жалеть? А, так ты про деньги.... Нет, их, конечно, жалко. Ну, ходи так, х.. с тобой. Всегда? Оно и видно. Никуда ты без него. Да и он без тебя далеко не уйдет. Нет, со мной однозначно что-то происходит..... Нет, плохо всё, на душе мрак. А ведь всё с него, мерзавца, с черного паршивого кота началось, все неприятности на голову за эту неделю свалились, и всё из-за него, негодного. Не зря, ой не зря их люди не любят, неспроста приметы эти, ой неспроста. А дело было так. Вышел я из подъезда, закурил сигаретку, дым как наждачкой по легким скребанул, вытряхнул остатки сна из головы, прояснил мысли, выбил дурь, вселил бодрость. И тут то он и появился. Черный, как пачка "Явы 100", как совесть тирана, как трусики желанной женщины, которую собрался того...этого самого в первый раз, (не вообще в первый раз, а именно её в первый раз) попросил, чтоб надела черное бельё, и получил милостивое согласие. Он остановился передо мной, мяукнул, широко зевнул и уставился огромными зелеными глазами. Я то в приметы не верю, мне хоть две черные кошки, хоть пять тёток пустыми ведрами или расколоченные зеркала пополам с похоронной процессией навстречу, короче, что "Бони М", что краковяк, я не придал особенного значения этому типусу. Нет, вру, придал, придал, да еще как. Я очень люблю кошек. Сделал шаг, протянул руку, погладил по бархатной спинке, потрепал за ухом, сказал ему "хоррроший киса, хорроший, красивый, мррр, ну оччень хорроший, мяу", и перешагнув через зловещую тварь, отправился по делам. По каким? Ну, мало ли у меня дел? По разным делам отправился, приятным и не особенно. И мне послышалось, я повторяю, ТОГДА мне показалось, что это мне всего-навсего послышалось, что мурлыка проурчал: "Идите, мррр, молодой человек, идите, но мы с вами встретимся, вы понимаете, мы встретимся с вами, и не могу обещать, что это доставит вам удовольствие. Мррряуу".

Самит Алиев

ДЕКАБРЬСКИЙ НОКТЮРН

Видели ли вы воду, которую пьете?

Разве вы ее низвели из облака,

или Я низвожу?

Если б Я пожелал, то сделал ее

горькой,

Отчего же вы не поблагодарите?

Священный Коран, 56: 67:68:69

Тем декабрьским вечером меня уволили с работы. Я возвращался домой, и мне почему-то казалось, что все, начиная с этого момента пойдет наперекосяк. Это было просто-напросто потому, что я был молод, недостаточно опытен, и считал, что если тебя уволили с работы, не поставили зачет, пересчитали ребра во время очередной драки на улице, или отказала девушка, то жизнь закончена, флаги приспущены, и впереди тебя не ждет решительно ничего, кроме цепи бесконечных неудач. Глупо. Но тогда я этого не знал. Или, скорее всего, не понимал. Мне было всего 22. Возраст, не особенно предрасполагающий к мудрости, и осознанию того радостного факта, что с Божьей помощью можно найти новую работу, уладить неприятности с зачетом, дав педагогу 5-10 ширванов, рано или поздно, столкнуться с недавними победителями при более благоприятных обстоятельствах, а что до девушек, так их вообще, на определенном этапе жизни, всегда бывает гораздо больше, чем ты в состоянии осчастливить. Несколько утешало то обстоятельство, что в кармане была некая сумма денег, составлявшая мою зарплату, плюс выходное пособие (в полном соответствии с Трудовым Законодательством Азербайджанской Республики). Уволили меня не то, что бы за несоответствие занимаемой должности, (я работал переводчиком, пост небольшой, но весьма ответственный), а за скверный и несговорчивый характер, равно как и за дурацкую манеру совать нос не в свое дело, от которой, к сожалению, я не избавился до сих пор. Вечно мне больше всех надо. То я полезу разнимать дерущихся на улице, (а подоспевшие стражи порядка не особенно склонны вникать в детали того, кто тут, собственно говоря, Милошевич, а кто выполняет функции миротворца), то ляпну на лекции что-нибудь такое, из-за чего на экзамене придется платить в полтора раза больше, чем сокурсники, то в казино вмешаюсь в выяснение отношений между крупье и каким-нибудь арабом, исключительно исходя из соображений патриотизма. Как известно, практически все может закончиться неудачей, за исключением процесса поиска приключений на мягкую часть тела. Тут успех обеспечен. Процентов на 100. Или даже больше. Вот он, тот редкий случай, когда не все зависит от вашего стремления, и количества прилагаемых усилий, а совсем даже наоборот. Уж как повезет. Я нащупал в кармане пачку сигарет, и чуть не завыл от злости. Пачка была пуста, манаты у меня закончились, еxchange-а поблизости не было. Ну что за жизнь, я вас спрашиваю? Для полного счастья только и оставалось, чтобы в зажигалке кончился газ. Нет, Бог миловал. А зажечь-то что? Ладно, потерплю. Куда деваться-то?