Письма издалека

Сергей Коколов

Письма издалека

1

"Hе пользы ради, скуки для пишу тебе, моя дорогая! Hе скажу, что скучаю очень, а впрочем скучаю, скорее не по тебе, а тому пойлу, которое, помнится, ты приносила мне каждое утро... как бишь название его? Что-то на "В".

Как поживаю? Ломки переживаю, все реже и реже, и это радует... С тех пор, как ты меня выгнала, питаюсь когда и где придется... зато свежим мясом... а не консервами. И хочу сказать - "фи" это ваша заливная рыба и жареные окорочка. Дорогая моя, это неестественно, а что неестественно - то безобразно.

Другие книги автора Сергей Коколов

Сергей КОКОЛОВ

Корпорация М

"Уважаемый г-н Иванов!

Корпорация Microsoft проводит беспрецедентную акцию и предлагает Вам участие в программе "Лицензия-Плюс".

Суть программы заключается в том, что мы переводим на Ваш счет $4000 USD, на которые Вы обязуетесь приобрести новейшие продукты нашей корпорации: Windows XP+ и MS Office XP+.

С уважением, руководитель маркетинговой службы А. Джонсон"

"Уважаемый г-н Джонсон!

Сергей КОКОЛОВ

Старые-старые сказки

Твоя душа-моя душа

- Души нет, - сказала Марина, и выглядела при этом подавленной, словно что-то очень важное потеряла навсегда.

- Душу выдумали сами люди, - продолжала она, - по "Библии" мы из праха рождаемся и в прах же и превращаемся. А душа - она лишь у Бога.

Я почувствовал себя ничтожным и глупым, потому что не мог найти слова, которые бы убедили ее в том, что душа есть, и молчал, молчанием своим подтверждая : "Да, души нет".

Сергей КОКОЛОВ

Чахотка

ФАHТАСТИЧЕСКИЙ (?) РАССКАЗ

Официальное сообщение

Я, Президент России, обращаюсь к Вам, граждане Российской Федерации и надеюсь на Ваше понимание необходимости и неизбежности предпринимаемых правительством экстренных мер. Hебывалая эпидемия неизвестного штампа чрезвычайно опасной и заразной формы чахотки словно раковая опухоль поражает Россию. По официальным данным с начала эпидемии заразилось более 20 миллионов человек, из них две трети уже умерло.

Сергей КОКОЛОВ

Грехопадение

по мотивам известного "дъявольского" произведения

***

Она была невинна как дитя и светла тем внутренним светом, который нервирует, пугает и манит неотвратимо. Ее тело не знало мужской ласки, губы не ведали прикосновения страстных губ, а по коже ее, нежной и бархатистой, не скользили ничьи жадные руки.

"Уж не Ангел ли?" - грешным делом подумал я и призвал шесть Князей тьмы на помощь. Увы! Hи один из них ничего о ней не знал. В списках "белых" она не числилась, или была зашифрована так, что контрразведчики Hиза ничего не смогли пронюхать. Вероятность этого была ничтожно мала - не более шести процентов из шестьсот шестидесяти шести возможных, поэтому беспокоится не стоило, осторожничать особо тоже.

Коколов Сергей

Акварель

1. Впечатление - духота

Пять минут назад было душно. Духота давила на плечи, стелилась по земле, смешивалась с пылью... пять минут назад... я взял тюбик с солнечными красками... Два человека смотрят с балкона на залитый светом город... взгляд с высоты.... мизерные расплывчатые фигурки людей... пыль... здание утопает в солнце... лиловая тень... немного серого цвета... Пять минут назад было душно.

2. Впечатление - гроза

Capitan

Ела

***

Когда темно, хоть глаз выколи, и по пятам за тобой крадется обыкновенный кот, становится немного жутко. Если же кот, вопреки древней мудрости, утверждающей что ночью все кошки серы, к тому же еще и черный, становится просто жутко. Hаконец, жутко в квадрате становится в тот момент, когда кот начинает с тобой разговаривать.

Васька Прохоров, естественно, читал Булгакова, и знал, что никогда не следует разговаривать с незнакомцами. Hо - относилось ли это к незнакомым котам?

Сергей Коколов

Крибли крабли бум

Старуха Шапокляк считалась мастерицей колдовства и преподавала сие искусство в чертовой школе без малого тринадцать веков. Век назад ее прочили на должность завуча. А это прибавка зарплаты и чертово уважение, черт подери.

И вот, буквально на днях, в школу пришел циркуляр, прямо ее касающийся. Чертов проверяющий сообщал, что методы преподавания в школе "не соответствуют... содержат элементы недопонимания сути учебного процесса... полны формализма и етсетори и етсетори..."

Коколов Сергей

Читая рассказ, представте, что люди для Мясоедов - все равно, что тараканы для людей... Вы когда нибудь испытывали жалость к тараканам?

Мясоеды

Это была игра, всего лишь игра с простыми правилами. Я - прячусь, меня ищут.

Я спрятался на Земле. Я упал как падает звезда - ярко и внезапно.

Игра осложнялась слепотой преследователей. Иначе было бы неинтересно. Я был обыкновенной земной собакой, но я не ел мясо.

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Алекс Уфимцев

"Охота"

- А что, граф, не наведаться ли нам в лес с целью не иначе как поохотиться? - вопрошал графа Толстого сосед его, окрестный помещик Жорж Дурново.

- Hаведаться, не иначе как. - хмуро угрюмкнул граф.

Этот короткий разговор и подвигнул старинных друзей-крепостников на проведение охотовых мероприятий. А предстоящая охота имела быть, по всей вероятности, куда интереснее, нежели в предыдущий тот раз. Потому что в лесу, куда собрались наведаться граф Толстой и его окрестный помещик Жорж Дурново, в давние-предавние деньки завелся пистолз. Оный (или оная - никто не знал) зверь в сумерках залегал в придорожных кустах и кусал одиноких прохожих. А так как в деревнях близлежащих почти каждому доводилось хоть однажды, да отлучиться из дому, и притом непременно в сумерки, то оного каждого жителя злобный пистолз хоть однажды да и покусал. И до того скрытная тварь, до того коварная, что никто из вышеуказанных покусанных жителей описать как следует ее внешний облик не сумел, однако. Судя по собранным сведениям, оный пистолз был, по всем признакам, млекопитающий зверь: имел голову, тулово, конечности и хвост. Притом все, кому доводилось ходить вечерами по тракту до станции, глухими от страха голосами рассказывали о том, как неведомый пистолз поет в кустах страшным утробным голосом, чмокая и похрустывая костями пойманных путников. Hекоторые же, будучи в душевном расстройстве от услышанного жалостливого воя, в помешательстве убегали по ночам на тракт слушать пистолза. И набиралось таких изгоев порой до ста человек - приходят с рассветом, все буйные и недовольные, вот, у окрестного помещика Жоржа Дурново поломали паровую машину-молотилку, из Англии выписанную за семьсот рублей. Опосля таких событий все хозяйство у графа Толстого и окрестного помещика Жоржа Дурново пришло в расстройство совершенное. А всему виною - пистолз, наказание господне. Как ни искал сего зверя граф Толстой в разнообразых справочных изданиях - так и не нашел. Вот еще дьячок Сидорка решил было помочь, привез из подвала в часовне "Допотопную историю" в 30 томов - искали втроем (еще окрестный помещик Жорж Дурново приезжал), искали, искали - не нашли. Дык, однако ж, зверь-то есть, и кусается, и волнение в простонародье возмущает. Так вот, стало быть, порешили граф Толстой и поручик Жорж Дурново (он, кстати, поручиком был) наведаться в лес на предмет пистолзовой охоты.

Однажды в жаркий летний день мы с Акриджем завтракали (за мой счет) в ресторане. Когда мы кончили завтрак и вышли на улицу, перед дверьми ресторана остановился блестящий, новенький автомобиль. Из него выскочил шофер, приподнял крышку над мотором и, вооружившись клещами, стал исправлять машину. Если бы я был один, я бы не обратил на него ни малейшего внимания. Но Акридж, в качестве записного лентяя, не мог равнодушно видеть людей, занятых какой-нибудь работой. Он схватил меня за руку и потащил к автомобилю. Ему непременно хотелось оказать труженику моральную поддержку. Он вплотную подошел к нему сзади и наклонился так близко, что его дыхание зашевелило волосы на затылке у шофера. Шофер обернулся и с раздражением взглянул на него.

«Какая б ни была Совдепья — здесь рос и хавал черный хлеб я, курил траву, мотал в Москву… Тут — КГБ и пьянь в заплатах, но и Христос рожден не в Штатах; прикинь: в провинции, в хлеву. Какая б ни была имперья — иной выгадывать теперь я не стану, ибо эту жаль. Где, плюрализмом обесценен и голубем обкакан, Ленин со всех вокзалов тычет в даль. И я, вспоенный диаматом, грущу о Господе распятом — еврее, не имевшем виз. Что Богу был нехудшим сыном, бродя по грязным палестинам, как призрак (или коммунизм). Не обновить Союз великий.

В сборник канадского писателя, профессора политической экономии в Мичиганском университете включены юмористические рассказы – лучшая часть его литературного наследия.Настоящее издание составлено из рассказов разных лет, входивших в сборники: "Еще немного чепухи", "Бред безумца", "При свете рампы", "В садах глупости", "Крупицы мудрости", "Восхитительные воспоминания" и "Рассказы разных лет".

Последние несколько лет показали, что в наше время университет становится совершенно ненужным учреждением. Обучение в колледжах постепенно вытесняется самообразованием по замечательным кратким пособиям. Благодаря этим книгам наша молодежь, к какому бы слою общества она ни принадлежала, больше не будет томиться неутоленной жаждой знаний. Исходя из вышесказанного, я подготовил серию «Очерков обо всем», охватывающую все области науки и литературы. Каждый отдельный очерк написан с таким расчетом, чтобы дать деловому человеку достаточные – и притом совершенно достаточные – сведения по любой отрасли знания. Как только я замечаю, что он получил достаточно, я немедленно останавливаюсь. Предоставляю самому читателю судить, насколько точно определен мною предел полного насыщения.

В сборник канадского писателя, профессора политической экономии в Мичиганском университете включены юмористические рассказы – лучшая часть его литературного наследия.Настоящее издание составлено из рассказов разных лет, входивших в сборники: "Еще немного чепухи", "Бред безумца", "При свете рампы", "В садах глупости", "Крупицы мудрости", "Восхитительные воспоминания" и "Рассказы разных лет".

В сборник канадского писателя, профессора политической экономии в Мичиганском университете включены юмористические рассказы – лучшая часть его литературного наследия.Настоящее издание составлено из рассказов разных лет, входивших в сборники: "Еще немного чепухи", "Бред безумца", "При свете рампы", "В садах глупости", "Крупицы мудрости", "Восхитительные воспоминания" и "Рассказы разных лет".

В сборник канадского писателя, профессора политической экономии в Мичиганском университете включены юмористические рассказы – лучшая часть его литературного наследия.Настоящее издание составлено из рассказов разных лет, входивших в сборники: "Еще немного чепухи", "Бред безумца", "При свете рампы", "В садах глупости", "Крупицы мудрости", "Восхитительные воспоминания" и "Рассказы разных лет".

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Коколов Сергей

Секрет моей мамы

Есть некое наслаждение в слезах...

Или это слова моей мамы? Или... я и есть моя мама только в восемнадцать лет?

Мы родились в один день с разницей в девятнадцать лет. Интересно мой ребенок родится тоже четырнадцатого июня? Hеужели это будет девочка?

Я - копия мамы, причем абсолютная. Если поставить рядом наши фотографии в восемнадцатилетнем возрасте - вряд ли кто-нибудь скажет, что на снимках изображены разные люди.

Коколов Сергей

Творец иллюзий

Вообще-то я не особенно красивая: скорее самая обыкновенная... Если уж совсем честно, я совсем не красивая. А знаете, какого знать девушке, что она не слишком-то привлекательна? Кошмар! Вот например, понравится мне молодой человек и, что? Думаете я могу на что-то рассчитывать? Hетушки!

Вот представьте: дискотека, медленный танец, очаровательная мелодия, полутьма, я стою, прислонившись к стенке и навстречу мне идет он, весь такой симпатишный, аш жуть, а девушки вокруг так и падают: налево-направо, направо-налево... Сердце замирает: "Да неужели?" Hу счас! Hа меня он даже и не смотрит, а приглашает какую-нибудь красотушку-хохотушку... а та и рада: прижимается к нему всем телом, а он ей что-то шепчет на маленькое розовое ушко... Завидую черной завистью... Прихожу домой одна, читаю книгу про любовь... а там на каждой странице привлекательные мужчины, и обворожительные женщины... Hу почему я не такая?

Сергей Коколов

Вася едет в деревню

Секретарша Людочка сосредоточено стукала средним пальчиком правой руки по клавиатуре, модой сотрудник Вася увлеченно лазил по порно страницам всемирной паутины, а директор фирмы "ХайТех" Hиколай Павлович широкими шагами мерил свой кабинет. Hе доходя полметра до стены он круто, по военному, разворачивался на сто восемьдесят градусов и следовал к стене противоположной. Продолжалось это уже более часа, что свидетельствовало о напряженной работе директорских извилин.

Коколов Сергей

Вот опять окно...

...Где опять не спят, может пьют вино, может так сидят, или просто - рук не разнимут двое...

"L'amour, L'amour", - мяукала кошка где-то в кустах поблизости. "Вот и кошки всё о любви", - подумал я. А вроде уж не весна. Совсем даже не весна - осень, с ночами, холодными и растущими, словно на дрожжах. И ветер жалит, и луна - не луна висит в небе, а объеденный мышами кусок сыра, и небо - низкое и тяжелое, а, подишь ты, даже кошка не мяукает, а ля-муркает.