По Германии, Австрии, Швейцарии на Черном Мерседесе

Люда Киричанская

По Германии, Австрии, Швейцарии на Черном Мерседесе

Германия - Швейцария - Австрия

22.03.2002-01.04.?2002

Участники: Дима - основной водитель

Люда - штурман и путеводитель, автор этого текста

Инна - запасной водитель

Наташа - лучший выбиратель продуктов в супермаркете

Юля - главный возмутитель спокойствия и участница всех драк

Другие действующие лица:

Ира - гостеприимная хозяйка и главный раздаватель ценных советов

Популярные книги в жанре Путешествия и география

Андрей Росс

Синай 97 - рекомендации для путешественников

или о том как не попасть на "полуночный экспресс"

Синайский полуостров

Полуостров в северном Египте, занимающий площадь 61кв.км. Население около 200000 тыс. человек, в основном, бедуинов. В северной части представляет собой узкую прибрежную полосу с песчаными дюнами. В центральной части - горный массив. Полуостров изрезан природными ущельями и высушенными каналами, переполняемыми в сезон дождей. Климат горячий и сухой. Большинство населения проживает на побережье. Экономическая активность ограничена и сводится к горным разработкам, рыболовству и туризму. Согласно библейской истории - Синай место сорокалетнего скитания еврейского народа после выхода из Египта. Здесь же, согласно Торе, на горе Синай Моисей получил десять заповедей. В территориальном плане полуостров играет роль моста между Африкой и Азией и, в тоже время, является буферной зоной между не враждующими в настоящее время странами. На протяжение веков Синайский полуостров 50 раз переходил от одной империи к другой, захватывался ассирийцами, персами, греками, арабами, турками и др. С открытием Суэцкого канала в 1869 году Синай приобретает существенное международное значение. Англичане оккупируют Египет в 1882 году, преимущественно из-за своих интересов в отношении Суэцкого канала. После Второй Мировой Войны отношения между мусульманским миром и только что образованным еврейским государством (1948) обостряются. Полуостров попадает в зону конфликта между Египтом и Израилем. Конфликт разрешается в ходе Шестидневной войны 1967 года, когда Египет, Иордания и Сирия начинают неожиданную интервенцию на государство Израиль. В ходе военных действий израильской армии удается не только преодолеть наступление со стороны Синайского полуострова, но и отбросить египетские войска до Суэцкого канала, создав на севере полуострова зону контролируемой территории для предотвращения агрессии подобного рода в будущем. В восьмидесятые годы вследствие длительных переговоров с участием ООН заключен договор о мире с Египтом (1979). Израильские войска выводятся с территории полуострова (1982) и пограничного города Таба (1989), а полуостров получает статус демилитаризованной зоны открытой для туризма. В последние годы темпы туристической индустрии столь высоки, что значительная часть доступного побережья Красного моря - это непрерывные гостиничные комплексы самого высокого уровня со сравнительно низкими ценами. Туристов со всего света привлекает климат, чудеса Красного моря, экзотическое переплетение цивилизации и средневековья.

Алексей Дещеревский, Леонид Янин

На байдарках по Двине-96

(а на Двине,как на войне)

Отчет о байдарочном походе по маршруту: Старая Торопа - р.Торопа - р.Западная Двина - р.Жижица - оз.Жакто - волок 3км - оз.Двинье - оз.Велинское - р.Двинка - р.Западная Двина - пос.Кресты - ст.Кунья,

совершенном 26.04-06.05 1996 группой в составе:

1-4. Дещеревские Леша (рук., тел.254-90-35), Лена, Олег, Оля.

5-6. Зверевы Ирена, Сережа.

Всеволод Владимирович Овчинников — журналист-международник, писатель, много лет проработавший в Китае, Японии, Англии. С его именем связано новое направление в отечественной журналистике: успешная попытка создать психологический портрет зарубежного общества. Творческое кредо автора: «убедить читателя, что нельзя мерить чужую жизнь на свой аршин, нельзя опираться лишь на привычную систему ценностей и критериев, ибо они отнюдь не универсальны, как и грамматические нормы нашего родного языка». Дилогия «Вознесение в Шамбалу» и «Своими глазами» описывает путешествия автора не только в пространстве — от Новой Зеландии до Перу, но и во времени — с середины 50-х годов XX века по сегодняшний день.

Свою книгу «Своими глазами» Всеволод Овчинников построил как рассказ о воображаемом кругосветном путешествии по двум дюжинам стран всех континентов. Автор делится впечатлениями о чудесах света, которые ему удалось повидать: пещерные храмы Аджанты в Индии и древние городища народа майя в Мексике, загадочные рисунки на плоскогорье Наска в Перу и необъяснимое мастерство психохирургов на Филиппинах, оперирующих без инструментов. Лейтмотивом книги служит мысль о взаимном проникновении и обогащении различных национальных культур, общности корней человеческой цивилизации.

Муж миссис Бреникен, капитан Джон, пропал без вести вместе со своим кораблем в Тихом океане. Прошло уже очень много времени, и никакой надежды найти корабль и его экипаж нет. Но только не для Долли Бреникен! Ради призрачной надежды найти мужа она готова отправиться куда угодно, даже если это будут самые опасные места на земле...

В книге представлен новый (1994) перевод романа Е. Леоновой.

Возможно, некоторые читатели будут слегка шокированы отдельными эпизодами интимного характера, встречающимися в тексте. Причина их появления в данной книге заключается в том, что автор — профессиональный биолог. Натуралисту, привыкшему видеть простой биологический смысл многих явлений нашей жизни, очень трудно следовать придуманным обществом правилам и инструкциям в творчестве. Как, например, понять, почему описание слезинки, катящейся по девичьей щеке — это высокая поэзия, а описание капли влагалищной смазки, стекающей по бедру той же самой девушки — грязная порнография? Ведь появление второй капельки обусловлено не менее хитроумной связью между эмоциями и железами слизистой оболочки, чем появление первой.

Зимой, в начале 1998 года, девять автостопщиков покинули Москву, проехали на попутных машинах через Грузию, Армению, Иран, Пакистан и добрались до Индии, а затем вернулись домой. Об этом я и расскажу вам.

Авантюрные идеи посетить Индию начали проявляться среди нас ещё в 1994 году. Однако, прошло ещё несколько лет, прежде чем мы, представители Академии вольных путешествий (АВП) стали всерьёз планировать Путешествие.

После долгого изучения из множества возможных машрутов был выбран наиболее реальный — через Иран и Пакистан. Однако было неясно, как можно получить визы этих, довольно-таки закрытых государств. Кроме того, никто из наших знакомых-автостопщиков никогда не ездил по этим странам: все почему-то предпочитали ездить на запад от Москвы, по трассам Западной Европы, или, на худой конец, Западной Сахары. В общем, решено было съездить в Иран «на разведку».

Побывав в Грузии, Армении и Нагорном Карабахе, трое московских автостопщиков (Олег Моренков, Влад Разживин и я) попали в Исламскую Республику Иран. Не дождавшись виз в Москве, мы получили их в Армении (там это оказалось проще, быстрее и дешевле). Проведя в Иране десять дней, мы выяснили, что это очень душевная, интересная и безопасная страна, что автостоп в Иране вполне возможен и что пакистанскую визу, неполучаемую в Москве, можно получить в Тегеране за один день.

Иранцы удивили нас своей чистотой, аккуратностью и гостеприимством. Древние мечети и крепости, современные дороги, дешёвые финики и хлеб. Языковой барьер под конец уже почти не ощущался (несмотря на почти поголовное незнание иранцами английского языка). Проведя в Иране девять сказочных дней, мы выехали в Среднюю Азию, а затем вернулись домой. Подробный рассказ обо всём этом вы можете прочесть в моей книге «Через семь границ».

После этой поездки, проведённой в августе-сентябре 1997 г, наземный путь в Индию можно было считать научно разработанным. Была выбрана дата старта — 1 февраля 1998 года. Очень удобная дата. Во-первых, в Индии ко времени нашего прибытия будет ещё не очень жарко; во-вторых, студенты, которые собирались поехать с нами, как раз в конце января завершают свою очередную сессию. Индийскую визу мы собирались получить в Москве, а иранскую и пакистанскую — по дороге. Мы запланировали движение двойками со встречами в крупных городах до самого Дели. А вот дальнейший маршрут путешествия по Индии и маршрут обратного возвращения домой, по нашей изначальной договорённости, был личной проблемой каждого конкретного участника…

Недавно ко мне пришел незнакомый товарищ и спросил:

— Вами написана книжка о советском Сахалине?

Я ответил утвердительно[1].

— Мне надо с вами потолковать, — сказал незнакомый товарищ. — Несколько дней назад я приехал оттуда в Москву. Моя фамилия — Быков. Работал на острове Сахалине. Заведывал отделом здравоохранения...

Через несколько минут выяснилась цель прихода ко мне товарища Быкова.

Проживая на Сахалине, он по поручению партии поехал к сахалинским гилякам с азбукой: Быкову дали трудное задание — ликвидировать неграмотность среди туземцев, живущих чуть ли не первобытной жизнью, не имеющих своей письменности, никогда не выезжавших за пределы острова.

Небольшая интересная повесть из сборника «Авантюра'92»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Александр Кириченко

МОСКВА, МЕТРО "МАЯКОВСКОГО"

PART I

Метро "Маяковская"

Он всегда стоит в одном и том же месте - слева от бюста поэта, так что, едва выходя из поезда, я вижу его белую куртку и синие джинсы. Лица не вижу - обычно он что-нибудь читает. Я выхожу из вагона, делаю несколько шагов и, протягивая руку, произношу: - Привет! Он отрывает голову от газеты, отвечает на рукопожатие: - Привет, привет... - и я почти физически ощущаю волны отрицательных эмоций. Мы идем через весь зал к эскалатору. - Что-то случилось? - Ты опоздал, - с его губ срывается негромкий мат. - Hа пятнадцать минут, - снова брань. - Это повод, чтобы так расстраиваться? - улыбаюсь я. Его ответ предваряется матами: - ... Только не говори, что ты забыл! Вся Москва ваша ... знает, а ты конечно же, забыл! - Забыл что? Вместо ответа, ступив на эскалатор, он дарит мне выразительный взгляд. Ясно, мне что-то было сказано, что-то важное. Придется вспоминать. - Теперь выбирай - либо мы сокращаем наши гастрономические посиделки, либо я тоже опаздываю. - Я свободен, - улыбаюсь я, - и всецело в твоем распоряжении. Будешь использовать меня как вещественное доказательство своей невиновности. - Ага, вдогон поезда побежишь... от Ярославского... Если бы было можно, я бы остановился посреди дороги. От неожиданности. Вдогон поезда... Теперь я что-то начал припоминать...

ИВАН КИРИЕВСКИЙ

ОПАЛ

(Волшебная сказка) Царь Нурредин шестнадцати лет взошел на престол сирийский. Это было в то время, когда, по свидетельству Ариоста, дух рыцарства подчинил все народы одним законам чести и все племена различных исповеданий соединил в одно поклонение красоте. Царь Нурредин не без славы носил корону царскую; он окружил ее блеском войны и побед и гром оружия сирийского разнес далеко за пределы отечественные В битвах и на поединках, на пышных турнирах и в одиноких странствиях, среди мусульман и неверных, - везде меч Нурредина оставлял глубокие следы его счастия и отважности. Имя его часто повторялось за круглым. столом двенадцати храбрых, и многие из знаменитых сподвижников Карла носили на бесстрашной груди своей повесть о подвигах Нуррединовых, начертанную четкими рубцами сквозь их прорубленные брони. Так удачею и мужеством добыл себе сирийский царь и могущество и честь; но оглушенное громом брани сердце его понимало только одну красоту -- опасность и знало только одно чувство -- жажду славы, неутолимую, беспредельную. Ни звон стаканов, ни песни трубадуров, ни улыбка красавиц не прерывали ни на минуту однообразного хода его мыслей; после битвы готовился он к новой битве; после победы искал он не отдыха, но задумывался о новых победах, замышлял новые труды и завоевания. Несмотря на то, однако, раз случилось, что Сирия была в мире со всеми соседями, когда Оригелл, царь катайский, представил мечу Нурредина новую работу. Незначительные распри между их подданными дошли случайно до слуха правителей; обида росла взаимностью, и скоро смерть одного из царей стала единственным честным условием мира. Выступая в поход, Нурредин поклялся головою и честью перед народом и войском до тех пор не видать стен дамасских, покуда весь Катай не покорится его скипетру и сам Оригелл не отплатит своею головою за обиды, им нанесенные. - Никогда еще Нурредин не клялся понапрасну. Через месяц все области катайские, одна за другою, поклонялись мечу Нурредина Побежденный Оригелл с остатком избранных войск заперся в своей столице. Началась осада. Не находя средств к спасению, Оригелл стал просить мира, уступая победителю половину своего царства. Нурредин отвечал, что с врагами не делится, - и осада продолжается. Войско Оригеллово ежедневно убывает числом и упадает духом; запасы приходят к концу; Нурреднн не сдается на самые униженные просьбы. Уныние овладело царем катайским. Всякий день положение Оригелла становится хуже; всякий день Нурредин приобретает новую выгоду. В отчаяньи катайский царь предложил Нурредину все свое царство катайское. все свои владения индейские, все права, все титлы, с тем только, чтобы ему позволено было вывести с собою свои сокровища, своих жен, детей и любимцев. Нурредин оставался неумолимым, - и осада продолжается. Наконец, видя неизбежность своей погибели, Оригелл предложил все - и сокровища, и любимцев, и детей, и жен и просил только о жизни. Нурредин. припомнив свою клятву, отверг и это предложение. Осада продолжается ежедневно сильнее, ежедневно неотразимее. Готовый на все, катайский царь решился испытать последнее, отчаянное средство к спасению: чародейство. В его осажденной столице стоял огромный, старинный дворец, который уже более века оставался пустым, потому что некогда в нем совершено было ужасное злодеяние столь ужасное, что даже и повесть об нем исчезла из памяти людей; ибо кто знал ее, тот не смел повторить другому, а кто не знал, тот боялся выслушать. Оттого преданье шло только о том, что какое-то злодеяние совершилось, и что дворец с тех пор оставался нечистым. Туда пошел Оригелл, утешая себя мыслию, что хуже того, что будет, не будет Посреди дворца нашел он площадку; посреди площадки стояла палатка с золотою шишечкой; посреди палатки была лестница с живыми перильцами; лестница привела его к подземному ходу; подземный ход вывел его на гладкое поле, окруженное непроходимым лесом; посреди поля стояла хижина; посреди хижины сидел дервиш и читал Черную Книгу. Оригелл рассказал ему свое положение и просил о помощи. Дервиш раскрыл Книгу Небес и нашел в ней, под какою звездою Нурредин родился, и в каком созвездии та звезда, и как далеко отстоит она от подлунной земли. Отыскав место звезды на небе, дервиш стал отыскивать ее место в судьбах небесных и для того раскрыл другую книгу -- Книгу Волшебных Знаков, где на черной странице явился перед ним огненный круг: много звезд блестело в кругу и на окружности, иные внутри, другие по краям; Нуррединова звезда стояла в самом центре огненного круга. Увидев это, колдун задумался и потом обратился к Оригеллу с следующими словами: Горе тебе, царь катайский, ибо непобедим твой враг, и никакие чары не могут преодолеть его счастия: счастье его заключено внутри его сердца, и крепко создана душа его, и все намерения его должны исполняться; ибо он никогда не желал невозможного, никогда не искал несбыточного, никогда не любил небывалого, а потому и никакое колдовство не может на него действовать! - Однако, - продолжал дервиш,-- я мог бы одолеть его счастье, я мог бы опутать его волшебствами и наговорами, если бы нашлась на свете такая красавица, которая могла бы возбудить в нем такую любовь, которая подняла бы его сердце выше звезды своей и заставила бы его думать мысли невыразимые, искать чувства невыносимого и говорить слова непостижимые; тогда мог бы я погубить его. Еще мог бы я погубить его тогда, когда бы нашелся в мире такой старик, который пропел бы ему такую песню, которая бы унесла его за тридевять земель в тридесятое государство, куда звезды садятся. Еще мог бы я погубить его тогда, когда бы в природе нашлось такое место, с горами -- с пригорками, с лесами и долинами, с реками -- с ущельями, - такое место, которое было бы так прекрасно, чтобы Нурредин. засмотревшись на него, позабыл, хотя на минуту, обыкновенные дела текущего дня. Тогда мои чары могли бы на него действовать. Но на свете нет такой красавицы, нет в мире такого старика, нет такой песни и нет такого места в природе. Потому Нурредин погибнуть не может. А тебе, катайский царь, спасенья нет и в чародействах . При этих словах чернокнижника отчаянье Оригелла достигло высшей степени, и он уже хотел идти вон из хижины дервиша, когда последний удержал его следующими словами: Погоди еще, царь катайский! Еще есть одно средство погубить твоего врага. Смотри: видишь ли ты звезду Нуррединову? Высоко, кажется, стоит она на небе; но, если ты захочешь, мои заклинанья пойдут еще выше. Я сорву звезду с неба; я привлеку ее на землю; я сожму ее в искорку; я запру ее в темницу крепкую -- и спасу тебя; но для этого, государь, должен ты поклониться моему владыке и принести ему жертву подданническую . Оригелл согласился на все. Трынь-трава закурилась, знак начерчен на земле, слово произнесено, и обряд совершился. В эту ночь - войска отдыхали и в городе и в стане, часовые молча ходили взад и вперед и медленно пере кликались - вдруг какая-то звездочка сорвалась с неба и падает, падает -- по темному своду, за темный лес; часовые остановились: звезда пропала -- куда? неизвестно; только там, где она падала, струилась еще светлая дорожка, и то на минуту; опять на небе темно и тихо; часовые опять пошли своею указною дорогою. Наутро оруженосец вошел в палатку Нурредина: Государь! Какой-то монах с горы Араратской просит видеть светлое лицо твое; он говорит, что имеет важные тайны сообщить тебе . -- Впусти его! - Чего хочешь ты от меня, святой отец? -- Государь! Шестьдесят лет не выходил я из кельи, в звездах и книгах испытуя премудрость и тайны создания. Я проник в сокровенное природы; я вижу внутренность земли и солнца: будущее ясно глазам моим; судьба людей и народов открыта передо мною!.. -- Монах! Чего хочешь ты от меня? - Государь! Я принес тебе перстень, в котором заключена звезда твоя. Возьми его, и судьба твоя будет в твоих руках. Если ты наденешь его на мизинец левой руки и вглядишься в блеск этого камня, то в нем предстанет тебе твое счастие; но там же увидишь ты и гибель свою, и от тебя одного будет тогда зависеть твоя участь, великий государь... -- Старик,-- прервал его Нурредин,- если все сокровенное открыто перед тобой, то как же осталось для тебя тайною то, что давно известно всему миру? - Может быть, только ты один не знаешь, столетний отшельник, что судьба Нурредина и без твоего перстня у него в руках, что счастие его заключено в мече его. Не нужно мне другой звезды, кроме той, которая играет на этом лезвии, смотри, как блещет это железо -- и как умеет оно наказывать обманщиков!.. При этом слове Нурредин схватил свой меч; но когда обнажил его, то старый монах был уже далеко за палаткою царскою, по дороге к неприятельскому стану. Через не сколько минут оруженосец снова вошел в ставку Нурредина. - Государь! Монах, который сейчас вышел от тебя, просится опять. Он велел мне вручить тебе этот перстень и просить тебя собственными глазами удостовериться в истине его слов. - Где он? Приведи его сюда! -- Оставя мне перстень, он тотчас же скрылся в лесу. который примыкает к нашему лагерю, и сказал только, что придет завтра. -- Хорошо. Оставь перстень здесь и когда придет монах, пусти его ко мне. Перстень не блестел богатством украшений. Круглый опал, обделанный в золоте просто, тускло отливал радужные краски. Неужели судьба моя в этом камне? -- думал Нурредин. Завтра вернее узнаешь ты свою судьбу от меня, дерзкий обманщик!.. И между тем царь надевал перстень на мизинец левой руки и, смотря на переливчатый камень, старался открыть в нем что-нибудь необыкновенное. И в самом деле, в облачно-небесном цвете этого перстня был какой-то особенный блеск, которого Нурредин не замечал прежде в других опалах. Как будто внутри его была спрятана искорка огня, которая играла и бегала, то погасала, то снова вспыхивала, и при каждом движении руки разгоралась все ярче и ярче. Чем более Нурредин смотрел на перстень, тем яснее отличал он огонек и тем прозрачнее делался камень. Вот огонек остановился яркою звездочкой глубоко внутри опала, которого туманный блеск разливался внутри нее, как воздух вечернего неба, слегка подернутого легкими облаками. В этом легком тумане, в этой светлой, далекой звездочке было что-то неодолимо привлекательное для царя сирийского; не только не мог он отвести взоров от чудесного перстня, но, забыв на это время и войну и Оригелла, он всем вниманием и всеми мыслями утонул в созерцании чудесного огонька, который, то дробясь на радугу, то опять сливаясь в одно солнышко, вырастал и приближался все больше и больше. Чем внимательнее Нурредин смотрел внутрь опала, тем он казался ему глубже и бездоннее. Мало-помалу золотой обручик перстня превратился в круглое окошечко, сквозь которое сияло другое небо, светлее нашего, и другое солнце, такое же яркое, лучезарное, но как будто еще веселее и не так ослепительно. Это новое небо становилось беспрестанно блестящее и разнообразнее; это солнце -- все больше и больше; вот оно выросло огромнее надземного, еще ярче, еще торжественнее, и хотя ослепительно, но все ненаглядно и привлекательно. Быстро катилось оно ближе и ближе, или, лучше сказать, Нурредин не знал, солнце ли приближается к нему, или он летит к солнцу. Вот новое явление поражает его напряженные чувства: изпод катящегося солнца исходит глухой и неявственный гул, как бы рев далекого ветра или как стон умолкающих колоколов, и чем ближе солнце, тем звонче гул. Вот уж слух Нурредина может ясно распознать в нем различные звуки: будто тысячи арф разнострунными звонами сливаются в одну согласную песнь; будто тысячи разных голосов различно строятся в одно созвучие - те умирая, те рождаясь, и все повинуясь одной, разнообразно переливающейся, необъятной гармонии. Эти звуки, эти песни проникли до глубины души Нурредина. В первый раз испытал он, что такое восторг. Как будто сердце его, дотоле немое, пораженное голосом звезды своей, вдруг обрело и слух и язык, так, как звон кий металл, в первый раз вынесенный на свет рукою искусства, при встрече с другим металлом потрясается до глубины своего состава и звенит ему звуком ответным. Жадно вслушиваясь в окружающую его музыку, Нурредин не мог различить, что изнутри его сердца, что извне ему слышится. Вот прикатившееся солнце заслонило собою весь круглый свод своего неба; все горело сиянием; воздух стал жарок, и душен, и ослепителен; музыка превратилась в оглушительный гром ;- но вот пламя исчезло, замолкли звуки, и немое солнце утратило лучи свои, хотя еще не переставало расти и приближаться, светя холодным сиянием восходящего месяца. Но, беспрестанно бледнея, скоро и это сияние затмилось, солнце приняло вид земли, и вот -долетело.. ударило.. перевернулось... и - где земля? где перстень?. Нурредин, сам не ведая как, очутился на новой планете. Здесь все было странно и невиданно: горы, насыпанные из граненых бриллиантов, огромные утесы из чистого серебра, украшенные самородными рельефами, изящными статуями, правильными колоннами, выросшими из золота и мрамора. Там ослепительные беседки из разноцветных кристаллов. Там роща, и прохладная тень ее исполнена самого нежного, самого упоительного благоухания. Там бьет фонтан вином кипучим и ярким. Там светлая река тихо плескается о зеленые берега свои, но в этом плесканье, в этом говоре волн есть что-то разумное, что-то понятное без слов, какой-то мудреный рассказ о несбыточном, но бывалом, какая-то сказка волшебная и заманчивая. Вместо ветра здесь веяла музыка, вместо солнца здесь светил сам воздух. Вместо облаков летали прозрачные образы богов и людей, как будто снятые волшебным жезлом с картины какогонибудь великого мастера, они, легкие, вздымались до неба и, плавая в стройных движениях, купались в воздухе. Долго сирийский царь ходил в сладком раздумье по новому миру, и ни взор его, ни слух ни на минуту не отдыхали от беспрестанного упоения. Но посреди окружавших его прелестей невольно в душу его теснилась мысль другая: он со вздохом вспоминал о той музыке, которую, приближаясь, издавала звезда его; он полюбил эту музыку так, как будто она была не голос, а живое создание, существо с душою и с образом: тоска по ней мешалась в каждое его чувство, и услышать снова те чарующие звуки стало теперь его единственным, болезненным желанием. Между тем в глубине зеленого леса открылся перед ним блестящий дворец, чудесно слитый из остановленного дыма. Дворец, казалось, струился, и волновался, и переливался, и, несмотря на то, стоял неподвижно и твердо в одном положении. Прозрачные колонны жемчужного цвета были увиты светлыми гирляндами из розовых облаков. Дымчатый портик возвышался стройно и радужно, красуясь грацией самых строгих пропорций; огромным свод казался круглым каскадом, который падал во все стороны светлою дугою, без звука и без брызгав: все во дворце было живо, все играло, и весь он казался летучим облаком, а между тем это облако сохраняло постоянно свои стройные формы. Крепко забилось сердце Нуррединово, когда он приблизился ко дворцу: предчувствие какого-то неиспытанного счастия занимало дух и томило грудь его. Вдруг растворились легкие двери, и в одежде из солнечных лучей, в венце из ярких звезд, опоясанная радугой, вышла девица. Это она! -- воскликнул сирийский царь. Нурредин узнал ее. Правда, под туманным покрывалом не видно было ее лица, но по гибкому ее стану, но ее грациозным движениям и стройной поступи разве слепой один мог бы не узнать на его месте, что эта девица была та самая Музыка Солнца, которая так пленила его сердце. Едва увидела девица сирийского царя, как в ту же минуту обратилась к нему спиною и, как бы испугавшись. пустилась бежать вдоль широкой аллеи, усыпанной мелким серебряным песком. Царь за нею. Чем ближе он к ней, тем шибче бежит девица, и тем более царь ускоряет свой бег. Грация во всех ее движениях; волосы развеялись по плечам, быстрые ножки едва оставляют на серебряном песку свои узкие, стройные следы; но вот уже царь недалеко от нее, вот он настиг ее, хочет обхватить ее стройный стан, - - она мимо, быстро, быстро... как будто грация обратилась в молнию; легко, красиво... как будто молния обернулась в грацию. Девица исчезла; царь остался один, усталый, недовольный. Напрасно искал он ее во дворце и по садам: нигде не было н следов девицы. Вдруг из-за куста ему повеяло музыкой, как будто вопрос: зачем пришел ты сюда? -- Клянусь красотою здешнего мира,-- отвечал Нурредин,- что я не с тем пришел сюда, чтобы вредить тебе, и не сделаю ничего противного твоей воле, прекрасная девица, если только ты выйдешь ко мне и хотя на минуту откроешь лицо свое. -- Как пришел ты сюда? -- повеяла ему та же музыка. Нурредин рассказал, каким образом достался ему перстень, и едва он кончил, как вдруг из тенистой беседки показалась ему та же девица; и в то же самое мгновение царь очнулся в своей палатке. Перстень был на его руке, а перед ним стоял хан Ар- баз, храбрейший из его полководцев и умнейший из его советников. Государь! -сказал он Нурредину.-- Покуда ты спал, неприятель ворвался в наш стан. Никто из придворных не смел разбудить тебя; но я дерзнул прервать твой сон, боясь, чтобы без твоего присутствия победа не была сомнительна . Суровый, разгневанный взор был ответом министру; нехотя опоясал Нурредин свой меч и тихими шагами вышел из ставки. Битва кончилась. Катайские войска снова заперлись в стенах своих; Нурредин, возвратясь в свою палатку, снова загляделся на перстень. Опять звезда, опять солнце и музыка, и новый мир, и облачный дворец, я девица. Теперь она была с ним смелее, хотя не хотела еще поднять своего покрывала. Катайцы сделали новую вылазку. Сирийцы опять отразили их, но Нурредин потерял лучшую часть своего войска, ибо в битве уже не много помогала его рука, бывало неодолимая. Часто в пылу сражения сирийский царь задумывался о своем перстне и посреди боя оставался равнодушным его зрителем и, бывши зрителем, казалось, видел что-то другое. Так прошло несколько дней. Наконец царю сирийскому наскучила тревога боевого стана. Каждая минута, про веденная не внутри опала, была ему невыносима. Он забыл и славу, и клятву: первый послал Оригеллу предложение о мире и, заключив его на постыдных условиях, возвратился в Дамаск; поручил визирям правление царства, заперся в своем чертоге и под смертною казнию запретил своим царедворцам входить в царские покои без особенного повеления. Почти все время проводил Нурредин на звезде, близ девицы; но до сих пор еще не видал он ее лица. Однажды, тронутая его просьбами, она согласилась поднять покрывало, и той красоты, которая явилась тогда перед его взорами, невозможно выговорить словами, даже магическими, - и того чувства, которое овладело им при ее взгляде, невозможно вообразить даже и во сне. Если в эту минуту сирийский царь не лишился жизни, то, конечно, не от того, чтобы люди не умирали от восторга, а, вероятно, потому только, что на той звезде не было смерти. Между тем министры Нуррединовы думали более о своей выгоде, чем о пользе государства. Сирия изнемогала от неустройств и беззаконий. Слуги слуг министровых утесняли граждан, почести сыпались на богатых, бедные страдали, народом овладело уныние, а соседи смеялись. Жизнь Нуррединова на звезде была серединою между сновидением и действительностию. Ясность мыслей, связность и свежесть впечатлений могли принадлежать только жизни наяву, но волшебство предметов, но непрерывное упоение чувств, но музыкальность сердечных движений и мечтательность всего окружающего уподобляли жизнь его более сновидению, чем действительности. Девица Музыка казалась также слиянием двух миров. Душевное выражение ее лица, беспрестанно изменяясь, было всегда согласно с мыслями Нурредина, так что красота ее представлялась ему столько же зеркалом его сердца, сколько отражением ее души. Голос ее был между звуком и чувством: слушая его, Нурредин не знал, точно ли слышит он музыку, или все тихо, и он только воображает ее? В каждом слове ее находил он что-то новое для души, а все вместе было ему каким-то счастливым воспоминанием чего-то дожизненного. Разговор ее всегда шел туда, куда шли его мысли, так, как выражение лица ее следовало всегда за его чувствами; а между тем все, что она говорила, беспрестанно возвышало его прежние понятия, так, как красота ее беспрестанно удивляла его воображение. Часто, взявшись рука с рукою, они молча ходили по волшебному миру; или, сидя у волшебной реки, слушали ее волшебные сказки; или смотрели на синее сияние волшебного неба; или, отдыхая на волнистых диванах облачного дворца, старались собрать в определенные слова все рассеянное в hu жизни; или, разостлав свое покрывало, девица обращала его в ковер- самолет, и они вместе взлетали на воздух и купались и плавали среди красивых облаков; или, поднявшись высоко, они отдавались на волю случайного ветра и неслись быстро по беспредельному пространству и уносились, куда взор не дойдет, куда мысль не достигнет, и летели, и летели - так, что дух замирал... Но положение Сирии беспрестанно становилось хуже, и тем опаснее, что в целой Азии совершились тогда страшные перевороты. Древние грады рушились; огромные царства колебались и падали, новые возникали насильственно: народы двигались с мест своих, неизвестные племена набегали неизвестно откуда, пределов не стало между государствами, никто не верил завтрашнему дню, каждый дрожал за текущую минуту, один Нурредин не заботился ни о чем. Внутренние неустройства со всех сторон открыли Сирию внешним врагам, одна область отпадала за другою, и уже самые близорукие умы начинали предсказывать ей близкую погибель. -- Девица! - сказал однажды Нурредин девице Музыке. Поцелуй меня! - Я не могу, - отвечала девица, - если я поцелую тебя, то лишусь всего отличия моей прелести и красотой своей сравняюсь с обыкновенными красавицами падлу-иной земли. Есть однако средство исполнить твое желание, не теряя красоты моей, оно зависит от тебя... послушай: если ты любишь меня, отдай мне перстень свой; блестя на моей руке, он уничтожит вредное действие твоего поцелуя. - Но как же без перстня приду я к тебе? - Как ты теперь видишь мою землю в этом перстне, так я тогда увижу в нем твою землю; как ты теперь приходишь ко мне, так и я приду к тебе,-- сказала девица Музыка, и, одной рукой снимая перстень с руки Нурредина, она обнимала его другою. И в то мгновение, как уста ее коснулись уст Нуррединовых, а перстень с его руки перешел на руку девицы, в то мгновение, продолжавшееся, может быть, не более одной минуты, новый мир вдруг исчез вместе с девицей, и Нурредин, еще усталый от восторга, очутился один на мягком диване своего дворца. Долго ждал он обещанного прихода девицы Музыки, но в этот день она не пришла, ни через два, ни через месяц, ни через год. Напрасно рассылал он гонцов во все концы света искать араратского отшельника -- уже и последний из них возвратился без успеха. Напрасно истощал он свои сокровища, скупая отовсюду круглые опалы - ни в одном из них не нашел он звезды своей. Для каждого человека есть одна звезда,-- говорили ему волхвы, - ты, государь, потерял свою, другой уже не найти тебе! Тоска овладела царем сирийским, и он, конечно, не задумался бы утопить ее в студеных волнах своего златопесчаного Бардинеза, если бы только вместе с жизнию не боялся лишиться и последней тени прежних наслаждений грустного, темного наслаждения: вспоминать про свое солнышко! Между тем тот же Оригелл, который недавно трепетал меча Нуррединова. теперь сам осаждал его столицу. Скоро стены дамасские были разрушены, катайское войско вломилось в царский дворец, и вся Сирия, вместе с царем своим, подпала под власть катайского императора. - Вот пример коловратности счастия, - говорил Оригелл, указывая полководцам сваям на окованного Нурредина. Теперь он раб и вместе с свободою утратил весь блеск прежнего имени. Ты заслужил свою гибель. - продолжал он, обращаясь к царю сирийскому, - однако я не могу отказать тебе в сожалении, видя в несчастии твоем могущество судьбы еще более, чем собственную вину твою. Я хочу, сколько можно, вознаградить тебя за потерю твоего трона. Скажи мне, чего хочешь ты от меня? О чем из утраченного жалеешь ты более? Который из дворцов желаешь ты сохранить? Кого из рабов оставить? Избери лучшие из сокровищ моих, и, если хочешь, я позволю тебе быть моим наместником на прежнем твоем престоле! - Благодарю тебя, государь! - отвечал Нурредин, - но из всего, что ты отнял у меня, я не жалею ни о чем. Когда дорожил я властию, богатством и славою, умел я быть и сильным, и славным, и богатым. Я лишился сих благ только тогда, когда перестал желать их, и недостойным попечения моего почитаю я то, чему завидуют люди. Суета все блага земли! Суета все, что обольщает желания человека, и чем пленительнее, тем менее истинно, тем более суета! Обман все прекрасное, и чем прекраснее, тем обманчивее; ибо лучшее, что есть в мире, это - мечта. 30 декабря 1830

Иван Кирий

Дело Ирины Гай

Перевод с украинского Н. Бурлак.

В сборник вошли приключенческие произведения украинских писателей, рассказывающие о нелегком труде сотрудников наших правоохранительных органов - уголовного розыска, прокуратуры и БХСС. На конкретных делах прослеживается их бескомпромиссная и зачастую опасная для жизни борьба со всякого рода преступниками и расхитителями социалистической собственности. В своей повседневной работе милиция опирается на всемерную поддержку и помощь со стороны советских людей, которые активно выступают за искоренение зла в жизни нашего общества.

Кириленко Галина Георгиевна

доцент, кандидат философских наук

(МГУ им. М.В.Ломоносова)

Шевцов Евгений Валентинович

профессор, доктор философских наук

(Государственный Университет Управления)

Философия. Высшее образование

Серия предназначена для студентов высших учебных заведений, а также абитуриентов. Книги этой серии написаны ведущими специалистами МГУ им. М. В. Ломоносова.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие...........................................................3