Песня снегов

Дуглас БРАЙАН

ПЕСНЯ СНЕГОВ

ПРОЛОГ

Низко висела полная луна, озаряя поле битвы призрачным светом. Сражение закончилось час или два назад, и победители жгли костры на заснеженных холмах Гипербореи, перевязывая раны, подбирая убитых, подкрепляясь мясом и вином из походных запасов. Они слишком устали для того, чтобы радоваться сейчас поражению противника, хотя враг их, безусловно, заслуживал уважения - то была дикая орда киммерийцев, молодых, горячих голов, что, подобно стае волков, рыскала по землям асиров и ваниров, грабя и заливая кровью крепости и поселения.

Рекомендуем почитать

…В той долине с незапамятных времен обитает нечеловеческое племя, выполняя особую и очень важную миссию. Люди зовут их Бессмертными. Они охраняют свой Цветок…и именно его нужно украсть Конану по заданию офирского колдуна…

Конан заключает договор с древним демоном, которого должен доставить на его родину. В попутчики Конану навязывается девчонка-танцовщица, и вся эта компания совершает странствие на юго-восток хайборийского континента.

 ...и снова Конан-Варвар отправляется в странствия, снова он принимает бой и снова выходит победителем.

Северо-Запад, 1999 г. Том 54 "Конан и Посланник Света"

Морис Делез. Посланник Света (роман), стр. 165-422

Приятель уговаривает Конана отправится на поиски магического шлема, принадлежащего таинственному ордену. Но, как оказалось, за сокровищем охотятся не только они одни…

Сотник следопытов, на границе Авилонии и Пиктской Пущи, Конан преследует оборотня, нападающего на людей…

В книгу вошли романы «Грот Дайомы» и «Ристалища Хаббы». В первом Конан по приказу Дайомы, Владычицы Острова Снов, совершает путешествие в Ванахейм, затем отправляется на Остров Снов. Во втором произведении герою предстоит отстаивать свою жизнь и свободу, развлекая публику сражениями на аренах Хаббы.

 ...и снова Конан-Варвар отправляется в странствия, снова он принимает бой и снова выходит победителем.

«Северо-Запад Пресс», 1997, том 36 «Конан и Алтарь Победы»

Грегори Арчер. Алтарь победы (повесть), стр. 5-286

…В день Крадущейся Рыси все юноши, которым в этом году исполнилось пятнадцать лет, получали возможность стать настоящими охотниками и полноправными членами общины. Конану весной этого года исполнилось тринадцать лет. Сын кузнеца Ниала считал, что имеет право участвовать в испытаниях дня Крадущейся Рыси — но взрослые рассудили иначе…

Другие книги автора Дуглас Брайан

Труднодоступны горы Киммерии — легендарной дикой страны, родины суровых синеглазых воинов и светловолосых женщин, отвагой часто не уступающих мужьям. Здесь когда-то родился великий воитель и король Конан-киммериец…

С тех пор минули века. Изменилось лицо мира. Сами боги не остались со времен Конана-киммерийца неизменными. И только окруженная горами Киммерия, казалось, застыла во времени: все те же отвесные скалы, те же застывшие в безмолвии просторы под низко нависшими серыми тучами…

Для «Заговора в Хоарезме» я использовала материал, который в свое время подготовила для продолжения «Степной дороги» из «Мира Волкодава».

Елена Хаецкая

«Северо-Запад Пресс», «АСТ», 2005, том 112 «Конан и демоны степей»

Дуглас Брайан. Демоны степей (роман)

— Соня! Соня! Встань, Соня! Снова и снова звал из темноты таинственный голос — странно знакомый, несмотря на то, что Соня прежде никогда его не слышала. Откуда-то она даже знала его имя — Голос Дальней Тревоги.

— Беги, беги, Соня! Не время медлить! Очнись же, Соня!

Темные ветви хлестали ее по лицу, острые колючки ранили босые ноги. Соня бежала из последних сил. Ночной лес расступался перед нею. Где– то над головой ухали совы. Ни одной звезды не было видно на затянутом густыми облаками небе.

На мрачных бритунских скалах стоит замок Амрок. Последний его владелец, граф-колдун, погиб страшной смертью из-за прекрасной незнакомки. Такая же незнакомка нанимает Конана и они отправляются в замок, дабы прочесть таинственную надпись на стене. По завещанию графа любой, сделавший это становится владельцем всех графских богатств. Там уже собралось много народа, но с первого же дня претендентов убивают одного за другим.

Велитриум, большой город на пограничной реке Громовой, что издревле отделяет цивилизованные земли от диких Боссонских топей, кипел и бурлил. Политическая ситуация в городе выглядела весьма шаткой: считалось, что Велитриум принадлежит пиктам, захватившим Аквилонию, однако почти все второстепенные посты, если те требовали хоть какого-то образования и знания западной культуры и грамоты, занимали здесь аквилонцы.

Да, да, те самые, надменные, кичащиеся своей «древней культурой» аквилонцы, которые со времен их легендарного властителя Конана изрядно подрастеряли свою боевую мощь и выродились — впрочем, никто не признал бы этого в открытую.

…и снова Конан-Варвар отправляется в странствия, снова он принимает бой и снова выходит победителем.

«Северо-Запад Пресс», «АСТ», 2007, том 134 «Конан и потомки атлантов»

Дуглас Брайан. Красавица в зеркалах (повесть), стр. 170-382

…и снова Конан-Варвар отправляется в странствия, снова он принимает бой и снова выходит победителем.

«Северо-Запад Пресс», «АСТ», 2005, том 105 «Конан и львы Стигии»

Дуглас Брайан. Потерянный город (повесть/рассказ), стр. 66-132

(«Северо-Запад Пресс», «АСТ», 2006, том 118 «Конан и Фонтан Жизни»)

Тем летом в Хоршемише было много приезжих: изящные аквилонцы, высокомерные и подтянутые бритунийцы, молчаливые и загадочные жители Кхитая, дикие наездники гирканских степей… Приезжие образовали на улицах города особую расу, удивительную своим внешним разнообразием и некоей внутренней общностью, особенно в глазах коренных обитателей Хоршемиша.

Пестрая толпа день-деньской кипела на площадях, несмотря на жару. Торговцы водой сбивались с ног.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Сущее похоже на застывший в бесконечном мгновении ливень, где каждая капля – целый мир.

Велик был замысел Творца. Полагал он, что из двух миров один будет другому тенью и отражением… Но перемешалось Сущее, и так были разделены навсегда миры-близнецы.

…Но даже спустя эоны времени их судьбы схожи.

А избранные смертные, пройдя свой путь в одном из миров, вновь рождаются в мире-близнеце, чтобы, не помня себя, прожить отпущенный срок заново.

Каждое утро солнце всходило над далекой рекой, а вечером скрывалось за песчаными холмами. Так было, так есть и так будет всегда. Каждое утро сыромятная плеть обжигала голые плечи, а вечером колючая циновка укрывала с головой. Так было, так есть и так будет до тех пор, пока он жив, а это значит – недолго. Нет, Кия вовсе не болен и не изнурен; его руки по-прежнему цепки, упруга спина, а ноги не знают усталости. Вот уже много лет он работает здесь, на пирамиде, а надсмотрщик еще ни разу не бил его за нерадивость или же за леность. Кия добросовестный раб. Они все здесь рабы, рабы Вечно Живущего, который строит себе усыпальницу…

В некотором княжестве жили люди. Люди – как люди, две руки, две ноги, лицо – человеческое, и вокруг тоже жили люди – только их называли варварами. Воевали, просто так, за добычу, называя свои войны борьбой с варварами.

Купец из людей, с большим риском для своей жизни, пошел искать союзников против варваров, так называемых псоголовых.

Кто человек, кто относится к ЛЮДЯМ: люди, варвары, псоголовые? Каждое сообщество решает этот вопрос для себя, со своей точки зрения.

Скрипели полозья; сопели, урчали собаки. Урр Мохнатый бежал впереди и торил им тропу. Глубокий снег искрился под ногами и излучал холодное сияние.

А вокруг была тьма. На черном небе ни луны, ни звезд. Пар из-под полотняной маски, скрывавшей лицо, был такой густой, что временами Урр не видел ничего – лишь пар. Тогда он спотыкался, падал в снег, вставал и вновь бежал. Собаки едва поспевали за ним. Урр спешил, он хотел поскорей добежать до вершины холма. Оставалось каких-то полсотни шагов. Двадцать пять. Двадцать. Десять. Четыре…

В достославные древние времена в одном известном университете обитал один весьма способный сколяр…

Простите, я запамятовал, сколяров тогда еще не было. Как, впрочем, и профессоров. Дело в том, что в те достославные, но, к сожалению, наивные времена науки находились еще в таком младенческом состоянии, что никто не брал на себя смелость учить кого-либо чему-либо. В наш просвещенный век трудно даже представить себе, что всего каких-то двести лет тому назад физика, астрология, хиромантия и медицина еще не были признаны досконально изученными, завершенными и пересмотру не подлежащими. Справедливость данного догмата для нас ясна и очевидна, а ведь когда-то он вызывал горячие, а порою и кровопролитные споры. Однако, хвала Создателю, теперь всё это в прошлом. Скажи мне, любезный читатель, что еще можно, например, добавить к алхимии, тригонометрии или географии? Философский камень получен, тангенс прямого угла вычислен с точностью до последнего знака, окружность земного диска измерена, поделана между государями и даже, строго по границам, окрашена в соответствующие цвета владеющих ею держав. А посему, в связи с вышеизложенным, совсем неудивительно, что на наши университетские кафедры восходят профессоры – то есть те, которые всё знают, а потому и обучают, а в аудиториях восседают сколяры – то есть те, которые ничего не знают, а потому и изучают, однако каждый из них по прошествии шести лет обучения может сказать… Алхимик скажет: я постиг алхимию всю без остатка. Медик скажет: я постиг медицину, я ведаю все те болезни, кои признаны излечимыми, а также и те недуги, от коих нет спасения. Теолог скажет…

Путишествия Подорожника заводят его далеко от дома, судьба дарит ему еще один шанс или наоборот жестоко насмехается… границы Рокад нерушимы или…

Проснувшись, Гейс еще долго лежал с закрытыми глазами и слушал порядком надоевшее бормотание дождя. Что поделать, но последний четвертый весенний месяц, эта маленькая скучная планета неизменно целиком и полностью отдавала непрерывному монотонному ливню. Отбросив одеяло, он потянулся, зевнул, глядя в залитое водой окно, и поморщился – в комнате стояла влажная духота. Идти на работу страх как не хотелось, перспектива залезть обратно под одеяло, накрыться с головой и проспать до лета, выглядела гораздо привлекательнее. Но быстро меняющиеся цифры синего таймера бесстрастно указывали на то, что если он сейчас же не вылезет и из кровати, не оденется и не поплетется на работу, на его место мигом найдется масса желающих. На такой неприлично мелкой, но густонаселенной планете, как Антиса, всякий, кто умудрялся заполучить более-менее приличную постоянную работу, дорожил своим местом, в глубине сердца лелея надежду когда-нибудь улететь из этого тесного мирка с ничтожными жизненными перспективами. И Гейс не являлся исключением, его тоже манили судьбоносные, ярчайшие маяки далеких больших планет. Их туманные моря и континенты, величественно плывущие в бездонных глубинах космоса, сначала снились Гейсу по ночам, а в последнее время стали мерещиться и наяву, настолько сильно надоела ему однообразная жизнь на Антисе. Но пока что не представлялось возможным вырваться к далеким туманным континентам, необходимо было накопить на свой собственный кораблик. Если же выезжать на общепассажирских кораблях, то цена билета, плюс необходимо-обязательная сумма на адаптационные сроки равнялась стоимости небольшого поддержанного корабля. Таким образом, захолустные планетки вроде Антисы препятствовали утечке народных масс к манящим маякам больших миров, а прекрасные большие миры этим же методом пытались снизить количество желающих испортить своим присутствием их заповедные континенты.

Борьба за Меарскую Корону продолжается. Разделённое на две части войско Гвиннеда противостоит повстанцам, которые готовят ловушку Дункану Мак-Лайну, смерти которого неистово желает бывший примас Гвиннеда Лорис. В это время оставленный регентом в Ремуте принц Нигель раскрывает заговор и учится использовать могущество, оставленное Келсоном своему наследнику. Мать короля, Джеханна, вернувшаяся из монастыря ко двору, мучительно пытается разрешить противоречия между своим даром и воспитанием, полученным в детстве.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эд БРАЙАНТ

СТИКС И КОСТИ

Ему снилось, что он проснулся мертвым.

Мертвым. Раздавленным. Каждый нерв вырвали из мышц, каждую кость расплющили. Проснувшийся и мертвый.

Одно не вязалось с другим. Но мысль об этом пришла к нему в голову позже. Гораздо позже. Потому что поначалу все застилала боль.

Господи, подумал он. Что это со мной! Все тело разламывалось от боли, в ухе словно жужжала оса. Он попытался поднять руку, чтобы вытащить осу, но боль просто размазала его по кровати. Руку, естественно, поднять не удалось.

Эдвард БРАЙАНТ

ВИТРАЖ С ДВОЙНОЙ СПИРАЛЬЮ ДНК

Бывает, что природа накладывает такие

ограничения, что их невозможно преодолеть

даже самым смелым воображением.

Но иногда их удается использовать...

Пол Чавез перевел взгляд с визитки, лежавшей на серебряной тарелке, на лицо О'Хэнлон, затем снова на визитку.

- Не смогла найти поднос - задвинула его куда-то лет двенадцать назад, а искать не было времени. Никогда бы не подумала, что он может понадобиться.

Юрий БРАЙДЕР, Николай ЧАДОВИЧ

"ХОРОШУЮ ИСТОРИЮ ЖАЛКО ОБРЫВАТЬ"

На вопросы читателей отвечают известные белорусские писатели Юрий Брайдер и Николай Чадович

- Обычно соавторам задают вопрос - как вы пишете вместе... Позвольте вас спросить, а почему вы пишете вместе? Неужели поодиночке не получается? (Ю. Калачев, Барнаул)

- Во-первых, вопрос поставлен неправильно. Так ведь можно спросить любого писателя: а почему ты пишешь один, а не в соавторстве? Творчество - штука настолько тонкая, что результат трудно предсказать - вне зависимости от того, сколько людей работают над "продуктом". А во-вторых, именно в фантастике, как нам представляется, наиболее плодотворно работать вдвоем: когда создаешь воображаемые миры, одному трудно уследить за логикой, непротиворечивостью, да и просто за всеми сюжетными линиями. Тут как раз и проще ловить друг у друга противоречия и несообразности. Неудивительно, что в эпоху так называемого Золотого века нашей фантастики почти все лучшие фантасты работали в соавторстве - братья Стругацкие, Войскунский и Лукодьянов, Альтов и Журавлева, Емцев и Парнов и т.д. Ну и, в-третьих, так сложилось, что мы всегда пишем вместе - это судьба, а от судьбы не уйдешь.

Петр Евсеевич Брайко

Партизанский комиссар

Документальная повесть

Рецензенты:

И. Я. Жученко, кандидат исторических наук,

И. Г. Старинов, кандидат технических наук.

В работе над книгой принимала участие

Оксана Семеновна Калиненко

В документальной повести Героя Советского Союза, бывшего командира полка в прославленном соединении С. А. Ковпака, рассказывается об одном из организаторов партизанского движения на Украине в годы Великой Отечественной войны против немецко-фашистских захватчиков - легендарном комиссаре партизанского соединения Герое Советского Союза Семене Васильевиче Рудневе, о его боевых делах во время рейдов по тылам врага. Автор показывает С. В. Руднева как человека большой души, стойкого бойца ленинской партии, талантливого воспитателя молодежи.