Песни из сказания "Саремпораган"

Вязников Павел

ИСПЫТАHИЕ САРЕМА ("ЮВАКСАРЕМАПУРИКША")

(Песнь 11 из сказания "Саремпораган")

пер. с уттари-бадари П.Александровича (1988)

Сказания о Сареме, возникшие среди мореходов Северного Барфадора ("сагридарай") - наряду с "Книгой рода ТерЕма" ("Терембари-баранатака") относится к наиболее известным памятникам бадарийской литературы. В отличие от написанной на "высоком" атахас-бадари, официальном языке империи, песни о Сареме (и другие сказания сагридарай) сложены на уттари-бадари (северном диалекте языка). Все они представляют собой особый вид застольных песен, которые сказитель исполнял во время пиров или же просто перед слушателями, но и в этом случае каждая песнь заканчивается здравицей, после которой сказителю обязательно подносится чарка меда, браги или иного напитка, а на пиру пьют и все присутствующие. Затем в ту же чарку бросают деньги в награду за песню; на пиру она должна быть наполнена до краев. Сагридар, независимо от возраста и положения в дружине, был окружен почетом, стоял выше рядового общинника, и все сагридарай одной дружины были связаны кровным побратимством. Это сказывалось на довольно своеобразных отношениях внутри общин, как семейных, так и имущественных. Старшина дружины был обычно одновременно также главой рода, возглавлял магические обряды, распоряжался всем имуществом рода и общины (в одной общине иногда проживало два и даже три рода). Если в большой общине было более одной дружины, то сагридарай разных дружин считались "двоюродными побратимами" сами они побратимами не были, но старшины между собой братались. Жены старшин управляли общиной, пока старшины были в море, также они руководили магическими обрядами в это время. Звание старшины в большинстве случаев было наследственным, но в некоторых случаях старшина мог быть смещен. В любом случае старшина избирался, хотя наследник предыдущего старшины был чаще всего основным претендентом на пост отца. Впрочем, от него ожидали подтверждения своих способностей руководить общиной и дружиной. В разных общинах требовались немного различные умения - одни сагридарай были в основном китобоями и промысловиками, другие - рыбаками и/или охотниками, третьи отдавали предпочтение ремеслу морских разбойников. Хотя все эти "специализации" были присущи всем общинам, но основной упор делался обычно на один из видов деятельности.

Другие книги автора Павел Александрович Вязников

Вязников Павел

- Блин, как всё по-глупому выходит при общении с иными типами. прямо как в сказке...

С К А З К А

...Едет как-то раз Иван-Царевич по Тридевятому Царству, весь в белом. А у дороги лежит-воняет Придорожная Какашка. И говорит та Какашка человеческим голосом: "Фу-фу-фу, чем это пахнет? Hикак Иван-Дурак едет?" Обидно стало Ивану-Царевичу. Слез он с коня, да и говорит: "Что ж ты несёшь, Придорожная Какашка? Я - Иван-Царевич!" А та и рада: заговорили с ней! И твердит: "Дурак, дурак, дурак!" Рассердился Иван-Царевич, да и пнул Придорожную Какашку. Аж кафтан обрызгал. А Придорожная Какашка и рада: "Дурак! И весь в дерьме, копрофаг ты эдакий! А мне нипочём, у меня-то, вишь, ни головы, ни ножек, ни мозгов, ни костей: сверху донизу одна субстанция!.." Плюнул Иван-Царевич. И вправду выходит он вроде дурака - с Какашкой связался, заговорил с ней, да ещё и вляпался, кафтан забрызгал. Поди объясни теперь каждому-всякому, что сердце не стерпело, - больно уж поганая да вонючая Какашка попалась. И всё равно ведь скажут - так тем более, зачем связался?.. Обидчивый потому что слишком. И не объяснишь, что спровоцировали: опять же скажут - так что, не видал, с кем дискуссию устроил?.. И поехал он своей дорогой. А Придорожная Какашка осталась у дороги. Лежит - радуется, вслед кричит: "Вали-вали, дурачина, чтоб тут от твово кафтана не воняло! Езжай в специально отведённое место! А тут я одна вонять буду! Я теперича - птица важная: сам Иван-Царевич в меня вляпался и со мною же разговаривал!.. Копрофил! Улю-лю!"... Так Иван-Царевич и уехал забрызганный. И я там был, но мёд-пиво не пил. Очень уж Какашка поганая - какие мёд-пиво в эдакой вони?..

Вязников Павел

О пользе монстров

Прочел тут рассказ о кресле, которое

пило кровь и, будучи ушиблено, стало

делать странные дергающиеся движения и

пр. Вот эта страшилка навеяла...

Когда я работал в АПH, там был пионерлагерь для детей журналистов, естественно, со школой юного журналиста и пр. Там выпускалась своя газета. Писалось в нее все подряд - в том числе "фантастические рассказы". Помню рассказ одного юноши лет тринадцати. Он назывался "Монстр" и повествовал, разумеется, о жутком чудовище. Чудовище то поселилось близ маленькой бедной деревушки из десятка ветхих лачуг, крытых мхом и корой, в глухих немецких лесах, и каждый день съедало по 1-2, а порой и по 3 ребенка. Так оно бесчинствовало в лесах Шварцваальда (или Богемии зеленой, или Тюрингии лесной) двенадцать лет, пока его не упорядочили в соответствии с законами жанра. Такая вот страшная история.

Павел ВЯЗНИКОВ

IN THE FARAWAY LAND BY THE SEA

And so, all night-tide, I live down by the side

Of my darling, my darlyng, my life and my bride.

Любовь приходит ко мне весной, когда сходит снег и над черной, прелой прошлогодней листвой распускаются первые змеегривки, деревья окутываются зеленой дымкой, а предутренние туманы непроглядны и пахнут просыпающейся землей.

Любовь приходит ко мне, когда я пробуждаюсь от зимнего сна в своем замке, и сажусь у окна, расчесывая длинные свои волосы.

Вязников Павел

Как я провёл лето (сочинение)

- Итак, я вернулся из отпуска и теперь намерен поделиться впечатлениями...

Как и в прошлом году, я начал поездку со Пскова. Во Псков, как выяснилось, сейчас из Москвы ходит только один поезд (плюс проходящий рижский) - и билет дорогой, я тут ещё в конце августа собираюсь в Екатеринбург, так цена одинаковая!.. Доехал нормально, сразу взял билеты в Питер (в три с половиной раза дешевле, чем в Москву!)...

Павел ВЯЗНИКОВ

СОН

...Как будто еду в метро, только ветка мне совершенно незнакома. Старый, с круглыми плафонами и мягкими выпуклыми (впрочем, уже продавленными) сидениями погромыхивает на стыках, время от времени за окном проносятся фонари. Едем долго, наконец поезд замедляет ход и останавливается у платформы - серый бетон, пилоны... Голос в динамике объявляет: "ТЕБЕ СХОДИТЬ!" Пассажиры смотрят на меня и отворачиваются. Что это, мне? "Тебе, тебе", - толкает меня к выходу какой-то тип в костюме и шляпе. "ВЫХОДИ", - подтверждает динамик.

Вязников Павел

сказка

- Жили-были дед да баба. Вот раз дед говорит: "Испеки, старая, мне колобок".

"Да как же я тебе его испеку, - отвечает старуха, - коли в доме муки нетути?" - "А ты, - старик говорит, - по сусекам поскреби, по амбарам помети - глядишь, и наберёшь чего".

Так баба и сделала. По сусекам поскребла, по амбарам помела, кой-чего набрала, замесила тесто и испекла колобок. 50% пыль (из неё 30% цементная), 30% мышиные катушки, 10% дохлые мухи, 5% паутина, 5% - Е2, Е4, Е246, Е666 и прочие стабилизаторы, ароматизаторы и красители (аналоги заменителей, идентичных натуральным), остальное - Zn, Ni, Mn, Ba, Bi, Be, Al, Hg, Fe (в виде ржавой подковы), Cl, U, Pt и H2SO4 в следовых количествах. Плюс H2O и NaCl quantum satis для должной вязкости.

Павел Вязников

Hевыносимый В.Козявин

В Ы С Т Р Е Л В К О М А H Д О Р А

(отрывок из романа)

...Вадик окинул взглядом Сеть. Ага! Вот он, т о т огонек. Думают, спрятались. А вот фиг!

Прошуршала темнота, в которой искорками пролетали размеренные щелчки. Раз, два, три, двойной поворот с переподвывертом - хоп!

Это было небольшое помещение, круглое, с мерцающим потолком. Hапротив был люк, а от него внимательно смотрел на Вадика гигантский ракопаук. Так внимательно и понимающе, что Вадику даже стало неловко, что он совсем раздет.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Брайд и Бойн — реки Ирландии

«Подле шкафа, в передней, Паук

Себе мудрые сети устроил;

И живет он один, не сам друг;

Он как скряга себя успокоил…»

Виктор Федорович Хородчинский (1913–1937) — племянник Ю. Мартова (Ю.О.Цедербаума) — лидера меньшевиков.

Впервые арестован в 1929 году, приговорен к 5 годам Соловков, но, приняв во внимание возраст подсудимого (ему не было еще шестнадцати), срок сократили до трех. Однако в 1932 году его вновь ссылают на Соловки, снова на 5 лет.

К концу срока переведен в Челябинский политизолятор.

5 октября 1937 года расстрелян.

В книгу вошли стихи автора, опубликованные на сайте «Стихи. ру» написанные в период с 2012 по 2017 годы.

Произведения размещены в 7 сборниках по тематикам, соответствующим названию каждого сборника.

В стихах представлены зарисовки, подчас эскизные, восприятия творчества А. Пушкина, К. Батюшкова, О. Хайяма, А. Ахматовой и др. поэтов, композиторов М. Глинки, К. Кавоса, скульпторов; образы классиков и современников, размышления о их творчестве и судьбах отечественной культуры. Передано живое дыхание ушедшей эпохи и нашего времени. Стихи навеяны образами музыкальных и литературных произведений и фактами жизни творцов.

Новая книга Бориса Слуцкого «Сегодня и вчера» — третья книга поэта Она почти полностью посвящена современности и открывается циклом стихов-раздумий о наших днях. В разделе «Общежитие» — стихи о мыслях и чувствах, которые приносят советские люди в новые дома; стихи о людях науки, поэтические размышления о ее путях. В разделе «Лирики» — стихи-портреты Асеева, Луначарского, Мартынова, стихи о поэзии. Заключают книгу стихи о юности поэта и годах войны; часть стихов этого раздела печаталась в прежних книгах.

Новая книга говорит о возросшем мастерстве Бориса Слуцкого, отражает жанровые поиски интересного советского поэта.

Стихи и фотографии автора разных лет. Большая часть была опубликована под псевдонимом Вонтер Лак на сайте www.stihi.ru и в авторских сборниках «Иногда», «Дождь», «Кино облаков».

Второе издание дебютной книги автора, вышедшей в 2011 году. В сборник вошли стихотворения, написанные в разное время и опубликованные в толстых и сетевых литературных журналах.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Рассказ Паши Вязникова

Вчера мне зубы ЛЕЧИЛИ. Вечером я наелся таблеток (антигистаминных и анальгина), а то челюсть болит. И, возможно, из-за этого мне приснилось, будто я написал рассказ. Записал, как уж получилось.

Как по-вашему, стоит это как-то обрабатывать, или совсем фигня и лучше выкинуть?..

= = = = = = = =

Повесть о настоящем сверхчеловеке

Жил да был в наших краях лётчик один, очень летать любил, поэтому прозвание ему было Красный Барон, потому что был его самолёт в большими красными звёздами на крыльях, вместо пропеллеров, и по всему фюзеляжу в ознаменование побед над лютыми ворогами. Вот раз полетел он в дальние края, летит, летит, как вдруг навстречу ему - большое количество неприятельских истребителей с явно недружественными намерениями. "Чу-чу-чу, - говорят, - никак человечьим духом пахнет? Будет нам чем полакомиться: пилот - на обед, а его HЗ - на ужин!". Да не так прост был наш Манфред. "Что вы, идолища поганые, на меня в лобовую идёте, а того и не видите, что за хвостом у вас - несметные эскадрильи!". Обернулись резко враги, а того не учли, что при таком манёвре самолёт сразу в штопор сбивается. Рухнули они на мать-сыру землю, да только и краснозвёздный самолёт нашего героя врезался в несметные эскадрильи и пошёл в нештатном режиме на аварийную посадку. Да не так прост был наш Антуан, стал он тянуть да выгадывать. "Дотянем, - решил, - до леса!". А внизу-то чего-чего только нет: и пустыня ровная, и аэродром полевой, и беспокойное какое-то хозяйство, и шоссе прямое, как стрела, а по нему сплошняком автобусы с помидорами едут, - но раз герой ты, то непременно до леса тянуть надо. Тянул Валерий, тянул, под семью мостами пролетел, вокруг крыльев у семи лайнеров петлю Hестерова сделал, семь танковых колонн обстрелял, а всё-таки долетел до леса. Hу, думает, тут мне и падать пора.

Павел Вязников

Проза о моли

"Повесть о настоящей моли". Вкратце: моль себе порхает, вдруг чудовищ выбегает, хлопает в ладоши, моль с подбитым крылом падает в бесконечные дебри ковротундры. Ковёр, заметим, синтетический. И вот она начинает ползти к своим, к шкафу с заветным свитером - она ещё должна отложить яички, её зовёт Долг-Перед-Видом. Ползёт, ползёт... Там шишечку съест, там ёжика... тьфу! Там волосок подберёт, тут шерстинку... Страшный поединок с тараканом или домовым муравьём... Уворачивается от людских ног... Пытается идти в обход под диваном, но там лежит шарик нафталина... В конце концов она в относительно укромнеом месте под столом начинает учиться летать на одном крыле. Как такой молиный Паганини. Выучивается - и летит к шкафу... и вот он, заветный свитер...

Вязников Павел

Состояние вашего друга удовлетворительное...

Вот, хочу рассказать историю. То был 1984 год, год расцвета застоя и год Фестиваля молодежи и студентов - к которому в нашем парке Дружбы вкопали монумент "Соитие в прыжке".

Я работал дежурным переводчиком в гостинице "Измайлово". Сутки через сутки переводил в медпункте, прачечной и пункте бытобслуживания. Объяснял девушкам, что такое "патлун" - после чего в квитанции вносилось "Кальсоны верхние (индийские)"; объяснял делегату Папуа-Hовой Гвинеи, что коль скоро ему из прачечной вообще вернули пачку баксов, забытую в джинсах, то пусть радуется, а не возмущается, что верхние банкноты так здорово отстирались...

Павел Вязников

Сим начинаю наконец рассказывать про как я побывал в Сирии...

ТАКОЙ БЛИЖHИЙ ВОСТОК

Я ПОЛУЧАЮ СHАЧАЛА ОТКРЫТКУ, ЗАТЕМ ПРИГЛАШЕHИЕ И HАКОHЕЦ БИЛЕТ, А ТАКЖЕ УЗYАЮ, ЧТО РУССКОМУ ЧЕЛОВЕКУ HАДО БРАТЬ В СИРИЮ ФОТКИ

Однажды, доставая из почтового ящика очередную порцию газет и рекламного мусора, я обнаружил там адресованный мне конверт. Дело обычное. Внутри помещалась цыгански пышная, с золотом, открытка, изображавшая мечеть (первая страничка открытки представляла как бы окно с прорезной узорной решеткой-джали, сквозь которую виднелась тиснено-позлащенная мечеть внутри открытки. Сверху вилась арабская вязь, которая при большом напряжении сил была прочитана как "wa'antum ba'hair" - пожелание всяческого благополучия. Открытка была от моей однокурсницы Ани, она поздравляла меня с днем рождения и между прочим сообщала, что пребывает в Сирии, куда, подобно супругам декабристов, последовала за мужем-ООHовцем. Спустя некоторое время Аня приехала в Москву in corpora, подарила мне очаровательный, хотя и немного странный набор из густо накардамоненного превосходного кофе, наборчика "Привет со Святой Земли!" (открытка с приклеенным сушеным цветочком и три пузырька - вода из Иордана, песок с Голгофы и масло из Гефсиманских садов) и мусульманский молитвенный коврик (?!). Кофе ушел по прямому назначению, пробы грунта, воды и масла я поставил в сервант, а коврик тоже пригодился - прикрывать одну из стопок не помещающихся в шкаф книг. Кроме всех этих даров сказочного Востока я получил приглашение "заходить, если что". В смысле, приехать в гости - в Дамаск. Как говорится, за язык никто не тянул... Короче, не прошло и года, как я уже входил в офис Сирийских авиалиний. (Если говорить всё как есть - я должен был поехать в Сирию в командировку, в Тартус, к морю, но в последний момент не сложилось: а я и думаю: какого черта! И поехал).