Планета призраков

Царев Игорь

Планета призраков

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Великий процесс крушения старого и созидадания новых пониманий окружающего идет кругом нас, хотим и сознаем мы это или нет.

В. Я, Вернадский. "Философские мысли натуралиста"

Миром правит Парадигма. Она предопределяет наши поступки, она же и оценивает их. Она как регулировщик на перекрестке указывает своим жезлом, куда можно ехать, а куда нельзя. И если какой-то отчаянный "водитель" рискнет вдруг нарушить "правила движения", его ожидают крупные неприятности. И неудивительно. Ведь слово "парадигма" означает сумму знаний, формирующих наше мировоззрение.

Другие книги автора Игорь Царев
ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ И ФУТУРОЛОГИИСодержание:

Ричард Маккенна. СТРАНА МЕЧТЫ. Повесть.

Борис Стругацкий. ТЕОРЕМА СОТВОРЕНИЯ.

Гарри Гаррисон. КАПИТАН БОРК.

Игорь Царев. ЗА ГРАНЬЮ ВОЗМОЖНОГО.

Клиффорд Саймак. ЗЛОВЕЩИЙ КРАТЕР ТИХО.

Норман Спинрад. СХВАТКА.

Игорь Кветной. ДИСПЕТЧЕР ЖИЗНИ.

Ким Стэнли Робинсон. СЛЕПОЙ ГЕОМЕТР, повесть.

Владимир Рогачев. АРСЕНАЛЫ XXI ВЕКА.

Питер Филлипс. СОН — ДЕЛО СВЯТОЕ.

Наталия Сафронова. ИГРАЕМ СТРИНДБЕРГА?

Кингсли Эмис. НОВЫЕ КАРТЫ АДА.

Что стоит за случаями невероятной удачи или фатального невезения? Случайность? Или существуют правила, которым подчиняется капризная богиня Фортуна? Пытаясь ответить на этот вопрос, авторы провели уникальную исследовательскую работу. Проанализировав существующие с древних времен методы привлечения удачи, которыми пользуется человечество, изучив поступавшие в огромном объеме со всех концов света сведения, связанные с этой темой, проведя серию экспериментов, авторы пришли к выводу, что в каждом человеке существует `механизм Фортуны`, отвечающий за наше благополучие в кризисных ситуациях.

В рамках исследовательского проекта были определены факторы, влияющие на процессы везения, выведена `формула Удачи`, сформулированы законы, определяющие действие `механизма Фортуны`. На основании этих материалов и написана книга `Формула Удачи`.

В 1995 году Рэй Сантилли, лондонский музыкальный киножурналист, выпустил в свет фильм, названный им «Alien Autopsy: fact or fiction». Фильм этот произвел большое впечатление, и до сих пор не утихают споры о том, можно ли верить этому фильму и что именно он изображает… Впрочем, начнем с начала.

Фильм состоит из двух частей; в первой содержится история самого фильма а также кратко описан Розуэльский инцидент, вторая же представляет собой те самые сенсационные кадры, которые Рэю Сантилли удалось разыскать. Речь идет о вскрытии группой хирургов или патологоанатомов странного человекообразного существа.

Авторы этой книги, создавшие в 1989 году при газете "Труд" Комиссию "Феномен", собрали в своем уникальном архиве тысячи писем, пришедших в редакцию от очевидцев так называемых аномальных явлений. Невероятные истории о "летающих тарелках", домовых и русалках, аномальных зонах, призраках, полтергейсте, снежном человеке были проанализированы и систематизированы, а самые интересные факты тщательно проверены экспертами "Феномена". Разнообразные загадки мира и их осмысление с позиции этой авторской гипотезы и составили настоящую книгу, что, безусловно, сделает ее интересной как для широкого круга читателей, так и для специалистов, занимающихся исследованием аномальных явлений.

ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ И ФУТУРОЛОГИИТЕМАТИЧЕСКИЙ НОМЕР: FANTASYСодержание:

Хорхе Луис Борхес. ДВАДЦАТЬ ПЯТОЕ АВГУСТА 1983 ГОДА.

Григорий Померанц. ТОСКА БЕСКОНЕЧНОСТИ.

Марион Брэдли. МЕЧ АЛДОНЕСА. Роман.

Игорь Царев. «НЕМЕДЛЕННО ПОКИНЬТЕ МОЮ ГОЛОВУ!»

Мервин Пик. ТАНЕЦ В ПОЛНОЛУНИЕ.

Владимир Рожнов. СТРЕСС? ЭТО КАК РАЗ ТО, ЧТО ВАМ НУЖНО!

Абрахам Меррит. ОБИТАТЕЛИ БЕЗДНЫ.

Майкл Муркок. ГЛАЗА ЯШМОВОГО ГИГАНТА.

Вадим Розин. ПОЛЕТЫ ВО СНЕ И НАЯВУ.

Игорь Царев

СИНДРОМ "ЗОМБИ"

ОТ АВТОРА

Невидимый луч легко проникает даже сквозь стены, и тогда с человеком происходит нечто страшное... Хорошо, если вам не довелось испытать это на себе. В России тысячи людей считают, что спецслужбы облучают их с помощью психотропных генераторов.

- Существует ли тайное оружие КГБ?

- Кто ведет психотеррор: спецслужбы, мафия, ученые-маньяки, пришельцы-завоеватели?

- Были ли попытки зомбировать представителей высшего эшелона власти?

Игорь Царев

Сникерс и памперс в одном флаконе

Громкий телевизионный скандал, потрясший Японию в конце прошлого года, для россиян прошел практически незамеченным. Специалисты объединения "Феномен" провели опрос, но никто из его нескольких десятков участников не мог даже вспомнить суть происшедшего. Поэтому вернемся ненадолго в Страну Восходящего Солнца. ...12-й канал "ТВ-Токио" показывал очередную серию популярного среди японских малышей мультфильма "Покэмон" ("Карманные монстры"). Эпизод назывался "Полигон компьютерного воителя". Плохо прорисованные герои сериала (копии монстров из видеоигры "Нинтэндо") вяло сражались между собой, пытаясь забраться в компьютер. Экран озаряли красные вспышки взрывы какой-то "вакциновой бомбы", якобы убивающей компьютерные вирусы... Крыса Пикачу, больше похожая на поросенка, засверкала глазами, и... произошло страшное. В тот же миг сотни ребятишек, сидевших перед экранами телевизоров, упали в обморок. У многих наблюдались тошнота, конвульсии, временный паралич дыхания. Всех увезли в больницу. Среди телезрителей началась паника. Страх усугубляло странное совпадение - дети потеряли сознание сразу после взрыва мультипликационной "вакциновой бомбы". Симптомы действительно были похожи на воздействие какого-то оружия - эффективного и безжалостного. Скандал, поднятый родителями пострадавших детей, заставил врачей признать, что они давно уже знают о существовании эффекта фотоэпилепсии, когда сочетание определенной частоты мелькания кадров, яркости изображения и цветовой гаммы может вызвать искусственный припадок. К сожалению, именно это сочетание (интуитивно, а иногда и сознательно) применяют создатели некоторых телевизионных роликов, так как воздействие на мозг зрителя при этом усиливается многократно. Телевизионные каналы вынуждены вести интенсивную конкурентную борьбу "за своего зрителя". При этом используются самые изощренные уловки и "психологические бомбы", призванные удержать наше внимание. Японцы временно отменили показ очередной серии опасного мультика. Но где гарантия, что подобная "вакциновая бомба" не заложена в любой другой телепередаче? Ведь отрицательное воздействие телевидения не всегда проявляется так наглядно, как в этой истории. Чаще всего насилие над нашим разумом происходит скрытно. Особенно опасна в этом отношении телевизионная реклама. Вот она - самая коварная "крыса Пикачу", ежедневно выгрызающая наш мозг! К такому выводу пришла группа независимых исследователей из объединения "Феномен", проверявших воздействие телевизионных передач на общественное сознание. - Первоначально перед нами стояла совершенно другая задача,- говорит руководитель лаборатории РИКАНН (Российский интеллектуальный корпус) Ирина Потоцкая - Мы проверяли утверждение западных специалистов, что политическая и экономическая телеинформация определяет сегодня стиль жизни и поведения почти у 25 процентов населения. Влияние рекламы заинтересовало нас уже по ходу исследования. Но последующие результаты тестов и опросов привели нас в шок. Оказывается, три часа, проведенные у телевизора, значительно снижают объем оперативной памяти у человека, замедляют скорость мышления. И особенно ярко это проявляется во время передач, перенасыщенных рекламными заставками.

Дорогой друг!

Если вы держите в руках этот номер, значит, зима кончилась, пришла весна и не за горами лето. Жизнь не стоит на месте. Теперь вы можете еще щедрее споспешествовать нам и подписаться на наш журнал в досрочном каталоге Агентства «Роспечать» на 1-е полугодие 2014 г.

Досрочный не заменяет основной каталог, но дает возможность уже в июле — августе 2013 года на всей территории России, во всех ее столицах и на окраинах, оформить подписку на 1-е полугодие 2014 г. по льготной цене. Индекс по каталогу Агентства «Роспечать» прежний — 84959.

Популярные книги в жанре Научная литература: прочее

Сколько лет существует литература о путешествии Колумба, столько же живут, затихают и снова возникают версии о том, что он не был первооткрывателем Америки, заранее знал, куда и как плыть.

Но если первооткрывателем Нового Света был не Колумб, то кто? 12 октября 1492 года матрос с «Санта-Марии» крикнул свое историческое: «Земля!» Кто, когда и сколько раз восклицал «Земля!» при виде неизведанных берегов после долгих, изнурительных плавании по Атлантике? Давайте шаг за шагом вслед за историками и археологами спустимся в глубь времен.

Авторский коллектив:

В.Н. Басков, Г.Н. Бачурин, А.С. Еремин, А.В. Камянчук

Рецензент:

Главный специалист Министерства экономики и труда Свердловской области Н.П. Береснев

Устойчивое развитие Ирбитского муниципального образования. В 2-х ч. Часть 2. – Ирбит: ИД "Печатный вал", 2010. – 60 с.

ISBN 978-5-91342-010-7

Во второй части книги изложен стратегический план развития Ирбитского муниципального образования Свердловской области. Особое внимание уделено диверсификации сельской экономики, развитию несельскохозяйственных видов деятельности, сельскому туризму.

Для всех интересующихся проблемами устойчивого развития сельских территорий.

Однажды археологи нашли в Индии окаменевший скелет длиной двадцать метров. Это был ископаемый крокодил, появившийся на Земле два с половиной миллиона лет назад. В ту пору крокодилы расселились по всей Земле. Теперь они живут в тропических и субтропических странах — в реках, озерах, у морских побережий. Их особенно много в водах Инда, Амазонки, Ганга, Миссисипи, в реках Бирмы, у морского побережья Австралии.

Крокодил вылупляется из небольшого яйца и живет больше сотни лет. Крошечный детеныш вырастает в крупнейшее животное длиной от двух до десяти метров. Есть крокодилы и в Китае на Янцзы — Длинной реке, как называют ее сами китайцы. Мы садимся в джонку, широкую туфлеобразную лодку, и направляемся к островам Чан Иньша на Янцзы, где больше всего крокодилов. Палящее солнце стоит над головой, парус джонки чуть трепещет. Наш проводник — сорокалетний рыбак Муган; в переводе его имя означает «Мирная Сталь». Он уроженец Янцзы и знает родную реку, как хороший боцман свою гавань.

Научно-популярная книга о применении телевидения при освоении морских глубин.

В.ГЛысенко

РАННИИ БУДДИЗМ: РЕЛИГИЯ И ФИЛОСОФИЯ

1т?

Учебное пособие

В. Г. Лысенко

РАННИЙ БУДДИЗМ: РЕЛИГИЯ И ФИЛОСОФИЯ

Учебное пособие

Москва

2003

УДК 294,3 ББК 86.39 Л 88

В авторской редакции

Рецензенты

доктор филос. наук С.Д-Серебряный доктор филос. наук Р.Г.Апресян

Л 88 Лысенко В.Г. Ранний буддизм: религия и философия. Учебное пособие. — М., 2003. — 246 с.

Учебное пособие «Ранний буддизм: религия и философия» состоит из Предисловия, 13 глав, Словаря основных терминов, и посвя-' шено основным вопросам изучения раннего буддизма. Среди них: религиозно-философские представления в эпоху жизни Будды (5-4 вв.) до н.э.), понимание Буддой природы человека и его участи в мироздании, роли сознания вопределении индивидуальной судьбы и причин, вовлекающие людей в круговорот перерождений, а также возможности освобождения от него. Кратко рассматривается эволюция учения Будды в более поздних направлениях буддизма (хинаяне, махаяне и ваджраяне). В каждой главе подробно разбираются тексты из «Сутта питаки» («Корзины бесед») второй части «Типитаки» — буддийского палийского канона школы тхеравада (многие из них переведены на русский язык впервые). В конце каждой главы — список рекомендованной литеруры и вопросы для самопроверки.

Способна ли поездка на общественном транспорте доставить удовольствие? Вряд ли, скажут большинство из нас, исходя из собственного печального опыта. Причем Россия не является в этом отношении исключением. Вот и в Северной Америке, как свидетельствует автор книги Даррин Нордаль, население в массе своей воспринимает общественный транспорт как необходимое зло и считает его уделом неудачников. Однако сложившуюся ситуацию можно и нужно исправить. В частности, автор предлагает конкретный план действий С целью выманить убежденных автомобилистов из их личных машин. Для этого нужно сделать общественный транспорт настолько соблазнительным, чтобы поездка на нем доставляла удовольствие, — применять изобретательный маркетинг, изменять дизайн автобусов, превращая их в стильные и необычные, подстраивать под пассажиров всю инфраструктуру «от двери до двери» — от выхода из дома до точки назначения. Автор в деталях разъясняет, как уподобить передвижение велосипедистов по городским улицам прогулке по парку и защитить их от уличного потока, — вот тогда поездка на велосипеде будет в радость! И, наконец, надо создавать «рай для пешеходов» в виде так называемых полноценных улиц, на которых водители, пассажиры, велосипедисты и пешеходы будут равны между собой. Фантастика, скажете вы. Реальность, утверждает автор, приводя примеры того, как оригинальные решения притягивают людей к общественному транспорту.

Освещается творческий путь великого русского ученого, показывается вклад Ломоносова в развитие русской науки и культуры, в создание научных кадров, его действенный патриотизм.

Брошюра предназначена для лекторов и широкого круга читателей.

Издание рекомендовано секцией по пропаганде естественнонаучных знаний при Правлении Ленинградской организации общества «Знание» РСФСР.

Рассматриваются вопросы качества образования и пути его повышения, теория и практика педагогических измерений, формы и методы массового тестирования. Показаны возможности квалиметрического образовательного мониторинга качества обучения в масштабах страны, регионов, территорий или отдельных образовательных учреждений.

Предназначена студентам и аспирантам, а также преподавателям педагогических вузов.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Царевич

За Отчизну

Часть 2

Глава I

1. НЕОЖИДАННОЕ ПРЕПЯТСТВИЕ

Узел с мокрым бельем оказался слишком тяжелым. От Влтавы до дома Дубов было далеко. Божена попробовала поднять узел, но поняла, что она не рассчитала свои силы. - Удивительно, как ты донесла сюда такой узел! Божена вздрогнула от неожиданности и быстро вскинула голову. Перед ней со смущенной улыбкой стоял Ратибор. - Сюда мне помог принести Гавлик, а потом он пошел работать... - Дай-ка мне! - Ратибор без труда поднял узел и взвалил его себе на плечо. - Теперь идем домой Впрочем, ты не очень спешишь? - Н-нет... не очень тороплюсь, - прошептала Божена, опустив глаза. - Тогда сядем, немного посидим на берегу. Ладно? - Хорошо, только недолго. Надо еще успеть развесить. - И Божена присела. Ратибор поместился неподалеку от нее. Некоторое время оба никак не могли начать разговор V молча глядели перед собой на бегущие воды Влтавы. Ратибор поднял соломинку и начал внимательно ее рассматривать. - Божена, - начал Ратибор, яростно вертя в пальцах ни в чем не повинную соломинку, - я хочу кое-что сказать тебе... Божена рискнула искоса бросить взгляд на Ратибора - выражение лица у него было грустное и озабоченное. - Хотите сказать мне?.. Так говорите же! Ратибор малодушно молчал. - Ах, Ратибор, Ратибор! Вы очень хороший, прямодушный, что же вы боитесь говорить? Ратибор уперся обеими руками в колени, нахмурил брови и прокашлялся, но нужные слова все же никак не шли на ум. - Трудно мне сейчас говорить, Божена. Трудно потому, что я никогда никому в своей жизни не говорил таких слов. - Ратибор набрал побольше воздуха и с решимостью отчаяния стремительно продолжал:-Уж лет пять, как я сердцем понял, что жизнь без тебя мне не в жизнь. И с тех пор началась для меня такая мука, что все на свете мне опостылело. Как зазубренная стрела ты вошла ко мне в душу: войти вошла, а вырвать уже никак невозможно. Да, наверно, ты это и сама чувствовала, когда со мной встречалась... Божена напряженно слушала и при последних словах Ратибора едва заметно кивнула головой. - И стал я с той поры ревновать тебя к каждому, кто бы с тобой ни заговорил: и к Штепану, и к Шимону, и к Гавлику, и даже к Якубку. Потом я как поглядел на тебя и на себя, так сказал сам себе: "Кто я и кто Божена? Я - простой парень, оружейник да вояка: могу лишь добрый меч выковать да этим мечом любого немца до пояса располовинить. А в остальном - темный я, неученый..." Куда мне до тебя! Такую, как ты, по всей Праге надо поискать - и не найдешь. Такую красивую и такую ученую... разве сравнишь с другими нашими девушками! Вот с тех пор затаил я в себе эту муку и не знал, что мне делать. Ратибор опустил голову на руки. В этот момент огромный, мощный Ратибор показался Божене таким беспомощным, словно брошенный ребенок, и она едва удержалась, чтобы не погладить его низко опущенную взлохмаченную голову. Помолчав некоторое время, Ратибор мрачно продолжал: - Убедил я себя, что мне не на что надеяться, и махнул на все рукой. Как раз в это время мне пришлось ехать с паном Яном Жижкой воевать в Польшу. Я даже обрадовался: уж больно жизнь опротивела. Могу сказать, отчаянно я бился тогда с немцами! Ян Жижка, видно, что-то понял, хоть виду не подал и ни о чем меня не спрашивал. Перед отъездом я поделился своими горестями со Штепаном. Вот Штепан и обещал попросить совета у нашего мистра... Ратибор снова замолчал. Божена опустила глаза, щеки ее залила краска волнения. - Кто же дал бы мне лучший совет, чем наш покойный мистр! И вот, когда Штепан вернулся из Констанца, а я из Польши, он мне передал от нашего мистра благословение и вот эту записку. Писана она была в тюрьме.-Ратибор порылся в замшевой сумочке, висевшей у пояса, и передал Божене маленький клочок бумаги.- Я все время носил ее с собой и никак не решался показать тебе. Божена, не поднимая глаз, взяла из рук Ратибора записку и молча прочла ее. Когда она кончила, лицо ее стало совсем пунцовым. - Вы знаете, что здесь написано? - очень тихо спросила Божена. Ратибор покачал головой: - Откуда мне знать! Я ведь читать не умею. - И вы ее никому до сих пор не показывали? - Нет, никому. Ходил и мучился. - Здесь покойный мистр передает вам то, что я ему сказала на исповеди, и добавляет, что так как он, видно, уйдет из этого мира" то раскрывает перед вами тайну исповеди. Ратибор порывисто поднял голову и выпрямился: - Но что же ты сказала мистру на исповеди? - Я сказала... ну, я сказала... Ох, боже мой! Да вы сами знаете, что я могла сказать о вас! - И Божена закрыла лицо руками и отвернулась. Ратибор вскочил с места и ласково дотронулся до локтя Божены: - Ты знаешь, кто я? - Вы - честный и добрый... - не отнимая от лица ладоней и не поворачивая головы, начала дрогнувшим голосом Божена. - Я-дурак!-сказал Ратибор. - Нет, не совсем, но вы очень недогадливы. - Божена, но ведь у меня и в мыслях никогда не было, что ты когда-нибудь обо мне думала! При жизни мистр никогда бы не открыл тайну исповеди. Поэтому он и приказал отдать мне это письмо лишь в случае его кончины. - Видно, наш мистр знал, что он больше нас не увидит, - тихо проговорила Божена. Ратибор отбросил в сторону соломинку: - Не только знал, но и добровольно пошел навстречу мученической смерти. Божена вдруг положила руку на плечо Ратибору и начала быстро говорить: - Я хорошо помню, когда казнили отца, с какой яростью я подавала Карлу лук и стрелы и как я тогда хотела перестрелять из лука всех этих собак барона, аббата и других, что были с ними... Я ревела от злости, что я такая маленькая и не могу стрелять из лука... И вот, четыре года назад, когда пришло известие о страшной смерти нашего мистра, я почувствовала, что могла бы бросить в костер и Сигизмунда и весь ихний собор... Выражение лица Божены было напряженным, рот плотно сжат, глаза глядели сурово и твердо. Такой Божену Ратибор еще никогда не видел. Он тихо взял руку девушки в свою, крепко ее пожал. и сказал: - Можешь мне поверить, Божена, не сегодня-завтра начнется возмездие. - А мы тоже будем воевать? - В тоне Божены было что-то детское. - Ты-то будешь ли - не знаю, но мы все возьмем в руки оружие. - Ратибор, скажите, а правда, что у королевы Либуши было девичье войско и воеводой у них была тоже девушка - Власта? Ее звали так же, как и мою бедную матичку. - Люди рассказывают, что так было, но правда ли - не знаю. А тебе кто об этом рассказывал? - Ваша мать. Зимними вечерами, когда мы с ней сидим около печки с вязаньем, она рассказывает мне много старинных сказаний, сказок, былей. И мне всегда нравится их слушать! - А зачем тебе слушать сказки, когда ты можешь читать по-чешски, по-немецки да по-латыни! Недаром с тобой вот уже семь лет Штепан занимается. - Да, спасибо Штепану, он много положил труда, чтобы обучить меня. Но только я, верно, тупая и ленивая ученица-Штепан часто на меня сердится, особенно за латынь. Ратибор огляделся по сторонам: - Надо домой возвращаться, скоро уж сумерки. А я еще тебе почти ничего не сказал. - Так говорите сейчас, а то мы, верно, заболтались тут. - Я, Божена, если ты не будешь против, хочу потолковать сегодня же с отцом. - С отцом? О чем же? - Чтобы он дал согласие нам повенчаться и поговорил об этом с дядей Миланом. Божена смущенно отвела глаза и, покраснев, ничего не ответила, только робко пожала руку Ратибору. - Я осел, что не сделал этого раньше, как только вернулся из Польши! Когда смущение Божены улеглось, она, словно о чем-то вспомнив, заметила; - Ратибор, стоит ли сейчас о нашем деле просить дядю Войтеха? Вы, наверно, заметили, что последний месяц он чем-то озабочен и почти ни с кем не разговаривает. Ратибор слегка нахмурил брови: - У отца последние месяцы опять очень плохо идут дела. Снова выросли большие долги, и платить сейчас нечем. - Я не знала... Они поднялись с места. Ратибор взвалил тяжелый узел на плечо, взял Божену за руку, и они не спеша направились домой. Хотя до дома Дубов было не близко, но они очень торопились рассказать друг другу все, что накопилось у них за все эти годы. Речь их была беспорядочна, мысли прыгали с одного предмета на другой, и все казалось важным и требующим немедленного объяснения. Когда они подходили к дому, Ратибору казалось, что не было этих нескольких лет ненужного отчуждения, и удивлялся, до чего он был прав, когда считал Божену самой славной девушкой на свете. Он шел, весело подняв голову, и совсем не замечал тяжести огромного узла на левом плече. - Ах, мистр Ян, мистр Ян, почему тебя нет с нами! - вырвалось у Божены. И сейчас же Ратибор повернулся к ней и почти крикнул: - Да ведь это самое я сейчас хотел сказать! Мы оба думали одно и то же... Остановившись у дверей дома, Божена посмотрела в глаза Ратибору своими блестящими синими глазами и улыбнулась. Ратибор, сам не понимая почему, по-мальчишески рассмеялся и с силой пожал Божене руку. Было очень трудно уходить с крыльца в дом. Из столовой доносился глухой шум многих мужских голосов, как будто там происходила ссора. Божена с улыбкой кивнула Ратибору на прощание, схватила узел и потащила его в кухню, а Ратибор вошел в столовую, стараясь придать своему лицу спокойное и степенное выражение. Столовая была полным-полна приятелями Войтеха. Шел оживленный спор. Сам Войтех с угрюмым лицом сидел у стола, опершись головой о ладонь. Говорил Милан. Говорил горячо, с гневом и ожесточением в голосе. - Вот, Якубек, ты говоришь, что надо стараться учение нашего мистра по всей Чехии распространить, у монастырей земли отобрать, а в то же время с папой не ссориться да с панами жить в мире. Как же так? Что же получит мужик? - Как - что? - спокойно отвечал Якубек, с улыбкой превосходства глядя на своего тестомеса. - Разве причастия под двумя видами - хлебом и вином для вас мало? Ты же знаешь, что до сих пор католики не допускали народ к причастию вином, а давали один хлеб. - Пусть так. Но оттого, будет ли народ во время причастия съедать один хлеб или будет запивать его еще вином, - ему легче не станет. Пойди в деревню и посмотри, как живут мужики под панским ярмом. Да не только в деревнях - в самой Праге погляди хорошенько: на самом верху сидят богачи-патриции, всё больше немцы, и в своих руках держат Прагу. Вся торговля, все деньги у них... Вот и скажи: разве для того наш святой мистр Ян отдал жизнь, чтобы народ только принимал причастие под двумя видами, а вся несправедливость и гнет оставались по-старому? Наш мистр говорил, что все должны жить по заповедям Христовым. Якубек не сдавался и с прежней уверенностью возразил: - Видно, Милан, плохо ты понял учение блаженной памяти покойного мистра. Разве мистр Ян Гус говорил, что не должно быть на свете ни богатых, ни бедных? Он лишь проповедовал, что богатые должны помогать беднякам, но чтобы все были одинаковыми... этого я от него не слышал. В этот момент какой-то странный человек, которого Ратибор видел впервые, еще молодой, крепкого сложения, но худой и в сильно поношенном платье, вскочил со скамьи и подскочил к Якубку: - Милан хоть и простой халупник, но говорит верно и толково. Только он не сказал еще об одном. Не все паны одинаковы. Есть такие паны, как, к примеру, Ольдржих Рожмберк, что владеет чуть ли не всем югом Чехии и короля за равного себе считает, и есть чуточку поменьше, но все же не одна деревня у них под ногами. Но, кроме таких панов, есть еще множество рыцарей, земанов, паношей, у которых, кроме замка да клочка земли, нет ничего. Сколько их разорилось до последней рубашки: и земли их и замки отбираются или сильными панами-соседями, или монастырями. По-разному это делается, а конец один - иди куда хочешь: или на службу к тому же пану, или продавай свой меч какому-нибудь королю - своему или чужому, или иди на большую дорогу "рыцарем фортуны". Сколько по лесам да по горам прячется таких рыцарей! Да вот хоть бы я сам: был у меня замок, хоть неказистый, а все же крыша над головой, да земли два лана. Пришло время, и замок мой и землю - все отнял сосед, а я... вот Войтех знает, как я воевал с Рожмберками... Так скажи, разве такой шляхтич, как я, лучше которого любой седлак1 живет, не поможет вам прогнать панов да разных бискупов, что нас из людей в навоз превратили? - Незнакомец остановил взгляд на Ратиборе:-Скажи мне, друг, что бы ты сделал, если бы тебя выгнал сосед из дома и с земли лишь потому, что он знатнее, богаче и сильнее тебя? Ратибор недоуменно пожал плечами: - Да что сделал? Коль управы на него у короля не нашел, сам бы с ним расправился. - Так мы и делаем, а нас за то зовут разбойниками и тащат на виселицу. - Нет, - раздался чей-то спокойный голос, - доложим, пан Рогач, многие из разоренных шляхтичей и на самом деле стали разбойниками и грабят и правых и виноватых, не разбирая. Из всех углов комнаты начали раздаваться взволнованные голоса. Каждый старался перекричать соседа и торопился высказать все, что накопилось у него на душе. Войтех, подняв голову, сумрачно оглядывал этих кричащих, размахивающих в волнении руками людей, желающих во что бы то ни стало рассказать о своей тяжкой доле. Один ожесточенно доказывал, что честному ремесленнику от богатых купцов не стало жизни; другой громко жаловался на жестокое обращение и непосильную барщину пана; третий, воздев руки, чуть не плача, спрашивал: разве Христос учил, чтобы попы захватывали обманом земли у бедняков? Внезапно из дальнего угла раздался повелительный голос: - Успокойтесь, братья! Шум разом смолк. Все присутствующие повернулись в ту сторону. Ратибор увидел, как из угла вышел высокий монах. Ратибора поразило лицо этого человека - очень худое, обрамленное густой темной бородой, оно напоминало лик святого: взгляд, устремленный куда-то в пространство, острые, резкие черты бледного лица с выражением крайней экзальтации и решительности. - Братья мои! Я хочу сказать вам несколько слов. Оба вы, мои дорогие Якубек и Милан, неправы. Ты, Якубек, надеешься, что можно жизнь по Христову учению совместить со знатностью, богатством, властью папы, королей и панов, и думаешь, что достаточно причастия под обоими видами, чтобы ни к чему больше не стремиться. Но ты ведь слышал, что говорили другие. Разве можно примирить царство Христа и антихриста вместе? Разве можно жить в аду, где власть, знатность и богатство - всё, а труд и честность - ничто? Нет, ты неправ, Якубек! Но ты, Милан, тоже заблуждаешься: когда лишают телесного хлеба, ты чувствуешь несправедливость и унижение, но разве не в тысячу раз большая несправедливость и унижение, когда тебя лишают права на завет Христа причастия под двумя видами? И мы, истинные христиане, ученики нашего мученика Яна Гуса, в знак утверждения этого права вместо оскверненного папистами креста воздвигли чашу как символ права народа на причастие не только телом, но и кровью Христовой. Отныне знак чаши будет нас сопровождать повсюду, где бы мы ни находились и что бы ни делали. Вы знаете, что король начал нас притеснять. Наши проповедники или изгнаны из Праги, или брошены в темницы. Нам остается только собираться вместе и устраивать по городу процессии. Но и это становится небезопасным... В комнату вошел человек, весь запыленный. Радостными возгласами приветствовали его собравшиеся. - Откуда ты, брат Зденек? -обратился к нему Войтех. Пришедший еле держался на ногах от усталости, но глаза его блестели от возбуждения. - Я только что из Бехини. Вы здесь, в Праге, еще не знаете, что творится в Чехии. Поднимаются на борьбу верные сыны народа нашего. Больше сорока тысяч человек собралось со всей нашей земли на гору Табор. Там выступал брат Вацлав Коранда из Пльзеня. Он говорил, что близок конец мира. Мир будет обновлен огнем, и в огне погибнут злые мира сего. Брат Вацлав звал народ собираться на горы и готовиться к расправе со злыми людьми. Он призывал мечом защитить правду божию. Брат Вацлав сказал, что кто не обагрит своих рук в крови злых, сам погибнет в огне. Как зачарованные слушали его люди. Глубоко в сердце запали всем слова брата Коранды. Верные сыны народа возьмут в руки меч. Великие дела предстоят нам. Монах при этих словах выпрямился и поднял руку: - Правильно, братья! И мы в Праге должны выступить в защиту правды божьей. Я призываю вас, дорогие друзья, собраться в день святой Марселины, что будет на тридцатый день июля месяца, у нас в церкви Снежной божьей матери, и оттуда мы пройдем в новоместскую радницу требовать освобождения наших проповедников, томящихся в тюрьме. То, что до сих пор народ смиренно просил у короля, теперь он возьмет сам... - Но не забудьте, братья, прежде чем идти к раднице, хорошенько вооружиться. - В дверях стоял Ян Жижка. Все поднялись с места и отвесили рыцарю глубокий поклон. Монах подошел к Яну Жижке и, взяв его за руку, вывел на середину комнаты: - Брат Ян, ты дал мудрый совет. Наши враги многочисленны, сильны и вооружены. Они постараются уничтожить нашу чашу и всех уверовавших в нее. Веры и мужества у нас хватит, чтобы сокрушить силу антихристову, но у нас нет вождя - мужа чистой веры, доброй воли и умелого в ратном деле. Братья Нового Места Пражского просят тебя, брат Ян, быть нашим вождем в этот великий день! - Просим, просим! Выберем тебя нашим воеводой! - сразу заговорили все, обступая Яна Жижку со всех сторон. - Если народ Нового Места Пражского решил сам подняться на защиту правды и утвердить чашу, я не могу отказать ему в моей помощи. - Ян Жижка оглядел всех испытующим взглядом. - Но я хочу сказать вам, братья, подумайте: этот день будет днем начала великой борьбы между чешским народом и силами антихриста - Римом и его слугами. Король несомненно бросит на нас войска. Готовы ли вы, братья, к такой борьбе? Монах вновь возвысил голос: - Мы всё пойдем путем, указанным Яном Гусом и Иеронимом Пражским - нашими мучениками за правду и свободу своего народа. Не так ли, братья? - Так, так! Народ не может больше терпеть! Веди нас, Ян Жижка, не опустим мечи, пока не уничтожим всех врагов чаши! Ян Жижка властно поднял руку: - Пусть будет так! В добрый час! Значит, на тридцатый день июля все соберемся. Но время уже позднее, пора дать нашим хозяевам покой. Гости стали расходиться. Войтех, попрощавшись с монахом, громко обратился к остальным: - Друзья, не забудьте: если у кого нет оружия- пусть придет сюда, что-нибудь найдем. Счастливого пути вам всем! Ян Жижка, попрощавшись с Войтехом и остальными, на секунду остановил свой взгляд на Ратиборе и Штепане: - Ратибор и Штепан, проводите меня - мне надо с вами побеседовать. Штепан вспыхнул от смущения и радости и подошел к рыцарю: - Я готов, пан Ян. Ратибор же в нерешительности замялся: - Пан Ян, я вас догоню, мне надо с отцом кой о чем поговорить. - Хорошо, поговори, а потом догоняй нас. Я иду к дому Матея Лауды, знаешь? Ян Жижка со Штепаном, ломавшим себе голову, на что он мог понадобиться Жижке, вышли, а Ратибор в волнении ожидал, пока все разойдутся. Когда затих шум шагов, Ратибор спросил отца: - Я до сих пор не видал никогда этого монаха. Кто это, отец? - Ян Желивский, проповедник церкви Снежной божьей матери у нас в Новом Месте. - О-о, Ян Желивский! О нем сейчас вся Прага говорит. Паны, богачи и попы его ненавидят и боятся, а ремесленники и пражская беднота пойдут за него хоть в самое пекло. - Да, после мистра Яна Гуса другого такого проповедника у нас еще не было. Он не только проповедует - он зовет народ бороться за правду... Ян Жижка ему большой друг... Ну, я пойду отдохну. - Отец, я имею до вас одно дело, очень важное. Войтех вопросительно взглянул на сына и сел на скамью: - Говори, сынок. - Я хотел вам сказать о Божене... При последних словах в комнату вошла Текла со смеющимся лицом и весело сверкающими глазами. Видимо, она услышала последние слова Ратибора, потому что быстро его прервала, обращаясь к Войтеху: - Муж, мне кое в чем Боженка призналась. Вижу, что и Ратибор с тобой о том же решил говорить. Не знаю, как ты, а я от всего сердца соглашаюсь. Войтех недовольно насупился: - Вечно ты, жена, решаешь все, не посоветовавшись со мной! - И снова обернулся к сыну: - Я знаю, о чем ты хочешь со мной говорить. Что тебе Божена по сердцу - это я давно вижу, и что ты ей тоже мил - еще раньше знал. Но мне печально, что ваше желание не сбудется: не могу позволить тебе взять в жены Божену. Ратибор сначала побагровел, потом побледнел, губы его задрожали, но он ничего не мог сказать и стоял перед отцом, низко опустив голову. Текла открыла широко глаза, и радостное выражение ее лица сразу же сменилось изумлением и глубоким огорчением. Она всплеснула руками и бросилась к Войтеху: - Но почему? Ради бога скажи: почему же? Войтех мрачно указал ей на место рядом с собой: - Сядь и слушай. И ты, сынок, послушай и пойми, в. чем дело, и тогда не будешь меня осуждать. Старик, помолчав минуту, с болью в голосе заговорил: - Не могу. Сейчас никак не могу, хотя от всего сердца хотел бы сделать Боженку своей дочкой... Слушайте. Дела мои такие, что не сегодня-завтра мы можем стать нищими. Если я не достану через неделю двадцать коп грошей, я лишусь и дома, и мастерской, и коровы, и свиней, и всего. А достать мне сейчас их невозможно. Ян Краса перед своим отъездом оставил мне на хранение двадцать коп грошей как приданое для Божены, и она стала богатой невестой. Добрый человек этот Ян Краса, хотя и купец. Первого такого купца вижу и, верю, последнего. Он истинный ученик нашего покойного мистра Яна Гуса... Так вот, если Ратибор женится сейчас на Божене, я знаю, и он и она никогда не допустят нашего разорения-уж я в этом уверен. Так что ж, выйдет, что мы за счет Божены свои дела будем поправлять? Так, что ли, жена? Ведь вся Прага будет зубоскалить о ловкости старого Войтеха. Ну, что ты скажешь, Ратибор? - Старик пристально глядел в лицо сыну, как бы стараясь прочесть у Ратибора в глазах его мысли. Ратибор молчал. Старик, видимо, убедился, что в глубине сердца Ратибор с ним согласен, улыбнулся, встал со скамьи и ободряюще ударил сына своим могучим кулаком по плечу: - Я сказал сейчас, но не говорю никогда. Потерпи, бог даст - времена изменятся, и не за нищего Ратибора пойдет Божена. Так-то... Не говоря ни слова, Ратибор надел шапку и направился к выходу. - Куда ты? - окликнул его отец. - К пану Яну Жижке. Я скоро вернусь. Пока Ратибор с самыми невеселыми мыслями шагал по кривым улицам Нового Места, Штепан и Ян Жижка уже подходили к дому Матея Лауды. Некоторое время они молча шли рядом, углубленные каждый в свои думы. Штепан то и дело поглядывал на своего спутника. Внимание Штепана привлекла походка Яна Жижки: несмотря на пожилой возраст и массивное телосложение, рыцарь ступал легко, бодро, словно двадцатилетний юноша, но в то же время шаги его были тверды и уверенны. - Скажи мне, Штепан, что ты в дальнейшем собираешься делать? - прервал его мысли Ян Жижка. Штепан не ожидал этого вопроса и смешался. Когда-то такие же вопросы ему задавал Иероним Пражский, затем мистр Ян Гус, но тогда ему было несравненно легче ответить. - По совести сказать, я не знаю. Университетские мистры уговаривают меня в нынешнем году подвергнуться испытаниям на степень магистра ин артибус и остаться при университете. Ожидают моего согласия. Но у меня сейчас не лежит сердце к университету. - Отчего же? Как станешь мистром, будешь получать ежегодно дохода тысяч двадцать пять коп грошей - для теперешней твоей нужды это целое богатство. - Пан Ян, вот вы, наверно, мне не поверите, но скажу вам: не нужно мне ни университета, ни степени мистра, ни двадцати пяти тысяч коп. - Так что же ты желаешь? - В этом все мое несчастье, что я сам не знаю: проповедник из меня никудышный, воин тоже, а теперь нужнее всего хорошие проповедники нашей правды и хорошие воины для ее защиты. - Значит, ты, так сказать, Потерял свою дорогу в жизни? Так, что ли? - Пожалуй, что и так, пан Ян, - потупился Штепан, глядя себе под ноги. - Но, может быть, твоя дорога вот здесь, рядом, и ее не надо долго искать? Штепан вопросительно глянул на рыцаря. - Ты ведь слышал, что сегодня говорил брат Ян Желивский? Ты понял, какие потрясения нас ждут? - Понял, что пришло время народу Чехии восстать против римских и немецких насильников. - Правильно. Поэтому я и позвал тебя. Нам, то есть тем, кому выпадет трудная доля встать во главе народа, нужны верные, толковые люди, на которых можно положиться, как на самого себя. Я остановил свой выбор на нескольких, в том числе и на тебе. Перед тобой две дороги: или остаться в университете и заниматься мудрствованием над творениями святых отцов и получать за это хороший доход, или идти с нами, воинами за правду и справедливость, терпеть нужду, жить среди опасностей войны, сражаться, не ожидая наград и почестей, и быть готовым каждую минуту лишиться жизни. И все это не для себя, а для общего блага. Подумай и выбирай. Ян Жижка замолчал и повернулся, чтобы взглянуть на Штепана. Из-за отсутствия левого глаза Ян Жижка, чтобы взглянуть на своего спутника, должен был Поворачивать к нему все лицо. Штепан первый прервал паузу: - Пан Ян, видно, уж с самого детства для меня была выбрана дорога в жизни: сначала учитель Ондржей в Прахатице, потом покойный мистр Иероним, за ним мученик мистр Ян Гус и теперь вы, пан Ян, - все передаете меня друг другу, наставляя меня к одной и той же цели - освобождению нашего народа от его поработителей. Штепан внезапно остановился и сказал, как о деле решенном: - Если я вам могу для общего дела пригодиться - иного пути у меня нет. Куда же еще я могу идти! - А университет? - спросил Ян Жижка. Штепан только шутливо махнул рукой. Позади них послышались поспешные тяжелые шаги. - Наверно, Ратибор! - предположил Ян Жижка и, остановившись, серьезно проговорил: - Сынок, имей в виду, я беру тебя к себе для очень важных поручений. Но об этом мы еще не раз потолкуем. Тяжело дыша от быстрой ходьбы, к ним приблизился Ратибор. - Запыхался? - шутливо заметил Ян Жижка. - Давно, значит, не бегал в полных доспехах. Отвык. Ну ничего, скоро снова привыкнешь. Что-то ты сегодня невеселый... Ратибор перевел дыхание: - Нет, пан Ян, вам показалось. - Не ври, сынок. Кому хочешь солгать? - прикрикнул Ян Жижка строго. - Простите, пан Ян, - пробормотал Ратибор, - с отцом вышел разговор один, - Но ты с Войтехом как будто никогда не ссорился, так что же приключилось? - Да так... Отказал мне отец в одном деле - вот я немного того... - Не знаю, в чем дело... да ты мне потом все расскажешь. Сейчас я хочу с тобой поговорить о другом. Ты, Штепанек, свободен, иди отдыхай, а завтра увидимся. Поглядев вслед удаляющемуся Штепану, Жижка сказал, усмехнувшись: - Вишь ты, какой маленький да верткий, словно мальчик! А захотел, был бы в этом же году магистр ин артибус. Думается мне, Ратибор, не ошибся ты, советуя мне взять Штепана к себе, - задумчиво заключил Ян Жижка.-Однако мы дошли. Давай-ка присядем... Ян Жижка опустился на большой ствол спиленного бука, лежавшего у стены и заменявшего скамейку. Был теплый июльский вечер. Улица опустела. Где-то за углом слышалась трещотка ночного сторожа. Ратибор сел рядом. - Хочу тебе, Ратибор, поручить одно дело. Ратибор насторожился, не сводя глаз с рыцаря. - Сам видишь, на носу у нас домашняя война. Народ только и ждет знака, чтобы кинуться в бой. Враги наши не спят и зорко следят за нами: чуть что - обрушатся на нас всей своей силой. Папа и Сигизмунд требуют, чтобы король Вацлав начал нас преследовать. Он и их боится и народа. Ты ведь знаешь, из панов многие пошли за чашу, чтобы за счет монастырей и церквей увеличить свои поместья. Но здесь, в Праге, Вацлав все же решил искоренить чашу оружием. Вот и придется народу сначала разбить королевских наемников, а потом... потом заварится такая кутерьма ... Говорю это тебе к тому, что, если мы не создадим свое народное войско лучше панского и королевского, нас уничтожат. Нам нельзя ждать, надо начинать немедля. Набери у себя в Новом Месте способных, смелых ребят из оружейников, кузнецов и всяких мастеровых - с сотню-другую молодцов, мы их и обучим. Тебе придется их учить так, как я учил тебя. Здесь есть у меня еще двое моих старых друзей. Они тоже будут, как и ты, формировать отряды. Но ты должен собрать и обучить отряд раньше всех и лучше всех. Оружейники - они умеют владеть оружием, ребята сильные и бойкие, но приучи их к боевым порядкам и послушанию, Ян Жижка поднял голову, взглянул на Ратибора и не мог сдержать улыбки. На лице Ратибора не осталось и следа от недавней тоски и горя: глаза горели, лицо выражало крайнее возбуждение. Ян Жижка затронул в своем воспитаннике его заветную мечту. - Итак, сынок, в следующее воскресенье, когда мы пойдем вышибать негодяев-коншелей из новоместской радницы, тех самых, что хотят вновь довести до нищеты твоего отца, ты мне представишь первую сотню бойцовпервый отряд "божьих воинов". Выполнишь? - Выполню, воевода! Народное войско у нас будет!- Ратибор встал и выпрямился. - В добрый час, сынок!

Сергей Царевич

За Отчизну

Часть 3

Глава I

1. ПЛЕН И ОСВОБОЖДЕНИЕ

В эту ночь Якубек стоял дозорным на северной башне таборской крепости. Истекали последние часы стражи. Якубек напряженно вглядывался в непроглядную темноту и сладко зевал. Последние часы-самые тяжелые для дозорного. Якубек поежился от холодного осеннего ветра и стал энергично ходить по башенке. Как солнышко покажется-смена. Высокий, звенящий звук колокола прорезал тишину. Начинался рассвет. На востоке появилось малиновое зарево. Колокол продолжал меланхолически и размеренно отбивать удары. Якубек сел на край парапета и, глядя на восход солнца, принялся философствовать: - Вот так и наша истинная правда встанет над землей, и исчезнет тьма царства антихристова, и наступит царство справедливости, как ясный, безоблачный день. А мы, табориты, - петухи, предвещающие наступление дня.. И подумать только, как мы жили год назад и как живем теперь! Ни пьянства, ни воровства, ни взаимных обид или притеснений-живем как братья и сестры... Вот только плохо, что между вождями нашими нет полного согласия. Для примера, Ян Жижка и Микулаш... По лестнице послышались шаги. Кто-то поднимался на башню. - Наверно, Ратибор. Сегодня он начальник караулов. Он уж обязательно несколько раз проверит дозорных. Из темноты лестничного хода выросла фигура. Тускло блеснули шлем и панцирь. - С добрым утром, Якубек! Как стража? - Утро доброе, Ратибор! Стража прошла, можно сказать, совсем спокойно. Ратибор с правой рукой на перевязи подошел к окну сторожевой башни и посмотрел на облитый утренним туманом ландшафт: - День будет ясный... как думаешь, Якубек? - Понятно, ясный. На небе всю ночь ни тучки, хотя и холодновато было... Скажи ты мне, Ратибор, скоро ли воеводы наши вернутся? - Кто его знает! Сам видишь, везде воины за нашу правду бьются: Ян Жижка-в Прахатице, Микулаш на Речицы подался, Хвал из Ржепиц - тоже где-то на юге. Остались мы тут сторожить наш Табор со Збынком из Бухова. Да кабы не моя рука, я бы тоже сейчас здесь не сидел... - Постой-ка, Ратибор, какой-то отряд выходит из леса и приближается к Табору. Смотри, вон там, на севере... Ратибор высунулся из окошка и стал всматриваться в даль. Его глаза могли разобрать, как по извилистой ленте дороги двигалась из леса вереница конных и пеших воинов. - Труби в рог, да погромче! - крикнул Ратибор и опрометью бросился вниз по винтовой лестнице. Взяв большой изогнутый рог и набрав полную грудь воздуха, Якубек приложил рог к губам и что было сил затрубил раз, другой, третий. К северным воротам выбежали из караульного помещения десятка два вооруженных воинов. Между тем ко рву, окружавшему крепостную стену, уже подъехали передовые всадники отряда. Они остановились у самого берега, и один из них также затрубил троекратно в рог. Ратибор подошел к окошечку в воротах и стал пристально всматриваться в новоприбывших. - Что за отряд? - бормотал Ратибор. - И одеты не по-нашему. Откуда они взялись? Вдруг он хлопнул себя ладонью по лбу и весело крикнул: - Так это же Карел с Миланом! И как я их сразу не узнал!.. Эй! Отворяй ворота да спускай мост! Ганакские братья пришли! Несколько воинов бросились к огромному вороту, И медленно, со скрипом стал опускаться подъемный мост через ров. По команде Ратибора были открыты ворота. Звонко застучали конские копыта по деревянному настилу моста, и конные воины стали въезжать в ворота крепости. За конными двинулись и пешие. В воротах Карел и Милан сошли с лошадей и крепко обнялись с Ратибором. - Добро пожаловать в наш Табор, ганакские братья!-торжественно сказал Ратибор.-Блажек! Мигом беги к пану Збынку и доложи о прибытии в Табор братьев из Моравии. - Милан, брат ты мой любезный!-раздался крик, и кто-то сжал Милана в объятиях. - Ого! Якубек! Как бог милует, брат? У ворот на небольшой площадке уже собрался весь отряд, и сюда же спешили жители Табора посмотреть на новых собратьев. Загорелые, худые, обветренные, заросшие за долгий и опасный путь от Ганы до Табора, с улыбками на суровых лицах, стояли бывшие ганакские волки, озираясь по сторонам. Все как на подбор плечистые, высокие, мускулистые, одетые в живописные, яркие ганакские костюмы, вооруженные самым разнообразным оружием, новые гости Табора выделялись на фоне обступившей их толпы таборитов. Рядом с Карлом возвышалась на целую голову длинная, нескладная фигура его верного помощника и друга - Шутника. Якубек с некоторым удивлением осматривал этого странного пожилого человека с необыкновенным лицом. Каждого, кто впервые встречал Шутника, поражали его мрачные, глубоко запавшие черные глаза. К Карлу, Милану и Ратибору, улыбаясь во весь рот, подбежал Штепан. Пока он радостно здоровался с ними, подошли еще трое пеших воинов: один в летах и двое помоложе, но все трое огромного роста и могучего сложения. Пожилой ганак слегка тронул за рукав Штепана; тот оглянулся и радостно воскликнул: - Далибор! И ты тут? - Не только я, брат, - и мои сыновья со мной. Ты, брат Штепан, не забыл наш разговор у Листовы? - Что ж, будем вместе сражаться за чашу и свободу народа. А как живет Болеслав? - Болеслав повешен вместе со своими сыновьями в Брно,-печально сказал Далибор.-На него донесли предатели. Дом сожгли, всё разграбили. - Иди сейчас к нам в дом,-вмешался Ратибор.- Штепан, ты отведи гостей, а я займусь размещением всего отряда. По дороге Штепан тихонько сказал Карлу: - А ты знаешь, Ратибор-твой будущий шурин. Карел удивленно взглянул сперва на Штепана, потом перевел глаза на Милана. - Что же ты мне ничего не сказал, что Божена с моим побратимом нареченные? Милан, в свою очередь, удивленно поднял брови: - Я сам впервые об этом слышу. Когда это случилось, Штепан? - Да еще весной. Когда мы из Пльзеня с паном Яном пришли, сам отец сватом к Войтеху пришел. Тогда же и сговор был, а свадьбу порешили до твоего приезда отложить. - Что ж я могу сказать? Лучшего мужа для Божены я и не желаю. А как ты, Карел? - Раз Ратибор - мой побратим, кого я еще могу желать для моей сестры! Из маленького домика им навстречу уже бежала со всех ног Божена. Не говоря ни слова, она бросилась на шею Карлу и долго не выпускала. На пороге дома стояли Войтех с Теклой и умиленно наблюдали сцену встречи брата с сестрой. Карел вместе с прильнувшей к нему Боженой подошел к старикам и молча опустился перед ними на колени: - Тех, кто стал для Божены родным отцом и матерью, я должен почитать как своих родителей, - и, поклонившись старикам до самой земли, поцеловал руку у Войтеха и Теклы. Войтех поднял Карла с земли и, крепко обняв, трижды поцеловал его. То же сделала и Текла. Затем старики сердечно поздоровались с Миланом: - Ты, Милан, нас прости: без твоего согласия просватали мы тут Божену за нашего разбойника Ратибора. Но поверь, виноваты не мы, а воевода пан Ян Жижка и твоя Боженка. Кабы не они, мы бы с Теклой ничего без тебя не решали. Ратибор, вернувшись домой, застал целое семейное торжество. Подошли близкие друзья Войтеха. Штепан притащил Далибора с сыновьями, и до самого позднего вечера в доме Дубов горели огни и шла задушевная беседа. На другой день Ратибор отвел Карла к Збынку из Бухова, который был за главного гетмана Табора. Гетман ласково принял Карла и с интересом выслушал главаря ганакских волков. - Надо будет собрать других мораван и свести их всех в отряд Карла Пташки, - сказал Збынек Ратибору.-А сейчас следует помочь им построить для себя жилища. Несколько дней прошло в семье Дубов словно праздник. Но однажды гетман Збынек вызвал Штепана к себе: - Завтра в Бехинь выезжает Вацлав Коранда, чтобы разрешить споры бехиньских братьев. Поезжай с ним. Твой кузен Ратибор с несколькими латниками будет также сопровождать Коранду. Утром они были уже в дороге. Стоял ясный, теплый осенний день. Дорога шла вдоль берега Лужницы. Проехав мили две от Табора, они выехали на большую поляну. По ту сторону леса возвышался высокий холм с едва видневшимися очертаниями серых башен и стен замка. - Пржибенице-замок пана Ольдржиха Рожмберкского. Один раз этот пан уже пытался захватить Табор, но обломал себе зубы. Но, пока этот замок в его руках, Табор всегда в опасности. - Ну, когда-нибудь мы его возьмем! - уверенно возразил Штепан. - Взять его осадой очень трудно. Пржибенице стоит на крутой скале и окружен глубоким рвом - защищать его легко, а взять очень трудно. Дорога вновь углубилась в лесную чащу и стала спускаться в глубокий овраг, превращаясь в узенькую тропку. Пришлось ехать гуськом, по одному. Штепан ехал вслед за Корандой, опустив поводья, убаюкиваемый лесной тишиной и мягким размеренным шагом лошади. Полузакрыв глаза, он не замечал ничего, кроме черной спины покачивающегося впереди него в седле Коранды. Вдруг лошадь испуганно попятилась. В тот же момент из оврага и из окружающих тропинку кустов высыпало с сотню воинов, и они с криками бросились на Коранду и его спутников. Штепан почувствовал, как вокруг его шеи захлестнулась веревка, и в следующий момент он, полузадушенный, уже лежал на земле. Не ожидавшие засады табориты даже не успели обнажить мечи и были моментально стащены с коней. Кто-то грубо скрутил Штепану назад руки. Связанными и обезоруженными оказались Коранда, Ратибор и остальные латники. Коранда возвысил голос: - Что значит это наглое нападение? И кто осмелился лишить свободы таборитских братьев? - Я, рыцарь Кунц, управляющий замком Пржибенице, по приказанию моего господина объявляю вас пленными пана Ольдржиха из Рожмберка. Советую вам следовать за мной без сопротивления, - произнес человек в рыцарском плаще и с султаном на шлеме. Коранде, Ратибору, Штепану и их латникам ничего не оставалось иного, как молча повиноваться приказу. Им всем развязали ноги, посадили вновь на лошадей и надели каждому на шею веревочную петлю, конец которой находился в руках конвоира. Впереди ехал сам управляющий Кунц. К вечеру они достигли замка Пржибенице и были впущены в ворота. Уже начинало темнеть, когда пленные были заключены в башню. Помещение представляло собой цилиндрическую комнату с очень высоким потолком. Наверху был устроен балкон, который играл роль караульного помещения, где находилась стража. На каменном полу была набросана солома, в одном из углов камеры навалена большая куча хвороста. В башне было холодно и темно, свет падал из отверстия вверху, выходившего на балкон. С пленников сняли веревки, поставили глиняный кувшин с водой, положили несколько овсяных лепешек и захлопнули низкую массивную дверь. Было слышно, как снаружи с визгом задвинули засов. И все сразу смолкло. Узники уселись на солому, растирая онемевшие руки. - Ну, что ты скажешь, брат Вацлав?-нарушил молчание Ратибор. Коранда, лежа на спине и глядя в темный потолок комнаты, мрачно отвечал: - Скажу, что кто-то нас выследил. Ратибор замолчал. Проходили часы, и никто не нарушал этой мрачной и тягостной тишины. Только изредка доносились голоса охраны, сидящей на балконе. Далибор кряхтя поднялся и стал тщательно осматривать стены. Так он ходил долго и упорно, что-то бормоча себе под нос. Потом он поднял голову и стал глядеть вверх. - Боривой, поди-ка сюда, - негромко позвал Далибор. Старший из сыновей поднялся с соломы; мягко ступая лаптями, подошел к отцу и вопросительно на него уставился. Далибор, нагнувшись, уперся ладонями в стену. - Полезай, сынок, мне на плечи и пощупай камни, насколько рука достанет. Боривой ловко взобрался на отцовы плечи и долго, тщательно ощупывал камни, потом он легко спрыгнул на пол. - Ну что? - Камень дикий и неплотно пригнан, повсюду щели пальца в два, а то и побольше. - Добро, Иди ложись пока, - отозвался Далибор и направился к куче хвороста. Присев на корточки, он долго копался, вытаскивая наиболее толстые и прочные палки. Сложив порядочную кучу палок, он подошел к Коранде и Ратибору и присел подле них. - Слушайте, братцы, что я надумал,-тихо прошептал он. Коранда и Ратибор с любопытством подняли головы. - Здесь в стенах камни так заложены, что между ними есть щели, куда можно воткнуть крепкую палку. И так до самого верха. По этим палкам мы можем добраться до балкона и захватить стражу. Коранда, Ратибор и Штепан переглянулись. - А ведь верно! Дело простое, авось что получится. Все равно терять нам уж нечего,-прошептал Ратибор. Коранда спокойно выслушал план Далибора и принялся обсуждать детали: - Нас всех тут восемь человек. А их, как я заметил, не больше нашего. Ну, они, положим, вооружены, а мы с пустыми руками... - Как-с пустыми?-возразил Ратибор.-А это что? Он протянул руку, и Коранда увидел в ней здоровенный кусок камня, видимо выпавшего из стены. - Тогда все в порядке, - невозмутимо продолжал Коранда, в обычной обстановке пылкий и горячий, а в опасности становившийся спокойным и сдержанным. - Попозже, как сторожа поужинают и заснут, мы их и захватим, - предложил Штепан. Вечером в башню вошел тюремщик и принес узникам ячменной каши и лепешек. Пленники быстро уничтожили ужин и улеглись на солому. Сверху доносились голоса сторожей, но спустя час разговор прекратился. Коранда поднялся, за ним-все остальные. Один из воинов - невысокий тонкий юноша - стал подниматься по вбитым в щели среди камней палкам. Поднимаясь, он втыкал новые палки все выше и выше. Вслед за ним поднялись еще один воин, Штепан и Коранда. Затея была трудная и опасная. Палки шатались, и требовалась большая ловкость, осторожность и цепкость, чтобы не свалиться со стены. Наконец первый уже достиг отверстия и тихонько стал взбираться на карниз, за ним второй, потом Штепан и Коранда, а далее Ратибор, Боривой. Штепан осторожно выглянул из-за карниза на балкон: трое сторожей спали, а четвертый, сидя на низенькой скамейке, сонно клевал носом, держа в руках алебарду. В углу балкона валялось брошенное в кучу оружие-мечи, алебарды, копья. Ратибор бесшумно схватил сидящего сторожа за горло, а остальные кинулись на спящих и принялись связывать им руки и ноги поясами. Никто из сторожей не успел издать ни звука. Когда все были связаны, Коранда спросил: - Кто здесь старший? - Я старший стражник, пан,-покорно ответил один из тюремщиков, возрастом постарше и в платье почище. - Как тебя зовут, любезный? - продолжал Коранда. - Одолен, милостивый пан. - Ты семейный? - Да, милостивый пан: по милости божьей имею жену и четверых детей. - Теперь слушай. Мы можем вас сбросить с башни, и от вас останется только мокрое место. А сами сумеем спуститься с башни и уйти... Стражники опустили головы. Коранда же все тем же твердым и бесстрастным голосом продолжал, обращаясь к Одолену: - Но, если вы сделаете то, что мы прикажем, вам будет сохранена жизнь и вы еще будете щедро одарены. - Я вас слушаю, пан. Приказывайте, я все исполню. - Ты должен завтра отправиться в Табор к пану Збынку из Бухова и рассказать о том, что с нами случилось. Опиши ему расположение замка, все ходы и подступы к нему. Одолен был напуган, но ему ничего не оставалось делать другого, как принять предложение. Коранда вынул из мешочка на шее маленькое евангелие и предложил Одолену присягнуть в верности. Тот, бледный от страха, положив одну руку на евангелие, а два пальца другой подняв вверх, срывающимся голосом торжественно произнес страшные слова клятвы. Когда церемония клятвы была закончена, Коранда уже по-дружески продолжал разговор с Одоленом о его службе пану Ольдржиху, о его бесправном положении. Разговор постепенно перешел на Яна Гуса, его учение и мученическую смерть, на движение гуситов, и наконец Коранда предложил Одолену примкнуть к таборитам. Одолен был, видимо, тронут сердечной беседой, но сказать последнее слово все еще не решался. В этот момент один из связанных сторожей неожиданно для всех вмешался в беседу: - Что там, Одолен, много толковать! Последний дурак и тот поймет, что нашему брату, панской челяди, учение Табора куда больше по душе, чем то, чему попы учат. - Сколько защитников в замке? - поинтересовался Ратибор. - Сейчас сотни три, не больше. Всех остальных взял к себе пан Ольдржих из Рожмберка. Всем здесь управляет управляющий, пан Кунц... Но, пан кнез, мне пора уже идти,-сказал, вставая, Одолен. Одолен вернулся, принеся завтрак, значительно отличавшийся от обычного. - Я отпросился купить рыбы для вас. Я сказал, что пленники требуют рыбы, а иного есть не могут, и мне дали денег на покупку. Управляющий надеется получить хороший выкуп, если вас не казнят; вот и согласился кормить вас всех лучше. - Тогда поскорее иди и принеси нам ответ Збынка,- поторопил Коранда. Прошло утро и половина дня. Пленники не спускали глаз с дороги, что шла из окружавшего замок леса. Коранда глядел вдаль, нахмурив брови и нервно кусая губы. Ратибор стоял, опершись о стену башни, скрестив на груди руки. Далибор и Штепан, сидя на полу, тихонько о чем-то шептались со сторожами. - Наконец-то!-вырвалось у Ратибора.-Смотрите, смотрите на дорогу... да не на ту, а что идет справа, вон там... Коранда увидел, что из леса выехал на рысях большой отряд конницы, а за ней высыпала пехота, охватывая замок полукольцом. В замке затрубили трубы и тревожно стал звонить колокол. Пленники увидели, как, толпясь, стали выбегать в замковый двор воины и размещаться на стенах. Мост был еще спущен, и защитники замка спешили к воротам, чтобы спешно его поднять, но атакующие уже достигли ворот. В момент ворота были разбиты, и с криком "Табор, Табор!" в замковый двор ворвались отряды таборитов. Ратибор свесился с балкона и, махая рубашкой, кричал: - Сюда, сюда, Карел!.. Карел, мы здесь!.. Блажек, Блажек, беги сюда, в башню!.. Битва еще не кончилась, как Блажек и Карел с латниками сбили замки с дверей башни. Пленники с веселыми криками бросились им навстречу. Ратибор, а за ним все остальные, прихватив оружие, лежавшее на балконе, ринулись вниз. Защитники замка, стоя на коленях и подняв руки вверх, сдавались на милость победителей. Ратибор и Штепан бросились в замок. Вбежав в большой зал, они увидели Збынка в ожесточенном бою один на один с рыцарем. Ратибор узнал в нем управляющего замком Кунца. Поединок на мечах длился недолго. Збынек загнал Купца в угол зала, и Ратибор услышал сначала резкий стук, а вслед за этим что-то с металлическим звоном рухнуло на каменный пол зала. Навстречу Ратибору и Коранде шел Збынек, опираясь на окровавленный меч. Сняв шлем и вытирая пот со лба, он протянул Коранде руку: - Здравствуй, дорогой брат! Вот и два добрых дела во славу Табора сделали: и вас освободили и Пржибенице у пана Ольдржиха отняли. Теперь следует с ходу захватить Пржибеничке, и Табор может спокойно спать. Постоянно нам от этих замков не было покоя. Штепан с Шутником, опередив Ратибора и Карла, побежали по темным коридорам замка, заглядывая в каждую комнату. Вбежали в обширную библиотеку- никого. Штепан уже собрался идти дальше, как Шутник крикнул ему: - Смотри, брат: дверка! Штепан вернулся и увидел едва заметную дверцу, закрытую высокими спинками кресел. Попробовал-закрыта. Шутник налег плечом -дверца с треском распахнулась. Перед ними оказалась небольшая, устланная коврами комнатка; посередине-столик и кресло, в углу- массивная, под бархатным балдахином кровать. Шутник окинул быстрым взглядом комнату, и от его острого глаза не укрылся кончик башмака, предательски выглядывавший из-под кровати. Шутник быстро сунул под кровать руку и вытащил сначала ногу в черном чулке, а потом и человека. - Встань! - приказал пленному Штепан, оглядывая с ног до головы растрепанную фигуру еще совсем молодого монаха. Тот медленно поднялся на ноги и старательно оправил на себе одежду. В этот момент в комнату просунулись головы Ратибора и Карла. - А, вы здесь? Кого это поймали?-Ратибор вошел и уселся на кровать. Штепан обратился к пленнику: - Откуда едете? Тот, бледный от волнения, но не потерявший самообладания, ответил: - Из Рима. - Шутник, хорошенько обыщи его. Шутник взялся за дело, и после тщательного обыска на столе лежали письма, пояс, в который были зашиты золотые монеты, небольшой кинжал, золотое с брильянтами распятие, малахитовые четки и небольшой, в перламутровом переплете молитвенник. Штепан вскрыл одно из писем. Прочтя несколько строк, он кинул быстрый взгляд на монаха: - Ваше имя? - Брат ордена святого Доминика-Леонард. - Пока вы останетесь тут, и чем тише будете сидеть, тем для вас безопаснее. Дверь захлопнулась. На кресло возле нее уселся Шутник. Штепан, Ратибор и Карел бросились разыскивать гетмана Збынка. Збынек, стоя на высоком каменном крыльце, отдавал последние приказания: - Собрать раненых и добычу. Убитых похоронить. Тело пана Кунца отдать его семье. Замковую крепость разрушить! Отдохнуть и собираться на Пржибеничке. Штепан подошел к гетману и стал тихо ему нашептывать, показывая письмо, захваченное у брата Леонарда. Гетман сначала ничего не понял, но, уразумев суть дела, принялся читать про себя письмо. - Понял тебя, брат Штепан. Большое дело ты замышляешь. Сам решать не берусь. На днях будет из Прахатиц Ян Жижка, пусть он решает. А то, что ты просишь, - все исполню, будь спокоен. В тот же вечер Штепан и Ратибор в сопровождении нескольких латников выехали в Табор. Среди них ехал какой-то человек в наглухо застегнутом плаще, с низко надвинутым на лицо капюшоном. На следующее утро, по приказу гетмана Збынка, бирич1 объявил собравшемуся в замок из Соседних сел народу и войску: - Люди! В эту ночь убежал из-под стражи и скрылся важный пленник-доминиканский монах Леонард, ехавший из Рима. За его поимку объявляю награду. Самые тщательные розыски бежавшего пленника были безрезультатны. На другой день Збынек двинулся на второй замок, Пржибеничке, и взял его штурмом.

Сергей Царевич

За Отчизну

Часть первая

Глава I

1. ПАСТЫРИ И ОВЦЫ

Тима разбудил яростный, захлебывающийся лай. Было слышно, как на дворе, исступленно рыча, на кого-то бросался пес. Тим поднял голову, настороженно прислушиваясь, потом приподнялся и сел на скамье, окончательно пробудившись. - Это на человека, - пробормотал он, почесываясь и зевая. - На зверя пес не так лает. - Тим, - донесся из темноты голос жены, - на кого-то Белый напал, слышишь? - Как не слышать! Да ты не кричи. Тим проворно вскочил на ноги, накинул овчинную куртку, которой укрывался, и, как был, босой, Крадучись подошел к дверям и прислушался. Голоса стали громче; до Тима донеслось злобное немецкое проклятие. Пес заливался все яростнее и яростнее. Вдруг его лай прервался и сменился жалобным воем; потом и вой прекратился, было слышно только глухое хрипение. - Кончили Белого! - прошептал Тим и взял в руки стоявший у лавки топор. Катерина! - с тревогой в голосе позвал он. - Вздуй огонь. Недобрые люди у халупы. В темноте заскрипела скамья, послышалось шлепанье босых ног по глинобитному полу, и кто-то стал раздувать в очаге почти потухшие угли. Постепенно угли стали разгораться, осветив багровым отблеском лицо дувшей на них женщины; наконец показались маленькие язычки огня, и женщина зажгла о них смолистую лучину. В этот момент в дверь с силой застучали. Тим оглянулся на жену, сжимая в руке топор. Он стоял в овчинной куртке поверх белья, босой, всклокоченный, готовый защищать свою убогую халупку. Стук повторился еще сильнее. - Отворяй! - кричали снаружи, сопровождая приказание неистовыми ударами в дверь. Стены халупы вздрагивали от каждого удара. - Во имя святой церкви, воинствующей и торжествующей, отворяй! Живо! В углу жалобно заблеял ягненок. Тим нехотя поставил топор в угол и начал отодвигать деревянный засов. Едва дверь была открыта, как в халупу ворвались несколько человек, гремя оружием и осыпая хозяев грубой бранью. Перед Тимом остановился невысокий тучный монах в коричневой рясе доминиканца, подпоясанной веревкой. Размахивая крупными каменными четками, монах грубо спросил, ткнув толстым пальцем в грудь Тима: - Ты Тим, сын Яна, по прозвищу Скала? - Да, отче: я - Тим Скала. Монах повернулся к стоявшему рядом с ним рыжебородому саксонцу в стальной каске и в куртке из бычьей кожи: - Возблагодарим бога за его милость и возьмем с собой этого несчастного, нуждающегося в защите святой церкви. Связать его! Монах перекрестился и сел на лавку. Рыжебородый буркнул несколько слов таким же здоровенным парням, сопровождавшим его. - Засветить еще очаг! - командовал монах, в то время как воины скручивали Тиму руки за спиной. Хозяин непонимающе глядел на солдат: - Но за что, отче? Что я сделал худого? - Я не знаю, сделал ли ты дурное, но я знаю, что ты мог сделать. Этого достаточно. Пока же отправишься в аббатство святого Доминика, и там комиссар святейшей инквизиции с тобой побеседует. - Инквизитор? Господи милостивый! Да о чем? Слово "инквизиция" знали все, и оно у каждого вызывало чувство страха. В один миг все было перевернуто вверх дном. С треском взлетали крышки сундуков. Бережно хранимая одежда, платки, домотканое полотно и овчинные безрукавки - все было разбросано по халупе и бесцеремонно топталось сапогами солдат. С грохотом переворачивались лари, с полок летели горшки. Катерина со слезами на глазах смотрела на разгром. Пока продолжался обыск, Тим сидел на скамье со связанными руками. Катерина с перекошенным от ужаса лицом стояла в углу, простоволосая, кое-как одетая. Монах сидел за столом и методично менял лучины. Снаружи доносилось фырканье лошадей. Рыжебородый окликнул одного из воинов: - Ганс, поищи коням сена и ячменя, да не забудь и для нас на завтрак чего-нибудь. Один из "слуг инквизиции" - молодой, с плутоватым лицом парень - вышел во двор. Наконец вся халупа была обыскана, о чем рыжебородый доложил монаху. Тот сидел, уронив голову на грудь; его шапочка упала на пол, и в курчавой шевелюре была ясно видна свежевыбритая макушка. Рыжебородый ткнул пальцем монаха в плечо: - Э-эй, отче Горгоний, потом будем спать! Монах встрепенулся и долго мигал глазами, бессмысленно глядя по сторонам. Придя в себя, он недовольно пробурчал: - Ничуть я не спал! А если даже и спал, так что же?.. Ну, Губерт, всё осмотрели? Ничего нет? Очень хорошо! Монах встал, потянулся и, сладко зевнув, подошел к двери и слегка открыл ее. На дворе уже было серо. В предрассветном сумраке виднелись очертания хлева, сарая, изгороди и деревьев. Призрачными тенями вырисовывались серые силуэты привязанных к забору лошадей. Где-то в хлеву пронзительно заверещал поросенок, затем смолк. Лошади с хрустом жевали ячмень. Ганс вернулся, держа за задние ноги поросенка: - Эй ты, старая ведьма, зажигай очаг да мигом зажарь поросенка - добрым людям пора позавтракать! Зарезанный поросенок был брошен к ногам Катерины. Она бессмысленно на него глядела и не двигалась с места. Ганс с размаху ударил ее по щеке: - Ну, старая жаба, пошевеливайся! - Брось ее, Ганс! Не видишь разве - она ополоумела со страху. Сам займись им, - сонно проговорил Губерт. Ганс, ворча проклятия по адресу ленивых чешских свиней, начал тут же потрошить поросенка. Скоро халупа наполнилась ароматом жареной свинины. Монах и Губерт, сидя рядом, погрузились к сладкую дремоту. Тим поднял голову и, искоса взглянув на дремлющих монаха и Губерта, тихонько кашлянул раз, другой. Катерина вздрогнула и повернула к нему голову. Тим слегка кивнул ей; она подошла поближе. - Жена, если со мной что случится лихое, Штепанку как-нибудь сообщи, чтобы сюда ни ногой. Поняла? Катерина утвердительно кивнула головой и продолжала стоять все так же безучастно и неподвижно. Отец Горгоний внезапно открыл глаза: - А... что? Сговариваетесь!.. Что ты ей сказал, бездельник? Тим только пожал плечами: - Что сказал? Что слышал, то и сказал. - Ладно, завтра ты все нам расскажешь... Губерт, гони ее отсюда. Губерт зевнул, потянулся, подошел к Катерине и ударом огромного кулака в ухо свалил ее на пол. Тим в ярости вскочил со скамейки и безуспешно старался освободить связанные руки. Тогда он одним ударом ноги в живот отшвырнул Губерта к стене. Солдаты выхватили короткие мечи - даги - и бросились на Тима. - Не убивать! - заорал монах. - Он нам дохлый не нужен. Приказ был строг, и саксонцы ограничились тем, что избили Тима. Весь в крови, Тим лежал на полу и тихо стонал. - Убрать ее! - приказал монах, указывая на лежавшую без движения Катерину. Солдаты выбросили Катерину во двор. - Ut sementem feceris itu metes1! - провозгласил нравоучительно монах. - Отче, жаркое уже готово! Надо бы поискать у этих скотов вина или хоть пива, - раздался голос Ганса. - Ищите - и обрящете, дети мои! - сладко проговорил монах. Солдаты последовали указанию доминиканца и действительно нашли небольшой бочонок пива и изрядную Глиняную флягу вина. Когда мясо в большой деревянной миске было поставлено на стол и перед каждым оказалась наполненная вином большая глиняная кружка, отец Горгоний наспех пробормотал молитву и схватил огромный кусок жареного поросенка. Все жадно набросились на еду и питье. Вскоре все было кончено, и слуги святейшей инквизиции, покачиваясь, вышли из халупы, ведя за собой арестованного. Тим едва передвигал ноги. Отец Горгоний, красный, с осоловелыми глазами, с трудом взобрался в седло и тронулся в путь. Тима вывели на дорогу. Он глянул на неподвижно лежавшую посреди двора жену и только сжал зубы от бессильной ярости и щемящего горя. - Где же правда? Господи! - шептал он. - И зачем я дал связать себе руки!.. Грубый пинок в спину заставил его двинуться дальше. У калитки валялся труп верного пса с размозженной головой. - Прощай, Белый! - И, осторожно обойдя труп пса, Тим зашагал по дороге. Уже совсем рассвело. Где-то заиграл рожок пастуха. Слышалось блеяние овец, мычание коров и лай деревенских собак. Деревня начинала просыпаться. Идти пришлось долго. Впереди ехали отец Горгоний и Губерт, за ними четверо солдат, между которыми шел Тим. Лицо Тима было в крови; она засохла на усах и бороде. Босые ноги были изранены о попадавшиеся по дороге острые камни. Наконец на холме, окруженном густым лесом, показались крыши аббатства. Еще час прошел, и измученный Тим скорее упал, чем сел на землю у высоких ворот монастыря. Всадники сошли с лошадей, и отец Горгоний постучал в ворота. Сторож, узнав через окошечко доминиканца, сейчас же открыл ворота. В четырехугольном дворе, окруженном со всех сторон монастырскими строениями, посередине возвышалась церковь св. Доминика. Только что окончилась обедня, и монахи вереницей выходили из церкви. Направо от церкви было длинное здание, где помещались монашеские кельи; с левой стороны - монастырская трапезная и библиотека. Монастырь был обнесен высокой каменной стеной, за которой виднелся дом аббата с обширным садом. Отец Горгоний остановил проходившего мимо монаха: - Мир тебе, брат мой! Не скажешь ли мне, где сейчас господин аббат и его преподобие комиссар святейшей инквизиции отец Гильденбрант? - Они оба в саду у отца Бернгарда. - Подождите меня здесь! - уже на ходу через плечо крикнул отец Горгоний Губерту, а сам направился через маленькую калитку в стене в сад аббата. Сад был разбит с большим вкусом и знанием дела: гладкая, усыпанная крупным желтым песком дорожка была окаймлена бордюром цветов, местами переходящим в большие, пышные клумбы. В изящной беседке сидели аббат и комиссар святой инквизиции отец Гильденбрант. Отец Горгоний, остановившись у входа, отвешивал поклон за поклоном: - Pax vobiscum2! - Тебе тоже, брат Горгоний. Я вижу, тебе есть о чем доложить, - с нетерпением проговорил отец Гильденбрант.

Антон Царевский

Байки-застpяйки

SC> Деда, pасскажите, плиз, на ночь байки пpо то, кто как где на чем SC> застpевал и как вытаскивался - интеpесно опытного наpоду послушать.

Ууууу. Как я сидел при нэпе! Так как при нэпе я никогда не сидел! (С) Фунт.

Hу ладно, рассортируем по машинам.

Hа жопере я сидел в Долгопе в сугробе. Дорожку расчистили а по краям сугробы метра по полтора, ну я в такой и влетел, с краю. Hачал вылезать - фиг. Тогда поставил машину на подсос, вылез и толкнул, оно и поехало. И влетело в второй сугроб уже по полной программе, так что обратно еле-еле толпой студентов вытолкнули.