Песня Садовника

Льюис Кэрролл

Песня Садовника

Он думал -- перед ним Жираф,

Играющий в лото; Протер глаза, а перед ним -

На Вешалке Пальто. "Нигде на свете,- он вздохнул,

Не ждет меня никто!"

Он думал -- на сковороде

Готовая Треска; Протер глаза, а перед ним -

Еловая Доска. "Тоска,- шепнул он, зарыдав,

Куда ни глянь, тоска!"

Он думал, что на потолке

Сидит большой Паук; Протер глаза, а перед ним -

Другие книги автора Льюис Кэрролл

Первое издание книги «Алиса в Стране Чудес» появилось в Англии в 1865 г. С тех пор книга эта выходит ежегодно. Настоящий перевод сделан со 106-го английского издания (1922 г.) и сопровождается иллюстрациями Дж. Тенниела. Текст 1923 г. изд. адаптирован к современным правилам орфографии.

Бессмертная сказка Льюиса Кэрролла «Алиса в Зазеркалье» является продолжением «Приключений Алисы в Стране Чудес». Девочка Алиса, попав по ту сторону зеркала, оказывается в сказочной стране, где ее ждет много интересных, забавных, а порой и опасных встреч.

«Аня в Стране чудес» — книга совершенно уникальная. Трудно сказать, чей талант — автора или переводчика — сверкнул в ней большим количеством граней, ярче блеснул тонкостью юмора, своеобразием словесной игры.

Почти полтора века назад солнечным летним днем во время лодочной прогулки по Темзе преподаватель математики Оксфордского университета Чарлз Лютвидж Доджсон рассказал десятилетней Алисе Лидделл и ее сестрам сказку, которую опубликовал потом под псевдонимом Льюис Кэрролл. Наверное, не обошлось здесь без волшебства, потому что сказка эта прочно завоевывает сердца всех, кто ее услышал или прочитал. Сегодня о приключениях любознательной Алисы знают во всех уголках мира.

Почти столетие назад сказку английского писателя перевел на русский язык теперь всемирно известный, а тогда еще молодой Владимир Набоков. Ему удалось, казалось бы, невозможное: органично погрузить текст Кэрролла в стихию русского быта, русской речи. Так у английской девочки Алисы появилась русская сестричка по имени Аня. С ней приключается то же самое, что и с Алисой в Стране чудес — только на русский лад.

Алиса, Чеширский Кот, Герцогиня, Мартовский Заяц, Соня и другие герои самой читаемой детской книги в мире развлекают и удивляют многие поколения читателей. Иллюстрации Туве Янссон, создательницы сказок о мумми-троллях, позволяют по-новому взглянуть на известный сюжет «Алисы в Стране чудес». Впервые изданная в России — стране, где любят и ценят творчество Туве Янссон и Льюиса Кэролла — книжка с картинками, разговорами и большим количеством путаницы приглашает вас юркнуть в нору вслед за Белым Кроликом.

«Охота на Снарка» (англ. The Hunting of the Snark) — поэма Льюиса Кэрролла, написанная в 1876 году, образец литературы абсурда. Основа сюжета — охота команды из девяти человек и бобра за таинственным Снарком.

«Алиса в Стране чудес» – признанный и бесспорный шедевр мировой литературы. Вечная классика для детей и взрослых, принадлежащая перу английского писателя, поэта и математика Льюиса Кэрролла. В книгу вошли два его произведения: «Алиса в Стране чудес» и «Алиса в Зазеркалье».

Перед вами одна из самых прославленных классических английских книг для детей, необычайно многогранная по смыслу, полная остроумия. Вы встретитесь с девочкой Алисой и попадете вместе с ней в удивительную, загадочную Страну Чудес Льюиса Кэрролла.

Наверное каждый из нас хотя бы раз задумывался над существованием параллельной вселенной, населенной загадочными антиподами. Там, где ходить на голове — обычное дело, там, где обычный мартовский кролик занимает видное место в обществе, там где самые невероятные и абсурдные вещи становятся явью.

«Много неясного в странной стране, можно запутаться и заблудиться.» — слова из песни Высоцкого в назидание маленькой девочке Алисе звучат в унисон с нитью повествования. Льюис Кэролл дает прочувствовать главный закон жизненной диалектики — единство и борьбы противоположностей прямо здесь, в маленьком и очень странном месте.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Олег Болтогаев

Зимнее утро

Ещё не проснувшись, сквозь сон я понял, что ночью выпал снег.

Потому что я услышал, как во дворе, за окном мой отец громко работал лопатой. Он расчищал дорожку вокруг дома. Видимо это занятие доставляло отцу большое удовольствие - он всегда расчищал снег сам, причём затемно.

Я вскочил с кровати, отодвинул занавеску и посмотрел в окно.

Там был сказочный мир, совсем не тот, что вчера, когда дул ветер и было неуютно и холодно и, казалось, ничто не предвещало снегопада. Хотя... Если бы я был внимательным, то непременно заметил бы, что накануне наша кошка, свернувшись тугим калачиком, легла спать у самой печки. Мурка закрывала лапами свой нос и совсем не хотела играть со мной.

И. В. Гусарова

МЫШКИНСКИЕ СКАЗКИ

ДОРОГИЕ РЕБЯТА И ВЗРОСЛЫЕ!

На свете существует очень много чудесных сказок. Многие известны сотни лет, а некоторые родились совсем недавно. Вот и наши мышкинские сказки еще только начинают путь к вам, читатель. Сочинили их ИРИНА ВЛАДИМИРОВНА ГУСАРОВА, АНАТОЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ ГРАЧЕВ, нарисовала к ним картинки ЛИДИЯ АЛЕКСАНДРОВНА КАРСАКОВА - хорошо знакомые и уважаемые в Мышкине авторы.

Но откуда появились сюжеты этих сказок? Если внимательно прочитаем, то, конечно, узнаем родной Мышкин, музей Мыши, Золотой бор и речку Каменку, косогор за приволжской улочкой Рыболовкой, маленькую деревню Лодыгино. А взрослые, быть может, найдут здесь далекую страну детства, прекрасный "затерянный" мир душевных устремлений и радостных чудес. Сказка возвращается...

Гуидо Гоццано

КОНЬ ЧАРОДЕЯ

Жил был бедный крестьянин с женой и сыном, которого звали Кандидо. С утра до вечера работали крестьянин и его жена на крохотном поле. Дождливой осенью жена крестьянина заболела и вскоре умерла. Совсем плохо стало крестьянину и маленькому Кандидо.

Но вот Кандидо исполнилось восемь лет.

- Отец, отправьте меня в школу, - стал он просить крестьянина.

- Где же я возьму деньги, сынок?!

- А вы продайте одного из двух волов, - сказал Кандидо.

Николай Матвеевич Грибачев

Эй, догони!

Проснулся утром заяц Коська, смотрит - что такое случилось? Луг - белый, берег речки - белый, поляна - белая, на ветках елки что-то белое висит. И в воздухе белые мухи летают. Поглядел на себя - и у него шкурка белая, только кончики ушей черными остались. Пока он, спасаясь от лисы Лариски, в поле на меже лежал, старая шерсть у него повылезла, а белая выросла.

"Ага, - подумал заяц Коська, - это зима пришла. Ну, теперь лиса Лариска будет издалека видна, а меня от сугроба не отличишь, я ведь белый на белом. Пойду-ка я возьму лыжи, которые медведь Потап подарил, по лесу побегаю".

Юрий Яковлевич ЯКОВЛЕВ

Трудная коррида

Нас было двое.

Потом нас стало трое.

Потом остался я один.

1

Есть друзья, которые засыхают, как листья. И, как листья, опадают. И ты остаешься одиноким и голым, как облетевшее осеннее дерево.

Но есть друзья, которые делают тебя вечнозеленым. Они - твои вечные листья. Даже когда идет снег. Это я про Гену.

Я вижу его так ясно, словно мы только что расстались: он сошел на своей станции, а мне ехать - жить! - дальше. Но он так глубоко вжился в мою судьбу, что как бы продолжает оставаться рядом со мной. Мой зеленый лист.

Братья Гримм

Разбойник и его сыновья

Жил когда-то на свете разбойник. Он обитал в дремучем лесу, в ущельях и пещерах, вместе со своими товарищами.

Когда по большой дороге проезжали князья, помещики и богатые купцы, он подкарауливал их и забирал у них деньги и добро. Вот стал он годами постарше, это ремесло ему перестало нравиться, и он раскаялся, что совершил так много зла. Стал он вести жизнь более правильную, как человек честный, и, где только мог, делал добро. Было у него трое сыновей, когда они подросли, он позвал их к себе и сказал:

Братья Гримм

Сказки про жерлянку

Жил-был на свете маленький ребенок; мать давала ему каждый день после обеда мисочку молока и кусочек сдобного хлебца, и ребенок садился с мисочкой во дворе. Только начинал он есть, как выползала из стенной щели огненная жерлянка, опускала голову в молоко и ела вместе с ребенком. И ребенок этому радовался; сядет, бывало, со своею мисочкой, а жерлянка все не приходит, и зовет он ее:

- Жерлянка-малютка,

Братья Гримм

Выгодное дельце

Пригнал однажды крестьянин на базар свою корову и продал её за семь талеров.

Шёл он с деньгами обратно домой и услышал, как лягушки на пруду кричат:

- Ква, ква, ква, ква!

"Ишь ведь, надрываются попусту! - подумал крестьянин. - И вовсе я не два, а целых семь талеров выручил".

Подошёл он к пруду и крикнул:

- Ну что вы за дурачьё! Разве не знаете, что у меня семь талеров, а не два!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Льюис Кэрролл

Шмель в парике

Перевод Н. М. Демуровой

...и она совсем уже собралась перепрыгнуть через ручеек, как вдруг услышала глубокий издох, - казалось, кто-то вздыхал в лесу у нее за спиной.

.....Кому-то там _очень_ грустно, - подумала Алиса, с тревогой вглядываясь в лес. На земле, облокотись о ствол, съежившись и дрожа, словно от холода, сидело какое-то существо, весьма похожее на дряхлого старичка (только лицом оно больше походило на шмеля).

Льюис Кэрролл

Убещур

Сустились умерки. В мраве Куржились сомно петляки И волосистый головей Вопел у Воп-реки.

"Сын, Убещура берегись, Его клыктей, глушей и грыл. Звелее он, чем Птица Грысь, Грызней, чем Дырбущил!"

Он встал с мечом, сказал "Рискнем!" И день и ночь везде рискал. Hо изнемог, и лег в тенек Под старый Саксакал.

Вдруг задрощал дремучий лес И птицы взмыли, орыбев -То Убещур гремучий лез, И изверкал огнев.

Льюис Кэрролл

ВЕРЛИОКА

Было супно. Кругтелся, винтясь по земле, склипких козей царапистый рой. Тихо мисиков стайка кругтела во мгле, Зеленавки хрющали порой.

- "Милый сын, Верлиоки беги как огня, Бойся хватких когтей и зубов! Бойся птицы Юб-Юб и послушай меня: неукротно свиреп Драколов."

Вынул меч он бурлатный тогда из ножен, Hо дождаться врага все не мог: И в глубейшую думу свою погружен, Под ветвями Тум-Тума прилег.

Уилла Кэсер

Моя Антония

ПРЕДИСЛОВИЕ

Прошлым летом, в самую жаркую пору, я случайно встретил Джима Бердена в поезде, пересекавшем Айову. Мы с Джимом - старые друзья, вместе росли в маленьком городке штата Небраска, и у нас нашлось, о чем поговорить. Покуда поезд мчал нас мимо бесконечных полей спелой пшеницы и лугов, пестревших цветами, мимо захолустных городишек и дубовых рощ, поникших под солнцем, мы беседовали, сидя у большого окна вагона, где все покрылось толстым слоем красной пыли, а деревянная обшивка до того раскалилась, что к ней нельзя было прикоснуться. Эта пыль, жара и обжигающий ветер воскрешали в памяти многое. Мы толковали о том, как живется детворе в таких вот городках, затерянных среди пшеницы и кукурузы: здешний климат бодрит, он щедр на крайности - лето знойное, кругом все зеленеет и колышется под ослепительным небом, и просто дух захватывает от буйной растительности, от красок и запахов густых трав и тучных хлебов; зима лютая, малоснежная, кругом голые поля, серые, как листовое железо. Мы единодушно решили, что тот, кому не довелось провести детство в таком городке среди прерии, и представить себе всего этого не может. А те, кто здесь рос, как бы члены единого братства.