Пленники неба

Олег Болтогаев

Пленники неба

Несколько лет назад я работал на большом заводе. Случилось так, что на майские праздники, когда на территории предприятия почти никого не было, мне пришлось дежурить.

Скучное это дело - дежурство. Изнывая от безделицы, ходишь туда-сюда.

Пару дней назад резко похолодало, а сегодня весна вновь напомнила о себе яркими солнечными лучами и щедрым теплом.

Мне понадобилось перейти из одного заводского здания в другое. Я не спеша шёл по гулкому коридору и вдруг услышал странный писк. Подняв голову, я увидел, что на окне, уцепившись за край закрытой форточки, сидят два стрижа.

Другие книги автора Олег Болтогаев

Я обнаружил эти тетради совсем случайно. Пришлось по совместительству заняться ремонтом школьной крыши, и вот, лавируя среди стропил чердачного пространства, я заметил цилиндрический предмет, пнул его ногой, и он рассыпался, оказавшись свернутой в рулон стопкой тетрадей.

Что-то заставило меня нагнуться, я поднял тетради, думая, что это обычные школьные работы. С тусклом чердачном свете я с брезгливой осторожностью стал листать первую тетрадь, и понял, что обнаружил чьи-то дневники, я полистал другую тетрадь, здесь был другой почерк, но записи были, похоже, как-то взаимосвязаны.

С одной стороны вроде бы все было понятно, с другой — хотелось знать больше.

Сашка задумался. Кого спросить, с кем посоветоваться, что почитать?

Он вдруг почувствовал, как поверхностны и неглубоки его знания.

«Учиться, учиться и еще раз учиться!» Для кого сказано?

Ему стало немного стыдно. Доучился до девятого класса и все еще мальчик. Ладно — мальчик, но ведь он не знал главного — как? То есть, знал, но не настолько, чтобы не бояться оконфузиться при прохождении практики.

Мы приехали на летнюю практику.

Мы — это орава студентов второго и четвертого курса.

Нас — много. Человек сто двадцать, не меньше.

Ехали мы долго. До Ростова электричкой.

Потом — теплоходом, вверх по Дону. Ночью.

Донская станица со смешным названием Семикаракоры.

Не спутать бы с садами Семирамиды.

Мы приехали под утро. Было еще совсем темно. Несмотря на то, что на теплоходе спиртное не продавали, а наши поводыри-аспиранты следили за нами во все глаза, Коваленок все равно где-то сильно укушался.

Великий маринист Иван Айвазовский подарил миру эпическое полотно под названием "От штиля к урагану". Идея предельно проста — слева штиль, справа жуткий ураган. Зритель, скользя по картине взглядом слева направо, (ширина картины — ого-го) может проследить все стадии превращения хорошей погоды в плохую. И обратно.

Как жаль, что никто из других классиков не создал что-нибудь аналогичное под заголовком "От Эроса к Порносу". Сколько вопросов отпало бы тогда.

Пролистав свои школьные тетради, Серёжа с удивлением обнаружил, что, с тех пор, как он стал заниматься онанизмом, его почерк сильно изменился.

Он, его почерк, стал корявым и неровным.

Собственно, к такому графологическому анализу Серёжу подтолкнула учительница литературы, которая чуть ли не изо дня в день стенала, что у Чекунова что-то случилось с почерком.

Что он пишет ужасно, как курица лапой.

В конце концов, она заявила, что отказывается читать его сочинения.

Олег Болтогаев

Динка

Кто-то требовательно постучал в окно и я проснулся.

Было ранее утро. "Кто бы это мог быть?" - недовольно подумал я и отодвинул занавеску. За окном, на подоконнике стояла наша кошка Динка. "Сейчас", - пробурчал я и открыл форточку. Хотелось спать и я плюхнулся в кровать, не дожидаясь, когда наша ночная гулена пролезет в комнату.

Но заснуть мне не пришлось.

Динка тревожно и жалобно замяукала прямо над моей головой.

Я умирал от любви.

Как случилось, что я в неё влюбился?

Хорошо это помню, только объяснить всё равно не сумею.

Да и что объяснять-то?

Тогда я, восьмиклассник, был увлечён встречами со своей одноклассницей. Наши свидания были довольно регулярными и сильно напоминали какую-то восточную песню. В том смысле, что каждый вечер всё происходило на удивление одинаково. После кино, где мы сидели в совершенно разных местах зала: она со своими подружками, а я среди своих корешей, так вот, после кино, каким-то звериным чутьём я определял куда и с кем она пошла, и догонял их, стайку громко разговаривающих девчонок, и молча шёл сзади, безошибочно выделяя в темноте её, мою Джульетту, она же, словно чувствуя мой страстный взгляд, начинала говорить и смеяться громче других. Ирка знала, что я иду следом.

Олег Болтогаев

Хома

К нам в гости приехала бабушка. Она привезла своим внукам всякие подарки. Дети этому очень обрадовались и весь вечер общались с бабушкой, разговаривая о всяком.

Затем младшая внучка Настенька уединилась с бабушкой, и они стали шептаться о чём-то важном. Я совсем не придал этому внимания.

Мало ли, о чем могут разговаривать близкие родственницы.

На следующий день они вновь долго шушукались.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Блез Сандрар

Мышиное пение

Слушайте, слушайте все мышиное пение: оно печально, и не раз вам случится взгрустнуть. Но вы поневоле вскинете голову, и подпрыгнете вы, и подскочите, и пуститесь в пляс. Эй, вы все! Смотрите не слушайте слишком долго мышиное пение...

Вот что случилось однажды...

Жил-был бедный пахарь, который пахал свое поле. Каждое утро, вскинув на плечо мотыгу, он отправлялся работать на пашню. Но вместо того, чтобы пахать, он по дороге останавливался и начинал рыть ямки в тех местах, где мыши проделали свои длинные подземные ходы. Потом он прикладывал ухо к земле и слушал, что там происходит.

Евгения СЕРГИЕНКО

ЖЕНЬКИНА ЖЕНА

Наша рота дружная. У соседей тоже ничего, но лично я, рядовой Корешков, доволен тем, что служу в этой роте.

Мы все знаем друг о друге: кто о чем мечтает, о ком тоскует, чем дышит. За каждого товарища все болеют, как за любимого футболиста во время решающего матча.

Вот поэтому так всполошилось наше дружное подразделение, когда после занятий кто-то крикнул в раскрытую дверь класса:

- Рядовой Добров! Жена приехала.

Борис Викторович Шергин

Ходили в Лявлю

Народ на гулянье плывет карбасами и пароходами.

На карбасах летят парусом с песнями, а пароходы отваливают от города с музыкой.

Однажды напраздновались горожана в Лявле и, как стемнело, стали посряживаться домой.

Последний пароход отвалил в десятом часу; баржу поволок велику. На ту баржу миру накопилось много без меры.

Как на середку реки вышли, заиграли по музыке, затрубили в трубы, ударили по накрам.

Несколько лет назад, читая о четырех советских солдатах, попавших «в относ» в Тихом океане, вспомнил я одну старую «мирскую оказию».

Читатель, мне кажется, без комментариев оценит разницу между старым временем и новым: в прежние времена погибавших поморов никто не искал, никто не писал о них.

Архангельские поморы, бывало, хвалились: «Морскую беду терпеть нам не диво, но когда что за обычай, то весьма сносно».

Борис Викторович Шергин

Мастер Молчан

На Соловецкой верфи юный Маркел Ушаков был под началом у мастера Молчана.

Первое время Маркел не знал, как присвоитьея к этому учителю, как его понять. Старик все делает сам. По всякую снасть идет сам. Не скажет: принеси, подай, убери.

Маркел старался уловить взгляд мастера - по взгляду человека узнают Но у старика брови, как медведи, бородища из-под глаз растет-поди улови взгляд. Маркел был живой парень, пробовал шутить. Молчан только в бороду фукнет, усы распушит.

Борис Викторович Шергин

...У нас ребята в газеты читали

...У нас ребята в газеты читали: за границей партия шла рабочих с пением в майский день. Полиция наскочила - и в тюрьму. Одного давно искали. Его в ту же ночь-застрелить... Он под дулом-то выхватил газету-майский номер, там Ленин во весь лист - и накрыл глаза... Солдаты ружьем брякнули, честь отдали: "Не можем в Ленина стрелять".

(Архангельск, 1927. Лесопильный завод на р. Маймаксе)

Борис Викторович Шергин

Видение

Как-то Маркел с Анфимом жили в Архангельске. У корабельной стройки взяли токарный подряд. Маркел и жил на корабле, Анфим - в городе. Редко видя учителя, Анфим соблазнился легкой наживой - торговлей. Запродал даже токарную снасть. Маркел этого ничего не знает.

Но вот рассказывают, пробует он маховое колесо у станка и видит будто, что заместо спиц в Колесе вертится Анфимка Иняхин.

Опамятовавшись от видения, Маркел прибежал к Анфиму:

Д. Сильва

Ленивый Куми

Много столетий назад, еще до того, как обезьяний царь помог богу Кришне выгнать фей из Индостана, в Индии жил старый индиец земледельческой касты. У него было семеро сыновей. Однажды вечером, устав от работы и собираясь прилечь отдохнуть, старик спросил их:

- Скажите мне, дети, что будете вы делать в эту чудную лунную ночь? Светло, как днем, а молодые люди должны работать, когда есть свет.

Старший сын ответил:

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Олег Болтогаев

Потребность в убежище

Когда мы купили новый телевизор, моя младшая сестрёнка Катя схватила освободившуюся картонную коробку и утащила её под стол.

Сначала я не придал этому значения: ну утащила и утащила. Катюша часто чудит. Например, она всё время ходит по дому и громко поёт:

"Екателина Втолая сто-то плиснилася мне!"

Маленькая-маленькая, а знает своих именитых тёзок!

Так вот, утащила Катюша коробку под стол. Потом смотрю - а она перенесла туда все свои игрушки. Всех кукол, пупсов, всю игрушечную посуду и мебель. Получился такой маленький уютный домик.

Олег Болтогаев

Принц и Молли

- Папа, давай, купим рыбок.

- Но у нас есть кошка. Она их съест.

Несколько минут мы шли молча.

- Как же она их съест, если рыбки будут в аквариуме?

Детская логика крепка, как танковая броня. Наверное, поэтому я сдался.

Хотя понимал, что теперь мне придется освоить незнакомое дело. Нужно будет научиться ухаживать за аквариумными рыбками.

Сражение за рыбок длилось уже третий месяц, и испытанный способ борьбы с детскими капризами, именуемый "завтра-потом", не давал никакого результата.

Олег Болтогаев

Природа мурлыканья

Осень. За окном идёт мелкий, холодный дождик.

Недавно я вернулся из школы, пообедал и делаю уроки. Мучаю треугольники и окружности. Вписываю их и описываю.

Подле меня, раскинувшись на двух поставленных впритык табуретках, спит наша кошка Муся. Почему на двух табуретках? Потому что Муся у нас большая и не помещается на одной табуретке. А на двух - как раз.

Все, кто приходят к нам впервые, глядя на Мусю, изумляются: "Ну и котяра!" "Это не котяра - это кошка", - отвечаю я.

Олег Болтогаев

Продавцы котят

Объявление на столбе полностью выдавало его авторов.

Во-первых, оно висело низко. Гораздо ниже всех других объявлений.

Во-вторых, оно было написано корявыми печатными буквами и гласило:

"Продаются породистые котята от дикой домашней кошки.

В количестве четырёх человек.

Смотреть в любое время.

Котята продаются бесплатно."

И был указан адрес.

Не знаю почему, но я пошёл по этому адресу, благо, это было по пути. Мне вовсе не нужны были "породистые котята от дикой домашней кошки". Даже "бесплатно". Но я пошёл.