Плащаница Господа нашего Иисуса Христа

Профессор, протоиерей ГЛЕБ КАЛЕДА

ПЛАЩАНИЦА Господа нашего ИИСУСА ХРИСТА

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ II

В течение нескольких веков в соборе итальянского города Турина хранится большое полотно длиною 4,3 м, шириною 1,1 м. На его желтовато-белом фоне выступают расплывчатые пятна коричневых тонов издали в расположении этих пятен вырисовываются неясные очертания человеческой фигуры и мужского лица с бородой и с длинными волосами. Предание гласит, что это Плащаница Самого Иисуса Христа.

Другие книги автора Глеб Александрович Каледа

Очерки духовно–нравственных основ созидания и построения семьи в современных условиях. Автор этой книги, протоиерей Глеб Каледа, профессор и доктор геолого–минералогических наук, прожил долгую и счастливую жизнь, исполненную трудов, опасностей и лишений.

«Мой опыт несравним с опытом отцов, давно подвизающихся в тюрьмах и в лагерях, он отражает лишь опыт работы в одной из тюрем одного города огромной страны. Но кому-то надо начинать. Поэтому я по благословению своего священноначалия взялся за перо...»

Популярные книги в жанре Научная литература: прочее

Земная цивилизация достигла критического порога, и потеря людьми интереса к космосу лишь вершина айсберга. Первые космические программы имели ясную цель, объявленную Циолковским: расселение человечества по Солнечной системе. Сейчас цель потеряна как для развития космонавтики, так и для человечества в целом. Оно должно сдать экзамен на разумность и обеспечить себе переход на новую ступень развития.

(«Техника-молодежи», № 8/2004)

Монография, подготовленная в первой половине 1940-х годов известным советским историком Н. А. Воскресенским (1889–1948), публикуется впервые. В ней описаны все стадии законотворческого процесса в России первой четверти XVIII века. Подробно рассмотрены вопросы о субъекте законодательной инициативы, о круге должностных лиц и органов власти, привлекавшихся к выработке законопроектов, о масштабе и характере использования в законотворческой деятельности актов иностранного законодательства, о законосовещательной деятельности Правительствующего Сената. Особое внимание уделяется участию в законотворческом процессе Петра I.

Гениальный русский ученый Михаил Васильевич Ломоносов умер, когда ему было всего 54 года. Перед смертью он говорил академику Штелину: "Друг, я вижу, что я должен умереть, и спокойно и равнодушно смотрю на смерть; жалею только о том, что не мог совершить всего того, что предпринял для пользы отечества, для приращения наук и для славы академии и теперь при конце жизни моей должен видеть, что все мои полезные намерения исчезнут вместе со мной".

Такой же грустью проникнуты слова замечательного ученого Ильи Ильича Мечникова: "Я знаю, что вряд ли смогу больше работать самостоятельно. Но, быть может, я еще могу служить ферментом для моих учеников, быть им полезным советами. Я оставил столько работ незаконченными… Я мог бы еще поддерживать и ободрять своих учеников, если бы мне стало немного лучше. Но не надо, делать иллюзий. Жить можно уже только изо дня в день".

Сборник включает в себя материалы III Приговских чтений, состоявшихся в 2012 году в Венеции и Москве по инициативе Фонда Д. А. Пригова и Лаборатории Д. А. Пригова РГГУ В этом смысле сборник логично продолжает издание «Неканонический классик», вышедшее в «Новом литературном обозрении» в 2010 году. В центре внимания авторов находится творчество Дмитрия Александровича Пригова как масштабный антропологический проект, рассматриваемый на пересечении разных культурных контекстов — философских исканий XX века, мирового концептуализма, феноменологии визуальности и телесности.

Монография посвящена становлению дипломатических и торговых отношений США с государствами Латинской Америки: от первых официальных контактов до дипломатического признания и подписания межгосударственных договоров. Дается оценка деятельности различных участников этих событий: политиков, военных, купцов и просто – авантюристов. Работа имеет серьезное значение для понимания развития внешнеполитических принципов США, в том числе известной доктрины Монро. Автор выявляет социально-культурные предпосылки будущих конфликтов между двумя Америками. Книга написана с опорой на широкий круг опубликованных источников и материалов из архивов США.

Человек и космос — «каменный диалог»? Благодарные современники воздвигли памятник Голиафу? «Темная» энергия «темного» вещества? Александр Македонский сражался с эвенками? Летаем на магнитной подушке? Об этом и многом другом вы узнаете из № 4 журнала. Для массового читателя.

* * * Подписная серия «Знак вопроса» издательства «Знание» выпускалась ежемесячно, начиная с 1989 года. Основная тематика серии — аномальные явления, необъяснимые феномены, загадки истории, оригинальные гипотезы. Появившись в последние годы существования СССР, серия предвосхитила перестроечный вал подобных публикаций, однако выгодно отличалась от них советским научно-популярным стилем изложения, критическим отношением к рассматриваемым явлениям, комментариями специалистов и научных работников (по крайней мере, поначалу).© znak.traumlibrary.net

Коллективная монография является результатом исследований авторского коллектива кафедры прикладной культурологии и социокультурного менеджмента факультета «Предпринимательство в культуре» Международного университета в Москве.

Название монографии не случайно. В ней два ключевых акцента. Первый концентрирует внимание на прикладной сфере культурологических исследований, связанных с теорией и практикой управления культурой и современными коммуникациями. Второй фокусирует внимание на осмыслении влияний рынка на сферу культуры и искусства в условиях перманентных социально-экономических детерминант.

Научные интересы авторов монографии разнообразны: новые культурные парадигмы; предпринимательство в культуре; имидж, репутация, бренд региона: социокультурный контекст; художественные коммуникации: от институционального курирования буржуазного типа к поиску новых форм; и др.

Монография может быть интересна и полезна как исследователям, так и специалистам коммуникационной сферы, галерейного, музейного и кинобизнеса, а также преподавателям высших учебных заведений и студентам, обучающимся по направлению «коммуникатология», «продюсерство» и «социокультурный менеджмент».

Если, читатель, Вы не знакомы с предыдущей работой автора «Мишель Нострадамус и его железные солдаты» (в дальнейшем ЖС), то здесь ничего не поймёте.

Тем кто читал «Солдат» должен сказать, что новая работа это не «работа над ошибками», которых, конечно, не удалось избежать.

Это исследование вначале затевалось, как попытка опровергнуть версию о том, что Александр Пушкин не умер от ранения, полученного на дуэли, а перебрался во Францию и стал творить, как Александр Дюма.

Однако, эта попытка «сумасшедшую» версию» не только не опровергла, но лишь подтвердила.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Каленикин С.

КТО И ЧТО ВЗРЫВАЕТ НА МАРСЕ?

Одно из самых загадочных явлений на Марсе - очень яркие световые вспышки. Иногда они продолжаются по пять минут, после чего образуется белое облако, что фиксировалось уже не раз на протяжении многих лет. Кстати, яркость вспышки почти эквивалентна яркости взрыва водородной бомбы! Что думают на сей счет ученые? Считается, что такой яркий, голубовато-белый свет едва ли может быть вулканическим, а взрыв упавшего метеорита не мог бы продолжаться так долго, а с другой стороны - невозможно представить себе, чтобы это явление было и термоядерным взрывом. Вот хронология некоторых наиболее известных и зарегистрированных вспышек и ярких полос на поверхности Марса.

Александр Каленюк

Hесерьезное (совсем)

Маленькое вступление: на самом деле, это литературный опыт. В нем я попробовал спародировать такой модный нынче стиль как сатирическое фэнтези. Кажется, не вышло :-(

Так кто убил на охоте отравленную лису?

Давным давно, далеко-далеко отсюда, в 80-ти днях пути от тридевятого царства стоит посреди плодородного болота великая гора. Гору звали Великая Гора, а болото, соответственно, Великое Болото. Да, еще это было в пору Великих Дней и таких же Hочей, когда Герои рыскали туда-сюда по Дорогам, отыскивая Злодеев и набивая им Морды. Hу так вот, на горе стоял прекрасный замок Сипед, состоящий из трех почти достроенных стен и одного Великого забора. Великий забор, был известен тем, что содержал все буквы местного Таинственного Алфавита. По особому указу короля только Великие друиды, или сантехники могли читать вслух то, что было на нем написано. (Если вы думаете, что друиды важнее сантехников, то попробуйте открутить у себя унитаз и определить будущее по образовавшейся луже.) И все таки, в замке жил Старый король и Молодой принц. Короля звали Царр, а принца звали обедать. Все царственные особы уже третье с половиной поколение носили титул Великого Владыки Сипеда и Окружающего Болота, или коротко Велосипеда.

Александр Каленюк

Последняя мрачная вещь

Помнится, я как-то обещал закинуть сюда свою последнюю мрачную вещь, как только найду подходящую фразу для завершения. Hашел. Закинул.

Внимание, рассказ совсем не веселый. Если вам не хочется играться собственным настроением - читать его даже не стоит. Если уж решились прочиать, напишите, пожалуйста, отзыв. Раскритикуйте эту вещь так, чтобы она действительно оказалось моей последней мрачной. Hадоело уже.

Евгений Каленюк

КРУГ ЗАМЫКАЕТСЯ

Сухой кашель выстрела всколыхнул тишину над озером, которая тотчас же сомкнулась вновь. Пуля раздробила острый каменный зуб, торчавший из воды невдалеке от берега, брызнули осколки, верхуш ка зуба осела и, покачнувшись, рухнула в воду с утробным всплеском. Эха над этим озером не было.

Я сел на большой замшелый валун и, привалившись спиной к ска ле, взглянул на восток. Зарева вечернего города отсюда уже не было видно. Правильно. Хоть сейчас город не помешает мне ничем. Медленно, проверяя свою руку, я поднял пистолет. Еще один зуб, выточенный прихотливыми прибрежными волнами, рассыпался камен ным крошевом.