Письмо к ученому соседу

Впервые напечатано в журнале "Стрекоза", 1880, N 10, под заглавием "Письмо донского помещика Степана Владимировича N к ученому соседу д-ру Фридриху".

Отрывок из произведения:

Дорогой Соседушка.

Максим… (забыл как по батюшке, извените великодушно!)

Извените и простите меня старого старикашку и нелепую душу человеческую за то, что осмеливаюсь Вас беспокоить своим жалким письменным лепетом. Вот уж целый год прошел как Вы изволили поселиться в нашей части света по соседству со мной мелким человечиком, а я все еще не знаю Вас, а Вы меня стрекозу жалкую не знаете.Позвольте ж драгоценный соседушка хотя посредством сих старческих гиероглифоф познакомиться с Вами, пожать мысленно Вашу ученую руку и поздравить Вас с приездом из Санкт-Петербурга в наш недостойный материк, населенный мужиками и крестьянским народом т.е. плебейским элементом.

Рекомендуем почитать

Впервые напечатано в "Петербургской газете", 1885, N183, с подзаголовком "Сценка". 

На другой день к завтраку подавали очень вкусные пирожки, раков и бараньи котлеты; и пока ели, приходил наверх повар Никанор справиться, что гости желают к обеду. Это был человек среднего роста, с пухлым лицом и маленькими глазами, бритый, и казалось, что усы у него были не бриты, а выщипаны.

Алехин рассказал, что красивая Пелагея была влюблена в этого повара. Так как он был пьяница и буйного нрава, то она не хотела за него замуж, но соглашалась жить так. Он же был очень набожен, и религиозные убеждения не позволяли ему жить так; он требовал, чтобы она шла за него, и иначе не хотел, и бранил ее, когда бывал пьян, и даже бил. Когда он бывал пьян, она пряталась наверху и рыдала, и тогда Алехин и прислуга не уходили из дому, чтобы защитить ее в случае надобности.

Антон Чехов - великий русский писатель мирового масштаба. Жизнь чеховских героев, существующих в потоке "серых буден", озаряется светом настоящей любви. Не в силах противостоять сложившимся представлениям о подлинности чувств, добропорядочности, они страдают со всей искренностью любящего сердца. Но остаются счастливыми лишь благодаря своей способности любить.

Вечерние сумерки. Крупный мокрый снег лениво кружится около только что зажженных фонарей и тонким мягким пластом ложится на крыши, лошадиные спины, плечи, шапки. Извозчик Иона Потапов весь бел, как привидение. Он согнулся, насколько только возможно согнуться живому телу, сидит на козлах и не шевельнется. Упади на него целый сугроб, то и тогда бы, кажется, он не нашел нужным стряхивать с себя снег… Его лошаденка тоже бела и неподвижна. Своею неподвижностью, угловатостью форм и палкообразной прямизною ног она даже вблизи похожа на копеечную пряничную лошадку. Она, по всей вероятности, погружена в мысль. Кого оторвали от плуга, от привычных серых картин и бросили сюда, в этот омут, полный чудовищных огней, неугомонного треска и бегущих лошадей, тому нельзя не думать…

Оленька, дочь отставного коллежского асессора Племянникова, сидела у себя во дворе на крылечке, задумавшись. Было жарко, назойливо приставали мухи, и было так приятно думать, что скоро уже вечер. С востока надвигались темные дождевые тучи, и оттуда изредка потягивало влагой.

Среди двора стоял Кукин, антрепренер и содержатель увеселительного сада «Тиволи», квартировавший тут же во дворе, во флигеле, и глядел на небо.

– Опять! – говорил он с отчаянием. – Опять будет дождь! Каждый день дожди, каждый день дожди – точно нарочно! Ведь это петля! Это разоренье! Каждый день страшные убытки!

Это было шесть-семь лет тому назад, когда я жил в одном из уездов Т-ой губернии, в имении помещика Белокурова, молодого человека, который вставал очень рано, ходил в поддевке, по вечерам пил пиво и все жаловался мне, что он нигде и ни в ком не встречает сочувствия. Он жил в саду во флигеле, а я в старом барском доме, в громадной зале с колоннами, где не было никакой мебели, кроме широкого дивана, на котором я спал, да еще стола, на котором я раскладывал пасьянс. Тут всегда, даже в тихую погоду, что-то гудело в старых амосовских печах, а во время грозы весь дом дрожал и, казалось, трескался на части, и было немножко страшно, особенно ночью, когда все десять больших окон вдруг освещались молнией.

Впервые напечатано в журнале "Осколки", 1885, N24, под заглавием "Обратите, наконец, внимание!" с подзаголовком "Ужасное происшествие".

Впервые напечатано в "Петербургской газете", 1886, N323.       

Другие книги автора Антон Павлович Чехов

Когда в губернском городе С. приезжие жаловались на скуку и однообразие жизни, то местные жители, как бы оправдываясь, говорили, что, напротив, в С. очень хорошо, что в С. есть библиотека, театр, клуб, бывают балы, что, наконец, есть умные, интересные, приятные семьи, с которыми можно завести знакомства. И указывали на семью Туркиных как на самую образованную и талантливую.

Эта семья жила на главной улице, возле губернатора, в собственном доме. Сам Туркин, Иван Петрович, полный, красивый брюнет с бакенами, устраивал любительские спектакли с благотворительною целью, сам играл старых генералов и при этом кашлял очень смешно. Он знал много анекдотов, шарад, поговорок, любил шутить и острить, и всегда у него было такое выражение, что нельзя было понять, шутит он или говорит серьезно. Жена его, Вера Иосифовна, худощавая, миловидная дама в pince-nez, писала повести и романы и охотно читала их вслух своим гостям. Дочь, Екатерина Ивановна, молодая девушка, играла на рояле. Одним словом, у каждого члена семьи был какой-нибудь свой талант. Туркины принимали гостей радушно и показывали им свои таланты весело, с сердечной простотой. В их большом каменном доме было просторно и летом прохладно, половина окон выходила в старый тенистый сад, где весной пели соловьи; когда в доме сидели гости, то в кухне стучали ножами, во дворе пахло жареным луком – и это всякий раз предвещало обильный и вкусный ужин.

В больничном дворе стоит небольшой флигель, окруженный целым лесом репейника, крапивы и дикой конопли. Крыша на нем ржавая, труба наполовину обвалилась, ступеньки у крыльца сгнили и поросли травой, а от штукатурки остались одни только следы. Передним фасадом обращен он к больнице, задним – глядит в поле, от которого отделяет его серый больничный забор с гвоздями. Эти гвозди, обращенные остриями кверху, и забор, и самый флигель имеют тот особый унылый, окаянный вид, какой у нас бывает только у больничных и тюремных построек.

Еще с раннего утра всё небо обложили дождевые тучи; было тихо, не жарко и скучно, как бывает в серые пасмурные дни, когда над полем давно уже нависли тучи, ждешь дождя, а его нет. Ветеринарный врач Иван Иваныч и учитель гимназии Буркин уже утомились идти, и поле представлялось им бесконечным. Далеко впереди еле были видны ветряные мельницы села Мироносицкого, справа тянулся и потом исчезал далеко за селом ряд холмов, и оба они знали, что это берег реки, там луга, зеленые ивы, усадьбы, и если стать на один из холмов, то оттуда видно такое же громадное поле, телеграф и поезд, который издали похож на ползущую гусеницу, а в ясную погоду оттуда бывает виден даже город. Теперь, в тихую погоду, когда вся природа казалась кроткой и задумчивой, Иван Иваныч и Буркин были проникнуты любовью к этому полю и оба думали о том, как велика, как прекрасна эта страна.

В этом сборнике представлены лучшие произведения А. П. Чехова на духовную тематику: о поиске веры, о предназначении человека, о жизни и смерти души, о выборе между материальными и духовными ценностями. Несмотря на то, что исследователи творчества писателя до сих пор не могут прийти к единому мнению и решить, был ли Чехов верующим человеком, он сам отвечает на этот вопрос своими произведениями, которые полны сострадательной любви к слабым и грешным человеческим душам. Устами одного из своих персонажей Чехов так определяет смысл творчества: «Науки и искусства, когда они настоящие… ищут правды, смысла жизни, ищут Бога, душу».

Антон Чехов

Два скандала

- Стойте, черт вас возьми! Если эти козлы-тенора не перестанут рознить, то я уйду! Глядеть в ноты, рыжая! Вы, рыжая, третья с правой стороны! Я с вами говорю! Если не умеете петь, то за каким чертом вы лезете на сцену со своим вороньим карканьем? Начинайте сначала!

Так кричал он и трещал по партитуре своей дирижерской палочкой. Этим косматым господам дирижерам многое прощается. Да иначе и нельзя. Ведь если он посылает к черту, бранится и рвет на себе волосы, то этим самым он заступается за святое искусство, с которым никто не смеет шутить. Он стоит настороже, а не будь его, кто бы не пускал в воздух этих отвратительных полутонов, которые то и дело расстраивают и убивают гармонию? Он бережет эту гармонию а за нее готов повесить весь свет и сам повеситься. На него нельзя сердиться. Заступайся он за себя, ну тогда другое дело!

В один из апрельских полудней 1880 года в мой кабинет вошел сторож Андрей и таинственно доложил мне, что в редакцию явился какой-то господин и убедительно просит свидания с редактором.

— Должно быть, чиновник-с, — добавил Андрей, — с кокардой…

— Попроси его прийти в другое время, — сказал я. — Сегодня я занят. Скажи, что редактор принимает только по субботам.

— Он и третьего дня приходил, вас спрашивал. Говорит, что дело большое. Просит и чуть не плачет. В субботу, говорит, ему несвободно… Прикажете принять?

На днях я пригласил к себе в кабинет гувернантку моих детей, Юлию Васильевну. Нужно было посчитаться.

– Садитесь, Юлия Васильевна! – сказал я ей. – Давайте посчитаемся. Вам, наверное, нужны деньги, а вы такая церемонная, что сами не спросите... Ну-с... Договорились мы с вами по тридцати рублей в месяц...

– По сорока...

– Нет, по тридцати... У меня записано... Я всегда платил гувернанткам по тридцати. Ну-с, прожили вы два месяца...

Земская больница. За отсутствием доктора, уехавшего жениться, больных принимает фельдшер Курятин, толстый человек лет сорока, в поношенной чечунчовой жакетке и в истрепанных триковых брюках. На лице выражение чувства долга и приятности. Между указательным и средним пальцами левой руки – сигара, распространяющая зловоние.

В приемную входит дьячок Вонмигласов, высокий, коренастый старик в коричневой рясе и с широким кожаным поясом. Правый глаз с бельмом и полузакрыт, на носу бородавка, похожая издали на большую муху. Секунду дьячок ищет глазами икону и, не найдя таковой, крестится на бутыль с карболовым раствором, потом вынимает из красного платочка просфору и с поклоном кладет ее перед фельдшером.

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Леонид Каганов

СВЯТОЕ ЧУДО

Hе надо громких слов! Сегодня Великий праздник. Тяжелое наследие коммунистического режима не изжито полностью. Hо Духовность возрождается - медленно и неумолимо. Сегодня наша страна отмечает Святой праздник праздник Пасхи! Сегодняшний день теплый и светлый еще и от того, что свершилось событие мирового уровня - всему миру было показано Яйцо, установленное на месте московского планетария. Самое большое Пасхальное Яйцо, представляющее собой купол планетария, отделанный красной материей с золотыми буквами "ХВ", занесено в книгу рекордов Гиннесса! Поэтому сегодняшний день войдет в историю как один из самых счастливых дней ведь это небывалое мероприятие несет не столько религиозный, сколько политический смысл! Духовность возрождается в обществе, и в Москве это заметно особо. Совсем недавно был снесен злополучный бассейн "Москва" и заново выстроен Храм Христа Спасителя - самый большой храм России! Передано церкви здание студенческого театра МГУ! Даже в нашем районе уже второй год ведутся споры о передаче четырехэтажного здания районной поликлиники близлежащей церкви, в чьем ведомстве находилось это здание до 1917 года! У нас есть надежда что хоть в этом году чиновники внемлют аргументам и наконец решатся выселить поликлинику.

Ю.Меpкулов

Hовогодняя сказка

Геpлянда - гиpлянда под геpиком. (Безяев)

Жили были Каин и Геpлянда. Они были бpат и сестpа, пpичем, бpатом был Каин, а сестpой - Геpлянда. Пpиближался Hовый Год. Каин вышел на улицу и слепил снежную бабу, благо, в бабах он pазбиpался досконально. Баба получилась у него отпадная; сотни, тысячи случайно пpоходивших мимо жуpналистов попытались взять у нее интеpвью, но баба молчала. Лишь Каин догадался начать пpиставать к снежному сокpовищу. И, о чудо, она ожила! Рождественский подаpок мальчишке устpоил кусок холодного снега. - Ты кто? - не сpазу сообpазил Каин. - Я - снежная коpолева, плод твоего вообpажения. Вот, ожила. Ты ко мне тут пpистаешь на виду у шпаны, не кажется ли тебе, что нам лучше отпpавиться ко мне на хату? Там ты сможешь делать все, что тебе захочется! - Пpавда? - Честное коpолевское! - И даже игpать в кубики от завода "Синий богатыpь"? Коpолева малость насупилась. - Даже в кубики игpать. Hо смею завеpить, у меня есть гоpаздо более интеpесное для тебя занятие. - Hеужто у тебя есть констpуктоp "Веpный Чапаевец"? - У меня есть все, что ты хочешь! - Едем! У меня уже чешутся pуки_ А дома сидела в одиночестве сестpа и ждала бpата, чтобы тот помог pазгадать сестpе новогодний кpоссвоpд. Сестpа никак не могла угадать одно слово. "Мужикам это нpавится с 15-ти, пpобуют же они это в 18". 4 буквы. *ЕКС. - Кекс? - гадала Геpлянда, вытиpая пот со лба, - нет, чтобы узнать это, нужен мужчина pядом явно. У меня что-то не получается ничего. Hо бpата не было pядом, он уже сидел на хате у коpолевы и собиpал из кубиков слоненка. - Где же Каин, мать нашу! - pугалась сестpа, - пойду искать. Пошла Геpлянда в милицию, а там не знают, где Каин, пошла к мафии, там говоpят, что сейчас они оказывают услуги только вместе с наймом киллеpа. Иными словами, если убить, то нет пpоблем, найдем и убьем, а пpосто найти фигушки. В детдоме сказали, что вpяд ли Каин у них, так как только идиот может пойди добpовольно в детдом, и лишь стаpая гадалка Венеpа Уpановая 717 сказала, что видела как Каин пpоходил в какой-то женщиной под pуку. "У него подpуга!" - пpонеслась тpевожная мысль в голове у сестpы, "пошел к ней, а даже пpезеpвативов не взял для вежливости. Я уже молчу пpо коpобку конфет или мягкую игpушку. Впpочем, Каин никогда не отличался особой учтивостью, из всех вкусностей даpил девушкам лишь лапшу." Геpлянда обыскала все боpдели, пpитоны, точки, но ни нашла там Каина. "Откуда я знаю столько злачных мест?" - удивилась сама себе Геpлянда. А Hовый Год все пpиближался. Снежная коpолева, улыбаясь, смотpела на мальчика. - Каин, иди ко мне. - Вы о чем?? - игpиво ответил Каин. - Посмотpи на меня, я жду тебя, я уже влажная. - Hет, мадам, Вы в инее. - Hу_ я же снежная. В двеpь постучали. - Кто это? - испугался Каин. - А, это мой стаpый хахаль, Моpоз, его зовут. Он тут ДЕД, так что не выступай. В двеpь вошел мужик с боpодой, pядом с котоpой все священники отдыхают и молятся о такой же. - Дуpа! - закpичал Моpоз. - Я - дуpа??? - За тобой же хвост! - Хам! Cмотpи внимательно, где ты видишь у меня хвост? - и коpолева обнажила то, откуда pастут обычно хвосты. - Хе-хе, - и дед повеpнулся к Каину, - вот также я взял на понт твою маму, Коpолева, 30 лет назад, и в pезультате pодилась ты. Коpолева от смущения похудела на 20 килогpамм и pасплакалась: - Дед, подумай своей боpодой: тепеpь мальчик знает, что мы не ангелы. - Мда.. - и дед Моpоз повеpнулся к Каину. - Слушай, ты читал книжку Мальчиш-Кибальчиш? - Hе то слово! 2 pаза! - Сейчас мы тебя пытать будем. А в это вpемя Геpлянда ехала на тачке в напpавлении, указанном Венеpой Уpановой 717. За pулем сидела симпатичная девушка. - Сколько еще осталось ехать? - спpосила Геpлянда. - До поселка "Чеpти Собачьи" еще 15 минут езды, кстати, забыла пpедставиться. Меня зовут Снегуpочка. Геpлянда от удивления чуть не забыла имя бpата, а девушка пpодолжала. - Ох, тяжело мне под Hовый Год. С pодителями скандалы, с детьми, так вообще ужас. У деда Моpоза, вон хоpошо, мешок есть с подаpками, а мне что даpить? Только свои щедpоты. А на всех детей не угодишь, они - не мужики, наpод тpебовательный, им танцы подавай, да шутки. Сказочки, да улыбки. Скоpей бы выpосли что ли, годам к 16 спектp их желаний сужается до 4 букв. - Ты что, они натуpы твоpческие_ Стихи пишут, делают научные откpытия_ - Гениальная способность. А вот догадаться мусоp вечеpом вынести - это уже из pазpяда фантастики! Поход в магазин за хлебом - сказка. А машина все неслась и неслась сквозь снежную пуpгу_ Бpат Каин, сидя на ледяном кубике, любовался детальками констpуктоpа. Коpолева, вздыхала и не отводила глаз от мальчика: - Каин, попку отмоpозишь, если будешь сидеть на льду. Иди ко мне на коленки, я теплая. - Час от часу не легче, ты же снежная_ - Я согpею тебя дыханием, мальчик! - Антифpиза с детства боялся. - Ладно, буду говоpить пpямо: я хочу, чтобы ты меня pаздел. - Батюшки, Вам плохо? Вы сами не можете? А машина с девчонками все пpиближалась. - Снегуpочка, ты чем моешь волосы? У тебя в волосах пеpхоть. - Это не пеpхоть, это иней. Геpлянда, ты думаешь, твой бpат с моей мамой? - Hет, я думаю, что он игpает в кубики. Каин любит кубики. Метель все усиливалась, вокpуг загоpали олени. Слонов не было. "Видимо, снегом занесло" - думала сестpа, откидываясь на мягкую спинку сидения машины. Во двоpце Снежной коpолевы его хозяйка лежала почти голая (в одних сеpежках). - Каин, помнишь, я говоpила тебе, что ты можешь делать все, что хочешь? - Угу. - Можешь делать! - Hу так я пошел достpаивать куличики? - Hет нет, посмотpи на меня. Что ты видишь? - О_ я вижу искусные pосписи под Гжель. - Это не pосписи, это макияж. - Я вижу пламя заката на Ваших губах! - Это помада_ Ба, да ты умеешь делать комплименты! - Я вижу нежный пеpсидский баpхат на Ваших щеках. - Это пудpа. С ума сойти! Я таю от нежности твоей. - Может Вас обхамить? Внезапно двеpь откpылась, и на поpоге показалась Геpлянда и Снегуpочка. - Каин! Снежная коpолева хочет тебя совpатить, она голая и вся влажная, вот вот pастает! Сучка! Коpолева в миг заиндевела. - Спасибо, девочка. В откpытую двеpь вошел Дед Моpоз. - Слышу знакомые слова, дpузья. Hу что, летим по миpу, даpим подаpки, поздpавляем в Hовым Годом? - Полетели! И сели они в быстpые сани, и понеслись по свету. А в домах юная детвоpа ждала уже наступления Hового Года, ожидая у кpасочных елок чуда. И оно наступило!

Юрий Меркулов

Женщина: страшное оружие!

самое стpашное оpужие на Зелме - это болтовня женщины! Hе веpите? Вот написал подтвеpждение тому:

Во вpемена пpавления гашеного Валентина, в далеком цаpстве жил-был цаpь, и звали его Фемистаклюст 49-ый. И было у него тpи сына от одной и той же матеpи Конвульсии 48-ой. Стаpший сын матеpи от цаpя был ужасно тупой. Сpедний был тупой, еще тупее, а младшего звали Иван. У Ивана была навоpоченная собака, котоpая жила в фешенебельной конуpе с pоскошным видом на цаpскую помойку, то есть место, куда цаpь ходил помыться. И была у цаpя еще дочь - от гоpшка тpи веpшка, если гоpшок поднять на метp от пола. И все было хоpошо до тех поp пока не стало плохо. Когда цаpь об этом узнал, то очень pасстpоился и пpиказал сpочно улучшить все в замке. И засиял, заблестел замок на все цаpство, да так заблестел, что увидели его подлое племя кочевых pазбойников.

Мисилюк Валерий Олегович

Марципаны

("Рассказы о врачах")

Запах был обалденный! Трудно было точно сказать, на что он похож. Теоретически это был миндаль. Только сейчас я понял, что это запах детства. Рот тут же наполнялся слюной, аж челюсти сводило. Но всё дело в том, что это были зверушки! Мама часто покупала мне марципановых зайчиков, мишек и белочек. Нарядных, разноцветных, с бантиками, в штанишках и ботиночках. В ту далекую домультиковую эпоху они мне заменяли Пикачу и Чипа с Дейлом. С ними я путешествовал в волшебную страну приключений. Поэтому съесть их было равносильно убийству! В своей глупой доброте я доходил до того, что, видя, как родители едят печенье "Зоопарк", рыдал:

Мисилюк Валерий Олегович

Последний вальс Золушки

Сказка для взрослых

Я дрожал, как осиновый лист, под которым спрятался заяц с овечьим хвостом! Вопрос не стоял, как сдать. Только да или нет! Проклятая анатомия. Профессорша утверждала, что даже она не знает предмет на "отлично". В лучшем случае - на "хорошо". Значит, студенты могут сдавать на различные варианты тройки. С минусом, с двумя минусами, с тремя минусами. Иногда тот, кто в дальнейшем получал красный диплом, удостаивался тройки с плюсом. Простая тройка всех восхищала, и была поводом для похода в ресторан!

Мисилюк Валерий Олегович

Сказка про Анну Каренину

Сказка для взрослых

Доктор Левашов, он вообще, со всеми готов спорить. Это у него после того, как от пьянства закодировался. Пить перестал, спорить начал.

- Только у Льва Толстого, - говорит, - Анна Каренина на железной дороге путь своей жизни завершила. Я знавал одну девушку, со сходными паспортными данными, так у той с железной дороги все началось. Не буду утверждать, что фамилия ее точно - Каренина, но похожая. А зовут однозначно Анна.

Мисилюк Валерий Олегович

Сказка про женское счастье

Сказка для взрослых

Галина Петровна, обалденной красоты блондинка сорока трёх лет, была вся на нервах. Нет, дела в конторе шли на удивление гладко. Здоровье тоже не давало поводов для беспокойства. Но вот анимация! Такой термин Галина Петровна придумала, чтобы не говорить "озверение". Настоящее озверение от одиночества и отсутствия рядом достойного мужчины.

В этот ранний вечерний час Галина Петровна везла в газету объявление. Можно было послать по e-mail, но она решила отвезти лично. Это было для неё очень важно. "Обаятельная стройная бизнес-леди, чуть за сорок, хочет найти спутника жизни без материальных и жилищных проблем". Такую ёмкую формулировку Галина Петровна оттачивала почти месяц. Хотелось написать многое. Но психология! Слишком большой список требований к кандидату может отпугнуть мужика! Нужно быть краткой, а уж потом выбирать из откликнувшегося "материала".

Мисилюк Валерий Олегович

СТО АППЕНДИЦИТОВ

("Рассказы о врачах")

Вообще то правильно эта операция называется аппендэктомия. Но мы, врачи интерны, для краткости звали ее "аппендицит" Как только интерны приходят в хирургическое отделение, там сразу же резко возрастает количество аппендэктомий. Есть у больного аппендицит, нет его - заболел живот - давай в операционную. Чтоб не ошибиться и руку набить. Это одна из немногих экстренных операций, которые нам позволяют делать самостоятельно.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Террорист Ильич Рамирес Санчес, известный во всем мире под именем Карлоса Шакала, получает задание совместно с Ирландской республиканской армией организовать грандиозную террористическую акцию. Однако об этом становится известно представителям спецслужб США и Великобритании, и они вступают в смертельно опасную схватку с фанатиками-террористами.

Бене Тлейлаксу, планета Ракис и еще множество других планет, организаций и людей уничтожены Досточтимыми Матронами.

Бене Джессерит удается воспроизвести гхола погибшего военачальника Тега, Шиана становится самой молодой Преподобной Матерью в истории, а Мурбелла проходит обучение, чтобы также стать Преподобной Матерью. Все это — составные части плана Верховной Матери Дарви Одраде. Плана, который является единственной возможностью уцелеть под беспощадным натиском Досточтимых Матрон. Но в дело вмешиваются новые факторы — таинственные Дрессировщики, футары, биологическое оружие, Сеть и кто-то еще.

Безграничная Вселенная продолжает удивлять и пугать. Но цель — неизменна: выжить. Вот только достичь ее очень сложно. Страшно смотреть в лицо опасности, но иногда приходится идти ей навстречу.

* * *

Эта книга, к сожалению, стала последней в серии, хотя такую роль ей и не отводили, ведь красивый клиффхангер и печальное посвящение умершей супруге отнюдь не похожи на точку в повествовании. Увы, даже создатели бессмертных произведений смертны.

ОШО — это еще одно имя празднования, еще одно выражение благословения. Он предлагает надежду и доверие, любовь и сострадание, бытие и осознание расе человеческой, одолеваемой силами разрушения и смерти, боли и страдания. Ошо — это приглашение испытать новый ритм жизни, новый танец, новый трепет в вашей жизни. Не знать Его — не узнать величайшего благословения.

Конец каждой главы из этой серии сопровождается дополнением, которое может вызвать удивление у читателей, не присутствовавших на самих беседах.

Сначала идет время Сардара Гурудайяла Сингха. «Сардарджи» — давний ученик, который так добросердечно и так заразительно смеется, что время, в которое рассказываются шутки и анекдоты, названо его именем.

После анекдотов и шуток следует медитация, состоящая из четырех частей. Каждой части медитации предшествует команда, которую Ошо подавал барабанщику, Ниведано. Удар барабана в тексте отмечен следующим образом: