Питание в туристском путешествии

Книга знакомит читателей с основами рационального питания туристов, рассказывает о подборе продуктов при подготовке к путешествию, их храпении и транспортировке, режиме питания в пути в зависимости от вида туризма и продолжительности путешествия. В пей даются рекомендации по составлению меню па каждый день похода, приготовлению пищи.

Отрывок из произведения:

Готовясь к путешествию, каждый турист думает над тем, какие продукты лучше взять с собой в поход, как организовать приготовление пищи в походных условиях. Ведь от рационального сбалансированного питания зависит не только жизнеобеспечение туристской группы, но зачастую успех и безопасность всего путешествия. Наш вам совет – не перегружайте рюкзак избыточными продуктами! Тяжелый рюкзак – не лучший спутник в походе. Главное – научиться самостоятельно, исходя из особенностей вашего маршрута, решать все вопросы организации питания как при подготовке к походу, так и в пути и не теряться даже тогда, когда продукты на исходе.

Популярные книги в жанре Путешествия и география

Поезд шел в белую ночь, шел от Перми на север. Светлые блики на темной бегущей воде, черные пики елей, и в бледном небе — луна, полная, без света. Плыли, белея, стволы берез, и крутые пригорки, и высокие травы над сонными озерцами...

Мы приближались к Березникам.

Город выходил к Каме частоколом заводских труб, а за рекой лежало Усолье, темнел силуэт собора, синели леса. Еще не так давно они росли и здесь, на плоском левом берегу, где раскинулись Березники. Город родился полвека назад и своим появлением был обязан геологам.

По берегу белой строчкой тянулась Кругобайкальская железная дорога с многочисленными окнами тоннелей. По некогда заброшенному пути вновь закурсировали поезда: БАМ вызвал к жизни и эту дорогу. Теперь теплоходы загружались в южнобайкальском порту «Байкал» самыми разными грузами для северной стройки, тащили в северный новый порт Курлы баржи с техникой и горючим. На верфях Листвянки, Култука и Улан-Удэ собирались теплоходы для собственно бамовского флота.

...Обеспечить в 1979—1990 годах строительство и ввод в действие сооружений защиты г. Ленинграда от наводнений протяженностью 25,4 километра... Из постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О строительстве сооружений защиты г. Ленинграда от наводнений»

Очередная передача радионовостей подходила к концу, как вдруг строгий голос диктора объявил: «К берегам Скандинавии движется циклон. Уровень воды в Неве на 163 сантиметра выше ординара, ожидается подъем воды до 220 сантиметров... Следующее сообщение слушайте...»

Окровавленного товарища разведчики притащили на плащ-палатке. Он скончался в дороге.

— Нигде и мышь не проскочит... — Старшой вытер рукавом телогрейки грязь с лица. — Каждый дом как крепость, никаким фугасом не возьмешь.

— Как она называется? — спросил Павел Дубинда командира роты.

Заулин посмотрел на карту — немецкую километровку, на которой русскими буквами были подпечатаны названия городов и крупных населенных пунктов: управление картографии фронта отставало от общего наступления с печатанием собственных карт.

19 июля 1980 года в Москве, на Большой спортивной арене Центрального стадиона имени В. И. Ленина, в огромной семиметровой чаше-лотосе вспыхнет олимпийский огонь, возвестив миру об открытии Игр XXII Олимпиады.

В соответствии с традицией этот огонь будет зажжен в Олимпии, откуда в руках бегунов-факелоносцев совершит целое путешествие, чтобы попасть на всемирный спортивный форум молодежи. Тридцать дней будет продолжаться марафонская эстафета длиной почти в пять тысяч километров по территории четырех стран: Греции, Болгарии, Румынии и Советского Союза. В отличие от обычных соревнований на ее тысячеметровых этапах не будет ни рекордов, ни победителей, ни побежденных. Однако ответственность, лежащая на всех участниках и организаторах марафонской эстафеты, от этого не станет меньше. Ведь предстоят почти пять тысяч стартов и столько же финишей. Причем каждый должен состояться в строго установленное время, неоднократно выверенное до минуты в ходе расчетов и контрольных пробегов.

Е ще вчера вовсю палило солнце, по улицам бежали ручьи, отражая апрельскую непорочность неба, со звоном рушились сосульки с крыш, а уже сегодня погода круто повернула к декабрю. Низкие, угрюмые облака занавесили весь горизонт. Кварталы Нагатина и Люблина, портовые краны, горы песка и щебня, озябшие катеришки на реке — все растворилось, померкло в стылой, промозглой слякоти.

Шагая по раскисшей земле, я вспоминал, что район этот назывался когда-то Котлами. Были, значит, такие деревеньки — Верхние Котлы и Нижние Котлы, типичные подмосковные деревеньки с раздольными картофельными полями, скрипучими колодцами и голосистыми петухами, которые, случалось, перекрикивали пароходные гудки. Котлы приказали долго жить: развивающийся город поглотил их бесследно, оставив на месте бывших полей многоэтажные корпуса домов, предприятия, лезвия асфальтовых дорог. Говорят, что когда в Кремле в 1606 году убили Лжедимитрия I, то труп его привезли именно сюда, в Котлы. Здесь его сожгли, пепел заложили в пушку и выстрелили в ту сторону, откуда самозванец ворвался в русскую столицу...

П рильнув к прохладному стеклу иллюминатора Ан-24, Тарас слушал разговоры Ситного с южанкой, медсестрой Ганной. Эта смуглая девчонка с копешкой выгоревших волос не уставала удивляться разнообразию ландшафта под крылом самолета, ахала над необъятностью тайги, блаженно щурилась от слепящей сини байкальского зеркала. Она то и дело подталкивала Тараса под локоть, требуя каких-то объяснений про прихотливость таежных речек, почему багульник зовется багульником да можно ли с такой высоты разглядеть в тайге медведя. На вопросы Ганны Тарас отвечал вяло, рассеянно, и скоро она переместила огонь своего любопытства на Ситного, начальника лавинного отряда. Ситный же добродушно и с удовольствием пускался в подробные объяснения, приправленные сибирскими байками.

Репортаж с ударной комсомольской стройки

Над Магаданом висело какое-то очень далекое солнце, и я уже подумывал лететь в Синегорье самолетом, как вдруг погода резко переменялась, задул порывистый ветер, принесший плотные клубы низких туч. На город лег занудливый, холодный дождь, и тогда я решил добираться до Колымской ГЭС рейсовым автобусом, который теперь ходил по маршруту Магадан — Синегорье. Была и еще одна причина, подтолкнувшая меня к автобусной станции — хотелось. Опять увидеть череду знакомых колымских гор.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В книге представлена первая на русском языке биография великого французского сказочника Шарля Перро (1628–1703), автора «Золушки» и «Кота в сапогах», «Красной Шапочки» и «Синей Бороды» — сказок, которые каждому из нас знакомы с детства. При жизни он был известен прежде всего как автор напыщенных поэм и трактатов, а также как сановник, ведавший официальным прославлением в произведениях литературы и искусства короля Людовика XIV, и академик (а одно время даже председатель) Французской академии. Однако подлинное бессмертие в веках принесли ему восемь небольших сказок, опубликованных им от имени сына Пьера в сборнике «Сказки матушки Гусыни» в 1696 году.

Первый роман о Псмите, никогда раньше не переводившийся на русский язык!

Полное искрометного юмора повествование о невообразимых приключениях великосветского бездельника, который время от времени пытается заняться чем-нибудь полезным для общества — но, наверное, лучше бы не пытался…

Юному Псмиту, только что закончившему элитарную школу и намеревающемуся поступить в Кэмбридж, грозит беда. Его папаша уверился, что будущее Англии принадлежит коммерции и коммерсантам — и решает пристроить сыночка в банк в Сити.

Псмит в роли клерка? Это уже смешно. А когда юноша объединяет усилия с коллегой, тоже категорически не видящим своего будущего в унылом Сити, это становится еще и опасно для окружающих…

18-ый том мультибестселлера о Хонор Харрингтон.

Неправильный номер? Есть две стороны в любом споре... если не больше.

Мишель Хенке, двоюродная сестра Королевы Мантикоры Элизабет, лучшая подруга Хонор Харрингтон и командующая  Десятым Флотом Мантикоры была несколько удивлена, когда прибывший из Системы Мёбиус посыльный сообщил ей, что Фронт Освобождения Мёбиуса готов поднять восстание против ненавистного режима президента Свейна Ломброзо. Она может понять, почему кто-то испытывает желание избавиться от кого-то вроде Ломброзо, но почему её ставят в известность об этом? В конце концов, у неё есть собственные проблемы в виде маленького такого вопроса назревающей войны насмерть против Солнечной Лиги.

Мишель только что, защищая новых граждан Звездной Империи из Сектора Талботт, нанесла «неукротимому» флоту Солнечной Лиги самое оскорбительное, одностороннее поражение в его всей почти тысячелетней истории. Но Лига – самая сильная звёздная нация в истории человечества. Её флот собирается вернуться – и на сей раз с тысячами супердредноутов.

А перед Хенке расстилается пространство с множеством обитаемых звёздных систем – некоторые – независимые, другие – управляемые марионеточными режимами, а третьи – просто напрямую захваченные Солларианским Управлением Пограничной Безопасности – лежащих вдоль границы Лиги с Сектором Талботт. Как только весть о поражении Лиги распространилась по окрестностям, вся граница вскипела волнениями, и Мишель сочувствует угнетаемому населению, чьё единственное желание – освободиться от своих ненавистных хозяев.

И это ставит её в несколько затруднительное положение, когда прибывает посыльный с Мёбиуса, потому что кто-то очевидно ввёл его в заблуждение. По его словам, восстание на Мёбиусе было тщательно спланированно и подразумевало тесную координацию с влиятельным внешним союзником: Звёздной Империей Мантикоры. Вот только Мантикора – и Мишель Хенке – даже не слышали о Фронте Освобождения Мёбиуса.

Это – подстава... и Мишель знает, кто стоит за ней. Тайная организация «Указание Мезы» организовала смелую операцию по дискредитации Мантикоры, как защитницы свободы. И когда КФМ не придёт на помощь, когда ФОМ будет жестоко и безжалостно раздавлен, ни одна  независимая звёздная система никогда больше не станет доверять Мантикоре.

Мишель Хенке понимает, что у неё нет санкции её правительства на помощь каким-либо восстаниям или освободительным движениям, что у неё не так много кораблей, что они не могут быть во множестве разных мест одновременно и… что это не может служить оправданием отказа выделить из её ограниченных сил корабли для поддержки освободительных движений, к которым Звёздная Империя никогда не имела отношения.

Она понимает это... но ей нет дела до этого.

Она не может позволить, чтобы тысячи патриотов, веря, что Мантикора придёт им на помощь, отправились на смерть, потому что помощь Мантикоры им обещали её враги.

Мишель Хенке не будет спокойно наблюдать за этим.

О «Миссии чести», номер #13 в серии о Хонор Харрингтон:

“В этом долгожданном романе о Хонор Харрингтон Вебер сочетает реалистичные описания характеров привлекательных героев с интеллектуальными технологическими разработками и глубоким пониманием военной бюрократии… Поклонники этой замечательной космической оперы останутся довольны новыми приключениями их любимой героини”, Publishers Weekly 

“Этот последний роман из саги о Хонор Харрингтон повествует о новом решающем поворотном моменте… Читатели могут быть уверены, что ещё не раз смогут насладиться чтением любимого романа”, – Booklist

О Дэвиде Вебере и серии Хонор Харрингтон:

“...всё, что вы хотели увидеть в героине…. Превосходно… динамично”, – Science Fiction Age

“Блестяще! Блестяще! Блестяще!” – Энн МакКеффри

“Захватывающие сражения дополнены привлекательными характерами героев в величайшем приключении в жанре космической оперы.” – Locus

“…Вебер сочетает реалистичные описания характеров привлекательных героев с интеллектуальными технологическими разработками… Поклонники этой замечательной космической оперы останутся довольны...” – Publishers Weekly

Об авторе

С более чем семью миллионами отпечатанных экземпляров своих книг и семнадцатью наименованиями своих произведений в списках бестселлеров «Нью-Йорк Таймс», Дэвид Вебер – научно-фантастический издательский феномен нового тысячелетия. В чрезвычайно популярной серии о Хонор Харрингтона, дух C.S. Forester Horatio Hornblower и Patrick O’BrianMaster and Commander оживает в галактике будущего. Книги серии о Хонор Харрингтона появлялись в семнадцати списках бестселлеров, включая таковые из The Wall Street Journal, The New York Times, и USA Today. В то время как Вебер известен прежде всего своими яркими космическими операми в современном стиле, он также является создателем фэнтезийной серии «Клятва Мечей» и научно-фантастической саги «Дахак». Вебер также играет заметную роль в непрекращающемся потоке работ в соавторстве, включая написанный совместно со Стивом Уайтом сериал «Starfire», роман «Выбор Шивы» из которого попал в списки бестселлеров Нью-Йорк Таймс. Сотрудничество Вебера с Эриком Флинтом привело к пользующемуся спросом роману «1634: Война на Балтике», а его книги о планетарных приключения с военным научно-фантастическим уклоном, написанные в соавторстве с создателем многократных национальных бестселлеров Джоном Ринго, включают блокбастеры «Марш к звёздам» и «Нас мало…». И наконец, Вебер в соавторстве с  Линдой Эванс создали популярную серию «Multiverse». Дэвид Вебер живёт в своём доме в Южной Каролине с женой и детьми.

Shadow of Freedom – eARC

 David Weber

 Advance Reader Copy

 Unproofed

 Baen 2013

Мемуары Антония Фердинанда Оссендовского «Люди, боги, звери» представляют собой увлекательное повествование о приключениях автора в Сибири и Монголии, охваченных гражданской войной. На одной из дорог он встречает легендарного барона Унгерна и множество других весьма странных реальных персонажей. В этих скитаниях ему открывается тайна загадочной страны Шамбалы, якобы существующей на Востоке. И просвещенные ламы предсказывают Оссендов-скому его судьбу и судьбы мира.

Кроме того, читатель найдет в этой книге интереснейший рассказ писателя и путешественника, прошедшего по следам Антония Фердинанда, Витольда Михаловского о жизни, странствиях, литературной и научной работе Оссендовского.