Планета МИФ

В книге В. Александрова три повести: «Заповедник», «Альфа Центавра» и «Планета МИФ». Действие первой из них отнесено к нашим дням. События второй, небольшой повести разворачиваются так, что как бы перебрасывают мост из настоящего в будущее. Новеллы, слагающие третью повесть, хронологически относятся к двадцать второму веку. Писатель то и дело «опрокидывает» фантастические картины в нашу современность и, напротив, проецирует сегодняшний день в будущее. Три повести, написанные в разных жанрах, на различном тематическом материале, обнаруживают в результате глубокое внутреннее единство.

Роднит все эти три повести авторская концепция мира. В восприятии В. Александрова важнейшая пружина человеческой жизни — мысль, нацеленная в будущее, мысль, пронизанная чувством, мысль — мечта. Мера всех событий — дело, озаренное мыслью, дело — творчество.

Отрывок из произведения:

Мы, читатели, привыкли ждать от любого литературно-художественного произведения, будь то роман или поэма, стихотворение или комедия, рассказ или киносценарий, — обязательного отклика на наши весьма многочисленные и разнородные запросы. Мы не принимаем произведение, которое лишено высокой мысли. Мы отвергаем произведение, в котором идея скомпрометирована беспомощным воплощением, обделена художественностью, не заискрилась новой жизнью в ярком образе. Мы остаемся равнодушными к произведению, которое и само несет на себе печать равнодушия к прекрасной земле людей и к людям этой земли с их чувствами, мечтами, с их борьбой.

Другие книги автора Вильям Александрович Александров

Они увидели его как только вышли из троллейбуса па кольце.

Парнишка стоял неподалеку от главного входа в аэровокзал. В одной руке он держал транзисторный магнитофон, другой прижимал к себе гитару — она висела па веревочке, перекинутой через плечо. На бледном остром лице не было беспокойства. Он что-то жевал — скучающе, медленно, не разжимая рта, и независимо поглядывал по сторонам безмятежными светлыми глазами.

«На пом будут синие джинсы и апельсинного цвета рубаха», — вспомнилась фраза из письма.

В лирическом детективе «Дорога обратно», писатель сталкивает два типа людей. Первые — «рыцари» — романтики, поэты, вторые — люди-«бульдозеры», прагматики, добивающиеся своего любой ценой. И те и другие не нарисованы у Александрова какой-либо одной — только белой или только черной краской: это живые люди, со Своими, им одним свойственными чертами облика, мирочувствовання, поведения.

«Дорога обратно» — путь к утерянной, но обретенной истине, где судьбы героев прослеживаются с самого детства (довоенное детство в приморском городе) до наших дней. (П. Тартаковский, «Здравствуйте люди…»)

Роман «Чужие — близкие» рассказывает о судьбе подростка, попавшего в Узбекистан, во время войны, в трудовой военный тыл.

Здесь, в жестоком времени войны, автор избирает такой поворот событий, когда труд воспринимается как наиболее важная опорная точка развития характеров героев. В романе за малым, скупым, сдержанным постоянно ощутимы огромные масштабы времени, красота человеческого деяния, сила заключенного в нем добра.

Что должен оствить человек после себя на земле? Что нужно человеку для полноты счастья? Что есть подлинное творчество. Не принимаем ли мы иногда показную деловитость, стремление любыми средствами утвердить себя за истинно творческое отношение к делу, за самоотверженное служение людям?

Эти вопросы в какой-то момент со всей обнаженностью встают перед героями повести "Блуждающие токи", оказавшимися в критических, переломных ситуациях

Популярные книги в жанре Космическая фантастика

Если твоя невеста исчезла накануне помолвки, необходимо разобраться, кто в этом виноват… Если на тебя готовят покушение, придется позаботиться о собственной безопасности… Если у тебя появились новые враги, придется вступить в решающую схватку…

Но если тебя теперь зовут Остромир Романов и ты должен оставаться императором, тебе придется понять, кого ты победил…

Транксы похожи на насекомых, а-анны напоминают ящеров. Люди же, как известно, не похожи ни на первых, ни на вторых. Отсюда все проблемы контакта с братьями по Вселенной. И если вдруг встречается раса, божественно прекрасная внешне и плюс к тому бесконечно добрая (подарили людям планету!), - казалось бы, какая удача! Но, оказывается, даже братьев по разуму принимать надо не по одежке.

Филип К.Дик настолько прочно вошел в пространство современной культуры, что только ленивый не слышал об этом удивительном феномене. Книги и фильмы, снятые по его романам, читают и смотрят миллионы людей во всем мире. Его фантастика актуальна. Его ученики и последователи сами сделались классиками новой литературы. А это значит, что писатель принадлежит Вечности и книги его будут жить столько, сколько продержится на плаву корабль под названием "Земля".

После завершения кампании против миуки многие вопросы остались нерешёнными. До сих пор неизвестно, кто они и как оказались на Андаре. Не менее важно также то, смогут ли земляне перенять их сильные стороны, и обо всех ли из них им известно на данный момент?

   Лайнер резко взмыл вверх, и у Масти помутнело в глазах. Он беспомощно закрыл их и тяжело дыша откинулся на спинку сиденья. Теперь он сожалел о том, что не взял те таблетки, которые ему рекомендовала мать. Он боялся, что друзья за это его засмеют, и поэтому отказался. Но теперь, когда он узнал, что это такое, ему казалось, что он согласился бы на любой позор, лишь бы ему сейчас стало легче. А лайнер так и не думал останавливаться, он наоборот всё набирал и набирал скорость. Масти не покидало ощущение, что все его органы сжимаются в комок, и что именно от этого его тошнит. Ему казалось, что сила, вдавливающая его в сидение, гораздо больше, чем предельно допустимая для человека, и от этого ему было ещё хуже. Хотя на самом деле всё было не так.

Третий параграф Космического кодекса гласит: «В особо сложных ситуациях командир имеет право принять альтернативное решение, которое временно создает большую опасность для звездолета и экипажа». Межзвездный капитан считает, что параграф устарел и ради успешного поиска инопланетных братьев его следует изменить.

Артур Ч. Кларк, один из самых знаменитых писателей-фантастов, начал свою карьеру рассказами в школьном журнале. Однако больше всего славы ему принес сценарий сенсационного фильма «2001: Одиссея в космосе», который он писал в сотрудничестве с режиссером Станли Кубриком.

Обращаясь к школьным дням, Артур Кларк, которому теперь 61 год, говорит: «Я все еще вспоминаю те редакторские дискуссии в 1930-ых годах. Примерно раз в неделю после занятий Митти (его учитель, капитан Е.Б. Митфорд) собирал своих школьников, составлявших редакторскую коллегию, и мы садились за стол, на котором лежал мешочек с конфетами. Хорошие идеи немедленно вознаграждались…. 30 лет спустя мне удалось в какой-то мере отблагодарить его, посвятив мою книгу «Девять миллиардов имен Бога» «Моему первому редактору, Митти».

Уже тогда, по его словам, стала проявляться его склонность к научной фантастике. Некоторое время он увлекался ранними журналами научной фантастики, а затем большое впечатление на него оказала «титаническая книга» Олафа Стейплдона «Последние и первые люди» (1930). «Ни до ни после этого я никогда не читал книгу, которая бы так подействовала на меня», говорит он.

Он стал интенсивно писать незадолго до войны, во время которой он служил в британских военно-воздушных силах, но убедившись в том, что в Великобритании нет большого спроса на научную фантастику, он начал писать для американских журналов.

Кларк написал около 20 книг в жанре популярно-научной литературы, большинство из них на темы, связанные с космическим пространством; в их числе «Создание луны» (1957) и «Вызов космического корабля» (1960); он опубликовал также около 25 романов и сборников рассказов. Самые замечательные из них — «Пески Марса» (I951) и «Конец детства» (1953).

Книги Кларка явно свидетельствуют о его профессиональном опыте: в 1943 году он был техническим офицером на первой радиолокационной установке и состоял также членом Института электротехников. В 1945 году он участвовал в исследовательской подготовке запуска первых спутников связи; был членом-основателем и позже председателем Британского межпланетного общества — в 1946-7 и снова в 1950–1953 гг.

Артур Кларк был награжден несколькими международными премиями за его книги, включая одну от Всемирной академии искусства и науки (1962).

За истекшие годы он часто читал лекции по радио и по телевидению как в Соединенном Королевстве и в США, так и для ЮНЕСКО (Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры.)

Теперь Кларк живет в Шри Ланке, где он увлекается подводным спортом. С 1954 года он занимается подводными исследованиями Большого барьерного кораллового рифа Австралии и у берегов Шри Ланки. Одна из его книг «Сокровище Большого рифа» (1964).

В рассказе «Солнечные паруса», написанном в 1965-ом году, он рассказывает о флотилии огромных солнечных кораблей, которые участвуют в фантастических гонках, движимые «солнечным ветром, который веет между планетами».

Рассказ взят из сборника «Лучшие рассказы Артура Ч. Кларка 1939–1971», который, по словам автора, представляет собой выбор из шести томов рассказов, «охватывающий почти все, что я написал в этом жанре».

Великое Кольцо цивилизаций Галактики и Человечество. Начало пути к объединению.

Обычные земные люди и их жизнь и работа на Земле и в космическом пространстве.

Предупреждение залившего: автор - голимый либераст.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Юмор нужен человеку как воздух. Люди, лишенные этого бесценного дара, унылы и скучны.

Писать юмористические рассказы нелегко. Дело не только в том, чтобы смешить. Ради этого не стоит браться за перо. Смех - дело полезное. Врачи утверждают, что он излечивает от многих недугов.

Может быть, не все рассказы и сказки понравятся читателю. Что ж поделаешь? Каждый писатель-юморист должен уметь ни на кого не обижаться.

Я сразу же узнал ее, когда она появилась на пороге моей квартиры. Это случилось солнечным летним утром, в понедельник, когда я брился у зеркала в ванной, собираясь на работу. В то время как мои руки тщательно скоблили станком невыразительное лицо, мысли вяло текли одна за другой: вот сегодня мне предстоит сделать то-то и то-то в конторе, друг просил помочь днем с перевозкой какого-то там шкафа (надо будет позвонить ему), у кошки опять закончился «вискас» (надо будет по пути домой сделать крюк в магазин), вечером покажут интересное кино по телевизору (надо будет посмотреть), который день ждет стирки замоченное еще на той неделе белье (надо будет постирать), в пятницу очень эффектно сгорела духовка в кухонной плите (надо, наконец, вызвать мастера), и так далее до бесконечности. Вполне обычные для начала недели мысли, никаких особых событий не предвиделось, и я был вполне доволен такой размеренной жизнью. Вдруг раздался звонок в дверь. Я вздрогнул и чуть не порезался бритвой. Кто мог звонить в дверь моей холостяцкой квартиры в полдевятого утра в понедельник? Кому я вдруг срочно понадобился? Надо полагать, что в такое время приходят не для того, чтобы сообщить радостную весть. Терзаемый нехорошими предчувствиями, я пошел открывать дверь. Я сразу же узнал ее. Почему-то я даже не удивился. Мне показалось в тот момент, что именно так она и должна была появиться через почти пятнадцать лет. Кто-то бы написал письмо, позвонил, или хотя бы дал телеграмму, а она вот пришла просто так, как будто никуда не уезжала. Когда мы виделись последний раз, нам было по шестнадцать лет. Сколько же могло всего произойти за такое время, сколькое могло измениться! Странно, что она меня не забыла. Хотя, впрочем, я ведь тоже подчас думал о ней долгими одинокими вечерами и даже немножко скучал. Она, конечно, была уже совсем не той девчонкой, с которой мы были знакомы в детстве. На пороге стояла прекрасно сложенная тридцатилетняя женщина, в красном воздушном платье и с черной сумочкой через плечо. Но вот огненно-рыжие волосы, уложенные в короткое каре, да веснушчатое лицо были точно такими же, как и много лет назад.

1990 год, Восточная Европа, только что рухнула Берлинская стена. Остроумные бездельники, изгои, рисковые бизнесмены и неприкаянные интеллектуалы опасливо просачиваются в неизведанные дебри стран бывшего Восточного блока на ходу обрывая ошметки Железного занавеса, желая стать свидетелями нового Возрождения. Кто победил в Холодной войне? Кто выиграл битву идеологий? Что делать молодости среди изувеченных обломков сомнительной старины? История вечно больной отчаянной Венгрии переплетается с историей болезненно здоровой бодрой Америки, и дитя их союза — бесплодная пустота, «золотая молодежь» нового столетия, которая привычно подменяет иронию равнодушием. Эмоциональный накал превращает историю потерянного поколения в психологический триллер. Бизнес и культурное наследие, радужное будущее и неодолимая ностальгия, стеклобетонные джунгли и древняя готика, отзвуки страшной истории восточноевропейских стран. Покалеченных, однако выживших.

«Прага», первый роман Артура Филлипса, предшествовал роману «Египтолог» и на Западе стал бестселлером. Эта книга вмещает в себя всю европейскую литературу. Книга для «золотой молодежи», любителей гламурных психотриллеров, нового «потерянного поколения», которому уже ничто не поможет.

В книгу кроме известных стихов и эпиграмм включены новые и ранее не публиковавшиеся произведения Валентина Гафта, в том числе его воспоминания, написанные специально для этого издания. Глава «Штрихи к портрету» содержит новеллы, эссе и интервью о Гафте, предоставленные издательству такими известными деятелями театра и кино, как Л. Ахеджакова, Р. Быков, Г. Горин, И. Кваша, Э. Рязанов. В главах «Имена», «Театр», «Ты и я», «Отражения», «Угол зрения», «Зоосад» произведения подобраны по тематическому признаку, что позволит читателю легче воспринимать и прочувствовать необычную силу поэтического дарования Гафта и своеобразное восприятие им окружающего мира.