По следам Болотной Черепахи

Андpей Кучик

(О статье С. Логинова "Графы и Графоманы")

По следам Болотной Чеpепахи

"...позволяет ожидать на Российском

pынке большой паpтии каpманных

ляпоискателей китайского пpоизводства.

Устpойство изобpетено pyсскими yчеными,

pаботает от двyх батаpеек и по внешнемy

видy напоминает обычный аyдиоплееp."

(China Scince Tribune, 01.04.01)

WARNING!

Этот текст не адpесован детям, детям их детей и чеpепахам.

Другие книги автора Андрей Кучик

Андрей Кучик

Запятая.txt

Любая новая Весна действует на каждого человека по-разному. И вряд ли Нынешняя Весна 2000 года является из этого правила исключением. Откуда это воздействие происходит, никто еще достаточно точно не определил. Одни утверждают, что человеческий организм перестраивается и вырабатывает невероятно высокое количество необходимых для этого времени года гормонов и витаминов. Другие же говорят, что в Марте, Апреле и Мае этих полезных ему веществ, напротив, катастрофически не хватает.

Андрей Кучик

Миры Сергея Лукьяненко

Лица стерты, краски тусклы,

То ли люди, то ли куклы.

Взгляд похож на взгляд,

А тень на тень...

Так, еще в начале 70-х, о книгах Сергея Лукьяненко довольно точно, используя носовое пение, сказал Андрей Макаревич, предсказав, таким образом, это литературное явление за четверть века вперед, и лишний раз доказав справедливость названия своего проекта "Машина Времени".

Именно эти строчки неотступно сопровождали меня, когда я начинал читать произведения этого популярного ныне в России фантаста. И эта же мелодия упрямо звучала in my mind, когда в который раз приходилось закрывать файл после 60-70 прочитанных страниц очередной повести или романа, так и не отыскав в них ни единого намека на присутствие хоть одного живого человека, растения или существа из другого мира.

Андрей Кучик

На волне Субуксии

Примерно каждый Четвертый житель России, каждый Пятый гражданин страны Израиль, каждый 7-ой читающий молодой человек Канады и, безусловно, каждая Девятая девушка из Австралии - совершенно определенно знают, что, кроме обычных и давно открытых океанов, окружающих континенты, существует еще один, менее известный, но по своим масштабам гораздо более значительный и коварный, чем, например, Тихий и Индийский вместе взятые. Коварность и значительность этого Океана объясняется, прежде всего, тем, что его никаким образом невозможно пересечь. Причем, пересечь его нельзя не только практически, но и теоретически. Тем, кто до сих пор в этом сомневается, приходится ежедневно делать вид, что они этого Океана просто не замечают, или же последний их совершенно не интересует.

Андрей Кучик

Дневная Доза

В одной популяpной телевизионной пеpедаче очень бодpый, задоpный и весьма не обpемененный интеллектом Ведущий (уж слишком он много пpилагает усилий, чтобы создать себе именно такой имидж) пpоигpывает зpителям кусочек какой-нибудь совковой песенки, ну а потом участники пpогpаммы ее угадывают. Пеpедача, кажется, так и называется - "Угадай Мелодию".

С самых пеpвых ее выпусков, на это яpчайшее твоpение постсовковой культуpы "подсело" более чем полстpаны и угадывает уже довольно долго и до невеpоятности (подозpительности) точно.

Андрей Кучик

Кастанеда-Блюз

Нынешнюю эпидемию латиноамериканской музыкальной продукции, охватившую территорию США и Западной Европы, можно сравнить, разве, с эпидемией Итальянской эстрады начала 80-х. Итало-музыкальная болезнь поразила тогда практически половину населения планеты, продолжаясь, однако, недолго. Сейчас ее след остался лишь в сердцах людей, у которых тот примитивно-инфантильный поток итальянского эстрадного мышления накрепко ассоциировался и закрепился в памяти с какими-нибудь прекрасными и запоминающимися событиями в их обычной, неитальянской жизни. Чего ждать от уже весьма затянувшегося мексиканского брачного периода зачарованности разноцветными женскими купальными костюмами, забарабанизированного японскими drum machines и вытянутого загорелыми южноамериканскими пальцами из Sound Bank-ов музыкальных компьютеров Korg или Yamahа, - предсказать весьма несложно.

Андрей Кучик

Роберт Джордан

Однажды Mikhail Nazarenko сказал так:

- Джоpдана - давить!

А с ним не согласился Andrew Tupkalo:

- Джоpдан читабелен. [...] Если бы его не было _так_ много, я бы его даже читал. ;)

А еще о пpоизведении "Колесо Вpемени" Робеpта Джоpдана, говоpил как-то Andrew Kasantsev:

- загадка для меня - чего все в нем находят?

Вот, почти дочитал "Око Миpа" - пеpвyю часть пеpвой книги пеpвого тома "Колесо Вpемени". Стpаниц в нем действительно не мало. :)

Андрей Кучик

Уверенность в себе - русский аспект

"Я спокойный и уверенный в себе человек,

поэтому я покупаю красные тапочки."

(В. Пелевин, "Generation "П")

Между человеком "уверенным в себе" и человеке, "переоценивающим свои навыки и способности", существует большая разница. И если у Вас уже возникли по этому поводу возражения, то дальнейшее чтение можно смело прекратить - Вы уже все знаете и не откроете для себя ничего нового. Если возражений нет, пожалуйста, не настраивайте себя, что в дальнейшем тексте найдете что-нибудь супернеобычное или то, о чем бы Вы не знали или не задумывались раньше.

Андрей Кучик

Стругацкие

Оставив на вpемя заслуги тов. Стpугацких в соц. фантастике, хотелось бы остановиться на аспектах не менее важных и интеpесных, pассмотpев это явление с позиции жизни в госудаpстве, называемым до известного вpемени Советским. Твоpчество этого писательского дуэта "накpепко" связано с устpойством общества, в котоpом они имели быть живущими и твоpившими. С этой точки зpения, след, оставленный этими писателями, имеет большую ценность для понимания событий истоpических и политических. А чеpез это понимание весьма интеpесно и показательно было бы веpнуться обpатно к фантастическим пpоизведениям, написанным Стpугацкими в pазличные пеpиоды pазвития СССР.

Популярные книги в жанре Публицистика

Опубликовано в журнале «RWCDAX» (Саратов–М.), № 2 <первая половина 1997>.

Все сто пятьдесят четыре сонета Шекспира переведены на русский язык. И притом неоднократно. И по-разному, разумеется: с разной степенью таланта и проникновения в дух подлинника. С 1833 года, когда в «Литературных прибавлениях к Русскому Инвалиду» вышли первые опыты Межевича, многие русские поэты брались переводить сонеты великого англичанина. Постепенно, шаг за шагом, переводы заметно совершенствовались, становились все более точными и поэтичными. Пока, наконец, советский поэт С. Я. Маршак не представил нам подлинного Шекспира…

Опубликовано в интернете по адресу: http://www.rabkor.ru/?area=authoredArticleItem&id=2240

21 февраля 1913 года торжественно праздновалось 300-летие царствования Дома Романовых. В ночь на 18 июля 1918 года царская семья Романовых была расстреляна.

В предлагаемую книгу включены: юбилейные публикации, осуществленные под руководством Комитета по устройству празднования 300-летия царствования Дома Романовых; очерк председателя Уралсовета П. М. Быкова о расстреле царской семьи и архивные документы, до последнего времени находившиеся в спецохране; отрывки их книг, дневников, писем, воспоминаний Николая II, императрицы Александры Федоровны, Великого князя Александра Михайловича, племянника царя Т. Н. Куликовского-Романова, Александра Керенского, Льва Троцкого, коменданта Кремля Д. Малькова и Бориса Николаевича Ельцина; комментарии авторов-составителей.

Рисунки С. Сухова

Мороз стоял будь здоров какой. Жгучий. С колючим хиузком. Со звоном, как говорят у нас в Таскине. А говорят так потому, что лишь при ладном морозе, когда все звуки обострены, доносится до села звон пилы-циркулярки, работающей в логу у молочной фермы. В оттепели же ни слуху ни духу от нее, хотя циркулярка не менее сердито вгрызается серебристыми зубьями в березовые кряжи, распиливаемые на дрова.

Школа была уже открыта, но еще совершенно пуста. Минька это понял сразу, как только, обработав веничком белые катанки, шагнул в коридор. Дверной стук гулко отдался в пустоте школы, и Минька почувствовал явное разочарование. Но когда он открыл 7 «б», навстречу ему поднялась с тряпкой в руках уборщица тетя Саня.

Рисунки. И. Павлова

Пережидая однажды пургу в заполярном поселке Караул, в самом устье Енисея, я увидел в магазине необыкновенные хлебы: огромные, румяные, пышные. Хмельной и пряный их запах безраздельно царствовал над всеми остальными запахами. Казалось, хлебному духу в булках тесно — поджаристые корки их приотстали, точно шляпки боровиков.

У магазина то и дело останавливались оленьи и собачьи упряжки. В сакуях и малицах, неуклюже, как пингвины, рыбаки, охотники, оленеводы бросали в нарты мешки, набитые караульскими булками. Отбывая в далекие стойбища, они везли родным и друзьям караульский хлеб в качестве гостинца.

«Поэтическое произведение возникает из различных побуждений. Основные, конечно, – стремление выразить некоторую мысль, передать некоторое чувство или, точнее, уяснить себе, а следовательно, и читателям еще неясную идею или настроение. Но рядом существуют и другие побуждения, и среди них – задачи мастерства: повторить в своем творчестве творчество другого поэта, воплотить в своем создании дух целого литературного движения, наконец, разрешить ту или иную техническую задачу. Прп изучении генезиса пушкинских созданий такого рода побуждения ни в коем случае не должны быть забываемы…»

«Приняв поручение редакции „Печати и Революции“ сделать обзор русской поэзии за пять лет, 1917–1922, я сознавал, что беру на себя немалую ответственность и вообще как автор такого обзора, и в частности, как поэт, участник поэтического движения последних десятилетий. Прежде всего трудно было достичь полноты обзора, говоря о периоде, когда нормальное распространение книг было нарушено, когда нередко книга, напечатанная в Петрограде, тем более в провинции, оставалась неведомой в Москве. Очень вероятно, что ряд явлений, может быть, интересных, ускользнул от моего внимания. Вместе с тем огромное все-таки количество альманахов, книг, книжек, брошюр со стихами, изданных за 5 лет, которые не все можно было вновь получить в руки, заставляло о многом говорить по памяти. Вполне возможно, что, делая посильную оценку нескольких сот изданий, я в иных случаях допустил суждения, недостаточно обоснованные. Во всех этих пропусках и промахах заранее прошу извинения, не столько у читателей, сколько у товарищей-поэтов…»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Андрей Кучик

Здравствуй, Америка!

EC> То, что всякие Хайнлайны с Диланами, хиппи и пpочая и пpочая, EC> "не в стpуе" ни о чем не говоpит. Стpуя эта смывает все. EC> В Амеpике была куча замечательных писателей и поэтов, но они EC> не стали национальным достоянием, как у pусских, напpимеp, EC> Пушкин.

В солнечной стpане Эфиопия Пушкину воздвигнут памятник. И живущие там эфиопы и эфиптянки считают Александpа Сеpгеевича _своим_ национальным геpоем.

Мачей Кучиньский

ВЕЧНЫЕ

Перевод Е. ВАЙСБРОТА

Гроту

Он нас очень забавлял. Щупленький и хрупкий, он едва доходил нам до пояса. Зато неиссякаемый запас энергии! Он мог часами следовать за кем-либо из нас, перебегать дорогу, заглядывать в глаза и беспрерывно говорить о Земле.

Уже тогда, когда, тыча себя пальцем в грудь, он впервые произнес "Человек", Букет назвал его "человечком". Букету страшно хотелось погладить его, но "человечек" показался ему слишком нежным и тонким. Мы недоумевали, каким чудом это тщедушное тело смогло столько перенести! Никто не выказывал нетерпения, когда человечек, подпрыгивая, бегал за ним нога в ногу по всему кораблю и тараторил, тараторил о том единственном, что без остатка заполняло его головку.

Ольга КУЧКИНА

Вот ангел пролетел

Маленький роман

1

Лингва - язык.

Мой язык - враг ваш.

2

Под лопаткой зашевелилось, зачесалось, забусило, забыгнуло, загрубело, завередило, разогрелось, просунулось и вылезло сперва крохотным бутоном, быстро развернувшимся и ставшим крупным белоснежным крылом, только у оснований перьев скопились тени, отчего там, в заглыбях, они виделись более темными, чем на концах. Нечем было видеть, со спины-то, а вот поди ж ты, замечала и отмечала. Второе крыло появилось тем же макаром. Взмах - и полетели, на дороженьку не сели. Полетушки-полетунчики, как говаривал вечно пьяный папаша, подбрасывая младенчика к потолку, а младенчик женского полу визжал от страха и удовольствия.

Евгений КУЧМА

ИСТОРИЯ УМБАРА

Около 1700 года II эпохи был основан порт нуменорцев Умбар. Около 2280 года он становится крупнейшим портовым городом Нуменора в Средиземье.

В 3261 году в порту высадился Ар-Фарадон Золотой перед своей победоносной битвой с Сауроном. В честь победы над Сауроном был поставлен памятник в виде столба, светящегося в темноте. Население Умбара все более становилось нуменорским в этническом отношении. После того, как нога Саурона в 3226 году ступила на землю в Умбаре, в Умбар начало проникать зло.