Петькин день

Василий Алексеевич ЛЕБЕДЕВ

ПЕТЬКИН ДЕНЬ

Рассказ

Вторую неделю ходил Петька Горшков именинником. Вторую неделю он носил звёздочку октябрёнка и с той поры не получил ни одной двойки. Как это ему удавалось, Петька и сам не понимал, но учиться стал охотней. К урокам приступал без страха, даже весело. У него будто открылось второе дыхание, как у спортсменов. Если раньше на классном собрании учительница корила его за двойки, то теперь уже требовала кончать с тройками. И Петька дал слово.

Другие книги автора Василий Алексеевич Лебедев

Роман Василия Алексеевича Лебедева посвящен России, русским людям в тяжелейший после Смутного времени период начала XVII века. События романа происходят в Великом Устюге и Москве. Жизнь людей разных сословий, их работа, быт описаны достоверно и очень красочно. Писатель рисует интереснейшие портреты крестьян, кузнецов, стрельцов, а также царя Михаила Романова, патриарха Филарета, членов Боярской думы, дьяков и стряпчих приказов.

Главные герои книги – семья устюжан Виричевых, кузнецов-умельцев, часовых дел мастеров, трудолюбивых, талантливых и пытливых. Именно им выпала труднейшая задача – создать грандиозные часы с колоколами для боя на Флоровской (теперь Спасской) башне Кремля.

Для среднего и старшего школьного возраста.

Трудовая жизнь Василия Лебедева началась очень рано. Он работал грузчиком, гвоздильщиком, поваром. После окончания университета преподавал в школе русский язык и литературу.

В 1969 году выходит первая книга повестей и рассказов Василия Лебедева «Маков цвет». Книга удостоена премии Ленинского комсомола. Позднее появились книги «Высокое поле», «Жизнь прожить», «Его позвал Гиппократ» и другие.

Повесть «Обречённая воля» — новое слово в творчестве писателя, первое его обращение к исторической теме. Повесть рассказывает о Кондратии Булавине — руководителе восстания на Дону в начале XVIII века. Целью восстания была борьба за волю Дикого поля, но это движение переросло в борьбу за свободу всех угнетённых, бежавших на Дон от чудовищной эксплуатации.

Действие в повести развивается по двум сюжетным линиям. Одна — жизнь булавинской вольницы, т. е. казаков, запорожцев, восставших башкир, другая — царский двор в лице Петра I и его приближённых. Трагический исход восстания наиболее ярко отразился в драматизме судьбы самого Булавина и его семьи.

Василий Алексеевич ЛЕБЕДЕВ

Искупление

Исторический роман

Роман Василия Лебедева охватывает 70 - 80-е годы XIV века. Писатель рассказывает об исторической битве на Куликовом поле и о времени, ей предшествующем, В основе сюжета - борьба Дмитрия Донского за объединение русских земель, за независимость от Золотой Орды.

СОДЕРЖАНИЕ

Часть первая. ЖАРКОЕ ЛЕТО

Часть вторая. РОЗНЬ

Часть третья. КУЛИКОВО ПОЛЕ

Василий Алексеевич Лебедев

Бобриная правда

Жил да был в одной реке Бобёр. Был тот Бобёр мудрый да трудолюбивый. Встанет на зорьке, выйдет на красный бережок песчаный, шубу свою почистит, рыбкой позавтракает - и за работу.

Жили с Бобром два бобрёнка, им тоже находилась работа: отец брёвнышки зубами срезает, а бобрята таскают да в ровную кучку складывают. Наготовят материалу - и за тонкое дело примутся: дом подновляют или плотину мастерят, чтобы в ней рыб ловить было способнее. Нелегко жилось, но дело спорилось.

Рассказы Василия Лебедева, трагически, несправедливо рано ушедшего из жизни ленинградского прозаика, никогда ранее не публиковались. Для читателей будет необычна их тематика, еще недавно «закрытая», мало исследованная прозой. Повести, одна из которых, «Золотое руно» (о путешествии по Греции) еще не издавалась, а две другие — «Столкновение» (о противостояния характеров и стилей руководства) и «Жизнь прожить» (посвященная судьбе участника Кронштадтского мятежа), обладающие заслуженной популярностью, не потеряли своей остроты и в наши дни.

Василий Лебедев известен как автор исторических романов «Утро Московии», «Обреченная воля», «Искупление», многих книг для детей. Его проза привлекает тонкой наблюдательностью, эмоциональностью, отточенностью стиля.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

К. Пино

Сказка про растаявшую фею

Если в прекрасную весеннюю ночь вы посмотрите на небо, может быть, вам удастся заметить очень далекую маленькую планету, излучающую приятный розовый свет. Не многие астрономы знают о существовании этой планеты: для того чтобы увидеть ее даже с помощью самых мощных приборов, нужно любить не науку, а поэзию.

Поскольку эта планета безымянная, мы будем называть ее просто Звездочкой. В безмятежной, чистой атмосфере Звездочки живут феи, которые некогда обитали на земле. Им пришлось покинуть нашу планету из-за войн, ненависти, эгоизма и всех прочих проявлений людской злобы и пошлости. Феи с удовольствием прилетели бы обратно на землю, если б знали, что найдут здесь только послушных детишек и великодушных взрослых людей.

Дмитрий Пинский

Сказка старого шкафа

В одной большой квартире на полу, около большого старого шкафа, собрались маленькие игрушки. Игрушки были маленькими, но их было очень много. И все о чем-то думали и улыбались.

А потом кто-то что-то сказал.

А за ним еще кто-то.

И скоро все стали о чем-то говорить.

А потом все стали радоваться...

Вот тут-то и проснулся Старый шкаф.

- По какому поводу собрались? Чему радуетесь? Чего прыгаете?

Наль Подольский

СКАЗКА ПРО КРОКОДИЛА И РЫБКУ-ФОНАРИК

Жил-был в реке крокодил. Когда он видел что-нибудь живое, будь то рыба или зверушка, то говорил "Съем!", раскрывал пасть и действительно съедал, а если видел что-нибудь несъедобное, то говорил "Гм" и отворачивался. Около крокодила всегда плавали рыбка-прилипала и рыбка-подпевала. Рыбка-прилипала обычно висела, присосавшись к броне крокодила у его левого уха, а рыбка-подпевала держалась у правого уха крокодила и докладывала ему, что происходит вокруг (я забыл сказать, что крокодил был старый и плохо видел). Обе рыбки подъедали крошки от крокодиловых обедов и считали, что устроились в жизни очень недурно.

Егор Полторак

Звезды для нас

В августе, когда ночи становятся такими черными, что кажутся синими, а утром туман из плотной ваты покрывает поля и озера, наступает пора падающих звезд.

И, глядя на прочерк в небе, загадывают бессонные влюбленные свои желания. Какие? Ну, какие могут быть желания у влюбленных! Солдаты, стоящие на посту, думают о доме и маме. Рыбаки, сидящие у костров у воды, мечтают о самой большой рыбе, - как они ее поймают.

Михаил Михайлович ПРИШВИН

Кадо

Рассказ

Последний рассказ будет не о Жульке, а о моем большом гладкошерстном пойнтере Кадо. Это очень добрый, ленивый и толстый пес, и если не охотится, то спит где-нибудь на полу в солнечном пятне.

Этим летом спать Кадо мешали комары, - у Кадо такая короткая шерсть, что от укусов не защищает. То и дело слышим: огромный Кадо лязгает зубами на комаров. Мало пришлось поспать этим летом Кадо!

Софья Леонидовна Прокофьева

Сказка про соску

Легла Маша в постель и просит:

- Мама, дай соску! Не буду спать без соски.

Тут влетела в комнату ночная птица Сова.

- Ух! Ух! Такая большая, а соску сосешь. В лесу зайчата, бельчата поменьше тебя. Им соска нужна.

Схватила Сова Машину соску и понесла ее далеко-далеко - через поле, через дорогу в дремучий лес.

- Не буду я спать без соски, - сказала Маша, оделась и побежала за Совой.

Витольд Прощаков

"Пират"

Сосед наш приехал из Африки жаркой,

Привез обезьяну он вместо подарка.

Ее почему-то назвали "Пиратом".

Одели морскую тельняшку с 6ушлатом.

Ребятам забавный понравился зверь.

Я вам расскажу, как живет он теперь.

Морской порядок у "Пирата".

Лишь только солнышко встает,

Мы еще спим со старшим братом

А он гулять уже идет.

Привык "Пират" хозяев слушать

Борис Маркович Раевский

У нас на дворе

(рассказы)

В этой книге собраны рассказы о самых разных людях: о стойких революционерах, о мужественных солдатах, о замечательных спортсменах и о наших советских ребятах. И все-таки они связаны друг с другом. Потому что у каждого человека бывают в жизни такие минуты, когда подвергаются испытанию его воля, решительность, честность.

Как поступит герой рассказа в положении, требующем от него напряжения всех физических и душевных сил? И как бы на его месте поступили вы?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

После скачек, когда густой поток зрителей прошел к выходу с трибуны мимо него, Никола Дюгриваль с живостью поднес руку к внутреннему карману своего пиджака. Жена спросила его:

— Что с тобой?

— Не могу успокоиться… С такими деньгами! Боюсь за них.

На что она отозвалась:

— Поэтому и не могу тебя понять. Разве разумно носить при себе такую сумму! Все наше достояние! Нам было не так легко его заработать.

— Ба! — сказал он, — кто может знать, что оно там, в моем бумажнике!

Пронзительный звонок разбудил консьержку дома № 9 на авеню Ош. Она потянула за шнурок, ворча:

— Я-то думала, что все уже дома. Сейчас не меньше трех часов ночи!

Ее муж тут пробормотал:

— Это, может быть, к доктору.

И действительно, чей-то голос спросил:

— К доктору Харелю… На какой этаж?

— На третий, налево. Но доктор не принимает по ночам.

— Придется ему побеспокоиться.

Вошедший проник в вестибюль, поднялся на первый этаж, на второй, и, даже не задержавшись перед дверью доктора Хареля, продолжал подъем до пятого. Там он попробовал два ключа. Один из них привел в действие замок, другой — второй, страховочный засов.

В то утро, выйдя из дома в обычное время, чтобы не опоздать на службу во Дворец правосудия, главный инспектор Ганимар обратил внимание на странное поведение незнакомца, шагавшего впереди него вдоль улицы Перголезе.

Через каждые пятьдесят — шестьдесят шагов этот прохожий, бедно одетый, в соломенной, несмотря на ноябрь, шляпе, наклонялся либо для того, чтобы завязать шнурки обуви, либо чтобы подобрать упавшую трость, либо по другому поводу. И каждый раз при этом вынимал из кармана и воровато клал на край тротуара маленький кусочек апельсиновой корки.

Морис Леблан

Побег Арсена Люпена

Когда Арсен Люпен, закончив обед, вынул из кармана роскошную сигару с золотым ободком и принялся любовно ее разглядывать, дверь номера отворилась. Он едва успел бросить ее в ящик стола и отскочить в сторону. Вошедший надзиратель объявил, что заключенному пора на прогулку.

- Я ждал тебя, милый друг! - воскликнул Люпен, не теряя прекрасного расположения духа.

Они вышли. И не успели скрыться за поворотом коридора, как в камеру проскользнули два инспектора и приступили к тщательному осмотру. Одного из них звали Дьёзи, другого Фольанфан.