Письмо Генеральному директору Би-Би-Си

Александр Солженицын

ПИСЬМО ГЕНЕРАЛЬНОМУ ДИРЕКТОРУ БИ-БИ-СИ

Лондон, 28 февраля 1976

Многоуважаемый г-н Каррен!

Находясь сейчас в Лондоне, я имел случай увидать фильм производства Би-Би-Си "Последняя тайна" (режиссёр Роберт Ваш). Хотя и с большим опозданием, большой неполнотой, - этот фильм восстанавливает часть нашей русской боли, боли миллионов, преданных в те годы английской администрацией на уничтожение (многие погибали на моих глазах). В этом фильме ужасный размах действительных событий и ответственность за них английских государственных деятелей и прямых военных исполнителей даже сильно смягчены: эти деятели, принимавшие такие решения, ответственны за них до смерти и посмертно; эти исполнители перед кинообъективом не находят оправдания выше чем: "я получил такой приказ". Вспомним, что подобным аргументом пользовались все нацистские палачи - и это ни разу не было принято как смягчающее обстоятельство.

Другие книги автора Александр Исаевич Солженицын

Эта редакция является истинной и окончательной.

Никакие прижизненные издания её не отменяют.

Александр Солженицын

Апрель 1968 г.

На сто восемьдесят четвертом километре от Москвы, по ветке, что ведет к Мурому и Казани, еще с добрых полгода после того все поезда замедляли свой ход почти как бы до ощупи. Пассажиры льнули к стеклам, выходили в тамбур: чинят пути, что ли? Из графика вышел?

Нет. Пройдя переезд, поезд опять набирал скорость, пассажиры усаживались.

Исходное название – «Не стоит село без праведника»; окончательное – дал А.Т. Твардовский. При публикации рассказа год действия его, 1956, подменялся по требованию редакции годом 1953, то есть дохрущёвским временем. Напечатан в «Новом мире», 1963, № 1. Первым из рассказов А.И. Солженицына подвергся атаке в советской прессе. В частности, автору указывалось, что не использован опыт соседнего зажиточного колхоза, где председателем Герой Социалистического Труда. Критика недоглядела, что он и упоминается в рассказе как уничтожитель леса и спекулянт.

Рассказ полностью автобиографичен и достоверен. Жизнь Матрёны Васильевны Захаровой и смерть её воспроизведены как были. Истинное название деревни – Мильцево (Курловского района Владимирской области).

В основе повести – личный опыт и наблюдения автора. Больные «ракового корпуса» – люди со всех концов огромной страны, изо всех социальных слоев. Читатель становится свидетелем борения с болезнью, попыток осмысления жизни и смерти; с волнением следит за робкой сменой общественной обстановки после смерти Сталина, когда страна будто начала обретать сознание после страшной болезни. В героях повести, населяющих одну больничную палату, воплощены боль и надежды России.

Рассказ был задуман автором в Экибастузском особом лагере зимой 1950/51. Написан в 1959 в Рязани, где А.И. Солженицын был тогда учителем физики и астрономии в школе. В 1961 послан в «Новый мир». Решение о публикации было принято на Политбюро в октябре 1962 под личным давлением Хрущёва. Напечатан в «Новом мире», 1962, № 11; затем вышел отдельными книжками в «Советском писателе» и в «Роман-газете». Но с 1971 года все три издания рассказа изымались из библиотек и уничтожались по тайной инструкции ЦК партии. С 1990 года рассказ снова издаётся на родине.

Образ Ивана Денисовича сложился из облика и повадок солдата Шухова, воевавшего в батарее А.И. Солженицына в советско-германскую войну (но никогда не сидевшего), из общего опыта послевоенного потока «пленников» и личного опыта автора в Особом лагере каменщиком. Остальные герои рассказа – все взяты из лагерной жизни, с их подлинными биографиями.

В 26 томе Собрания сочинений публикуется первая часть исследования «Двести лет вместе (1795–1995)» (впервые: М.: Русский мир, 2001), посвященная русско-еврейским отношениям «в дореволюционной России». Автор характеризует и анализирует менявшееся положение евреев в Российской империи, выделяя особо важные исторические моменты (эпоха Великих реформ, первая русская революция, Первая мировая война). В поле зрения Солженицына входят политика верховной власти, отношение к евреям русской общественности, роль евреев в развитии капитализма, их участие в революционном движении, начало и распространение сионизма в России, трагедия погромов, борьба за отмену черты оседлости и других ограничительных норм. Цель исследования сформулирована в предисловии: «Поиск всех точек единого понимания и всех возможных путей в будущее, очищенных от горечи прошлого… Искренно стараюсь понять обе стороны. Для этого – погружаюсь в события, а не в полемику. Стремлюсь показать».

В 4-5-6-м томах Собрания сочинений печатается «Архипелаг ГУЛАГ» – всемирно известная эпопея, вскрывающая смысл и содержание репрессивной политики в СССР от ранне-советских ленинских лет до хрущёвских (1918–1956). Это художественное исследование, переведенное на десятки языков, показало с разительной ясностью весь дьявольский механизм уничтожения собственного народа. Книга основана на огромном фактическом материале, в том числе – на сотнях личных свидетельств. Прослеживается судьба жертвы: арест, мясорубка следствия, комедия «суда», приговор, смертная казнь, а для тех, кто избежал её, – годы непосильного, изнурительного труда; внутренняя жизнь заключённого – «душа и колючая проволока», быт в лагерях (исправительно-трудовых и каторжных), этапы с острова на остров Архипелага, лагерные восстания, ссылка, послелагерная воля.

В том 4-й вошли части Первая: «Тюремная промышленность» и Вторая: «Вечное движение».

Роман А.Солженицына «В круге первом» — художественный документ о самых сложных, трагических событиях середины XX века. Главная тема романа — нравственная позиция человека в обществе. Прав ли обыватель, который ни в чем не участвовал, коллективизацию не проводил, злодеяний не совершал? Имеют ли право ученые, создавая особый, личный мир, не замечать творимое вокруг зло?

Герои романа — люди, сильные духом, которых тюремная машина уносит в более глубокие круги ада. И на каждом витке им предстоит сделать свой выбор...

Седьмой том открывает историческую эпопею в четырех Узлах «Красное Колесо». Узел I, «Август Четырнадцатого», состоит из двух книг. Книга первая посвящена самсоновской катастрофе – окружению и разгрому Второй русской армии в начале Первой мировой войны.

Популярные книги в жанре Публицистика

Н.И. Бухарин

О ХАРАКТЕРЕ НАШЕЙ РЕВОЛЮЦИИ И О ВОЗМОЖНОСТИ ПОБЕДОНОСНОГО

СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО

СТРОИТЕЛЬСТВА В СССР

1. Возникновение проблемы. - 2. Вопрос о зрелости мирового капитализма.

Различная критика большевизма: с точки зрения общей незрелости капитализма, с точки зрения военных разрушений, с точки зрения незрелости пролетариата. - 3.

Вопрос о предпосылках социализма в России: международная социал-демократия, российский меньшевизм, Богданов - Базаров, Троцкий, октябрьская позиция правого крыла большевиков. - 4. Вопрос о построении социализма в СССР как вопрос о характере нашей революции. - 5. Гарантия от внешних опасностей и внутренние силы нашего развития. - 6. Итоги.

Алина Черепанова

Юбилей Пушкина. Подрос пацан.

Пушкинский юбилей. Подрос пацан, никто и не заметил. Или это Hаталью Hиколаевну подкоротили, урезали, так сказать, чтобы над гением не возвы шалась, потому как гений, он во всех смыслах выше нас, смертных негениев, и даже в таком - прозаическом. Проза ведь у него тоже на сукиного сына с плюсом тянула, че там скрывать (ха-ха-ха). А что у нас в городе творилось гулянья народные, салюты - но это из низов все. Что день радио, что день рождения самого Асан Сеича - повод выпить за здоровье и кибернетику. Особо умные говорили: "Hу, за русалку выпили, за кота махнули, а теперь еще по рюмашке за наш зоосад ну и за негров еще, мать их за ногу". В общем, повесе лился народ. Город, как девятого мая, полон пьяными и, что самое интересное, все уже под "чудным мгновеньем" оторвались на полную. Тоже, знаете, день победный. Победил всепобеждающее время "любезный народу". Знал бы.

АНДРЕЙ ЧЕРТКОВ

АНИЗОТРОПНОЕ ШОССЕ

Все на свете имеет свое начало - и все на свете имеет свой конец. Вот так и Проект "Время учеников" - задуманный в 1991 году, еще до смерти Аркадия Натановича и до того, как обрушился лживый, душный и несправедливый мир, которому братья Стругацкие противостояли всем своим творчеством, он начал реализовываться в бумажной плоти в середине 90-х, когда контуры даже ближайшего грядущего были еще неясны, а завершается уже на рубеже новой эпохи - то ли в последний год предыдущего века и тысячелетия (по мнению одной половины человечества), то ли в первый год следующего века и тысячелетия (по мнению другой). Если оценивать этот рубеж в координатах российской фантастики, то впереди у нас уже даже не время "учеников", а время "учеников учеников". (Правда, многие из героев этого наступающего времени будут, похоже, учениками совсем других учителей; но стоит ли особо переживать по этому поводу?)

ТАБЛО

ТАБЛО

* Согласно сведениям, поступающим от источников в околокремлевских кругах, конфликт в "верхах" между основными конкурирующими группировками: "либералами" Чубайса-Кудрина-Грефа, "семейными" и питерскими "силовиками", — резко обостряется. При этом "силовики" стараются на данном этапе прежде всего предупредить блокирование "либералов" с "семейными", для чего с помощью "единоросса" А.Хинштейна активно задействуются "дачные" дела Касьянова и Рушайло. Особую позицию в данной схеме занимает "московская группа", публичный лидер которой Ю.Лужков озвучил свои претензии к Р.Абрамовичу и назвал А.Кудрина "преступником". Тем самым московский мэр фактически предложил себя в качестве главного политического союзника питерских "силовиков", поставив их перед выбором: либо конфронтация по всем азимутам, либо поддержка всего столичного и значительной части регионального (Татарстан, Адыгея и т.д.) ресурса. Дополнительным "предметом торга" в данной ситуации выступает судьба близкого к "силовикам" руководителя НРБ А.Лебедева, у которого был арестован пакет акций холдинга "Ильюшин Финанс". Нарастающий раскол среди российского истеблишмента Путин стремится превратить в свой ресурс, не говоря ни да ни нет в отношении предстоящего "транзита власти". Однако подобная ситуация неопределенности фактически провоцирует вмешательство внешних сил, включая механизмы "управления страхом" в виде масштабных терактов или катастроф, призванные "столкнуть зависший на вершине шарик" в ту или иную сторону...

Сергей Смирнов написал замечательный ёрнический текст. Вполне для «Бульдога».

Автор думает, что он меня уел. Ставит много вопросов. Например, одинаковые ли цели у филиппинских маоистов и Компартии Китая? Здорово меня поддел. Прикольненько.

В близкой Смирнову среде сказали бы: «Учи матчасть». Это я к тому, что строящая капитализм под красным флагом Компартия Китая и филиппинские маоисты – политические и классовые враги. Почему бы прежде, чем писать, не поинтересоваться позицией филиппинских партизан-маоистов по отношению к нынешней Компартии Китая и не узнать этот всем (кроме Смирнова) известный факт? Тексты товарища Сисона в большом количестве есть в интернете – на вполне доступных языках.

Форма жизни № 4 – это люди, усиленные имплантами и искусственным интеллектом. Речь идет о недалеком будущем: уже сегодня машины могут безостановочно обучаться, ИИ становиться умнее и дешевле, а спектр его возможностей расширяется с каждым днем. Евгений Черешнев – визионер, первый российский ИТ-спикер TED New York, предприниматель и бионик – описывает ИИ как ступень в эволюции жизни на нашей планете. Автор проанализировал историю думающих машин и современных методов анализа данных, рассказал о влиянии автоматизации на социум, семью, экономику и геополитику, об инструментах защиты от трекинга и цифровых угроз. А главное – он показал, как может выглядеть мир ХХII века, где никто не сможет отключиться от глобальной сети, а нужда во многих сферах человеческой деятельности полностью отпадет. Чтобы не стать рабами в мире разумных роботов, нужно помнить о машинной этике, установить правила сбора и анализа данных и, что важнее всего, понять, как устроен и развивается искусственный разум. Об этих и многих других аспектах ИИ эта книга.

Тех, кто полагает, будто в России XIX века женщины занимались сугубо домашним хозяйством и воспитанием детей, а в деловом мире безраздельно правили мужчины, эта книга убедит в обратном. Опираясь на свои многолетние исследования, историк Галина Ульянова показывает, что в вопросах финансов и заключения сделок хорошо разбирались как купеческие дочери, так и представительницы всех экономически активных сословий. Социальный статус предпринимательниц варьировался от мещанок и солдаток, управлявших небольшими ремесленными предприятиями и розничными магазинами, до магнаток и именитых купчих, как владелица сталепрокатных заводов дворянка Надежда Стенбок-Фермор и хозяйка крупнейших в России текстильных фабрик Мария Морозова. Каково было отношение этих женщин к богатству? Какие стратегии развития бизнеса они избирали? Удавалось ли предпринимательницам совмещать твердость в бизнесе с мягкостью и заботой в семье? Автор отвечает на эти вопросы, приводя десятки фантастических историй женского успеха, которые переворачивают наши представления о месте женщин в дореволюционном обществе. Галина Ульянова – доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН, автор семи книг по истории купечества и благотворительности.

Книга знаменитого журналиста, музыкального критика и радио-ведущего Михаила Марголиса посвящена Борису Зосимову, культовой фигуре российского музыкального мира. В увлекательном, почти приключенческом романе раскрывается удивительная история жизни невероятного медиа-менеджера и продюсера, для которого нет ничего невозможного: организовать концерт Metallica и AC/DC в Москве за три недели, создать музыкальный канал MTV, подружить Алсу с князем Монако.

Завораживающая панорама молодой музыкальной индустрии России 1990–2000-х годов переплетается в этой книге с забавными анекдотами из жизни Бориса Зосимова и его многочисленных друзей, с лирическими зарисовками и тонкими историческими наблюдениями. Эта книга предназначена для всех, кто интересуется российской музыкальной индустрией, и станет настоящим подарком для любителя необыкновенных историй о рок-н-ролле, который все еще жив.

В формате a4.pdf сохранен издательский макет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Александр Солженицын

ПИСЬМО IV ВСЕСОЮЗНОМУ СЪЕЗДУ СОЮЗА СОВЕТСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ

(Вместо выступления)

В президиум съезда и делегатам

Членам ССП

Редакциям литературных газет и журналов

16 мая 1967

Не имея доступа к съездовской трибуне, я прошу Съезд обсудить:

I. то нетерпимое дальше угнетение, которому наша художественная литература из десятилетия в десятилетие подвергается со стороны цензуры и с которым Союз писателей не может мириться впредь.

Александр Солженицын

ПИСЬМО ИЗ АМЕРИКИ

В редакцию

"Вестника Русского Христианского Движения"

Ваш журнал в своём № 114 поместил большую сплотку статей и материалов, посвящённых церковным разногласиям в русской эмиграции - тем, которые так ускорили нынешнее безнадёжное раздробление и обезличение её. Эта сплотка статей много способствует прояснению проблемы и, ещё более, - намерений всех трёх церквей.

А за последние месяцы мне ещё досталось и много личных церковных встреч на американском континенте. И под слитным впечатлением моих встреч и вашей публикации я и пишу это письмо. (Особенно - для русских читателей в метрополии, лишённых возможности личных наблюдений.)

Александр СОЛЖЕНИЦЫН

ПИСЬМО О ПОЛОЖЕНИИ ИГОРЯ ОГУРЦОВА

Сенатору Генри М. Джексону

Сенатору Дэниэлу П. Мойнихену

По случаю церемонии

Коалиции демократического большинства

12 июня 1979

Ваша деятельность, в полном сознании ответственности и отвергающая пути благоприличных отговорок, вызывает уважение. Я высоко ценю также вашу бескомпромиссную позицию в деле Прав Человека. Страдания людей нельзя забывать и в чаду торговли, и нельзя успокоиться, пока в советских лагерях продолжают калечить и убивать.

Александр СОЛЖЕНИЦЫН

ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РЕЙГАНУ

Кавендиш, 3 мая 1982

Дорогой господин Президент!

Я восхищаюсь многими аспектами Вашей деятельности, радуюсь за Америку, что у неё наконец такой президент, не перестаю благодарить Бога, что Вы не убиты злодейскими пулями.

Однако я никогда не добивался чести быть принятым в Белом доме - ни при президенте Форде (этот вопрос возник у них без моего участия), ни позже. За последние месяцы несколькими путями ко мне приходили косвенные запросы, при каких обстоятельствах я готов был бы принять приглашение посетить Белый дом. Я всегда отвечал: я готов приехать для существенной беседы с Вами, в обстановке, дающей возможность серьёзного эффективного разговора, - но не для внешней церемонии. Я не располагаю жизненным временем для символических встреч.