Победитель

Уордмэн стоял у окна и смотрел, как Ревелл шагает прочь от зоны.

— Идите-ка сюда, — позвал он репортера. — Сейчас вы увидите Сторожа в действии.

Репортер обошел письменный стол и остановился рядом с Уордмэном.

— Кто-то норовит сбежать? — спросил он.

— Совершенно верно, — Уордмэн расплылся в довольной улыбке. — Вам повезло. Нечасто они рыпаются. Может, этот парень специально для вас расстарался.

На лице репортера появилось выражение тревоги.

Другие книги автора Дональд Уэстлейк

В любом ограблении главное — хороший план. И никто лучше Дортмундера этого не знает, ведь именно ему и предстоит составить свой очередной гениальный план для похищения великолепного изумруда. Проблема только в одном — изумруд, похоже, проклят и одним единственным планом тут не обойтись. Возможно, знай, сколько в итоге придётся поработать, Дортмундер и его команда отказались бы сразу, но слишком уж заманчиво всё выглядело поначалу.

Детективы, удостоенные литературной премии им. Эдгара По.

Рут Ренделл. Заклание волков (роман)

Герой романа известной английской писательницы, мастера психологического детектива Рут Ренделл «Заклание волков» полицейский Марк Дрейтон влюбляется в женщину, которая оказывается убийцей.

Дональд Уэстлейк. Блаженны скудоумные (роман)

Комический детектив о мошенниках и мошенничестве популярного американского прозаика Дональда Уэстлейка «Блаженны скудоумные» — история простодушного, немного нелепого парня Фреда Фитча, которого все надувают и обманывают. Но однажды в его доме раздается телефонный звонок, и потрясенный Фред узнает, что он получил огромное наследство.

Дональд Уэстлейк — современный американский писатель, автор почти 100 книг, большая часть которых рассказывает о приключениях сердобольного жулика Дортмундера и его приятелях.

Роман «Лазутчик в цветнике» — о молодом человеке, члене пацифистского «Союза борьбы за гражданскую независимость», к которому проявляет излишний интерес ФБР (эта известная организация изящно именуется «кровавым цветником», а герой, соответственно, в нем лазутчик).

Дональд Уэстлейк

ДЕВУШКА ИЗ МОИХ ГРЕЗ

Вчера я купил револьвер. Я в смятении и не знаю, что мне делать. До сих пор я всегда был робким и вежливым юношей, тихим, любезным, воспитанным в старых добрых традициях. В девятнадцать лет я бросил колледж, поскольку платить за учение было нечем, и вот уже шестой год работаю продавцом мужских сорочек в одном из магазинов сети "Уиллис и де-Кальб". Надо сказать, что в общем и целом я своей судьбой доволен, хотя недавно у меня возникли легкие трения с новым управляющим, мистером Миллером. Но сама работа мне в радость: непыльная, спокойная, и я надеюсь удержаться на ней до пенсии. Вообще я редко предаюсь грезам, будь то во сне или наяву. Сновидения и мечтания - удел пленников собственного честолюбия или людей, вынужденных подавлять свои желания, а я, слава богу, не принадлежу ни к тем, ни к другим. И хотя наука убеждает нас, что человек видит сны пусть и недолго, но зато каждую ночь, мои сновидения, должно быть, легки и вполне безобидны, даже скучны, коль скоро наутро я почти никогда их не помню. Подозреваю, что жизнь моя изменилась в тот день, когда управлявший нашим отделением "Уиллис и де-Кальб" мистер Рандмунсон ушел на покой, и его место занял мистер Миллер, присланный к нам из акронского отделения. Мистер Миллер - рубаха-парень, красноносый и краснощекий, пышущий здоровьем, с крепким, до боли, рукопожатием, громким зычным голосом и задиристым смехом. Ему нет еще и тридцати пяти, но говорит и держится он как человек гораздо более солидного возраста и не делает тайны из своего стремления когда-нибудь возглавить всю торговую сеть. Наш маленький магазинчик он рассматривает лишь как своего рода промежуточный финиш, очередную ступень лестницы, ведущей к успеху. В свой первый рабочий день он подошел ко мне - полный воодушевления, мощный и в высшей степени положительный, поинтересовался моим мнением по ряду вопросов, поговорил о делах, порассуждал о географии и индустрии развлечений, угостил меня сигаретой, похлопал по плечу и, наконец, сказал: - Мы с вами отлично поладим, Рональд! Знайте только сбывайте эти рубахи, да побольше! - Хорошо, мистер Миллер. - И к утру подготовьте мне описание всего нашего ассортимента, с указанием размеров и фасонов. - Но, сэр... - Принесите до полудня, - беспечно бросил он и со смехом хлопнул меня по плечу. - У нас тут будет отличная команда, Рональд, первоклассная команда! А через два дня мне впервые приснилась Делия. Как обычно, я лег спать без двадцати двенадцать, после новостей на шестом канале. Погасил свет, задремал, и тут начался этот сон, четкий и ясный. Я катил в своей машине по Западной улице, направляясь к городской окраине. Все было точь-в-точь как наяву - и дневной свет, и транспорт, и сверкавшие в лучах весеннего солнышка подержанные машины на стоянках. Мою шестилетнюю тачку чуть-чуть вело вправо, совсем как в реальной жизни. Я знал, что сплю, но все равно мне было чертовски приятно катить по Западной улице погожим весенним деньком. Услышав крик, я вздрогнул и машинально нажал на тормоз. Неподалеку от меня на тротуаре дрались парень и девушка. Парень норовил вырвать у нее какой-то сверток, а девушка отбрыкивалась и кричала, обхватив кулек обеими руками. Он был обернут бурой бумагой и напоминал формой и размерами картонку для готового платья, какие выдают покупателям в "Уиллис и де-Кальб". Хочу еще раз подчеркнуть, что все было как наяву, вплоть до мелочей: никаких скачков во времени и пространстве, никаких смен ракурсов, обычно столь присущих сновидениям, никаких чудес и нелепостей. Кроме меня, поблизости больше никого не было, и я, почти не задумываясь, приступил к действиям. Остановившись у бордюра, я выскочил на мостовую, обежал вокруг машины и ввязался в бой с обидчиком девушки. Он был одет в бурые вельветовые штаны и черную кожанку и очень нуждался в бритье, а из пасти у него прямо-таки разило. - Не трогай ее! - заорал я, перекрикивая вопли девушки. Чтобы дать мне отпор, грабителю пришлось выпустить сверток. Он отпихнул меня, и я, спотыкаясь, попятился прочь, точно так же, как проделал бы это наяву. Девушка тем временем щедро отвешивала злоумышленнику пинки, норовя угодить по голени. Наконец я обрел равновесие, тотчас ринулся в новую атаку, и грабитель решил, что с него довольно. Показав нам тыл, он бросился бежать по Западной улице, пересек стоянку подержанных машин и был таков. Пыхтя, отдуваясь и по-прежнему прижимая к груди сверток, девушка обернулась и с исполненной признательности улыбкой спросила: - Как же мне вас благодарить? Ох, ну до чего же она была красива! Ни прежде, ни потом не встречал я таких прекрасных девушек. Милые черты, каштановые волосы, бездонные ясные карие глаза, изящные руки, нежная кожа, обтягивавшая тоненькие, как у птички, косточки. На девушке было бело-голубое весеннее платье, на ногах простенькие белые туфельки. Чудесные серебряные сережки, похожие на капли, подчеркивали изящество маленьких ушей. Она взглянула на меня своими мягкими теплыми добрыми глазами. Уста ее прямо-таки молили о поцелуе. - Как же мне вас благодарить? - сладким как мед голосом повторила девушка. И мой сон оборвался. Последнее, что я увидел, было ее лицо самым крупным планом. Наутро я проснулся в прекрасном расположении духа. Я помнил свой сон во всех подробностях, а особенно четко - прекрасный лик девушки в самом конце сновидения. И он был со мной весь день - день, который во всех других отношениях выдался гаже некуда, потому что именно в этот день мистер Миллер предупредил нашего кладовщика Грегори Шострила о грядущем через две недели увольнении. Разумеется, я разделял возмущение сослуживцев, ибо негоже так вот запросто выгонять старейшего и добросовестнейшего работника, но мой гнев был смягчен воспоминаниями о вчерашнем прекрасном сновидении. Я уж и не чаял снова увидеть девушку из моих грез, но на следующую ночь она вернулась, чем несказанно удивила и обрадовала меня. Я лег и уснул, как всегда. И начался сон. Точнее, продолжился с того места, на котором оборвался накануне - со слов прекрасной девушки: "Как же мне вас благодарить?" Я жил на двух уровнях. На первом уровне я понимал, что сплю, и был ошеломлен, когда сон продолжился, словно и не было целого дня бодрствования: история как будто и не прерывалась. На втором уровне я был скорее участником сна, чем созерцателем, и воспринимал последовательность событий как нечто естественное, самоочевидное и неизбежное, и мгновенно реагировал на них. Поэтому на втором уровне я сразу же ответил: - На моем месте так поступил бы каждый. - И добавил: - Позвольте вас подвезти. Должен признаться, что с этого мгновения сон мой сделался менее реалистичным. Я говорил с этим прелестным созданием без малейшего напряжения, не заикаясь и не краснея, и червячки страха не копошились в голове. Разумеется, наяву все было бы совершенно иначе. То есть, я, наверное, точно так же набросился бы на грабителя, но, оставшись наедине с девушкой, тотчас принялся бы натянуто улыбаться и неловко отмалчиваться. А вот во сне я вел себя учтиво и непринужденно и запросто предложил подбросить ее, куда нужно. - Ну, если вам не придется из-за меня делать крюк... - Нет-нет, что вы, - заверил я ее. - Куда вы направлялись? - Домой, - ответила девушка. - На Верхнюю улицу. Вы знаете, где это? - Конечно. Как раз по пути. Разумеется, это было совсем не по пути. Верхняя улица расположена в Дубраве на Холмах и представляет собой эдакий закоулок при переулке. Она ведет из ниоткуда в никуда, и, если вы там не живете, у вас не может быть ни единой причины тащиться в этот глухой тупик. Тем не менее, я сказал, что мне туда и надо, и девушка благосклонно приняла это вранье. Распахнув для нее дверцу, я вдруг заметил, что машина моя, против обыкновения, сияет чистотой, и похвалил себя за то, что, наконец, заехал на мойку. Новые чехлы на сиденьях тоже смотрелись очень мило, и я был рад, что купил их, хотя и не помнил, как сделал это приобретение. Когда мы покатили по Западной улице, я представился: - Рональд. Рональд Грейди. - Делия, - с улыбкой сказала девушка. - Делия Райт. Здравствуйте. - И девушка, протянув руку, легко коснулась пальчиками моего правого запястья. После этого сон опять стал полностью подобен яви: мы болтали о всякой всячине - о школе, о том, как странно, что прежде мы никогда не виделись. Когда мы добрались до Верхней улицы, девушка указала на свой дом, и я остановил машину у тротуара. - Не заглянете на чашечку кофе? - предложила Делия. - Хочу представить вас маме. - Ой, сейчас не могу, честное слово, - я грустно улыбнулся. - Но если вы свободны вечером, приглашаю вас на обед и в кино. Наши взгляды встретились, и мне показалось, что это мгновение сделалось бесконечным. Но тут сон оборвался. Наутро я проснулся, чувствуя приятное тепло в правом запястье, к которому накануне прикоснулась Делия. Я позавтракал плотнее обычного и немного напугал мать (я все еще жил с мамой и старшей сестрой, ибо не видел смысла тратиться на собственную обитель), потому что громко распевал, пока одевался. А потом в безоблачном настроении отправился на работу. Но спустя несколько часов мистер Миллер испортил мне его. Не буду спорить, я действительно вернулся с обеденного перерыва с небольшим опозданием. Работники автосалона обещали натянуть на сиденья новые чехлы за пятнадцать минут, но провозились больше получаса. И все же я задержался впервые за пять лет, поэтому издевка и насмешки мистера Миллера показались мне чрезмерными. Распинался он почти час, а потом еще две недели при каждом удобном случае напоминал мне об этом досадном происшествии. Тем не менее, обида и злость на мистера Миллера были, вопреки ожиданиям, не очень остры, потому что ощущение тепла в правом запястье не давало мне забыть о Делии. Я думал о ее красоте, о том, как уверенно и непринужденно вел себя с ней, и это помогло мне без особого ущерба пережить бурю, поднятую мистером Миллером. Вечером я почти не смотрел на экран во время одиннадцатичасовых известий и досидел до конца лишь потому, что изменения в заведенном порядке были чреваты неуместными расспросами. Едва ведущий пожелал мне доброй ночи, я отправился прямиком в спальню, где меня ждала кровать. И Делия. Я даже не надеялся, что мой сон продолжится и на третью ночь, но это произошло. Он не только продолжился, но оказался в высшей степени приятным. Ровно в семь вечера я был на Верхней улице, и Делия открыла мне парадную дверь. И вновь - полное ощущение реальности. Все как в жизни, за исключением моего белого выходного костюма. Наяву у меня такого не было. В сегодняшнем сне мы с Делией отправились в "Астольди", дорогой итальянский ресторан, где я по-настоящему бывал лишь однажды, на торжественном обеде по случаю выхода мистера Рандмунсона на пенсию. Но я держался так, словно забегал сюда перекусить по меньшей мере два раза на неделе. Сон оборвался в тот миг, когда мы с Делией выходили из ресторана, чтобы отправиться в кинотеатр. Следующие несколько дней я прожил в какой-то бархатистой дымке. Бесконечные придирки мистера Миллера больше не волновали меня. Я приобрел белый парадный пиджак, хотя в дневное время он был мне ни к чему. А потом, после сна, в котором я щеголял при галстуке, темно-синем "аскоте", я обзавелся аж тремя такими галстуками и повесил их в свой платяной шкаф. Сон тем временем продолжался из ночи в ночь. Все эпизоды, во время которых Делии не было со мной, исчезли из него, зато наши свидания присутствовали полностью, в хронологической последовательности и во всех подробностях. Разумеется, иногда реалистичность сновидения немного нарушалась. Например, та непринужденность, с которой я держался в присутствии Делии. Или то обстоятельство, что каждую ночь моя машина делалась все новее, а вскоре и забирать вправо перестала. За первым свиданием с Делией последовали второе и третье. Мы ходили на танцы и на пляж, катались по озеру на моторке ее двоюродного брата, ездили в горы на принадлежавшем Делии "порше" с откидным верхом. Я уже успел поцеловать ее, и губки Делии оказались неимоверно сладкими. Я наблюдал ее при всевозможных обстоятельствах и самом разнообразном освещении. То она, на миг зависнув на фоне бледно-голубого неба, прыгала с трамплина в зеленый бассейн, то танцевала в белом бальном платье с низким вырезом и длинным шлейфом, то в шортах и салатовой безрукавке сидела на корточках в саду, орудуя лопаткой и смеясь, а щека и нос ее были вымазаны землей. Да, сон мой был куда лучше яви. Гораздо, гораздо лучше. Во сне я не спешил, не суетился и ничего не боялся. Мы с Делией были влюблены друг в друга и, хотя пока не ложились в одну постель, но любовниками уже стали. Я был спокоен, уверен в себе, нетороплив, я не чувствовал никакой настоятельной необходимости соблазнить мою Делию сейчас же, немедленно. Я знал, что время придет, а в мгновения нежности видел по глазам Делии, что она тоже это знает и ничего не боится. Мы познавали друг друга без спешки. Целовались, и я крепко обнимал Делию за тонкую талию, касался ее груди, а однажды лунной ночью на пустынном пляже гладил ее красивые бедра. Как же я любил мою Делию! И как нуждался в ней. Каким прекрасным противоядием стала она для меня теперь, когда моя жизнь наяву делалась все горше и горше. Разумеется, в этом был повинен мистер Миллер. Делия успокаивала меня и услаждала мою ночную жизнь, зато мистер Миллер гадил мне днем. Вскоре наш магазин было не узнать. Почти все старые работники уволились, повсюду расплодился молодняк и воцарились новые порядки. Полагаю, меня не выгнали лишь потому, что я был безответной и долготерпеливой жертвой, смиренной мишенью насмешек мистера Миллера с его гнусавым голосом, кривыми ухмылочками и желчными взглядами. Он так рвался в президенты, так жаждал прибрать к рукам "Уиллис и де-Кальб", что был готов на совершенно немыслимые мерзости. Едва ли я был полностью неуязвим, но, во всяком случае, психические атаки мистера Миллера не очень беспокоили меня. Радостные и безмятежные сны помогали мне пережить почти все его нападки, кроме самых яростных. А еще произошло вот что. Я вдруг обнаружил, что мне стало легче общаться с людьми наяву. Покупателницы и свеженанятые молодые продавщицы начали давать мне понять, что я им не совсем безразличен. Разумеется, я хранил верность моей Делии, но было приятно сознавать, что светская жизнь наяву при желании вполне доступна мне. Хотя я не мог представить себе женщину, которая подарила бы мне больше счастья, чем Делия. А потом все начало меняться. Настолько медленно, что я даже не знаю, как долго происходили эти изменения, прежде чем мне удалось уловить их. Меня насторожили глаза моей Делии. Теплые и бездонные, они вдруг сделались плоскими, холодными, стеклянными. От былой искренности и чарующей прелести не осталось и следа. А иногда Делия задумчиво хмурилась, и лицо ее становилось сосредоточенно-серьезным. - В чем дело? - спрашивал я ее. - Скажи. Если я сумею чем-то помочь... - Ничего, - упрямо твердила она. - Ничего страшного, дорогой, честное слово... И чмокала меня в щеку. Дела мои во сне шли все хуже и хуже, зато наяву, в магазине, стали мало-помалу налаживаться. Всех кандидатов на увольнение рассчитали, новые работники освоились на своих местах и приспособились к установившимся порядкам. Мистер Миллер, похоже, чувствовал себя как рыба в воде. Он все реже выказывал неуверенность в себе и, как следствие, все реже срывал на мне зло. Иногда он по несколько дней кряду избегал меня, словно стыдясь своей резкости. Меня это вполне устраивало. И не имело особого значения, ибо мое бодрствование было не более чем неизбежным приложением, нагрузкой ко сну, который и составлял для меня смысл существования. И во сне этом мне жилось не очень хорошо. Совсем не хорошо. Еще хуже, чем прежде. Делия начала пропускать свидания или увиливать от них под тем или иным благовидным предлогом. Все чаще она делалась задумчивой и рассеянной, все чаще старалась скрыть раздражение. Теперь и во сне я подолгу бывал один, чего ни разу не случалось в первые несколько ночей. Я мерил шагами комнату и ждал обещанного телефонного звонка. Ждал напрасно. В чем же дело? Я неоднократно спрашивал об этом Делию, но она не отвечала. Прятала глаза, выскальзывала из объятий. А если я проявлял настойчивость, твердила, что-де все в порядке, и на какое-то время снова превращалась в прежнюю Делию, веселую и прекрасную, и тогда я в конце концов списывал все на свою мнительность. Но это длилось недолго. А потом - опять рассеянность, раздражение, уклончивые ответы, отговорки. И так - до позапрошлой ночи. Мы с Делией сидели в ее машине, стоявшей на высоком черном утесе над морем, а в небе висела полная луна. Я решил поставить вопрос ребром и сказал: - Делия, я должен знать правду. Ты встречаешься с другим? Делия взглянула на меня, и я понял, что она опять собирается отнекиваться. Но на сей раз это оказалось выше ее сил. Она понурила голову и ответила так тихо, что я едва разобрал слова: - Прости, Рональд. - Кто он? Делия посмотрела на меня, и я увидел в ее глазах стыд, любовь, жалость и раскаяние. - Мистер Миллер. - Что? - отпрянув, воскликнул я. - Мы познакомились в загородном клубе. Видит бог, Рональд, лучше бы мне вообще никогда не встречаться с ним, но теперь я ничего не могу сделать. Он наложил на меня какие-то чары, будто гипнотизер. В первый же вечер он отвез меня в мотель и... Она рассказала мне все. Что он делал, чего требовал. До самых гадких мелочей. Я ворочался, брыкался, метался и бился в судорогах, но никак не мог пробудиться и оборвать этот кошмар. Делия поведала обо всем, чем они занимались, сказала, что не в силах отторгнуть мистера Миллера, хотя любит меня, а к нему испытывает лишь отвращение. Призналась, что каждую ночь бросается к нему в объятия, едва освободившись из моих. И что нынче вечером у нее тоже назначено свидание с Миллером, все в том же мотеле, и что, как это ни горько, она отправится туда даже теперь, когда я все знаю. А потом ее бесцветный голос оборвался, и на высоком утесе под полной луной снова воцарилось безмолвие. Я проснулся. Это было позапрошлой ночью. Вчера утром я встал как ни в чем не бывало (а что еще мне оставалось делать?) и, как всегда, отправился в магазин. И вел себя там как обычно (а что еще мне оставалось делать?), но тем не менее опять заметил, что мистер Миллер избегает меня. Он знал, что нашкодил. Разумеется, Делия рассказала ему обо мне: она сама говорила мне об этом во время своей исповеди. И еще говорила, что мистер Миллер презрительно хохотал и кричал, что "этот простофиля Рональд проспал весь кейф, если еще не спал с тобой, так ведь?" В обеденный перерыв я поехал взглянуть на тот самый мотель. Жалкая обшарпанная халупа, покрытая ярко-синей штукатуркой. Неподалеку оказался оружейный магазин, и я, не успев толком сообразить, что делаю, заглянул туда, навешал владельцу лапши на уши (мол, всякая шпана проходу не дает, карманы чистит) и купил короткоствольный револьвер тридцать второго калибра. Продавец зарядил мне его, после чего я сунул коробку со своей покупкой в "бардачок", а вчера вечером незаметно пронес ее в дом и спрятал у себя в комнате под ворохом свитеров в ящике комода. Прошлой ночью сон, естественно, возобновился. Но на этот раз я был не с Делией. Я был один в своей спальне, сидел на краю кровати с револьвером в руке, слушал, как внизу возятся мать и сестра, и ждал, когда же они, наконец, улягутся. Прошлой ночью во сне я был твердо намерен пустить в ход свой револьвер. Прошлой ночью во сне я оставил машину не на дорожке перед домом, а на соседней улице. Прошлой ночью во сне я ждал, когда улягутся мать и сестра. Прошлой ночью во сне я намеревался тихонько выскользнуть из дома, поехать в мотель, войти в седьмой номер (Делия говорила, что они с мистером Миллером всегда снимали седьмой номер и никакой другой) и застрелить мистера Миллера. Прошлой ночью во сне я слышал, как мать и сестра возятся на кухне и в ванной, а потом шуршат чем-то в своих спальнях. Прошлой ночью во сне дом мало-помалу погрузился в тишину, я встал, сунул револьвер в карман, шагнул к двери и проснулся. Весь сегодняшний день я пребывал в растерянности и смятении. Хотел было объясниться с мистером Миллером, да не хватило духу. Я не знал, что мне делать. И где делать - во сне или наяву. Если сегодня ночью во сне я убью мистера Миллера, выйдет ли он завтра утром на работу, нашкодивший и злорадный? Если сегодня ночью во сне я убью мистера Миллера, а завтра утром он объявится в магазине, что будет с моим рассудком? Но как мне жить дальше, если я не убью мистера Миллера ни во сне, ни наяву? Нынче вечером, вернувшись с работы, я поставил машину не перед домом, а на соседней улице. Голова у меня шла кругом, но я вел себя так, будто ничего не случилось, а после одиннадцатичасовых новостей поднялся в свою спальню. Но уснуть я побоялся. Испугался, что сон придет опять. Я вытащил из ящика револьвер и теперь сижу на кровати, прслушиваясь к тихой возне матери и сестры. Сможем ли мы с Делией когда-нибудь снова зажить, как прежде? Сможем ли вытравить из сознания все воспоминания о случившемся? Задавая себе эти вопросы, я поднимаю револьвер и заглядываю в его черное дуло. "Уснуть и ненароком увидеть сон..." Может, если я сумею устроить все так, чтобы больше никогда не просыпаться, мое сновидение останется со мной? Но вдруг оно сделается еще страшнее? Возможно ли, - подзуживает в мозгу крошечный червячок сомнения, возможно ли, что Делия совсем не такая, какой кажется? А вдруг она никогда не была мне верна? А вдруг она - суккуб, вторгшийся в мой сон, чтобы погубить меня? В доме тихо. Глубокая ночь. Если я не усну, если тайком выберусь на улицу и поеду в мотель, кого я застану в седьмом номере? И кого убью?

Дортмундер и его друг Энди Келп встречают человека, которого зовут Куэрк, и он предлагает провернуть им одно выгодное дельце. Куэрк работает в типографии в городке в ста милях к северу от Нью-Йорка и хочет совершить «тихое» ограбление этой самой типографии, но так, чтобы никто никогда об этом не узнал. Дортмундер и Келп «наводят справки» о Куэрке среди своих старых знакомых и приходят к выводу, что ему можно доверять. Но вскоре выясняется, что Куэрк ведет двойную игру и явно чего-то недоговаривает… © sl

Кругленькая сумма — семьсот тысяч долларов. Наличными! Но осуществить золотую надежду не так-то просто. Денежки захоронены в... гробу, гроб зарыт в тайнике, а тайник, увы, на дне водохранилища. Тяжело приходится в охоте за «дорогим утопленником» неудачливому грабителю Джону Дортмундеру и его бывшему сокамернику. А тут еще выясняется, что не только этим «ловцам удачи» известно о сокровище...

В классических авантюрных криминальных романах Дональда Э. Уестлейка все плохое становится хорошим, а Господь помогает всем, кто хоть как-то связан с Джоном Дортмундером в конкретный момент. Однако в следующем деле Дортмундера быть пойманным — это неизбежность, когда продюсер телепрограммы уговаривает вора и его веселую команду поучаствовать в реалити-шоу, в котором будет освещаться все их действия. Продюсер обещает найти способ показать это шоу, чтобы при этом запись не использовалась в качестве улик против них. Они сомневаются, но оплата очень хорошая, поэтому они принимают его предложение. Макет бара OJ собран на складе вниз по улице Варик Стрит. Первый этаж этого здания представляло собой большое открытое пространство, забитое различными транспортными средствами, используемыми в мире телевидения: начиная новостным фургончиком и пожарной машиной, заканчивая двухколесным экипажем (правда без лошади). Поскольку следующий шаг команды будет уже с включенными камерами, Дортмундер и Келп проникают на крышу новой студии, чтобы все правильно организовать. У них созрел гениальный план обмана телезрителей, которые буквально прикованы к экрану, но Дортмундер настроен решительно, поэтому он намерен закончить эти съемки с деньгами в кармане.

Дортмундер смотрел на коня. Конь смотрел на Дортмундера.

— Уродливая скотина, — прокомментировал Дортмундер, а конь закатил глаза, не веря своим ушам.

— Не этот, — прошептал лысый старик. — Мы ищем вороного жеребца.

— Ага, в темноте, — Дортмундер даже рукой вокруг повел. — В любом случае, для меня все лошади на одну морду.

— Неважно, как они выглядят, главное — как они бегают. А Переплет может бежать, словно у него в заднице мотор. Вот почему среди этих кляч мы его не найдем. Наверняка Переплет где-то там в нижних конюшнях.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Шалин Анатолий

Влюбленный волшебник

Они стояли у кромки прибоя, и море звенело тысячью голосов у их ног. Далеко на берегу за деревьями сверкали огни вечернего города, а еще дальше, за городом, впились в небо черные треугольники гор. Небо дрожало под тяжестью бесчисленных звезд. Временами то одна звезда, то другая срывалась и, очертив огненную дугу, падала в море. И тогда женщина говорила:

- Посмотри, еще одна упала, а я опять не успела загадать свое желание.

Денис ШАПОВАЛЕНКО

INTRO

Никогда не пытайтесь начать писать. Вы никогда не сможете уничтожить свои рассказы, а если все-таки решитесь продемонстрировать их публике, то будете чувствовать себя последним идиотом. Все закончится тем, что они проваляются на пыльных полках (или в самых глубоких директориях) ровно до тех пор, пока судьба их покажется вам безразличной. А когда это случится, вы напишете им какое-нибудь неряшливое вступление и пустите в самостоятельное плавание - с глаз долой. Что будет потом - я пока не знаю. Но к моменту, когда вы прочтете последний мой рассказ - безусловно узнаю, о чем конечно же расскажу вам в заключительном Outro, если к этому времени я еще буду в состоянии нажимать клавиши :-) Я пронумеровал свои рассказы приблизительно в хронологической последовательности, так что вы сможете наглядно проследить весь недолгий путь от рождения во мне писателя до его глубокого одряхления.

Шевчук Владимир

Осколки (фантасмагория)

Харлану Эллисону - "Стеклянному гоблину".

Шрайку - повелителю боли.

По коже бегало множество сороконожек. Я чувствовал их, но не имел сил для противостояния. Сороконожки, то ползли по коже, то втянувшись под кожу ползли там. Они не могли, или не хотели останавливаться.

***** 6.50 Я чувствовал их движения, как ласковую щекотку, но смеяться не хотелось. С трудом встав с постели я пошел в ванную, тело было как чужое, но на нем ничего не было, никаких признаков ночного кошмара. Умывшись я долго изучал себя в зеркале, тщательно ощупывая тело. Hичего, абсолютно ничего. Приснится ж такое, а вроде вчера ничего и не пили. Hе на что подумать. Hе пил, не нервничал, спокойно лег спать и ..., черт провалился в такой кошмар. Так теперь быстро ем, и на работу. Hа завтрак были макароны, я наматывал их на вилку, и гроздьями ложил в рот. При этом создавалось впечатление, что в желудке они разматываются и начинают ползать, как черви, то тупо буравя стенки, то просочившись в вену несутся с кровью, желая оплести сердце клейкой массой. "Бррр! черт померещится ж такое", я быстро допил кофе и побежал одеваться. В голове колебалась какая-то муть, то застилая глаза, то закладывая уши. Я снова пошел в ванную и окатился ледяной водой. Hемного прояснилось, но не окончательно. "Черт с ним, теперь одеться и бегом, не то снова опоздаю". 7.20 Рубашка, брюки, куртка, каждая вещь касаясь тела, как будто соединялась с ним. Так, брюки приросли к волосинкам на ногах; рубаха, приросла к коже; а куртка осталась болтаться, как будто повешенная на плечики. Во всем теле кипели, странные процессы, но я все равно пошел. Дверь долго не хотела закрываться. То тигр-ручка кусал меня за руку, то бронированная дверь пыталась огреть по голове. Как можно быстрее провернув ключ в деревянной я схватился с железной. Это было суровое противостояние. Она скрипела, визжала, вырывалась из рук, била по рукам. Я придавил ее всунул ключ и ..., она начала его пожирать, из замочной скважины посыпалась металлическая труха. Черт я бросил все и выбежал на улицу. Появилось чувство, что я еще не проснулся, и все происходящее просто кошмарный сон, и с каждым мгновением это чувство крепло. Потому, что я сомневаюсь, что бывают машины-скорпионы, использующие в качестве топлива плоть водителя. А именно такие чаще всего и проносились, это не говоря уже об четырех-рукой собаке пожирающей свой хвост, и везущей ораву ребятишек??? Ребятишек? ну и нифига себе твари, у каждого ребенка было по десять верхних, и десять нижних щупалец, которые непрестанно шевелились, то переплетаясь со щупальцами других детей (при этом получались 40-80-100 щупальцевые твари), то втягиваясь под кожу собаки затягивая под нее и все тело, кроме головы, то выползая и расплетаясь, при этом в стороны летели обрывки щупалец и сгустки провонявшейся крови. Обдумывая увиденное я вышел к магистрали. "Маразм, как вырваться из этого бреда?". Мимо проходили знакомые люди, странно косясь на меня, за то, что я не поздоровался. А как я буду здороваться, если во время движения к троллейбусу я упал на асфальт, и пока полз по локоть стер правую руку. Левая нога вообще не ощущалась, и оглянувшись, я увидел, что вместо нее растет змеиный хвост, благодаря которому я и двигаюсь, потому, как правая нога, в этот момент трансформировалась во что-то бесформенное, желе удерживаемое от растекания, лишь тонкой полоской кожи. В ноге копошилось масса сороканожек, они то выползали наверх, разрывая ткань, и слизь брызгала маленькими фонтанчиками, но не долго (раны быстро затягивались), то пытаясь забраться внутрь бились о прорезиненную кожу, и потерпев поражение ползли к голове. Я перевернувшись на спину начинал отбиваться левой рукой, и иногда мне это даже удавалось, но крайне редко. А потому, через пару минут я ощутил, что мой мозг начинает перерабатываться, на какой то вариант муравьиной кислоты, и мысли постепенно теряют свое значение. Я попробовал встать, но сел только на корточки, т.к. ног не было, пошевелил обрубком правой руки из которого сочилась кровь, и выглядывали лохмотья уничтоженных асфальтом сороканожек, попытался открыть глаза, но их по всей видимости уже не было. Я сидел посреди тротуара, мимо шли по своим делам люди, проносились скорпомобили, и собакобусы полные людей. И никто не обращал на меня внимания. Я почувствовал, что волосы стоят дыбом, попробовал поправить их левой рукой, но нескоординировав движения оторвал голову, которая беззаботно покатилась в сторону трассы. Скорпомобиль пожрал ее, а догнивающее тело разлеглось среди дороги, под ногами ничего не замечающих людей. Которые походя мешали его с осенней грязью. 11.00

Джеймс Шмиц

МЫ НЕ ХОТИМ ПРОБЛЕМ *

Перевод с англ. Ю. Беловой

- Ну, это ведь будет не очень длинное интервью, правда? спросила профессора его жена. Вернувшись после беготни по магазинам, она нашла мужа вперившим неподвижный взгляд в окно гостиной. - Я думала, мы будем ужинать не раньше девяти, - сказала она, поставив пакеты на кушетку. - Но я сейчас пойду готовить.

- Не торопись с ужином, - ответил профессор, не поворачивая головы. - Я не думаю, что мы покончим с этим до восьми.

Шукдин Марат

Узы крови

Вадим ехал к своей сестре. Он считал, что их отношения можно назвать близкими. Они могли доверить друг другу любую тайну, поделиться любой проблемой. И в своих мыслях и поступках они были похожи друг на друга, как близнецы, кем фактически они и являлись. Росли они вместе. Хотелось, чтобы и в дальнейшем это так и оставалось, но взрослая жизнь раскидала их: он поступил в военное училище, она в военный институт. Хоть учились они в одном городе, но видеться им случалось все реже и реже. Время текло своим чередом: его сестра из нескладной, невысокой девочки превратилась в ослепительную красавицу. Глядя на столь восхитительную женщину, Вадим порой сожалел, что она его сестра. Но он прекрасно понимал, что такая глубокая близость у него не сможет состояться ни с какой другой девушкой, кроме как с родной сестрой. И вот, спустя года, побыв "мастером на все руки" - Вадим завершил военную службу и воспользовался правом отставки. Он устал от беспокойной жизни, от постоянного чувства угрозы своей жизни, да и ранения, полученные в боевых операциях, давали о себе знать. Вадим решил для себя, что наступило время для тихой и размеренной мирной жизни. Он хотел простой, спокойной жизни, обыкновенного человеческого счастья. В свои тридцать шесть лет он до сих пор оставался один, не найдя себе достойную спутницу жизни. Мимолетные романы утомляли, а род деятельности не позволял привыкнуть. Но теперь всему этому пришел конец - Вадим был свободным человеком. Только вот получив то, о чем он так мечтал, у него не получалось влиться в мирную жизнь, все получалось как-то угловато, по-военному. Как-то так получилось, что он потерял связь со своей сестрой. После окончания института ее направили в какой-то районный центр, где она впоследствии и осталась работать. У Вадима был только этот адрес, но вот уже лет десять он не получал от нее никаких известий. Он внутри себя чувствовал, что она жива, а для получения другой информации никак не находилось времени. Но вот сейчас времени у Вадима было предостаточно и он твердо решил найти свою сестру. Путь его пролегал по проселочной дороге. Ориентируясь по карте, он ехал на своей машине, проклиная глухомань, в какую забралась его сестра. Такое передвижение уже наскучило Вадиму, и он твердо решил еще до наступления вечера добраться до цели своего назначения. Наконец, впереди он различил очертания домов. Подъехав ближе, ему показалось странным, как его сестра, мечтавшая об огнях столицы, могла остановить свой выбор на таком тихом, и как казалось Вадиму, ничем не примечательном месте. Деревянные одноэтажные дома, несколько каменных строений: скорее всего какая-нибудь школа или больница, большой особняк на горе - все, что открылось глазам Вадима. А вокруг лес и в округе, ближе чем в несколько километров, никакого населенного пункта. На свое машине Вадим ехал по улице этого поселка. Каждый прохожий, как свойственно сельским жителям, внимательно рассматривал Вадима, провожая его машину любопытным взглядом. Около одного жителя Вадим притормозил и открыл дверцу. Мужчина внутренне сжался, но после того, как Вадим задал вопрос о своей сестре, улыбнулся и конкретно объяснил де найти ее дом, пожелав на прощанье: "Удачно доехать". Вадим поблагодарил за информацию и держал дальнейший путь, следуя инструкции любезного жителя. Проезжая мимо разрушенной церкви, он остановил машину перед нужным ему домом и вышел. Дул теплый ветерок, дышалось легко и свободно. Окружающая тишина позволяла слышать даже шелест травы при ходьбе. "Да, в сельской жизни есть свои прелести", подумалось Вадиму. Дом в лучах заходящего солнца приобрел огненный ореол. Зрелище затронуло глубоко упрятанное чувство прекрасного в душе мужчины, повидавшего много страшного и ужасного. На душе Вадима стало спокойно и умиротворенно, предвещая спокойную встречу со своей любимой сестрой. Вадим направился к дому. На стук в дверь тишина была разбужена неторопливыми шагами и в открывшемся проеме Вадим увидел свою сестру. Она выглядела так же молодо, как и при их последней встрече. Казалось, что годы решили не трогать столь прекрасные черты. Выражение ее лица сменилось со спокойного на удивленное, а затем в глазах мелькнул огонь радости. Олена сделала было движение радостно броситься на шею водителю, но ее движение было остановлено возникшей, как бы из ниоткуда стеной странного отчуждения. Ее сестра как-то внутренне сникла, взгляд радости сменился на непостижимое чувство глубокой скорби. Олена осмотрела Вадима, подмечая в нем каждую деталь, рассмотрела стоявшую рядом машину, мимолетно кивнув проходившему мимо прохожему. Вадим не мог понять, что происходит, он верил, что его сестра могла забыть все чувства, которые их так крепко связывали - этого просто не могло быть. - Вадим, неужели это ты? Я не могу в это поверить. И почему ты приехал так поздно? - грустно произнесла его сестра, давая возможность Вадиму пойти в дом. - Проходи, тебе нельзя оставаться на улице, тебя уже достаточно и так видели, продолжила Олена. Вадим прошел. Сестра закрыла за ним дверь. В коридоре тускло горела одинокая лампа. На душе у Вадима было мерзко и гадко: от встречи с любой сестрой он ожидал другого. Олена провела его в дом, посадила за стол и, сказав, что приготовит что-нибудь поесть, ушла на кухню. Вадим погрузился в свои мысли. Анализируя ситуацию, он пришел к выводу, что необходимо обязательно узнать, что происходит с его сестрой, твердо решив, что пока не узнает, то не уедет. Сестра вернулась из кухни. Вадим видел, что и она пришла к какому-то решению: - Вадим, поверь, я очень рада тебя видеть, - начала она. Но есть одно обстоятельство, о котором я расскажу тебе завтра утром. Я тебе все расскажу. А теперь тебе надо уйти вон в ту комнатку и просто лечь спать, не обращая внимание на происходящее, - торопилась объяснить ему она. - Олена, ты выглядишь просто великолепно, но мне больно смотреть, как ты о чем-то переживаешь. Я ведь тот же, ты можешь мне все рассказать и я тебя пойму, ведь я твой брат, - решил взять нить разговора в свои руки Вадим. - Я это знаю, - с той же грустью вылетевшая фраза словно повисла в воздухе. - Я это знаю, но сейчас придет мой муж и если не хочешь меня расстраивать, тебе надо сделать то, что я прошу. А объясню я все завтра. Вадим, я очень сильно прошу, поверь мне, - обессилено Олена повисла на плечах брата. - Олена, успокойся. Хорошо, я подожду до завтра, если ты этого просишь. Успокойся, но завтра ты мне все объяснишь, - успокаивал ее Вадим, он чувствовал, что его сестра чего-то боится, и не хотел ее волновать еще больше. Если надо, он может подождать, но если она в беде, то он сейчас рядом и спасет ее от любой напасти. - Успокойся, родная, все будет хорошо. Покажи только, где мне лечь, - спокойно произнес Вадим, пытаясь изобразить спокойствие на своем лице. Олена подняла глаза и подарила Вадиму взгляд благодарности, упорхнув осуществлять приготовления. Она ему показала, где что находится, что ему надо делать, легко летая по комнате. Вадим наблюдал за ней, слушая "в пол-уха". Ему казалось, что перед ним та же хорошо известная сестричка и с ней все хорошо, но предыдущая сцена не давала о себе забыть. Олена посмотрела на часы и пожелала Вадиму - "спокойной ночи". Поцеловав его в щечку, она вышла из комнаты, сказав: "Только прошу тебя, сделай все точно, как я тебе сказала" и закрыла за собой дверь. Причем не просто закрыла, а накинула крючок. Вадим вспомнил, что она просила сделать это и с его стороны. Так как он обещал сестре следовать ее указаниям, он тоже накинул крючок, хотя и не видел в этом никакой необходимости. Он разделся и лег спать. Сон не хотел приходить, поэтому Вадим сделал над собой усилие и убрал из головы все беспокоящее его мысли. Усталость осуществленной дороги захватила его и он уснул. Проснулся он среди ночи. Дом, как будто живой, разрывался от медленной дрожи: в соседней комнате что-то происходило. Натренированное тело было готово к любым неожиданностям. Вадим прислушался. Четко, но на уровне шепота он расслышал диалог. - Зачем он приехал? - произнес мужской голос, требуя ответа. - Это мой любимый брат, мы не виделись лет десять, - как бы плача выдавил из себя женский. - Тогда мы оставим его здесь с нами, - мужской голос был явно командиром в данной ситуации. - Нет, только не Вадима. Он ничего не знает, а завтра утром мы дадим ему уехать. - Но зачем? Ты же любишь его. - Пусть все будет так, как есть. - Но я не смогу позволить ему уехать, - твердо говорил мужчина. - Ренат, я тебе его не отдам, женский голос приобрел ноты стали. - Ты будешь мне противиться? - мужской голос был удивлен. - Да! Он мой брат и он пока ничего не знает. Я могу его спасти, - женский голос был тверд. - Ты противишься своему мужу? - мужской голос выражал угрозу и от этого голоса по коже Вадима побежали мурашки. - Да! - так же невозмутимо произнесла женщина. Дом опять задрожал, в воздухе присутствовал запах озона, в щель двери попадали отблески света. Вадиму стала ясна ситуация: его сестра запугана мужем, который, наверное, напивается и бьет ее. И все это происходит сейчас, за закрытой дверью. Вадим всегда был человеком действия, и ко всему этому любящим братом. Разобравшись в ситуации, позабыв о своих обещаниях Олене, Вадим, не долго думая, решил помочь ей. Распахнув с удара дверь, Вадим, как зверь влетел в комнату. Но открывшаяся сцена выходила за рамки представленной им картины. Мужчина и женщина в пол-метре над полом плавали в воздухе, выбрасывая друг в друга снопы искр. Мужчина выглядел как непоколебимая скала, а женщина, с развивающимися волосами, походила на разъяренную тигрицу. Завидев Вадима, мужчина вышел из схватки и спокойно опустился в стоящее рядом кресло. Женщина, все поняв, медленно повернулась в воздухе. Перед взглядом Вадима предстала его сестра, во взгляде которой было столько боли и беспомощности, что Вадим почувствовал себя виноватым. Его сестра обиженно посмотрела на него: - Эх, Вадим! Зачем? - а затем уже безразлично, - ну, что ж, тогда спи. Сон охватил Вадима, окружающая обстановка поглотилась туманом. Проснулся он отдохнувшим и полным сил. Дверь в комнату была распахнута, из кухни доносился запах готовящейся еды. Вадим выглянул в окно: протекала обыкновенная деревенская жизнь. - Что, уже проснулся? - в комнату вошла сестра, чмокнув его в щечку. - Умойся, уже все готово, сейчас я покормлю тебя, - сестра выглядела весело и беззаботно. Умываясь, Вадим удивлялся, какой глупый сон приснился ему. Расшатанные нервы выкидывали с ним и не такие фокусы. Вернулся в комнату, посмотрел в окно. То, на что он поначалу не обратил внимания, сейчас проявилось в его голове в образе мысли: "А где моя машина?". Оглянувшись, он посмотрел на вырванные крючки в дверях. Что-то в этой спокойной обстановке было не так. Он прошел на кухню, сел за приготовленный стол. Его сестра крутилась возле плиты. Повернувшись, она увидела обращенный на нее вопросительный взгляд Вадима. - Ты поешь, Вадим. Со мной все в порядке, не беспокойся, - дружелюбно проговорила сестра. - Эх, как же я мечтала повидать тебя. Только грустно, что происходит это при таких обстоятельствах, но изменить сейчас ужен ничего нельзя. Ну, почему, скажи, почему ты не послушался меня, Вадим? - сестра сорвалась и заплакала, бросившись на шею Вадиму. - Ты для меня - самое дорогое, что осталось из прошлой жизни, - продолжала, всхлипывая, говорить она. Вадим гладил ее по волосам, ощущая своим телом тепло родного и близкого существа. Но к чувству безграничной любви к сестре было подмешано чувство сомнения. Поняв ход его мыслей, девушка отстранилась от него и села напротив. Она поправила прическу таким знакомым с детства движением и прямо посмотрела Вадиму в глаза. Бродившие в голове Вадима мысли не позволили выдержать ее пристальный взгляд: он отвел глаза. - Вадим, я твоя сестра. Все так же знакомая тебе Олена, - начала она свой рассказ. Но и в то же время я другая: и по прожитым годам и за пережитые события. И к тому же я больше не человек, - Вадим слушал, как завороженный ее слова. - Все, что ты видел вчера, тебе не приснилось. Все это произошло на самом деле. Когда я тебя предостерегала вчера, ты не мог представить во что можешь попасть. Ну а теперь ты уже стал участником всех событий. Скажу сразу, во всей деревне нет, кроме тебя, ни одного человека, и уехать от сюда тебе не позволят. Если бы ты не вышел, я бы могла защитить тебя, но сейчас это не в моих силах, - сделала небольшую остановку говорящая девушка. - Я специально попросила мужа оставить нас наедине, чтобы я могла спокойно все тебе рассказать. Повторяю, мне очень грустно, что ты попал в такую ситуацию. С одной стороны, я бы хотела, чтобы ты сейчас был за сотни километров отсюда, а с другой мне все это время не хватало тебя. Я мысленно старалась поддерживать с тобой связь, чувствовала твою радость, ощущала боль. Мой муж удивлялся такой связи, но потом привык и принял это как должное... Мне сначала было тяжело в новом состоянии, но потом я повстречала Рената и полюбила его. А вот ты, как мне известно, до сих пор остаешься один. Приехав после института сюда, я даже представить не могла, что твориться в этом месте. Но постепенно все жители прошли изменения и жизнь стала свободной. Нас в чем-то можно приравнять к известным тебе вампирам: есть много схожих вещей, но есть так же много глупости. Живем мы обособленно от внешнего мира, но это всех устраивает. И так как я тебя очень люблю, то тебе предоставляется выбор: либо умереть, либо присоединиться к нам, - последние слова Олена с трудом выдавила из себя, будто ей было очень стыдно за свое нынешнее состояние, но она продолжила: - У тебя есть только два выбора, третьего не существует. Времени тебе две недели, а потом от меня уже ничего не будет зависеть. Мне жаль, но так распорядилась судьба. Хорошенько подумай, мне будет очень больно потерять тебя, - произнеся этот монолог Олена печально посмотрела на брата и ушла в комнату. Вадим размышлял, анализируя сказанное. Так хотелось, чтобы все оказалось неправдой, но что-то подсказывало ему, что дела обстоят так, как рассказала Олена. Перед ним была его любимая сестра, и в тоже время Вадим ощущал какую-то чуждую силу. Он привык, столкнувшись с чем-то странным не отмахиваться от непонятного, а принимать события как они того требуют. Он видел много фантастических фильмов, так что убеждать себя в том, что в мире много неожиданного и непознанного не приходилось. Только одно вызывало трудность - все случилось даже не лично с ним, а с его любой сестрой. Она выглядела как раньше, даже слишком молодо для своих лет. Но после ее рассказа Вадим четко почувствовал нечто чужое в ее облике. Раньше у них получалось мысленно общаться друг с другом. Вадим решил попробовать: "Олена, подойди, я хочу поговорить с тобой". Сестра открыла дверь и вернулась на кухню, сев напротив Вадима. Он подошел к ней и потрепал волосы. - Эх, Олена. Как нас жизнь забросила. Ну, рассказывай, чего мне нужно еще знать, но будь уверена, я все равно тебя люблю. Это я во всем виноват, не нужно было выпускать тебя из поля своей видимости, и с тобой бы ничего не случилось. - Эх, мужики. Неужто думаете, что от вас что-то зависит. Какая тебе судьба уготовлена, так все и будет. - Ладно тебе, Олик. Давай, делись, какая меня ждет судьба, я там видно будет. ...Называли они себя бессмертными, потому что время перестало влиять на их организм каким-нибудь образом. Днем они ничем не отличались от обычных людей, но ночью, под воздействием отраженного света, они начинали черпать энергию из любого окружающего предмета, приобретая несвойственное человеку равнодушие и дикую агрессивность. Жажда острых ощущений, власть над жизнью и смертью действует опьяняюще. Полученные силы не поддаются контролю, происходит трансформация в необузданного хищника. Самым большим удовольствием является лишение жизни живого существа, поглощая его кровь. Это было бы ужасным, если бы не одно "но". С приобретением чудовищной силы приобретается и звериная хитрость и древняя мудрость - хороший компенсатор бодрящей неудержимой энергии. Это позволяет взять ее под полный контроль и не совершать необдуманных поступков. Так, например, инстинкты хищника контролируются сознательностью. Так и у них, бессмертная жизнь тоже подчинена правилам. Захватив полностью село, они, пользуясь удаленностью расположения, свято хранят свою тайну. Даже когда появляется обыкновенный человек, ситуация остается для него нераскрытой и он может благополучно покинуть место. Но если у него возникнут подозрения, он никогда не сможет уйти. Такой случай и произошел с Вадимом. Бессмертные из органической пищи питаются кровью животных и железосодержащими овощами. Кровь человека считается деликатесом, и принято употреблять ее только в праздник равноденствия, который будет через полторы недели. В качестве главного блюда на празднике будет выступать Вадим. Муж сестры является главным в их колонии, и после смерти своего отца, начавшего Изменение, имеет полное влияние. Поэтому Вадим может спокойно перемещаться по селу, не опасаясь за свою жизнь. Только сестра предупредила, что ночью лучше не искушать судьбу. Желание отведать свежую человеческую кровь столь сильно, что кто-нибудь может не удержаться. Так что у Вадима есть время осмотреться и принять важное для него решение: присоединиться к ним или просто умереть. В комнату вошел зрелый мужчина, поцеловал Олену в губы, протянул руку и поздоровался с Вадимом. - Ну, как у вас дела, Олена? Ты уже ввела его в курс дела? - В общих чертах. - Меня зовут Ренат, мы, получается, родственники. Сейчас подойдет моя сестра и я вас познакомлю. Думаю, тебе у нас в гостях понравиться. На кухню зашла молодая, на вид лет девятнадцати, девушка, внешне простоватая, с большими бездонными глазами. Она нерешительно остановилась посредине кухни, ожидая, что ее представят. - Регина, - восполнил пробел Ренат, - а это - брат Олены - Вадим. - Мне она про вас очень много рассказывала: о вашем детстве, о том как вы спасли ее от змеи и еще много другого. Так что заочно я уже была знакома и даже не надеялась увидеться с вами "в живую". Первое впечатление Вадима, что эта девушка является скромницей, оказалось обманчивым. Она прямо сказала все, о чем думала, а выражение глаз выдало ее мечты. "Оригинальная у меня сейчас семейка", - подумал Вадим. Разыграв перед Вадимом примерную семью, Ренат попрощался с ним, оставив зеленую ленточку. При этом он объяснил, что без нее Вадиму в селе лучше не показываться. А надев ее, Вадим будет находиться под его личной защитой, никто не посмеет причинить Вадиму неприятности. Но лучше в любом случае одному никуда не ходить, а брать в проводники девушек: Регину или Олену. Вадим мысленно подумал: "Что не в виде провожатых, а в качестве охраны, чтобы не убежал". - Дорогой, глупенький ты! Как бы ты быстро не бежал, тебя догнать не составит труда, - опять, словно читая мысли, проговорила Олена. - Пойми одно, Вадим, мы все здесь желаем тебе добра, - вслед за ней добавила Регина. - Мы тебя любим, так что все будет хорошо, - девушки дружно поцеловали Вадима в обе щеки и, разговаривая о чем-то своем, начали убирать со стола. Вадим их не слушал. После военной службы он первый раз обедал вот так просто в кругу семьи. Все было великолепно, только он умел чувствовать, когда от него чего-то скрывают. Поэтому он твердо решил во всем разобраться: как говорит английская пословица - "из двух зол не выбирают". Вадим решил найти выход и он верил, что у него все получится. Жизнь пока доказывала, что он может победить в любой ситуации. Он начал осматриваться, подмечая любую мелочь. Из своей военной практики он знал, что все может пригодиться. Ему был предоставлен прекрасный шанс - вести наблюдение под их же покровительством, прямо из тыла врага. Вадима поразило слово, пришедшее ему на ум: "врага". Олена прервала свой разговор с Региной и пристально посмотрела на Вадима. Их глаза встретились. "Врага" - возникшее слово крутилось в мыслях, переливаясь из качества в качество. Он смотрел в глаза любимой сестры и знал, что она все еще чувствует его мысли. "Враги, вы все враги, потому что угрожаете моей жизни", - принял определенную позицию Вадим. Враги, но самые близкие враги, ближе никого не было. Олена - его любимая сестра, самая близкая душа для Вадима, но в то же время самое чуждое существо для человека, угрожающее его существованию. Человек уже привык терпимо относиться к проявлениям необычного, если это единичное проявление не угрожает ему, не может лишить его мнения о господствующем положении на планете. Но не смотря на все это Вадима не удовлетворило слово "враг" по отношению к Олене, поэтому он поправил себя: "Не враг, а другая". Олена улыбнулась, подошла к Вадиму и положила голову ему на плечо. Регина, подмигнув Вадиму, продолжила мыть посуду. Вадиму стало жалко всех. Себя за свою бессилие что-то изменить: он всегда как мужчина, как брат опекал и защищал свою сестру от бед жизни. Ему было жалко сестру, которая томилась от своей беспомощности, не в силах в действительности помочь ему. Так же ему было жалко сестру Рената - эта молодая девушка даже не представляет себе другой жизни, не понимает, что реально она изолирована от всего мира и о многих вещах она никогда не узнает. Он так надеялся, что мирная жизнь принесет ему спокойствие и расслабление, но только сейчас он собран и готов к любым действиям и к любым ситуациям, как при выполнении ответственных заданий. У него есть время и все будет хорошо. Сестра предложила прогуляться и Вадиму эта идея понравилась. Село не показалось ему чем-то примечательным. Обыкновенные деревянные дома, по улице неприкаянно бегали козлята, да и во встречных прохожих не было ничего необычного. Зашли в магазин. Находившиеся там покупатели обратили внимание на вошедших, в их глазах было свойственное всем сельским жителям любопытство. Кто-то поздоровался с сестрой, спросил как дела. Она представила Вадима, бросила ничего не значащие фразы, сделала покупки. Все было как в порядочной деревне. Вадиму даже начало казаться, что над ним разыграли злую шутку. Ничего в деревне не было необычного. При возвращении домой, он поделился мыслями с сестрой. Она улыбнулась и показала Вадиму зеленый шарф, который он не надел, когда они входили на улицу. Вадим не понял ее ответа. Олена ответила, что каждый житель чувствует и знает, кто не бессмертный, поэтому заранее их поведение приводится под естественные для человека мерки. И если в деревне находятся посторонние, то каждый житель участвует в розыгрыше обычных житейских ситуаций. Олена сказала, что специально попросила Рената пока не объявлять людям, что ее брату известна правда. Завтра она пообещала открыть Вадиму совсем другую обстановку. От пережитых событий Вадим долго не мог уснуть. Было тихо и спокойно. Стрекот сверчков нарушался только далеким лаем одинокой собаки, словом, ничего необычного. На завтрак Олена приготовила блины, объяснив, что решила поухаживать за братом, а то совсем забыла, когда последний раз готовила это блюдо; ничего мучного в рацион бессмертных не входило. Каждый день им необходимо было выпивать где-то литр крови. Для этого они специально разводили животных на ферме. Ренат сообщил, что в селе уже все в курсе статуса Вадима, поэтому впредь без зеленого шарфа на улицу выходить не следует. Так же Ренат объявил, что сегодня лично будет сопровождать Вадима и познакомит с селом. Окружающая обстановка разительно переменилась, казалось, это совсем другое место. Тишина и спокойствие, привычная обстановка сельской жизни испарились как по мановения волшебства. Даже живность с улицы исчезла.....

Павел Шумил.

Семь дней по лунному календарю

Аннотация:

Слово автоpу...

У этого рассказа интересная история. Написал я его для себя. Просто как

интересную модель общества, в котором король царствует, но не правит.

Написал - и отложил. (Спросите, при чем здесь дракончик? А случайно попал!

Характер у него такой непоседливый)

Позднее мы с Дж. Локхардом начали писать буриме. Без всякой задней мысли,

Шушпанов Аркадий Николаевич

Время поэтов и нечисти

- Аннотация:

В городе - серийный убийца вампиров. Какая тут поэзия?!

Осень.

Полночь октября. Время нечисти и поэтов.

Умирать в такую ночь не хочется. Но придется, как видно.

Люблю осеннее черное небо. Звезды - будто сейчас облетать начнут.

Только любуюсь, похоже, в последний раз.

Глупо все. Сколько раз зарекался ночью шататься, особенно при полной луне, когда у юпов самая сильная ломка.

П.Шуваев

ПРАВО НА ЯЗЫК

Планета была с виду очень хороша собой, и Серову сразу же подумалось, что было бы просто здорово, если бы тут жили хорошие люди. Или уж чтоб вообще никто не жил, кроме неразумных тварей, пригодных лишь на то, чтобы какой-нибудь экзобиолог ими занимался до конца дней своих. Но, разумеется, лучше, если бы были люди, потому что только люди могли бы сейчас ему помочь.

То есть, само собой, Серов не имел бы ничего против сколь угодно негуманоидных существ, будь эти существа разумны. Но, знаете ли, пока с ними договоришься, пока они сообразят, что у тебя полетело и какой ихней негуманоидной штуковиной это можно заменить... Это если с ними вообще можно договориться.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Жил кузнец один – работник наилучший, хозяин справный. А вот жены у него не было. И случилось так, что морозным темным вечером пришла к нему в дом странница – да не простая, а с пушистыми белыми крылышками за спиной. Андел, одним словом...

Безбрежное море спокойно – ни ветра, ни волн. Ни чаек над водой, ни туч в холодном синем небе – ничего. И только медленно, покойно загребая лапами, плывет Аонахтилла. Глаза ее полуприкрыты, губы плотно сжаты. Аонахтилла не спешит; путь ее бесконечен, а время пути – беспредельно. Суета – удел слабых и глупых существ, которые спешат и совершают подвиги, оплошности, нелепости, предательства – всё, что угодно, лишь бы им не быть наедине со своим страхом и не думать о конце, о смерти.

В море, прямо по курсу на Землю Бородатого Змея, был остров и город. Богатейший город, Богаче и не было на свете. Обязан был город богатством своим АРИХАЛЬКУ. АРИХАЛЬК добывали на острове в рудниках  утром, когда АРИХАЛЬК засыпал, по ночам АРИХАЛЬК рос, с ним говорили Колдуны, успокаивали. Колдун предупреждал об опасности, грозившей городу и острову, но  Властители не придали значения предсказаниям Колдуна . И настала ночь расплаты...

Фантастические новеллы и сказки Сергея Булыги привлекают всё большее внимание в стране и за рубежом. Взыскательный, искушенный знаток-мифолог и читатель наивный найдут в этой книге нечто новое и ценное для себя. Загадки и духовная красота человеческой и любой иной цивилизации – предмет художнического и исследовательского труда фантаста и сказочника из Минска.