Пластиглаз

Мобильник запищал в начале седьмого.

Продрав глаза, несколько секунд я тупо смотрел в угол комнаты. Оттуда, с письменного стола, и заливался трелями «Турецкого марша» мой верный Siemens.

Похмелье полоскало меня, словно тряпку в ведре.

Наконец, со скрипом и щелчком, мыслительный орган заработал.

Юлька! Это же она звонит!! Из роддома, бля!!!

Утро - перескакивая через ворох сваленной на пол одежды - я успел заметить - было ясное, солнечное, тревожно-радостное...

Другие книги автора Вадим Владимирович Чекунов

В поезде пили всю ночь.

Десять человек москвичей — два плацкартных купе.

На боковых местах с нами ехали две бабки. Морщинистые и улыбчивые. Возвращались домой из Сергиева Посада. Угощали нас яблоками и вареными яйцами. Беспрестанно блюющего Серегу Цаплина называли «касатиком». В Нижнем Волочке они вышли, подарив нам три рубля и бумажную иконку. Мы добавили еще, и Вова Чурюкин отправился к проводнику.

Толстомордый гад заломил за бутылку четвертной.

Середина 19 века. Раздираемой войнами и восстаниями Поднебесной правит император, дни которого сочтены, но наследника у него все еще нет.

Девушка из обедневшей маньчжурской семьи по имени Орхидея, попадает во дворец во время очередного набора наложниц. Ее цель — не затеряться среди десятков других претенденток на благосклонность Сына Неба. Чтобы выжить в Запретном городе, где среди роскошных павильонов и благоуханных садов плетутся интриги и царят жестокие нравы, ей необходимо преступить черту — отринуть любые чувства и эмоции. Только холодный расчет способен привести ее на вершину власти. Любые средства хороши, когда в помощниках загадочный талисман — серебристая фигурка Крокодила…

Описывая эпоху Ивана Грозного, вникая во все ужасы того времени, нельзя отделаться от негодования не столько от мысли что мог существовать Иван IV, сколько от того, что могло существовать такое общество, которое смотрело на него без негодования.

Именно поэтому одни из самых ужасных злодеяний опричнины, изображены в книге с максимальной исторической достоверностью, ведь стоит вспомнить слова одного из бунинских персонажей, как нельзя лучше подходящих к событиям в книге: «В старину… все жутко было».

Суровая зима 1570 года. Опричное войско, во главе которого сам царь Иван Васильевич, выступает в поход на новгородскую землю. Царь, которого больше боятся и чтут, чем любят, уверен в готовящейся измене и полон решимости ее пресечь. Методы его яростны и жестоки. Пощады нет никому — ни случайным встречным, ни монастырям, ни деревням, ни крупным городам. Повсюду за войском в черных одеяниях лишь кровь на снегу да следы пожарищ.

Главный герой романа Вадима Чекунова «Шанхай» преподает русский язык в одном из шанхайских университетов. В российском прошлом остались: взрыв на Каширке, после которого герой принял окончательное решение уехать из России, любимо-постылая бывшая жена и вся русская культура в целом, обращениями к которой наполнен роман.

Он – русский «angry writer» начала нового столетия, – «рассерженный». Его не устраивает новый мир российской действительности, потому что здесь нет ничего стоящего и искреннего, все в разной степени гадко и фальшиво.

Герой необщителен, замкнут, мелочен, подозрителен, агрессивен при похмелье и патологически лжив с раннего детства; наряду с этим бывает развязен, инфантилен, сентиментален и склонен к душевному эксгибиционизму. Эдакий романтичный подонок. И вдруг, нечаянным даром небес, в жизнь подонка приходит любовь к юной китайской девушке, в платье из красных шелков, где золотом вышиты осы, цветы и драконы. Любовь, которая прекрасна, как жизнь, и неотвратима, как смерть… Тема смерти – будущей, неизбежной – постоянно присутствует в тексте, начиная от взрыва на Каширском шоссе и заканчивая страшным землетрясением в Сычуани.

Роман написан в стилистике «оборванных строк»: обрывки воспоминаний, вырванные из записной книжки странички с описанием жизни «на китайщине», рваные куски настоящего, клочки предчувствий, невесомые фантики судьбы…

Спонтанность, разорванность, фрагментарность – вот отличительные черты романа.

Из путевых шанхайских заметок автор создал исповедальный роман о жизни и любви маленького русского человека за границей.

Главный герой романа Вадима Чекунова «Шанхай» преподает русский язык в одном из шанхайских университетов. В российском прошлом остались: взрыв на Каширке, после которого герой принял окончательное решение уехать из России, любимо-постылая бывшая жена и вся русская культура в целом, обращениями к которой наполнен роман.

Он — русский «angry writer» начала нового столетия, — «рассерженный». Его не устраивает новый мир российской действительности, потому что здесь нет ничего стоящего и искреннего, все в разной степени гадко и фальшиво.

Герой необщителен, замкнут, мелочен, подозрителен, агрессивен при похмелье и патологически лжив с раннего детства; наряду с этим бывает развязен, инфантилен, сентиментален и склонен к душевному эксгибиционизму. Эдакий романтичный подонок. И вдруг, нечаянным даром небес, в жизнь подонка приходит любовь к юной китайской девушке, в платье из красных шелков, где золотом вышиты осы, цветы и драконы. Любовь, которая прекрасна, как жизнь, и неотвратима, как смерть… Тема смерти — будущей, неизбежной — постоянно присутствует в тексте, начиная от взрыва на Каширском шоссе и заканчивая страшным землетрясением в Сычуани.

Из путевых шанхайских заметок автор создал исповедальный роман о жизни и любви маленького русского человека за границей.

Популярные книги в жанре Современная проза

Роман-миф об Избавителе, человеке, отмеченном пятном на лбу. Моисей и его приемная дочь Жанна приезжают в Город и становятся невольными участниками событий, которые там происходят по вине Избавителя или сами собой. В результате Город меняет свой внешний вид, Жанна находит любовь, а Моисей обретает друга Серафима, которого потерял много лет назад.

Признаюсь тебе, начиная писать первую часть этой Большой книги, я надеюсь не кончить её никогда.

Со временем эти строчки предстанут перед твоими глазами, ибо тебе они предназначены прежде всего, и ты спросишь: «Почему ты надеешься никогда не кончить?» Даже если ещё буду рядом, не отвечу.

Читай внимательно. Не спеши.

Ты – смешливый, веселый человек, но иногда тебе присуща пристальная серьезность. Да, кажется, я и сам такой.

К счастью, нескоро ещё задашь ты этот вопрос, нескоро начнешь читать эти строки.

На обложке рисунок Елены Ждановой.

Только в 80-х годах XX века американцы, помешанные на здоровье, обнаружили «французский парадокс» и начали изучать полезные свойства вина. Но самое парадоксальное в том, что полезные свойства вина были изучены и протестированы научно русскими учеными-виноделами еще в 60-е годы прошлого века.

Что и говорить, но то, что господин Целлер в действительности перестал существовать для своей жены, — неестественно. Конечно, он перестал существовать для нее не полностью и не навсегда, ведь после тридцати двух лет супружеской жизни такое трудно и представить. Но временно это может случиться. И когда это стало очевидным, она не призналась мужу в случившемся. Она не сказала ему напрямик: «Знаешь, а ты перестал для меня существовать».

Он бы этого не понял. Он бы этому просто не поверил. Она и сама находила все это странным, ведь до этого момента он ни разу не казался ей чужим. Но в наше время ей многое стало казаться странным, и поэтому она восприняла свою отчужденность спокойно. Она даже наслаждалась ею. «Вернемся домой, все уладится, и он снова приобретет видимые формы», — успокаивала она себя.

В новую книгу прогрессивного швейцарского писателя Отто Штайгера вошел роман «Портрет уважаемого человека», повесть «Держите вора» и рассказы; в этих произведениях поставлены актуальные нравственные и социальные проблемы, волнующие современного швейцарского читателя.

Они похоронили Йозефа Штайнеггера. Выстояли под дождем у открытой могилы, пока священник не добрался до своего «аминь». Радовались вину и холодной закуске, которые были приготовлены в заднем зале «Вола» для узкого круга друзей и родственников. И теперь шли по усыпанной гравием дорожке к выходу с кладбища, госпожа Ленер на шаг впереди своего мужа. Она слышала, как тяжело он дышит и как с упреком и мольбой в голосе говорит: да погоди же!

Она остановилась. Муж тотчас взял ее под руку, и ей показалось, что левую ногу он приволакивает с большим трудом, чем обычно, и рука, лежащая на ее черном рукаве, дрожит сильнее. И все же ей было тоскливо и горько. Эмма и она втайне соревновались друг с другом, никогда отчетливо не проговаривая это: кто скорее лишится своего мужа, Эмма Штайнеггера — с высоким давлением и перебоями в сердце, или она своего — с инсультом, случившимся вот уже скоро шесть лет назад. Врач тогда сказал, что подобные вещи, к сожалению, повторяются и она должна приготовиться к худшему.

Вечером 16 июня 1939 года Антон Берман, промышлявший железным ломом, тащил по Житному мосту свою тележку. День оказался удачным, в нагруженной тележке громоздились сковородки, коньки, велосипедные ободья, кухонная плита, корпус швейной машинки и поверх всего — главная сегодняшняя находка: вполне еще годная пишущая машинка. Тележка была тяжелая, и радостный Берман осторожно катил ее по тряскому булыжнику. О чем он давно мечтал, так это о пишущей машинке, чтобы сочинять ради приработка заметки в газеты для «Читательской почты».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Ты слышал о трагедии Дарта Плэгаса Мудрого? Это легенда ситов. Дарт Плэгас был темным владыкой ситов, столь могущественным и мудрым, что с помощью Силы мог воздействовать на мидихлорианы и создавать жизнь. Он обрел такие знания о темной стороне, что даже умел спасать от смерти тех, кто был ему дорог».

- верховный канцлер Палпатин, «Звездные войны: Эпизод III – Месть ситов»

Дарт Плэгас: один из величайших владык ситов всех времен. Он жаждет обладать безграничной властью и близок к ней, как никто другой. Дарт Сидиус: ученик, которого выбрал Плэгас. Под руководством учителя он тайно изучает искусства ситов, одновременно поднимаясь по карьерной лестнице в Сенате. Учитель и ученик намерены захватить Галактику и уничтожить Орден джедаев. Но смогут ли они нарушить безжалостную традицию ситов? Или желание одного быть абсолютным правителем, а другого – жить вечно, посеет семена их гибели?

• Каким был Палпатин в молодости и как встал на путь темной стороны?

• Чем так важна планета Набу и откуда пошла ее вражда с Торговой Федерацией?

• Кто такой Сайфо-Диас и как была заказана армия клонов?

• С чего начались гонки на Татуине и откуда взялся Дарт Мол?

• Что подвигло мастера Дуку уйти из Ордена джедаев и как Палпатина избирали на пост канцлера?

• Как Дарт Плэгас научился управлять мидихлорианами и в чем разгадка тайны рождения Энакина Скайуокера?

Вас ждут не просто ответы на эти вопросы. Вас ждет мрачное и трогательное повествование о двух величайших личностях в истории Галактики и их поиске секрета абсолютной власти над жизнью и смертью – в одном из самых ожидаемых романов по «Звездным войнам» современной эпохи: «Дарт Плэгас»!

Также в этом издании:

Интервью Джеймса Лусено, посвященное выходу книги «Дарт Плэгас»

Рассказ Мэтью Стовера «Тенебрус: Путь тьмы»

Рассказ Джеймса Лусено «Дарт Мол: Конец игры»

Роман легендарного Патрика Бессонна — не просто очередная книга о гибели «Титаника» в ночь с 14 на 15 апреля 1912 года. В первую очередь это — история любви, развивающаяся на фоне заговоров, организованных против компании «Whitestarline» и против… Книга, которую не успел прочитать Джеймс Кэмерон.

На борту «Титаники» было более двух тысяч человек, поэтому я мог бы написать более двух тысяч романов о трагических судьбах пассажиров компании «Whitestarline». Книга, которую Вы держите в руках была признана Ассоциацией Друзей «Титаники» наиболее реалистичной из всех историй, написанных на эту тему. Что очень странно, ведь я хотел написать забавную книгу!

Ваш Патрик Бессон

КИНОПОВЕСТЬ — ДЕТЕКТИВ

По мотивам одноименного кинофильма

Киноповесть «Двойной удар» — остросюжетный детектив. Она написана по мотивам одноименного кинофильма, в котором звезда американского кино Ж.-К. Ван Дамм исполняет главную роль. Действие разворачивается на протяжении двадцати пяти лет. Мафия убивает инженера Пола Вагнера и его жену Кэтрин, чтобы полностью завладеть построенным Вагнером туннелем. Через четверть века сыновья Пола, близнецы Алекс и Чет, руководимые близким другом отца Фрэнком, вступают в жестокую схватку с гонконгской мафией и, рискуя жизнью, мстят за смерть родителей, возвращают себе богатство и честное имя.

Двое детей находят на пляже в Шотландии загадочное яйцо, из которого вылупляется герой древнейших легенд. «Мой Домашний Динозавр» — история с мифологическим размахом, вращающаяся вокруг древнего, почти доисторического предания, поражающего воображение человечества уже миллионы лет. Предание об озере Лох-Несс и живущем в нём легендарном морском чудовище завораживает уже не одно поколение людей, порождая культы как скептиков, так и тех, кто в него верит.