Песнь Вещего Александра

Во время гражданской войны России и в красных, и в белых войсках любили распевать на один и тот же лихой мотив пушкинскую «Песнь о Вещем Олеге». Вот только припев к этому гимну был их собственного сочинения.

Почему же русские, находившееся во время великой смуты начала XX в. в некоем всеобщем помутнении рассудка, подсознательно искали опору в именно этой «Песни»?

Отрывок из произведения:

Во время гражданской войны России и в красных, и в белых войсках любили распевать на один и тот же лихой мотив пушкинскую «Песнь о Вещем Олеге». Вот только припев к этому гимну был их собственного сочинения, и с единственной различной строкой: сначала и те, и другие пели «Так громче музыка играй победу — мы победили, и враг бежит, бежит, бежит!», затем у красных шло «Так за Совет Народных Комиссаров…», а у белых — «Так за царя, за Родину, за Веру…», а далее опять солидарно: «…Мы грянем громкое „ура, ура, ура!“».

Другие книги автора Ярослав Аркадьевич Кеслер

Помимо двух основных светских редакций истории России, огромное влияние на сочинение традиционной истории оказывала (да и и по-прежнему оказывает) религиозная историография.

Развитие такой общественной структуры, как государство, подчиняется определенным эволюционным законам. Серьезный анализ истории Руси показывает, что путь нашей страны во времени принципиально скачкообразный, а возвышение именно Московии было вызвано тем, что здесь вырабатывались принципы абсолютной монархии, в то время как в окружающих землях стиль правления был иным, княжеским при боярском контроле. Россия осуществилась, ибо имела жесткую государственную идею.

В книге, написанной доступным языком, с большим количеством иллюстраций, прошлое России освещено с разных сторон: прослежена светская и церковная история страны; рассмотрены особенности ее взаимоотношений с Западом, прежде всего, с Великим княжеством Литовским и Польшей, и с Востоком, – прежде всего, с Казанью.

Для широкого круга читателей.

Русская Азбука — совершенно уникальное явление среди всех известных способов буквенного письма. Азбука отличается от других алфавитов не только практически совершенным воплощением принципа однозначности графического отображения: один звук — одна буква. В Азбуке, и только в ней, есть содержание.

— ожерелье более чем из 1000 (тысячи!) зерен нефрита, нанизанных в 9 рядов;

— нефритовые кольца на пальцах;

— 73 нефритовых диска на ягуаре…

Все эти бусины, диски, кольца нужно было изготовить из вязкого и твердого камня. Обточить камень о камень несложно, хоть и трудоемко. Но продырявить! Чем сверлили?

По Д. Харту (Древний Египет. 1990):
«Ожерелье из 55 бусин сердолика и полевого шпата… Бусины нанизаны на проволоку!!!»

Развитие такой общественной структуры, как государство, подчиняется определённым эволюционным законам. Серьёзный анализ истории Руси показывает, что путь нашей страны во времени принципиально скачкообразный; возвышение Россия осуществлялось в те царствования, когда имелась жёсткая государственная идея, а когда политику начинали определять «элитные» группировки, происходил кризис и потеря страной своего величия. По мнению авторов, ключ к пониманию судьбы России — в её геоклиматических условиях, взаимоотношениях с внешним окружением, и в вечном противостоянии царя и народа с одной стороны, и высшей элиты — с другой.

Титул «царь Московский и Всея Руси», присвоенный Романовыми в 1613 г., совершенно не раскрывает понятия «Всея Руси». Захватив власть в Москве, Романовы еще целых 150 лет пытались распространить власть Московии и на территорию «Всея», т. е. «Великия, Малыя, Белыя и Червонныя Руси», а также Крыма, Кавказа, Урала, Средней Азии, Сибири и Северной Америки… Удалось же это сделать только во второй половине XVIII в., причем даже и не «романовой», а бывшей «ангальт-цербстской принцессе Фике» — Екатерине II.

Эмиль Бенвенист (Emile Benveniste, 1902–1976) — выдающийся французский лингвист XX века, книга которого «Le vocabulaire des institutions indo-europeennes», впервые опубликованная в 1970 г. и ставшая, по выражению акад. Ю. С. Степанова, событием для историков языков и культур, вышла на русском языке в 1995 г. (Э. Бенвенист. «Словарь индоевропейских социальных терминов» М., Прогресс-Универс, пер. с французского под общей редакцией Ю. С. Степанова).

Как справедливо пишет в предисловии к русскому изданию акад. Ю. С. Степанов, по широте охвата предметных областей и языкового материала книга Э. Бенвениста — явление беспрецедентное. Э. Бенвенист не только развил идеи своих предшественников: Т. Моммзена (1817–1903) в германской науке и В. О. Ключевского (1841–1914) в русской, но и открыл новый этап в языкознании. Его исследовательский принцип «слова — понятия — вещи» основан на естественнонаучном подходе и с безупречной логикой воплощается в восстановлении исходных понятий и последующей эволюции индоевропейской лексики.

Э. Бенвенист не занимался вопросами хронологии. Работая с текстами, традиционно относимыми к индо-европейской истории примерно до V в. н. э., он называет эти времена «доисторической эпохой», в отличие от «исторической эпохи» (источники, традиционно относимые по времени позднее VIII в. н. э.). Однако, результаты, полученные самим Э. Бенвенистом или последователями его методологии, своей оригинальностью и доказательностью не только ставят под сомнение традиционную хронологию и историю вплоть до XVII в., но и сами по себе могут служить основанием для построения реальной хронологии и истории индо-европейской цивилизации. (Приводимые в статье ссылки на упомянутую замечательную книгу Э. Бенвениста в дальнейшем обозначены Э. Б.).

Вся английская история изначально тесно переплетена с историей славян, а затем, вплоть до XVII века — с русской историей.

Популярные книги в жанре История

Методика исследования изменений климата и ландшафта, примененная нами для исторического периода, основана на достаточно полном и точном знании событий, происходивших за период в 2000 лет, – с I в. до н.э.

Мы будем исходить из положения о постоянном влиянии природы на формы человеческой деятельности[1] и избегать крайностей, свойственных «географическому детерминизму»[2], так как даже для самых примитивных человеческих сообществ свойственны спонтанные формы развития[3]

Сведения древнескандинавских источников о матримониальных связях русской княжеской династии со скандинавскими дворами в XI — первой половине XII в. уникальны в том смысле, что ни один из них не упоминается в древнерусских источниках. Информация о браках

1) Ярослава Мудрого (Ярицлейва саг) и Ингигерд, дочери Олава Шведского (1019 г.),

2) их дочери Елизаветы (Эллисив) и норвежского конунга Харальда Сигурдарсона (ок. 1044 г.),

3) внука Ярослава Мудрого, Владимира Всеволодовича Мономаха, и Гиты, дочери Харальда Английского (ок. 1074–1075 гг.),

Прежде всего, условимся о значении термина. Это тем более необходимо, что, как отмечает историк «исторической географии» В. К. Яцунский, за этой дисциплиной установилась репутация «науки с неопределенным содержанием»[1]. Заканчивая обзор историко-географических работ XIX – XX вв. (до 1941 г.), В. К. Яцунский приходит к выводу, что «задачей исторической географии должно быть изучение и описание географической стороны исторического процесса». В связи с этим он намечает четыре линии исследования: 1) природный ландшафт данной эпохи, т. е. историческая физическая география; 2), население с точки зрения его народности, размещения и передвижения по территории; 3) география производства и хозяйственных связей, т. е. историческо-экономическая география; 4) география «политических границ», а также важнейших политических событий»[1, стр. 21]

Полемика, возникшая по поводу книги В. А. Анучина[1], не может оставить равнодушным ни одного ученого, любящего географию. История вопроса выросла за шесть лет настолько, что может явиться темой для скромной кандидатской диссертации по истории науки, но в данной статье рассматривать этот сюжет нецелесообразно. Плодотворнее, опираясь на заключительные звенья дискуссии, выделить те пункты, по которым автор статьи может иметь собственное мнение. Таковых очень немного.

Книга о правителях России представляет коронованных повелителей Руси-России с древнейших времен от легендарных князей Славена, Кия, Рюрика до последнего императора Николая II. История наследников дома Романовых продолжена до 2009 года. Здесь представлены интересные гипотезы по спорным вопросам российской истории, о временах великих князей Киевских, о походах на Царьград, о тайнах рождения и смерти прави-телей, о загадочных убийствах ради короны, о "революциях сверху" времен Ивана Грозного и Петра Первого, о времени господства российской гвардии, о последних днях династии и конце российской монархии, о падении великой империи. В работе использованы как труды известных российских и советских историков, так и ма-лоизвестные, но интересные работы. Книга может представлять интерес для широкого круга читателей

40-е годы — один из самых интересных периодов собирания русской литературы XIX века, того изумительного явления, которое в свое время поразило европейский мир. Здесь наряду с второстепенными именами выступают великие художники, сделавшие шаг вперед в развитии художественной литературы мира. Этот сложный процесс занимает не менее столетия (XIX век). Именно в период 40-х годов в литературе особенно резко сталкивается духовная красота человека со «свинцовыми мерзостями» того времени, что рождает мучительные поиски путей развития России.

В связи с изданием в Советском Союзе этой книги о революции 18 марта 1871 года, в ходе которой трудящиеся Парижа, по прекрасному выражению Карла Маркса, поднялись «на штурм неба», я хотел бы выразить великому советскому народу чувства благодарности и братской любви, которые питает к нему рабочий класс, народ Франции.

Когда Маркс в письме к Кугельману от 12 апреля 1871 года писал о парижских коммунарах как о людях, «готовых штурмовать небо», он хотел подчеркнуть этим грандиозный характер их борьбы, направленной на достижение целей, трудно осуществимых в объективных и субъективных условиях той эпохи. Но эти бои возвестили – и с какой силой! – о появлении на авансцене истории новых социальных сил, призванных изменить облик мира.

Во время Второй мировой войны довольно большое количество иностранцев служило в армейских, военно-морских и военно-воздушных силах Германии. Антикоммунизм был наиболее важной причиной, заставившей такое большое количество добровольцев надеть германскую униформу. Эта книга посвящена исследованию иностранных добровольцев в вермахте и уделяет особое внимание их униформе, знакам различия и организации. В книге подробно рассмотрены такие формирования, как Валлонский легион, LVF, Восточные легионы, Балканские добровольцы, Хивис, калмыцкие, казачьи, прибалтийские, русские и украинские добровольческие легионы.

Текст сопровождается уникальными фотографиями. Цветные иллюстрации подготовлены на основании документов военного времени и дают точное представление о характерных элементах униформы иностранных формирований вермахта.

Книга адресована широкому кругу читателей, увлекающихся историей армии и военной формы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Феномен «Поклонение Волхвов» (иначе называемых тремя восточными царями) имеет прямое отношение к истории возникновения христианства. Обширный, хорошо иллюстрированный обзор по этому вопросу представлен в книге Г. Носовского и А. Фоменко «Реконструкция Всеобщей истории». Однако, в этот обзор не включена книга, содержащая уникальные сведения о «Поклонении волхвов» как об отражении реальных средневековых событий и изданная на русском языке в 1998 г.: Иоанн Хильдесхаймский «Легенда о трех святых царях».

Традиционно считается, что образование и наука в средневековой Европе были сосредоточены исключительно в церковных учреждениях — в монастырях, а затем и в университетах. Русская Православная церковь также утверждает, что только через церковнославянский язык и греко-православных монастырских книжников смогла сохраниться древнерусская культура во времена «татаро-монгольского ига».

Между тем сопоставление реальной истории европейского образования и образовательных учреждений с историей основных церковных институтов дает еще один методологический ключ для определения правильной хронологии нашей цивилизации.

Термин «новая хронология», введенный А. Фоменко и Г. Носовским, строго говоря, не вполне удачен, поскольку «новых хронологий» и в прошлом было немало, например, «советская хронология» — «годовщины Великого Октября» или «хронология Великой французской революции» и т. п.

По сути, проблема состоит не в введении еще одной некоторой «новой хронологии», а в восстановлении ПРАВИЛЬНОЙ хронологии событий прошлого, основанной на естественнонаучных данных.

Талантливый молодой программист Лука Барберис в состоянии аффекта совершает жестокое убийство. Ему удается покинуть Италию. Уверенный, что его никогда не найдут, Лука шлет мейлы судье-следователю, ведущему его дело, Джулии Амброзини. Она отвечает, и постепенно переписка затягивает их обоих. Вместе им удается распутать грандиозное мошенничество, совершенное при помощи Интернета. Тем временем в Италии происходят новые убийства, связанные с этим делом. Наконец им открывается страшная правда…