Пиквикский синдром

Пиквикский синдром
Автор:
Перевод: Григорий Сергеевич Чередов
Жанр: Городское фэнтези
Год: 2014
ISBN: 978-5-17-085366-3

С помощью Дэлли, старой веревки от погребальных дрог и городских голубей лондонцы 19 века могли освобождаться от снов и ночных кошмаров.

Отрывок из произведения:

Подобно воронью, мальчишки-голубятники ждали возвращения катафалка. Улицы были пустынны, если не считать редких прохожих, застигнутых непогодой. Один господин поскользнулся и упал, и мальчишки расхохотались, увидев, как он поднялся в мокрых перепачканных штанах. Мостовая была скользкой от голубиного помета, слизи и крови. Мальчишки всегда укутывали обувь в оберточную бумагу, когда приходилось выходить в ночь, подобную этой.

Рядом с похоронным бюро не было, по обыкновению, ни души. Воздух вокруг был напитан трупным смрадом. Прочие люди старались его не вдыхать, но мальчишкам было все равно. Дэлли говорил, что от запаха мертвечины еще никто не умер. Думать нужно только о наживе.

Популярные книги в жанре Городское фэнтези

Вампиры — миф, реальность, или нечто неизбежное? Как выжить, столкнувшись с жуткими созданиями тьмы?..

В ту призрачно-бледную ночь, когда новый Наблюдатель Санкт-Петербурга - Гэбриел Ластморт - вмешался в судьбу утратившего вкус к жизни молодого поэта, пробудились слуги чумы, потревоженные этим незваным вторжением.

 Тогда, приглашённый на смерть, Гэбриел, не таясь, бросил вызов чуме, отравляющей Город, желая изгнать из его души скрежет безумия - столь похожего на голод, изнуряющий демонов страсти - инкубов.

 Но Город желал иного...

— Расскажи мне сказку!..

Требовательный детский голосок коснулся души, тронул, словно котенок лапкой.

Стор улыбнулся. Бесшумно прошел по комнате, сел на корточки возле кроватки.

— О чем?

Малышка повозилась под одеялом, устраиваясь поудобнее. Дядя Стор добрый и не станет заменять волшебную сказку нудными россказнями о том, когда «хорошим детям» нужно «баиньки».

— Обо мне.

Стор согласно кивнул, и…

…Солнечные блики играли на глади озер, и лес послушно расступался, бросая под ноги тропинки, ведущие на светлые поляны. Добрые звери рассказывали веселые истории, и никто не мешал детям приходить послушать их. Но однажды…

Пятый роман из цикла «Темная Сторона» английского писателя–фантаста Саймона Грина. Джон Тейлор выяснил, что его давно исчезнувшая мать, создавшая Темную Сторону — темное сердце Лондона — собирается разрушить ее. Пытаясь помешать ей, Джон Тейлор вынужден совершить путешествие в очень отдаленное и, вероятно, смертельно опасное прошлое.

Для игры в чепуху, слова «яблоко, зимний, дождь». Про главные в жизни вещи))

«Мистические города» — новая и поистине уникальная антология, собравшая под своей обложкой рассказы разнообразной жанровой и стилевой принадлежности. Города всегда были и остаются скоплением мистики, магии, всевозможных чудес. Города прошлого, города настоящего и будущего хранят свои тайны, жаждущие быть раскрытыми. Толпы людей и одиночество, жизнь и смерть, прекрасное и ужасающее, вымышленное и реальное соседствуют рядом, стоит только присмотреться повнимательнее. Фантазия авторов не знает границ, будьте готовы к увлекательному путешествию по городским джунглям.

Антология «Мистические города» удостоилась Всемирной премии фэнтези.

«…Лис кивнул и пошёл вокруг, осматривая технику. Надо же какая махина! Каждый раз сложный механизм приводил парня в восхищение. Детали прилегали одна к другой так плотно и точно, что можно только было диву даваться, как люди смогли придумать и соединить всё это вместе. Комбайн казался Лису живым существом, приболевшим какими-то своими странными болячками. И задача его, Лиса, найти эти болячки и излечить. И Лис оглаживал, успокаивал машину, будто живое существо, шептал ей ласковые слова, искал больное место. Парень осмотрел стояк, проверил работу желваков, накрутки, вертела, а Михей всё ещё почему-то топтался рядом.

– Что? – в конце концов, не выдержал Лис. Лечение капризного механизма требовало сосредоточенности, а дядька Михей своими вздохами отвлекал и мешал поймать поломку…»

Вторая книга «Аальхарнской трилогии» и продолжение «Розы и свитка». Легко ли жить в идеальном обществе? Андрей Кольцов, один из лучших врачей будущего, не вписывается в рамки, предложенные родиной, и отправляется в ссылку на задворки Вселенной. Мог ли он предположить, что обнаружит там ядерный могильник, сотворенный прежним отечеством? Когда же на пороге возникнет новая эпидемия, Андрею понадобятся все его знания и опыт, чтобы спасти свой заново обретенный дом и взойти на костер самому. Это история Христа и Великого инквизитора, разыгранная на окраинах галактики двумя ссыльными каторжниками, что мелькнули в чужом мире и изменили его историю навсегда.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Генри Хортинджер всегда был человеком деятельным. И принципиальным. Его принципом стало: «Какой мне от этого прок?» — и под этим девизом он шествовал по жизни, пока не наткнулся на…

«Мистер Булси к вашим услугам. Я служу взыскательной госпоже: чуть что не так — она и со мной покончит…»

Сегодня вечером музей закрывается на Рождество. На самом деле я бы предпочел продолжить работу, оставшись один на один с чучелами острочешуйчатых панголинов, тибетскими поющими чашами и огромным моржом, похожим на дирижабль. Я — младший архивариус музея, и мое дело — дописывать, обновлять, исправлять карточки Коллекции.

Так не должно было случиться, подумал Марли, бросив взгляд на свои трясущиеся руки. Кровь бродяги была повсюду. Все пошло наперекосяк.

Не жалея джинсов, он как мог обтер ладони. Упершись в колени и содрогаясь всем телом, заставил себя сделать несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться и восстановить в памяти последние десять минут.

Сначала бродяга, потом гонка, едва не закончившаяся под колесами такси… и вот он здесь.

Только началось все еще раньше. Да, сначала была девчонка. Он присмотрел ее в Сохо в суши-баре — модное пальтишко, аппетитные длинные ноги в обтягивающих леггинсах. Подождал, когда выйдет, и чуть приотстав, двинулся следом по Шафтсбери-авеню, подняв воротник от дождя и скрыв лицо капюшоном. Набившая оскомину пронзительная желтизна рождественской иллюминации дробилась и расплывалась в подернутых рябью лужах.