По законам Преисподней

"Из складок орочьего плаща появилась сумка. Наш посетитель поставил ее на стол и распустил кожаные тесемки.

– И я понял, что ты одна достойна обрести Дар, что уже многие века ищет своего истинного хозяина. Одно твое слово, и расскажу тебе о нем.

– Нет! – предупредил я.

Но Франсуаз уже ответила:

– Говори.

Гоблин просиял, откинул капюшон и воскликнул:

– Таймшер! Редкий шанс приобрести недвижимость на Коралловых островах. Всего за каких-то тысячу золотых вы станете хозяйкой роскошного дворца, где жили султаны Джиннов!"

Отрывок из произведения:

– Вот оно! – воскликнула Франсуаз.

Рубиновое кольцо вспыхнуло на руке демонессы.

– Дорскиас падет, и все восемь мирозданий придут в движение. Заклятие снято, и…

– Френки, – напомнил я.

Девушка мрачно посмотрела на меня.

– Что?

– Это начало книги, – пояснил я. – Читатель не знает, кто такой Дорскиас. Какие мироздания. И про заклятие он тоже еще не читал.

– Да?

Демонесса озадаченно посмотрела вниз, на номер страницы.

Рекомендуем почитать

Небеса разверзлись, и Маятник Судьбы пришел в движение… Демон тюрьмы Сокорро стремится вырваться на свободу, над бескрайней пустыней зловещей тенью парит корабль «Сантарис» (на нем под белоснежными парусами летят люди с черными сердцами), а в глубинах преисподней строит планы архивампир, мечтая отомстить тем, кто его туда бросил.

Однако пока еще Город эльфов процветает – благодаря мудрости правителей и отваге своих стражей. Но смогут ли эльф Майкл и демонесса Франсуаз остановить надвигающуюся беду?

Руки бы этим волшебникам поотрывать!

Сколько раз было сказано? Не лезьте туда, где водятся химеры и тролли! Так нет же.

Отправить магический дирижабль в Циарру, — туда, где сходятся Тринадцать вселенных!

Туда, где не только эльфы, — а даже гоблины никогда не бывали.

Сами и разбирайтесь!

Нет, на этот раз не буду вам помогать.

У меня и других дел хватает. Надо найти волшебную рукопись, поймать короля койганов, отнять вампира магическую шкатулку.

Что? Ваш чертов дирижабль вернулся?

И притащил из Циарры чудовищ, с которыми теперь никому не справиться?

Да елки-палки…

Другие книги автора Денис Александрович Чекалов

Ричард Шербрук не знал, что в этот день он должен был умереть.

Так решил Прорицатель.

Шербруку исполнилось пятьдесят два года. Он закончил Йелльский университет и одиннадцать лет проработал менеджером в крупной компании, занимающейся производством автомобилей. Потом ему предложили более высокую должность в фирме “Передовые компьютерные технологии”, и Ричард Шербрук перешел туда.

У него были жена и двое детей.

Прорицатель знал это, и ему было жаль.

Древняя Русь. Заколдованная. Иная…

Здесь не слышали о христианстве, здесь поклоняются Перуну, а магия столь же обычна, как дождь или ветер. По дорогам шастают разбойничьи банды орков. Зомби штурмуют крепости. Демоны притворяются обиженными сиротками, а воевод убивают при помощи колдовства. Но на всякое колдовство найдется другое, не менее сильное. Странствующий чародей Хорс хорошо это знает. Иначе ему не выжить…

«Дарующая жизнь» – так люди называют волшебную башню, которая превратила мертвую пустыню в цветущий край. Кто-то намерен разрушить ее, погубив тысячи невинных жизней. Для того, чтобы остановить преступника, Верховный Совет эльфов приглашает ченселлора Черного Дракона Майкла и демонессу Франсуаз.

Лернейская кампания – самая страшная война в истории Страны Эльфов – закончилась Майкл снимает офицерский мундир, надеясь вернуться к мирной жизни. Но эхо прошлого не отпускает его.

Под сводами Золотого Леса зреет коварный заговор. Лапа иблиса тянется к шпилю священного минарета Кавалерия орков надвигается из бескрайней степи…

Спасать мир? Опять?! Сколько можно! Эльфы этим не занимаются. По крайней мере задаром. А вот если хорошо заплатят… Тогда обращайтесь.

Остановить безумного волхва, чей дух тысячу лет был заточен в статуе? Легко! Найти серийного убийцу в древнем городе бьонинов? Запросто! Спасти хранителя печати, гроссмейстера эльфийских магов? Считайте, что уже сделано! Провалиться в ад и оказаться в пасти у Гончих преисподней? Это уже без нас.

…Ключевое поле…

Здесь решится судьба Руси.

Армия мятежных бояр движется в Воробьевы горы. Они хотят убить юного царя Ивана и посадить на трон оборотня — колдуна Велигора…

Простой ремесленник, кожевник Петр, должен остановить их — или погибнуть.

Роман Дениса Чекалова «Кровь дракона» начинает новый сериал исторической фэнтези.

В сокращенном виде романы ранее были опубликованы в серии «Боярская сотня».

Город Темных Эльфов – центр цивилизации и культуры на Земле. Здесь царит мир – но любое спокойствие легко нарушить... Трое вампиров пришли сюда из южных пустынь, сея на улицах смерть, хаос и разрушение. Остановить их должны темный эльф Майкл и демонесса пламени Франсуаз. В поисках источника зла защитники города отправляются в раскаленную солнцем пустыню – туда, где мозговые полипы поджидают неосторожных путников и чернеет в песках зловещая тюрьма Сокорро.

Проклятые Земли – аномальная зона, что пролегла в долине Морболга.

Рассказывают, что именно здесь нацисты проводили секретные эксперименты, пытаясь распахнуть двери между мирами и призвать демона Бафомета.

Ожившие мертвецы и мутанты населяют Проклятый Край.

Популярные книги в жанре Фэнтези

– Четыре дюжины кувшинов огненной воды по половине золотника каждый… – бурчал хозяин каравана, карябая что-то угольком на листе бумаги. – Итого 24… Без одной монеты кошель… Плюс кошель на все остальное… – он, вздохнув, поморщился, так, словно каждую монету отрывал от сердца. – Вряд ли мы заработаем столько же на продаже товаров. Все равно придется лезть в казну… Эдак мы разоримся. Все вокруг дорожает, а казна каравана не беспредельна… И все равно нам следует купить столько же огненной воды, как обычно, – он поднял голову, сверля пристальным взглядом своих помощников.

Был вечер. На землю спустился задумчивый покой, наполненный тихим скрипом снега под полозьями.

Мати сидела в командной повозке, разбирая свитки, ища, что бы ей почитать, когда до ее слуха донесся глубокий печальный вздох.

– О чем грустишь? – не отрываясь от своего занятия, спросила девочка.

"О пище", – Шуши лежала возле нее, вытянув вперед лапы и положив на них морду.

Волчица вновь и вновь переводила взгляд поблескивавших в полутьме рыжих глаз со своей хозяйки на ломоть хлеба с куском копченого мяса, покоившийся на медной, покрытой причудливой чеканкой тарелке.

Звуки шагов терялись в шелесте листвы, в шепоте ветра, в шуршании зарослей, сквозь которые пробирались ежи, бурундуки, мыши и иная леснаямелочь. Узкая, утоптанная тропинка казалась тайным ходом в толще замковыхстен. И стены эти возводили не человеческие руки.

Переплетение ветвей образовывало над тропинкой зыбкий свод. Беуна и Вагн проходили под ним вполне свободно, а вот великан Коннор сутулился и пригибался, избегая коснуться макушкой даже края зеленой листвы – слишком яркой и сочной для нынешних осенних дней. Вынуть топор и раздвинуть пределы дороги, однако, было никак невозможно.

Я был беспечен и глуп.

После того, как погиб мой ученик, бывший почти что моим сыном – тот, кого история знала под именем Артура Пендрагона, – я презрел древние законы и открыто занялся колдовством.

Люди верят, что когда-нибудь Артур вернется с волшебного острова Авалон, где спит беспробудным сном и медленно излечивается от смертельных ран. Они верят, что в тот час, когда Логрии (или всему миру) понадобится спаситель, Артур придет и все уладит.

Светильник в шатре погас.

Прошуршали ковры, хрустнула трава, примятая грузным телом.

Боковой клапан шатра приоткрылся на ширину ладони, впуская внутрь ночную прохладу и полоску серебристого света.

Сквозь нестройные вопли цикад и еще менее мелодичный гомон, какого не может не быть посреди военного лагеря, донеслись новые нотки. Шепот, тихие смешки, вздохи – не усталые зевки или сонный храп, нет, вздохи того рода, которые сами собой переходят в стоны наслаждения.

Слова эти не описывают того, что случилось.

Они не описывают ничего, да и не могут описать. Слова отражают действительность, но отражение это – искаженное. Кто бы ни был автором слов и сколь бы этот автор ни хотел поведать истину.

И не потому, что истины не существует. Ее и правда не существует, только дело не в этом.

Вполне достаточно и того, что автор вообще есть, того, что реальная картина отражена лишь в его словах. Отражена со столь малой точностью, что даже самое кривое из зеркал по сравнению с его речью – просто-таки эталон правдивого изображения…

В начале времен, говорили в минуты откровения жрецы, Боги сотворили священные орудия из священного металла – каковым всегда и везде считалось золото. И когда пришло время, и Боги покинули мир Яви, орудия эти остались на земле – а если и не прямо на земле, то во всяком случае там, где до них могли добраться простые смертные.

Говорят, золотая цепь до сих пор обвивает старый дуб где-то на неведомом берегу неведомого моря; и цепь эту стережет старый ученый кот, бывший спутником-фамилиаром одной из Богинь, когда та не прозывалась еще Богиней. Говорят, золотая игла укрыта в стоге сена, причем те, кто не знает, что она там, никогда ее не найдут, даже разметав стог и ощупав все соломинки до единой. Говорят, золотое кольцо покоится в глубокой океанской впадине, и лишь суровый Морской Владыка временами любуется его сиянием, не осмеливаясь, однако, приблизиться к наследию Богов. Говорят, золотое копье захоронено вместе со своей последней жертвой, и тот, чья рука коснется отмеченного сплетенными крестами древка, станет властелином мира, перед которым склонятся все цари и короли. Говорят, золотой телец был разбит на тринадцать кусков, а куски эти – разбросаны по ржавым песках Аравии, и от жаркого солнца эти куски медленно, но неотвратимо сползаются, чтобы в конце времен стать единым целым.

– Мы во власти твоей, о великий вождь. Наше достояние, наши жизни – все твое. Повелевай. Мы были слугами страны, теперь, когда страна твоя – мы твои слуги.

Но остерегайся богов; им все равно, кто правит в земном царстве, но лишь пока соблюдаются обычаи, лишь пока люди следуют путями солнца. Если ты преступишь черту – мы, предстоятели небожителей, падем первыми, но потом кара небесная ждет тебя, поднебесного владыку.

Вожак орды северных варваров, покоритель древних царств и будущий основатель новой державы – грузный, мощный, с седыми висками и по-детски безмятежной улыбкой, – собственноручно наполнил чашу собеседника и кивнул, мол, продолжай.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Это издание рассказывает о политико-экономической деятельности руководителей США, Германии, Франции, их борьбе за возрождение своих государств, вывода их из ситуации, сложившейся после Второй мировой войны, из финансово-экономических кризисов, сопровождавших мировую историю ХХ века.

Книга известных авторов А.Андреева и С.Шумова рассказывает о механизме работы государственной власти, причинах образования и распада великих империй (древней Греции и Рима, держав Александра Македонского, Чингисхана и Тамерлана, Персии и Турции). Особое внимание уделено государственной власти в России и США, проанализированы работы о государстве герцога Ришелье и Никколо Макиавелли, проведен анализ взаимоотношений мирового анархизма и государственности, описаны основные приемы манипуляции человеческим сознанием.

Исторические параллели с ситуацией в современной России напрашиваются сами собой...

Настоящая книга посвящена истории Крымского полуострова – природной жемчужины Европы.

Описывается присутствие в Крыму тавров, киммерийцев, скифов, греков, сарматов, римлян, готов, гуннов, аваров, болгар, хазар, славян, печенегов, половцев, монголо-татар, крымских татар, генуэзцев, турок.

В книге использованы известные исторические документы, касающиеся крымской истории, подтвержденные археологическими данными.

«Третья штанина» – первая авторская книга Евгения Алехина. Стиль Алехина – на грани провокации и романтики, а герой в равной степени дерзок и наивен. Написанная о сверстниках – рожденных в середине 1980-х, – эта книга своеобразная «библия взросления». Но не тех, кто отучился в заграничных колледжах и ныне является золотым сечением молодой русской элиты. А тех, кто учился в обыкновенных постсоветских школах, рос в спальных районах больших и маленьких городов, для кого 90-е – смутное воспоминание об унылой нищете и семейных проблемах, а 2000-е стали первой надеждой, что их самостоятельная жизнь окажется особенной и свободной.

«Детская литература для взрослых», так определяет автор свой жанр, и эта книга – мост между жизнью ребенка и взрослого.