По ту сторону тьмы

По ту сторону тьмы
Автор:
Перевод: Ю. А. Черняховская
Жанр: Научная фантастика
Серия: Стальная мечта
Год: 1996
ISBN: 5-218-00128-7

«По ту сторону тьмы» — причудливое сочетание романа-путешествия с жестким триллером. Приключения молодой аристократки, подавшейся в корпус наемников, и дальнейшие ее приключения в компании преданных друзей. В их руках — необъятные пространства и новейшие достижения в области военных технологий. У них много врагов, но еще больше отваги и задора. Межзвездные путешествия, экзотическая флора и фауна, и все это на фоне утонченно-лирических взаимоотношений персонажей — вот что можно найти в книге Йена Бэнкса, одного из популярнейших фантастов последнего поколения.

Отрывок из произведения:

Она прижалась щекой к деревянному подоконнику. Дерево было холодным, пахучим и блестящим. Шер встала коленками на сиденье. Оно тоже пахло, но по-другому. Широкое сиденье, красное, как закатное солнце, с маленькими пуговицами. От пуговиц разбегались глубокие морщины; из-за этого сиденье походило на животик со множеством пупков. За окном висела хмарь, и в вагончике фуникулера горел свет. Внизу, на крутых горных склонах, виднелись фигурки лыжников. Лицо Шер отражалось в стекле, и она принялась корчить самой себе рожи.

Рекомендуем почитать

Орден Звездных Хранителей, обеспечивающий порядок и мир между планетами, противостоит харджерам, стремящимся к мировому господству. Из-за клеветнического обвинения Айрту Вэролу пришлось покинуть Орден. И он в одиночку начинает борьбу с ненавистными врагами. С помощью обруча — таинственного дара Туманного Кольца — Айрту удается разрушить главную базу харджеров на ранее неприступной планете Харгот. Преодолевая горечь обид, он с радостью возвращается в лоно родной семьи, к старым друзьям, обретает любовь.

Но над человечеством нависла новая угроза — космические «паутины»…

«Миры неукротимые» – третья книга знаменитого американского фантаста Джо Холдемана о Мирах.

Конец XXI века. Земля неотвратимо гибнет в огне все уничтожающей третьей мировой войны, и все понимают, что будущее за Мирами, где жизнь не стоит на месте. Ведь именно там герои фантастической эпопеи Дж.Холдемана строят межзвездный корабль и совершают на нем перелет к далекой планете Эпсилон Эридана, жители которой, ивилои, обладают способностью путешествовать в пространстве и времени.

В романе "Ангелы-хранители работают без выходных" Верховные правители одной из далеких планет превращают потерявшего в автокатастрофе память полицейского Виктора Делано в робота. За возвращение истинной сущности Виктора борются его "ангел-хранитель", коллега Кэттан Морейра, и жена Морейры — красавица Анжелика.

«Небесные Властелины» — первая книга трилогии Джона Броснана.

После катастрофы Генных войн мировое сообщество на Земле разделилось. Вольнолюбивые племена амазонок стали населять Землю, подчинив себе мужчин. Однако там, в небесах, еще осталась сила, способная подчинить себе гордых женщин. Гигантские корабли — Небесные Властелины, неторопливо дрейфующие в небесах, населены столь же вольными и неукротимыми сообществами мужчин, где иные порядки, где царят варварство и аристократизм, где с женщинами заведено обращаться совершенно иначе.

Другие книги автора Иэн Бэнкс

«Шаги по стеклу» — второй роман одного из самых выдающихся писателей современной Англии. Произведение ничуть не менее яркое, чем «Осиная Фабрика», вызвавшая бурю восторга и негодования. Три плана действия — романтический, параноидальный и умозрительно-фантастический — неумолимо сближаются, порождая парадоксальную развязку.

Знаменитый роман выдающегося шотландца, самый скандальный дебют в английской прозе последних десятилетий. Познакомьтесь с шестнадцатилетним Фрэнком. Он убил троих. Он — совсем не тот, кем кажется. Он — совсем не тот, кем себя считает. Добро пожаловать на остров, который стерегут Жертвенные Столбы. В дом, где на чердаке ждет смертоносная Осиная Фабрика.

Идиранская война, длившаяся пятьдесят лет и унесшая сотни миллиардов жизней, завершилась несколько веков назад. Культура – содружество продвинутых цивилизаций и искусственных интеллектов, – являясь наиболее мощной силой во Вселенной, опекает более примитивные расы. В числе таких подопечных и обитатели газовых гигантов, известные как Хамы, характер которых полностью соответствует их названию. Но все карты смешиваются, когда у далекой звезды Эспери возникает физически невозможный объект Эксцессия – будто бы реликт «предыдущей» Вселенной…

Классический роман из цикла о Культуре – в новом переводе!

Йен М. Бэнкс — один из признанных мастеров «интеллектуальной космической оперы», писатель, создавший свою собственную Вселенную. Вселенную, в которой идёт ВОЙНА…

Война двух крупнейших галактических цивилизаций — республиканской Культуры и Идиранской империи.

Война, в которую Культура втянулась, только чтобы спасти свой душевный покой… самое ценное, что имела.

Война, которую идиране начали, потому что понимали: джихад должен расширяться, чтобы не стать бессмысленным.

Война, которая растянулась на сорок восемь лет и один месяц. Общее число павших — 851,4 миллиарда. Потери кораблей — 91 215 660. Количество уничтоженных планет — 53.

Учёные считали эту войну самым значительным конфликтом за последние пятьдесят тысяч лет Галактической истории.

Перед вами — один из эпизодов этой войны. Эпизод, который начался, как говорят, на планете под названием Мир Шара…

Со средним инициалом, как Иэн М. Бэнкс, знаменитый автор «Осиной Фабрики», «Вороньей дороги», «Бизнеса», «Улицы отчаяния» и других полюбившихся отечественному читателю романов не для слабонервных публикует свою научную фантастику.

Принц Фербин чудом уцелел после битвы, в которой погиб его отец — король Хауск, повелитель сарлов, населяющих Восьмой уровень пустотела Сурсамен. Вынужденный спасать свою жизнь, принц покидает эту искусственную планету — одну из тысяч, с неведомой целью построенных вымершим более миллиарда лет назад видом, известным как Мантия, — и отправляется на поиски своей сестры Джан Серий Анаплиан, за годы их разлуки успевшей стать агентом Особых Обстоятельств службы Контакта сверхцивилизации Культуры. Но и Джан не может объяснить, отчего Сурсамен, особенно его примитивный по галактическим меркам Восьмой уровень, вдруг привлек такое пристальное внимание стольких могущественных цивилизаций...

Новый роман о Культуре — впервые на русском!

Бэнкс — это феномен, все у него получается одинаково хорошо: и блестящий тревожный мейнстрим, и замысловатая фантастика. Такое ощущение, что в США подобные вещи запрещены законом.

Уильям Гибсон

Пиротехника сюжетная и языковая, глубокая сатира и возведенная в принцип фривольность — отличительные признаки романов о Культуре. И «Материя» — не исключение.

Science Fiction Weekly

В пантеоне британской фантастики Бэнкс занимает особое место. Каждую его новую книгу ждешь с замиранием сердца: что же он учудит на этот раз?

The Times

Новой книги о Культуре пришлось ждать долго, но «Материя» оправдала ожидания сторицей. Таких дворцовых интриг космическая опера еще не знала...

Bookmarks

Отъявленный и возмутительно разносторонний талант!

The New York Review of Science Fiction

Яркие персонажи и чудеса невиданной техники, межзвездные конфликты и политическое маневрирование, летящий на всех парах сюжет и моральная неоднозначность — все то, за что мы так любим Бэнкса, представлено в «Материи» в полный рост.

Publishers Weekly

Поэтичные, поразительные, смешные до колик и жуткие до дрожи, возбуждающие лучше любого афродизиака — романы Иэна М. Бэнкса годятся на все случаи жизни!

New Musical Express

Можно проводить параллели между событиями, описанными в «Материи», и тем, что происходит сейчас в Ираке, а можно просто получать удовольствие от лихого сюжета...

The Guardian

Абсолютная достоверность самых фантастических построений, полное ощущение присутствия — неизменный фирменный знак Бэнкса.

Time Out

Со средним инициалом, как Иэн М. Бэнкс, знаменитый автор «Осиной Фабрики», «Вороньей дороги», «Бизнеса», «Улицы отчаяния» и других полюбившихся отечественному читателю романов не для слабонервных публикует свою научную фантастику.

В 4034 г. н. э. объединяющая множество рас могущественная Меркатория, возглавляемый архимандритом Люсеферусом культ Заморыша и анархисты-запредельцы сошлись на окраине галактики в системе Юлюбиса, у газового гиганта Наскерон. Достаточно было слуха, что наскеронские насельники обладают ключом к так называемому насельническому списку: ведь тот, кто найдет это легендарное алгебраическое преобразование, получит доступ к координатам порталов грандиозной сети транспортных червоточин, пронизывающих галактику. Однако насельники — старейшая разумная раса, за миллиарды лет успевшая заселить большинство газовых гигантов известной Вселенной, — ревностно хранят свой секрет…

Впервые на русском — самая масштабная космическая опера нового века.

(задняя сторона обложки)

Бэнкс — это феномен, все у него получается одинаково хорошо: и блестящий тревожный мейнстрим, и замысловатая фантастика. Такое ощущение, что в США подобные вещи запрещены законом.

Уильям Гибсон

Абсолютная достоверность самых фантастических построений, полное ощущение присутствия — неизменный фирменный знак Бэнкса.

Time Out

Ни от одного другого британского фантаста мы не ждем новинок с таким радостным предвкушением — и «Алгебраист» оправдал ожидания сторицей.

The Times

Бэнкс никогда не повторяется. Но всегда — на высоте.

Los Angeles Times

Бэнкс — это эталон, по которому должен поверяться весь остальной фантастический жанр.

The Guardian

Почерк мастера узнается сразу!

The Independent

Бэнкс развлекается с канонами жанра как только может — и его веселье заразительно. Действие его новой космической оперы происходит в галактике, населенной множеством воинственных и мирных рас, причем некоторые из них ведут свою родословную чуть ли не от Большого Взрыва.

Дэвид Лэнгфорд

Этот роман бурлит творческой энергией и клокочет идеями. «Алгебраист» открывает окно в неведомое — и оттуда веет освежающим ветром.

The Scotsman

Один из лучших в нашем любимом жанре только что стал еще лучше.

Starburst

«Мост» — третий и, по мнению многих, наиболее удачный роман автора скандальной «Осиной Фабрики» Иэна Бэнкса. Налицо три плана повествования: потерявший память человек на исполинском мосту, подменяющем целый мир; уморительно коснозычный варвар, его верный меч и колдун-талисман в сказочной стране; инженер-энергетик в Эдинбурге и его бурная личная жизнь. Что между ними общего? Кто кому снится? И кто — один-единственный — в итоге проснется?

Это книга не совсем обычная. По меткому замечанию обозревателя «Independent on Sunday», это «микс путевых заметок, очерка нравов и алкогольного гида». Впрочем, никто лучше Бэнкса о его книге не скажет: «Эта книга посвящена односолодовому виски, искусству его изготовления и радостям употребления. Но повествует она не только о виски, потому что человек – общественное существо и пьет обычно вместе с родными, друзьями или знакомыми. А если даже в одиночку, то в компании с воспоминаниями и призраками прошлого. Эта книга – еще и о любимой мною земле и стране, Шотландии, ее людях, ее больших и малых городах, поселках и деревушках, об окружающей их природе. Это путешествие в поисках идеального виски, предпринятое с полным пониманием того, что искомого продукта, скорее всего, не существует. Ничего страшного, ведь в любом поиске важен сам процесс».

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Лунца разбудило гудение зуммера. Открыв глаза, он покосился на экран видеофона и нахмурился. Его вызывала ходовая рубка. Опять, наверное, какой-нибудь пустяк. Надо будет собрать начальников вахт и серьезно поговорить. Пора им учиться самостоятельности. Не вечно же они будут иметь за спиной командира! А Дмитрий Сергеевич Лунц был именно командиром пассажирского лайнера, совершающего регулярные рейсы по маршруту Земля—Марс—Титан и обратно.

— Слушаю, — коротко бросил Лунц.

Вместо погружения в анабиоз космических путешественников лиофилизуют: удаляют из их организма всю воду, не повреждая структуру ткани. Обратное насыщение водой возвращает организм в нормальное состояние. Во время полёта космический корабль попал в аварию и лишился всего запаса воды. Что делать экипажу?

Он не был первым человеком, которому довелось с точностью до секунды знать момент своей смерти, а также какой она будет, с горечью подумал Клифф Лейлэнд; бесчисленное количество преступников, приговоренных к смертной казни, ждали своего последнего рассвета. Однако до последнего смертного часа они все-таки могли надеяться на помилование; от людей можно было ждать милосердия, однако ничто не могло изменить непоколебимых законов природы.

А ведь всего шесть часов назад он, весело насвистывая, упаковывал десять килограммов своего багажа, готовясь в далекий путь. Даже сейчас, после всего происшедшего, он все еще помнил о том, как мечтал обнять Майру, отправиться с Брайаном и Сью в путешествие по Нилу, которое он обещал им уже давно. Через несколько минут, когда Земля поднимется из-за горизонта, ему, возможно, удастся снова увидеть Нил; но лица жены и детей он сможет увидеть только в своем воображении. И все потому, что он попытался сэкономить девятьсот пятьдесят долларов, отправившись домой в грузовой капсуле, вместо того чтобы вернуться на пассажирской ракете.

Идея родилась у Зорича после того, как он прочел в одной из работ академика Д.С.Лихачева о том, что старые деревья в Михайловском еще помнят Пушкина… Помнят… Случайно прочтенная строка, как семя, упала на хорошо вздобренную почву поисков Зорича и тех дел, которыми он повседневно занимался, – он разговаривал с растениями: посылал им сигналы, ожидая их реагирования. И вот эта идея, что деревья помнят Пушкина, что у деревьев может быть какой-то механизм памяти, какая-то фиксация происходившего вокруг них, молнией пронзила существо Зорича, и он подумал, что, возможно, это главное дело его жизни. Озарение, открытие, видимо, чаще всего приходят неожиданно, внезапно. Об этом Зорич прочел немало. Открытие теперь нередко делается не на путях прямого поиска, не тогда, когда непрерывно думаешь и ищешь: что? где? как? почему?.. И Зорич решил искать.

Странный сон…

Странный и слишком четкий…

Уютно свернувшись, словно котенок, лениво приоткрыла глаза, потом, вновь закрыв, повернулась на другой бок… Ощущения были слишком реальны. Бред какой-то! Неужели головные боли завели уже так далеко? Собравшись с духом села, и осмотрелась: небольшое помещение, кровать в нише, напротив — два кресла, разделенные столом…

Они будто ждали за дверью. В комнату вошли трое.

— Надеюсь, Вы хорошо отдохнули? — Светловолосый мужчина, сев рядом, осторожно взял за руку.

Наступило время прощаться, а Званцев не знал, как это делается. Да и не хотел он прощаться. Привык к техноморфам, очень привык. - Ты не грусти, - подбодрил его Дом. - Ты ведь даже состариться не успеешь. Одиннадцать лет туда, столько же обратно. Годик или полтора поболтаемся в системе. Надо же двигать науку вперед? Сколько тебе исполнится, когда мы вернемся? - Пятьдесят один год, - грустно сказал Званцев.

– Вот видишь, - вздохнул Дом.

– Званцев, я твоим именем планету назову, - пообещал Митрошка.

У меня износились туфли, а я как раз проходил мимо магазина «Гудуилл» [Сеть магазинов, куда можно сдать на продажу или просто отдать ненужную вещь. (Прим. перев.)], поэтому и зашел посмотреть, не найдется ли у них чего-нибудь, подходящего для меня. Ассортимент товаров в таких местах вряд ли удовлетворит покупателя с изысканным вкусом. А обувь у них таких размеров, что не налезает на нормальную ногу вроде моей. Но на сей раз мне повезло. Пара отличных прочных туфель из цветной дубленой кожи. Таким сносу не будет. И на вид совсем новенькие, только у одной на носке глубокая царапина, из-за которой от туфель наверняка и избавились. Наружный слой кожи просто соскоблили - наверное, поработал бедняк вроде меня, которого столь дорогие туфли привели в ярость. Не исключено, что я и сам на такое способен, когда обувь подворачивается под горячую руку.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Летом 1875 года в южной Герцеговине вспыхнуло антитурецкое восстание. Крестьяне, подавляющее большинство которых было христианами, платили огромные налоги турецкому государству. В 1874 году натуральный налог официально считался 12,5 % от собранного урожая, а с учетом злоупотреблений местной турецкой администрации он доходил до 40 %.

Ближайшим поводом к восстанию послужили притеснения христианского населения турецкими сборщиками податей, вызвавшие кровавые схватки между христианами и мусульманами. В дело вмешались оттоманские войска, но они встретили неожиданное сопротивление. Все мужское население Невесинского, Билекского и Гачковского округов вооружилось, оставило свои дома и удалилось в горы. Старики, женщины и дети, чтобы избежать поголовной резни, бежали в соседние Черногорию и Далмацию. Усилия турецких властей подавить восстание в зародыше оказались безуспешными. Из южной Герцеговины оно скоро перешло в северную, а оттуда и в Боснию, христианские жители которой частью бежали в пограничные австрийские области, а частью тоже вступили в отчаянную борьбу с мусульманами. Кровь лилась рекой в ежедневных столкновениях восставших с турецкими войсками и с местными мусульманскими жителями. С обеих сторон появилось необычайное ожесточение. Не было пощады никому, борьба шла только на смерть.

Джордж Готобед постучал в дверь, и ему открыла разбитная рослая женщина лет около шестидесяти.

— Здравствуйте, мистер Готобед! — громогласно приветствовала она Джорджа. — Моя фамилия Прэйди. Я компаньонка вашей тетушки. Пожалуйста, заходите. У нас здесь такой беспорядок! Мы только три дня, как приехали, так что вы уж нас извините.

— Что вы, не стоит извинений, — пробормотал Джордж.

— Говорите громче! — буквально заорала мисс Прэйди. — У нас обеих такой плохой слух, что просто беда. Ваша тетушка пользуется слуховым аппаратом, а мне и он не помогает. Сюда, пожалуйста. Шляпу можно пока положить на этот стул.

Неизвестные письма Н. Н. Пуш­киной и ее сестер Е. Н. и А. Н. Гончаровых, собранные авторами книги, позво­ляют глубже понять и оценить личность жены поэта, помогают взглянуть по-новому и на ее сестер, ощу­тить обстановку в семье поэта и вокруг него в последние годы его жизни, уточняют и дополняют уже известные факты биографии А. С. Пушкина. Все письма публикуются полностью, из них 16 - впервые. Книга снабжена краткими биографиями основных действующих лиц, их портретами, а также  вступительной статьей Д.Благого.

В этой работе авторов, являющейся продолжением книги «Вокруг Пушки­на», собраны письма Н. Н. Пушкиной и ее сестер, написанные ими после смер­ти А. С. Пушкина. Эти письма позволяют расширить наши представления о личности Натальи Николаевны, узнать о ее дальнейшей судьбе и жизни детей Пушкина после гибели поэта. Особенный интерес представляют публикуемые в книге письма Александры Гончаровой-Фризенгоф, ее мужа Густава Фризенгофа, а также Екатерины Дантес, Жоржа Дантеса и Луи Геккерна, которые дают возможность почувствовать отношения, которые сложились между ос­новными действующими лицами трагедии, произошедшей так давно, но не пе­рестающей волновать всех любителей творчества Пушкина. Вступительная статья Д.Благого.