петросян

Эта история началась с того, что в квартире Василия Савельевича Лиховского завелся петросян. Причин для появления петросяна в квартире Лиховских вроде и не было. Семья Василия была культурнейшей, читающей и интеллигентной. И потому, когда за плинтусом что-то тоненько и противно заскрипело, никто из домочадцев внимания этому особого не придал.

Явил себя петросян совершенно неожиданно, ловко вскарабкавшись прямо на кухонный стол, в тот момент, когда семья Лиховских в полном составе уселась отобедать в узком кругу наваристым гороховым супом с копчеными ребрышками. Петросян выбежал на центр стола, учтиво расшаркался, растянул до ушей отвратительную улыбку и заговорил.

Другие книги автора Андрей Борисович Гальперин

Умирать легко…

Это был Час Шмеля — время наиболее любимое Панкратовым. В этот час солнце неподвижно зависало над Проливом, легкий соленый ветерок путался в ломких зарослях сорных трав, а над серо-зеленой водой колыхалось сонное марево, и даже вечно спешащие куда-то суда, попадая в это марево, сбавляли ход до приемлемых пяти-шести узлов, и при этом начинали жалобно стонать и переговариваться друг с другом протяжными гудками тифонов.

Когда-то давно, Панкратов, уже вполне состоявшийся маг, пришел на этот мыс именно в такое время. В тот день он просто задержался ненадолго, послушал шмелей и жаворонков, посмотрел на воды Пролива, создал и опроверг несколько интересных концепций. В другой день он пришел опять. Опять он слушал, созерцал и творил, и наконец решил, что это именно то место, где он и будет жить.

От самой набережной до блокпоста на границе курортной зоны Серый молчал. Он вертел в пальцах незажженную сигарету, сипел, поглядывал в окно машины на прохожих и иногда делал странные движения губами, словно хотел презрительно сплюнуть. Перед самым блокпостом Серый занервничал, принялся копаться в карманах мастерки, и всем своим видом демонстрировал, что в курортную зону ему вовсе и не хочется, но опять же все это он проделывал молча. Анатолий, поглядывая на приятеля чуть улыбался, и наконец не выдержал:

Дождливая весна и засушливое лето уничтожили урожаи. На земли Лаоры пришел голод. Внешний враг не дремлет, на землях Лаоры хватает желающих оторвать кусок от ослабленного государства. Вокруг плетутся интриги, внутри самой Империи происходят события страшные и необычные. Кто-то разрывает древние захоронения и похищает старые кости. Кто-то снабжает деньгами крестьянские армии, и провоцирует чернь на неповиновение. Торговые кланы разных провинций выясняют между собой отношения, прибегая к шантажу и услугам наемных убийц. А кто-то исподволь контролирует самих торговцев и банкиров. Молодой герцог соседней Аведжии, насильственно устранивший от власти своего отца и старшего брата, вынашивает захватнические планы. Монахи из далекой обители идут своей дорогой к познанию истины, оставляя позади себя изувеченные трупы. К границам Лаоры приближаются прайды нелюдей, южные пираты и контрабандисты готовятся к опустошительной войне. В это тяжелое время в путь отправляются два героя, каждый со своей нелегкой миссией, каждый идет своей дорогой, и пути их неоднократно пересекутся, и часть пути они пройдут вместе, плечом к плечу.

Тяжелые чернобрюхие осенние тучи нависли над Империей... Верховный канцлер Марк Россенброк уже слишком стар, чтобы помочь молодому императору в этот тяжелый час. Великий герцог Фердинанд, ставший после «внезапной» смерти отца и брата единоличным правителем Аведжии вынашивает коварные и очень далеко идущие планы.

Прайды огров, послушные воле великого Отца атакуют приграничные поселения. Пиратские галеры появились в прибрежных районах. Слепой старец из Норка поднимает крестьянские восстания. Полузабытое пророчество о чудовищах, правящих миром, быстро набирает силы.

В общем — куда ни глянь, везде неприятности. И вот, в этот нелегкий момент, один из лучших бойцов империи по кличке Птица-лезвие получает опасное задание...

В произведении используется ненормативная лексика…

Короткий рассказ про ненужную жизнь.

Популярные книги в жанре Ужасы

Настроение такое — пессимистичное…

Это место, где становятся явью все кошмары. Это мир, который так похож на наш… но он другой. Здесь царствует пустота… Стоит лишь вам однажды заснуть, и вы можете проснуться здесь. В полном одиночестве. В давящей тишине. Постоянный звон в ушах сводит с ума. Медленно накатывающая паника подводит к черте безумия… Здесь время не властно. Солнце замерло на линии горизонта, словно на материальной плоскости, готовое покатиться. Реальность оранжевого цвета. Мир, наполненный ужасом твоего мозга, где твой страх обретает вязкую темную плоть. Здесь не имеют звука молитвы, здесь забывается вера в Христа. Но лишь для того, чтобы найти его в своем сердце. Здесь нет места святым. Только грешники встают на путь, ведущий от края, обрыв которого - жизнь. Это случилось со мной. Но может случиться с каждым…

У животных тоже есть права. А если так, то права эти должен кто-то защищать. Насколько ужасным может быть лицо правосудия?

 Человек, посмевший утверждать, что мир, в котором он живет – единственный во Вселенной – глупец. Подобно муравью, живущему своей короткой жизнью в круговороте насущных трудностей и в окружении себе подобных, человек – лишь песчинка в огромном и загадочном сплетении миров.  Одни миры показались бы ему сказкой, иные же, повергли бы во мрак сумасшествия. Словно из позабытого детского кошмара, они возникли бы перед ним, поглотили, переварили, уничтожили … Проход между мирами запечатан, но с каждой секундой старое заклятье становится все слабее.  Наш мир пронзают трещины, и их количество неуклонно растет. Беда тому, кто попадет в такую трещину. Беда всем нам, когда наступит час слияния миров …

Самое обычное утро. Вот только сон какой-то странный приснился. Ты в кабинете начальника, сидишь за его столом и почему-то без штанов. И приходится прятаться в шкаф. А там пыльно - ты чихаешь и просыпаешься. И оказывается, что приехала племянница, которую ты совсме не знаешь. А ещё вся вода стала цвета свежей артериальной крови. Вот только кроме тебя этого почему-то никто не замечает...

А вы думали, что история про Красную шапочку только в Средневековье возможна?

Продолжение романа Игоря Парфёнова Храм Сатаны

Букинист, торгующий редкими книгами, живет на окраине города. Подружившись с покупателем, он рассказывает, что один из участков заднего двора кажется простирающимся на многие километры. Если долго смотреть туда, перспектива странно меняется...

©zmey-uj

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Что делать с прекрасной дамой, если ты только что спас ее от космического монстра, но сам от него недалеко ушел?

Всем Мэри-Сью русской фантастики посвящается.

Александр Минкин – автор «Писем президенту» – на самом деле театральный критик. «Нежная душа» – книга о театре, драме, русском языке и русской душе. Посмотрев три тысячи спектаклей, начнешь, пожалуй, разбираться, что к чему: Любимов, Погребничко, Стуруа, Някрошюс, Юрский, Штайн, Гинкас, Яновская, Михалков-Кончаловский, Додин, Соловьев, Захаров, Панфилов, Трушкин, Фоменко…

Роман-монтаж «Другой Пастернак» – это яркий и необычный рассказ о семейной жизни великого русского поэта и нобелевского лауреата. За последние двадцать лет в свет вышло немало книг о Пастернаке. Но нигде подробности его частной жизни не рассказываются так выпукло и неожиданно, как в новом исследовании Катаевой «Другой Пастернак». «Боттичеллиевский» брак с Евгенией Лурье, безумная страсть, связавшая Пастернака с Зинаидой Нейгауз, поздняя любовь с Ольгой Ивинской – читателю представляется уникальная возможность узнать о личной жизни Пастернака с абсолютно неожиданной стороны.

Перефразируя Толстого, Катаева говорит о своих книгах: «В „АнтиАхматовой“ я любила мысль народную, а в „Другом Пастернаке“ – мысль семейную».