Плясать до смерти

Валерий Попов — признанный мастер, писатель петербургский и по месту жительства, и по духу, страстный поклонник Гоголя, ибо «только в нем соединяются роскошь жизни, веселье и ужас».

Кто виноват, что жизнь героини очень личного, исповедального романа Попова «Плясать до смерти» так быстро оказывается у роковой черты? Наследственность? Дурное время? Или не виноват никто? Весельем преодолевается страх, юмор помогает держаться.

Отрывок из произведения:

— Ну, ждите! Скоро, даст бог, станете папашей! А вам надо бы настроиться посерьезней! — Это она Нонне. Та хихикнула.

— Ну? Ты поняла? — отстраняясь от нее, произнес я строго.

— Нися — во-о! — бодро проговорила она.

Мы поцеловались, и она с сумкой на плече ушла в гулкие кафельные помещения — стук шагов затихал. Я стоял, прислушивался и, когда он окончательно затих, вышел.

Нет. Домой не пойду. Не высижу! Мама, я думаю, поймет, что я где-то переживаю.

Другие книги автора Валерий Георгиевич Попов

Литературная слава Сергея Довлатова имеет недлинную историю: много лет он не мог пробиться к читателю со своими смешными и грустными произведениями, нарушающими все законы соцреализма. Выход в России первых довлатовских книг совпал с безвременной смертью их автора в далеком Нью-Йорке.

Сегодня его творчество не только завоевало любовь миллионов читателей, но и привлекает внимание ученых-литературоведов, ценящих в нем отточенный стиль, лаконичность, глубину осмысления жизни при внешней простоте.

Первая биография Довлатова в серии "ЖЗЛ" написана его давним знакомым, известным петербургским писателем Валерием Поповым.

Соединяя личные впечатления с воспоминаниями родных и друзей Довлатова, он правдиво воссоздает непростой жизненный путь своего героя, историю создания его произведений, его отношения с современниками, многие из которых, изменившись до неузнаваемости, стали персонажами его книг.

– Так что готовьтесь к последней неприятности! – сказал врач.

– Надеюсь, в моей жизни? – вяло пошутил я.

– Нет. В его!

– Да? А мы собирались на дачу его везти.

– Никаких противопоказаний. Постарайтесь только, чтобы это прошло без дополнительных потрясений.

– Но там вас не будет!

– Ну, будет другой врач… который скажет вам то же самое. Готовьтесь!

– И как я должен готовиться?

– В основном – морально… ну и материально, конечно.

Духовный авторитет академика Дмитрия Сергеевича Лихачева так велик, что его справедливо называют «совестью нации». Его книги, статьи, беседы — великое наследие, изучение которого помогает хранить традиции русской культуры, служению которым он посвятил свою жизнь. В стране возникали все новые «властители дум» и порой казалось, вот-вот будет создано справедливое общество. Но популярность политиков стихала, фон общественной жизни менялся. Выстоял только скромный, глубоко интеллигентный Лихачев, говоривший вслух об истинных ценностях.

Автор книги Валерий Попов предлагает читателю свое мнение о том, почему в академике Лихачеве соединилось все лучшее, что ценится нами, рассказывает, как Дмитрий Сергеевич выжил в годы лишений, каким он был со своими ближними, как добивался того, что казалось невозможным — спасения памятников отечественной материальной и духовной культуры.

знак информационной продукции 16+

Если бы мы умели видеть, то понимали бы, что именно рядом с нами, порой за стеной, а иногда просто перед глазами, — необычайная и таинственная жизнь, которую мы хотим найти на других планетах или в других странах. Герои этой книги увидели ее в своем доме.

Повести: «Темная комната», «Похождения двух горемык», «Стоп-кадр».

Автобиографическая повесть петербургского писателя Валерия Попова «Иногда промелькнет» была впервые опубликована в 1991 году. Взгляд, обращенный назад, в прошлое и в себя, взгляд человека, обладающего не только удивительной памятью на впечатления, мимолетные ощущения, но и способным проследить их влияние на характер и судьбу, умеющим самоиронично и весело рассказывать о школьном изгойстве, о неудачах и поисках своего «я».

Валерий Попов

ЛЮБОВЬ ТИГРА

Я выскочил из лифта с ключом наперевес и в ужасе застыл: двери не было! Вернее - она была мощным ударом вбита внутрь и безвольно висела, припав к двери ванной. Я бросился ее поднимать, как человека, потерявшего сознание. Она прогнулась в моих руках, как женщина: чей-то молодецкий удар сделал ее гибкой.

- Так... видать, грабанули! Хорошо хоть, не гробанули!

Пол в прихожей был усыпан известкой, влетевшей вместе с дверью. Оставляя белые следы, я быстро вошел в кабинет, со скрипом вытянул ящик стола... Бумажник лежал наверху, распластав крылья, как раненая птица... так ли я его оставлял? Дрожашей рукой я распахнул его... Деньги на месте. Ффу!

Валерий Попов (р. 1939) рассказывает о своём герое (школьнике, затем студенте и, наконец, молодом инженере) весело, но заботы этого героя — самые настоящие: отношения с одноклассниками, первая любовь, поиски призвания.

Глава 1. Проигрышный билет

– Вот про некоторых молодых говорят: «Уж пусть лучше пишет, чем пьет!» Но тебе я скажу так: лучше пей!

С таким напутствием я вошел в литературу. Конечно – не лучший старт. Маститый поэт (седые редкие космы струились на воротник вязаной бабьей кофты) с удивительным терпением слушал скучные, благонравные стихи, временами внезапно кивая (или просто падая в сон?) – и только при моих стихах ожил. И даже руки стал потирать: вероятно, решив сказать что-то хорошее. И сказал!.. Что – вы уже знаете! То есть – я уже «хватил шилом патоки» литературной жизни (приведенным выше эпизодом дело не ограничилось). И, уже понимая, что мучиться тут всю жизнь, решил параллельно заняться чем-то полегче – для отдыха и, как это ни парадоксально звучит, – для денег. Как говорил мой мудрый отец: «Лучший отдых – это смена работы». И я решил поступать во Всесоюзный государственный институт кинематографии. Все знали тогда, что из всех сфер (кроме криминальных) самые большие доходы в кино, и там же восторженная любовь женщин и зависть мужчин.

Популярные книги в жанре Современная проза

Введите сюда краткую аннотацию

Тимофей Круглов женился рано.

Под стать себе облюбовал он в Рожнове скотницу Наташку — крепкую, разбитную, веселую. Молодожёны жили в новом брусковом доме, ходили на праздники под руку, — как сказали бы рожновские жители, «под крендель».

Высокий, сухопарый, суетный Круглов от темна до темна стерег стадо, стрелял, как из ружья, конопляным кнутом с повивкой конского волоса.

За лето скотина выбивает выгоны. Осенью в поисках отавы Тимофей уходит далеко от села. Все ложбины, лесные куртинки пролезет, а овец накормит, напоит свежей водой.

Ежемесячный литературно-художественный журнал

Мадам Броткотназ традиционна: типичная бретонка сорока пяти лет, из Ля Бас-Бретань, сердца Старой Бретани, края больших праздников Прощения. Для Франса Халса переход от портретирования жены какого-нибудь мелкого бюргера к мадам Броткотназ состоялся бы безо всякого смещения его формул или разрыва временного чувства. Он бы по-прежнему видел перед собой черное и белое — черное сукно и белый куаф[1] или чепец; и эти веерообразные, лазурно-синие поверхности для белого и холодный чернильно-черный для основных масс картины вышли бы без сучка и задоринки. Приступив к лицу, Франс Халс обнаружил бы свой любимый желтовато-красный румянец — только глубже того, к которому он привык у фламандок. Он обратился бы к той части палитры, где лежит пигмент для лиц сорокапятилетних мужчин, в противоположном конце от холмиков оливкового и тускло-персикового для juniores — девственниц и молодых жен.

Лихие 90е - эхо и вечная память

Вот лезут они в окно... Старый деревянный дом о двух этажах — в соседстве с каменными громадинами начала века, которые прежде назывались доходными. Дом этот окружен зеленью запущенной, но тем и милой! По направлению к нему виляет, нарушая все узаконения жэковского начальника моего Соснина, тропинка. Да уж он и смирился с ней, суровый мой начальник!

А в окно лезут... да кто ж они? Самое начало семидесятых. Общежитские девчата? И старый деревянный дом — общежитие? Никто не знает, Соснин знает. Иван Воинович. Собственно, лезет теперь только одна, последняя, — другая тянет сверху ее за плечи... Обе смеются. Просто киснут от смеха. Чему же смеялись в самом начале семидесятых в Москве, в дни, предваряющие необычайное мое лето, эти девчата?

Творчество одного из крупнейших писателей ГДР Эрвина Штритматтера хорошо известно советскому читателю. В однотомник входит психологический роман «Оле Бинкоп» — классическое произведение о социалистических преобразованиях в послевоенной немецкой деревне, весь сборник лирических новелл «Вторник в сентябре», книга автобиографических повестей «Мой друг Тина Бабе» и избранные миниатюры из сборника «Себе на утеху». Некоторые произведения публикуются на русском языке впервые.

Роман «Виноградники ночи» посвящен Иерусалиму — центру мира, эпицентру непрекращающегося раздора. Рассказ о судьбе вечного странника, оказавшегося в Иерусалиме начала XXI века, переплетается с повествованием об Иерусалиме сороковых годов прошлого столетия, где сталинская империя начинает прибирать к рукам утерянные было обширные владения царской короны; где «красная» и «белая» церкви, еврейские подпольщики и секретная служба Британии ведут борьбу за власть над городом. Автор создает яркие образы Иерусалима и действующих лиц этой драмы.

Повесть «Фабула» сюжетно и тематически связана с романом: она рассказывает о юности старшего поколения семьи главного героя, путь которой тянется от маленького местечка времен Гражданской войны — через Москву — в Иерусалим.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Действие рассказов и аниме происходит в вымышленном мире, отдалённо напоминающем Европу начала XX века. Континент разделён между множеством небольших государств, практически не контактирующих друг с другом и имеющих разный уровень развития науки и техники: примитивные фонографы и печатающие машинки соседствуют с гравитолётами и роботами. Юная путешественница по имени Кино ездит по этим странам на говорящем мотоцикле Гермесе, узнавая историю и традиции каждого города, нигде не останавливаясь более чем на трое суток.

Помимо типично сказочных элементов (говорящие собаки и мотоциклы) в «Путешествии Кино» с критической точки зрения описаны многие аспекты политического и экономического устройства современной Японии и других стран.

Роман «Квазимодия» по жанру является политическим триллером и шпионским детективом с элементами мистики. Роман состоит из двух частей: «Синдром Квазимодо» и «Президент Квазимодии». Действие происходит в легкоузнаваемом вымышленном государстве Богославия. Учителю английского языка в средней школе Алексею не везет на работе и в личной жизни. В один из самых неудачных дней он написал письмо отчаяния в Кремль, расстался с любовницей и подрался с милиционером. От суда его спас неизвестно откуда взявшийся адвокат по имени Люций Фер. Алексей своей кровью подписал контракт о том, что продает свою душу и получает за это возможность достигать успеха в тех делах, которые он будет делать сам. Алексей за счет своей природной смекалки открыл собственное дело и стал успешным предпринимателем. Все, кто пытался встать на его пути или угрожали ему, заболевали синдромом Квазимодо, то есть становились уродцами, похожими на звонаря Квазимодо в соборе Парижской Богоматери. Алексей успешно участвовал в переговорах по «Северному потоку» и имел столкновение с шведской военной разведкой. Теневые политики решили использовать безграничные возможности Алексея и предложили ему стать президентом Богославии…

О. К. Зеленкова

«Я никого не ем!»

В издании, для подготовки которого использована неоднократно переиздававшаяся книга О. К. Зеленковой (С.-Петербургъ), приводятся рецепты блюд вегетарианской кухни (салаты, первые, вторые, десертные блюда, напитки, соусы, изделия из теста). Отдельный раздел посвящен домашним заготовкам. Даются полезные советы.

Рассчитана на широкий круг читателей.

Вегетососудистая дистония — одно из наиболее часто встречающихся и наименее понятных для страдающих им заболеваний. Врач Александра Владимировна Васильева в своей книге подробно рассказывает о многообразных проявлениях этого недуга, возможных причинах, основных принципах работы системы кровообращения и нервной системы. Описаны способы коррекции образа жизни, питания, физической активности, необходимые для излечения этого заболевания.

Возможности для лечения заболевания весьма широки: от традиционной медикаментозной терапии, фитотерапии, дыхательной гимнастики, до нетрадиционного лечения водой, медом, звуками, запахами.

Данная книга не является учебником по медицине. Все рекомендации должны быть согласованы с лечащим врачом.