По следу Черта

В Москве появился ночной маньяк-убийца. По некоторым признакам он напоминает… татуировку Черта, исчезнувшую с тела Волка — Вольфа — Расписного, бывшего сотрудника спецназа ГРУ Владимира Вольфа, не раз выполнявшего особые задания, связанные с риском для жизни, и в настоящее время осуществляет смену режима в одной из африканских стран. Преступник чрезвычайно опасен, его хорошо знают в криминальном мире, хотя и под разными именами… как обобщенное воплощение тюремного зла. Он дерзок, казалось бы, неуязвим… Но Вольф идет по его следу… Расплата впереди.

Продолжение книг «Татуированная кожа» и «Расписной».

Отрывок из произведения:

Шестисотый «мерседес» с джипом охраны неслись по ночной Москве. Развалившийся на мягком сиденье Волк отметил, что столица никогда не спит. В это время в Тиходонске тьму плохо освещенных улиц разгоняли только желтые фары и синие проблесковые маячки патрульных автомобилей, а редкий прохожий сразу привлекал внимание экипажей как подозрительный, требующий проверки субъект.

Здесь все было по-другому. Цепочки ослепительно белых ртутных ламп, плотные потоки автомобилей, яркие цветные вывески ночных клубов и казино, заполненные под завязку автостоянки, множество людей на Тверской, бурлящие рестораны… Несколько лет назад, когда Волк работал в службе наружного наблюдения КГБ, такого оживления на освещенных улицах центра не наблюдалось, что существенно затрудняло ночную слежку.

Другие книги автора Данил Аркадьевич Корецкий

Еще в детстве он понял, что грубая сила решает в жизни больше, чем доброе слово. При призыве в армию случай забросил его в бригаду спецназначения, где это убеждение укрепилось, а умение применять силу различными способами значительно возросло. Свержение режима в Африке, аресты крупных государственных чиновников, скупка иностранных паспортов у карманников – вот далеко не полный перечень дел, которые ему пришлось выполнить. Ему изменили имя, биографию, привычки и даже внешность, густо покрыв тело татуировками. Волков – Вольф – Расписной стал совсем другим человеком. И, в конечном счете, татуировки на теле определили его судьбу.

При учебных запусках несколько стратегических ракет терпят крушение. Расследованием установлено, что это результат постороннего вмешательства. Контрразведчик Евсеев и разведчик Дмитрий Полянский ведут работу по установлению и ликвидации вредоносного воздействия на ракетно-ядерный щит страны. Евсеев работает в пределах России, Полянский выполняет задание за рубежом. Удастся ли им установить источник вредоносного излучения, а главное – уничтожить его?

Известный мастер отечественного детектива Данил Корецкий знает преступный мир не понаслышке — писатель много лет проработал в правоохранительных органах. Неуловимая банда наполняет ужасом тихий провинциальный городок, оставляя за собой кровавые следы. К трудному и опасному расследованию подключается легендарный следователь Сизов, не напрасно прозванный «сыскной машиной»...

В провинциальном Тиходонске влачит жалкое существование безработный Сергей Лапин. Волею обстоятельств он попадает в гущу криминальных разборок между мощными финансовыми группировками. Но Лапин не знает, что его память заблокирована и на самом деле он другой человек – агент могущественной и абсолютно неизвестной спецслужбы бывшего СССР Макс Карданов. С его именем связывают пропавшие в период путча 1991 года бриллианты на сумму три миллиарда долларов. За Кардановым начинают охоту и бывшие коллеги, и бандиты, а он ищет ключ к собственному подсознанию. И, найдя его, сам переходит в наступление.

Музейный сотрудник Трофимов изучает историю странного артефакта — перстня из неизвестного металла и с неизвестным камнем, который, по преданию, принадлежал Иуде и обладает магическими свойствами. А в это время в криминальном мире бурлит жизнь: вор Студент мечтает украсть шапку Мономаха, налетчик Голован ищет нарушителя воровского закона уркагана Лютого, идет жестокая борьба за власть — убийства и «разборки» следуют одно за другим. И в центре этих событий тот самый перстень, который действительно ощутимо меняет судьбы своих владельцев. Несколько столетий назад он принес молодому моряку Френсису Дрейку славу жестокого пирата, рыцарство и адмиральский мундир, а в завершение — мучительную смерть. Будут ли криминальные авторитеты счастливее?

При сносе московской гостиницы «Интурист» рабочие находят под полом аудиокассету с записью странного разговора и относят ее в ФСБ. Анализ показывает, что это запись вербовочной беседы, произошедшей 30 лет назад. Молодой лейтенант Евсеев ведет розыск завербованного шпиона, который переплетается с приключениями диггеров в таинственных московских подземельях, работой ЦРУ, ищущего подходы к государственным секретам России, буднями проституток-лилипутов… В конце концов Евсеев находит шпионский прибор, установленный на одном из полигонов в семидесятые годы, производит арест высокопоставленного военного… Но тот ли это человек, которого завербовали три десятилетия назад?

События романа Данила Корецкого, в котором активно действуют «молодежные» команды, «бригады», группировки, сообщества «воров в законе», разворачиваются в 1995 году. В центре повествования попытка ряда политиков, тесно связанных с организованной преступностью, сорвать задевающие их экономические интересы переговоры между двумя странами СНГ, гарантом которых выступает президент России, который является основной мишенью для наемного убийцы.

За его плечами – свержение режима в Африке, аресты крупных государственных чиновников, скупка иностранных паспортов у карманников. Бывший боец разведки специального назначения, Волков – Вольф – Расписной выполняет особо важное задание, имеющее политическое значение. Ему приходится пройти по всем кругам тюремного ада, язык, законы и обычаи которого он хорошо знает. Физическая сила, опыт боксера, ледяное самообладание, смекалка помогают ему выдерживать чудовищные испытания. А еще… татуированные картинки на коже, которые вопреки законам природы ведут себя как живые существа…

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Несколько слов об авторе: Максим Милованов – предприниматель «первой волны»: собственное дело, дорогие рестораны, казино, ночные клубы. Однажды удача изменила ему – финансовый крах и два года жизни, проведенные за колючей проволокой. Сейчас он снова занимается бизнесом. Пишет о том, что хорошо знает. Несколько слов о книге: Рынок тщеславия" – детектив с элементами производственного романа. Мелко-оптовый рынок – предмет художественного исследования автора.

Александр Ольбик

Балтийский вектор Бориса Ельцина

ОБ АВТОРЕ

Александр Ольбик - член Союза журналистов и Союза писателей Латвии. Несколько лет работал в крупнейшей русскоязычной газете "Советская молодежь", где заведовал отделом промышленности. Затем - в городском еженедельнике "Юрмала".

На пятом году так называемой перестройки он был удостоен звания "Заслуженный журналист Латвийской ССР". Для журналиста весьма высокое награда, однако после суверенизации республики утратившая свой статус.

Александр Ольбик

Доставить живым или мертвым

Все персонажи и события этой книги - плод

воображения автора. Любые совпадения имен

с реальными людьми - печальное совпадение.

Всякий дракон порождает

своего Георгия и гибнет

от его руки.

Д. Джебран

1. Москва, Кремль.

Город накрыли обложные дожди. Мутные потоки неслись вдоль бортиков тротуаров, не успевая сливаться в бурлящие водостоки.

Ольбик Александр Степанович

Владыки и те исчезали

Любовь к свободе -- это любовь к людям,

любовь к власти -- это себялюбие.

Уильям Хэзлитт

В каком-то смысле имя Александра Ольбика, в глазах некоторых русских, имеет одиозный оттенок. Его даже называют "крестным отцом" Ельцина: в 1988 году этот журналист первым взял у будущего президента России интервью, которое перепечатали сотни изданий и озвучили многие зарубежные радиоголоса. Но то было на волне всеобщего сумасшествия с гласностью, когда каждое "новое слово" ложилось в строку перестройки, создавало прецедент, ведущий к дальнейшему расширению рамок дозволенного. Но как показала жизнь, не единым словом жив человек, ему бы к этому еще элементарный материальный достаток, свой теплый угол, в котором он может коротать дни, без риска быть оттуда изгнанным, и немного понимания со стороны тех, кто пишет "уставы" жизни...

ПАРХОМОВ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ДОМ С БАШНЕЙ

1

Как начинаются войны? Почти всегда неожиданно и коварно, когда в природе разлиты доброта и люди меньше всего думают о горе, о смерти. Вот и военный моряк Петр Нечаев услышал сигнал большого сбора не на корабле, а на берегу, когда, казалось, ничто не предвещало военной грозы.

В тот день Нечаев получил увольнительную. Была суббота. Все счастливчики, получившие увольнительные, долго драили ботинки, утюжили черные клеши. На палубе было шумно и весело. Только вахтенные, скрывая зависть, отводили глаза. А Костя Арабаджи, которому на сей раз не повезло, подошел к Нечаеву и, неслышно вздохнув, попросил:

Николай Пономаренко

Пчела Майя

В середине девяностых годов в Санкт-Петербурге пышным цветом расцвели так называемые "фирмы по предоставлению интимных услуг", а на языке оперативников петербургской милиции - проститутские конторы. Они назывались разными красивыми именами: "Соблазн", "Мир грез", "Изабель", "Светлана", "Пчела Майя"... Располагались они в специально снимаемых, самых обычных квартирах. В штате состояли несколько проституток, сутенер, диспетчер, водители и, разумеется, охрана. Торговля телом, как известно, само по себе криминальное занятие, но с ним связаны и более тяжкие преступления. От грабежей и вымогательств до убийств. Поэтому в структуре уголовного розыска было создано специальное подразделение, призванное бороться с преступностью в сфере нравственности. Это так называемая "полиция нравов". Первопроходцы этой новой для России милицейской профессии столкнулись с хорошо организованной системой, которую было трудно сломать и поставить в рамки закона. Справиться с этой гидрой было не по силам немногочисленному новому подразделению. Закрытие одних проститутских контор заканчивалось рождением других, порой, с теми же самыми названиями. Как ни лови, а какая-нибудь "Пчела Майя" вновь образовывала где-нибудь новый улей и собирала нектар в рублях и в валюте со сладострастных жителей и гостей Санкт-Петербурга.

Николай Пономаренко

Последний шанс

Одно из ценнейших завоеваний перестройки - это гласность. Наконец-то и в России стали безбоязненно критиковать правительство и президента, публиковать самые смелые произведения. Цензуру напрочь смели. Но это обстоятельство настолько расслабило редакторов и издателей, что коммерческая выгода вымарала осторожность в отношении силы и опасности печатного слова.

В последние годы сотрудники уголовного розыска и других оперативных подразделений милиции стали едва ли не самыми активными, хотя и вынужденными читателями рекламных разделов газет и журналов, особенно изданий, специализирующихся на публикации разнообразных объявлений. Милиции и ФСБ впору организовать специальную службу слежения за рекламой в прессе. В ней можно найти откровенные и скрытые предложения запрещенного бизнеса от предоставления интимных услуг до продажи оружия. Спрос и предложение в средствах массовой информации еще более внимательно изучается преступным миром. Объявление о продаже недвижимости или предоставлении услуг активно отрабатывается криминальными элементами на возможность завладения частью средств от сделки между продавцом и покупателем, а то и всем имуществом. Поместив объявление о продаже квартиры или гаража не следует удивляться звонкам с предложением так называемого посредничества, за которым скрывается откровенное вымогательство. Объявления о продаже имущества давно являются бесплатными наводками для промышляющих грабежами и разбоями. Но самой невероятной гримасой гласности и открытости общества стало посредничество прессы в спросе и предложении заказных убийств. В этой серии мы не будем говорить о профессионалах кровавого ремесла, нареченных иностранным словечком киллеры. Речь пойдет об уникальном явлении - убийцах по объявлению, киллерах на час.

Николай Пономаренко

Входить голыми

Захват заложников - излюбленный метод террористов, применяемый для того, чтобы добиться выполнения своих требований. В последнее время похищение людей и взятие их в заложники стало прибыльным бизнесом преступных групп. Особенно в Чечне. Но в милицейской практике бывают случаи, когда преступники берут в заложники людей ради собственного освобождения и гарантий безопасности. Обычно таких освобождают с помощью переговоров или сил специального назначения. Бывают и нестандартные, но не менее опасные методы освобождения заложников.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Среди хладных закатов и туманных свечений летит над Россией рыдающий ангел осени, реет над синим вечерним простором, черной золоченой тростью отмыкает тяжелые засовы навсегда ушедших времен.

Под невидимым крылом ангела мерцает и движется стеклянный мир. В колоссальной призме атмосферы, как огромные остывающие костровища, плывут рыхлые массивы больших городов, стелятся расшитые огоньками пригороды, брезжат слабые оттиски каких-то призрачных поселков и убогих дачных поселений. Вслед за этими признаками цивилизации снова бескрайняя, темная, необитаемая Русь. Прорезанная пустыми трассами, утыканная обвалившимися коровниками, зияющая брошенными черными деревнями.

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

Эта книга об одном из самых великих пианистов XX века — и не только XX: его имя, легендарное уже при жизни, стоит в одном ряду с Листом, Антоном Рубинштейном, Рахманиновым...

Автор неистово полемизирует с известными советскими критиками, создавшими, по его мнению, искаженный портрет Гилельса, знакомит с неизвестными фактами из жизни пианиста, размышляет о гилельсовском искусстве и судьбе художника в меняющемся мире.

Бо́льшая часть материалов публикуется впервые. В книге представлен уникальный фоторяд.

(От издательства)

Эта книга об одном из самых великих пианистов XX века — и не только XX: его имя, легендарное уже при жизни, стоит в одном ряду с Листом, Антоном Рубинштейном, Рахманиновым...

Автор неистово полемизирует с известными советскими критиками, создавшими, по его мнению, искаженный портрет Гилельса, знакомит с неизвестными фактами из жизни пианиста, размышляет о гилельсовском искусстве и судьбе художника в меняющемся мире.

Бо́льшая часть материалов публикуется впервые.

(От издательства)