Песнь Огня

Доминат пал, его рабы обрели свободу. Но жителям Араманта некуда возвращаться – родной город сожжен дотла. И не только Арамант и Доминат постигла жестокая участь. Смутные времена настали для всех земель. Страх и жестокость царят в сердцах людей, и только Огненный Ветер может испепелить ненависть, чтобы мир возродился и настала эпоха доброты. А маленькое племя мантхов странствует по разоренным землям в поисках своей потерянной родины. Им надо спешить – ветер крепчает. Скоро исполнится древнее пророчество, скоро зазвучит Песнь Огня. Скоро близнецам Бомену и Кестрель предстоит встретить свою судьбу. Все обрести и все потерять...

Уильям Николсон известен как автор сценария к фильму «Гладиатор». Однако после выхода в свет трилогии «Огненный ветер» он заслужил славу одного из ведущих детских писателей нашего времени. С радостью представляем читателю третью, завершающую книгу трилогии.

Отрывок из произведения:

Три дня и три ночи провел Альбард в руинах своего города. Он лежал в забытьи, в полусне, не в силах ни двинуться, ни позвать на помощь. Над головой сменяли друг друга солнце и звезды. С каждым часом становилось все холоднее. Могучее тело иссушал голод. Смерть близко, и нет спасения. Впрочем, спасения Альбард и не ждал. Одно ему было неясно: почему смерть медлит? И что случится, когда этот таинственный миг наконец наступит? Альбард отбросил тревожные мысли и по обычаю своего народа затянул предсмертную песню. Хотя, в отличие от многих других песнопений, в ней были слова, с застывших губ не слетело ни звука. Альбард пел про себя.

Рекомендуем почитать

Жизнь в Южном Дейлмарке — совсем не та, что в Северном. Говорят, в северных землях людям не приходится платить непомерные подати. Говорят, там можно не бояться, что сосед донесет на тебя и в твой дом явятся солдаты. Еще мальчиком Митт задумал убить жестокого графа и отомстить за отца. Но дорога ветров увела его далеко на север...

Другие книги автора Уильям Николсон

1942 год, Англия. Союзные британские и канадские войска готовятся к Дьепской операции, которая завершится провалом и станет кровавой прелюдией к знаменитой высадке десанта в Нормандии в 1944-м. Война сводит вместе трех молодых англичан – Китти, Эда и Ларри. Оба парня влюбляются в Китти, она выбирает Эда. Вскоре друзья разлучаются. Ларри и Эд отправятся на фронт – они станут участниками Дьепского рейда. Эхо этой трагедии будет не только преследовать их всю жизнь, но и врываться в судьбы их потомков. «Родной берег» – это захватывающая сага о грандиозных мировых событиях, втягивающих в свою орбиту обычных людей со своими радостями и горестями. Это глубокие размышления о смысле человеческой жизни, о месте в ней искусства и религии. Это история о всепоглощающей любви и нашем вечном стремлении к счастью. Николсон обладает замечательным даром – он заставляет читателя понять и полюбить своих героев, как понимает и любит их сам.

Экзистенциальное путешествие в далекую страну… Это было у Гессе и Керуака, у Берроуза и Кроули. Однако юноша, совершающий это путешествие, даже не подозревает, какой ад ждет его в конце пути. Кафкианский кошмар, аранжированный антиутопическими мотивами, достойными Оруэлла, в исполнении Уильяма Николсона обретает нервный, увлекательный и экстремальный сюжет!

Пять лет минуло с тех пор, как близнецы Кестрель и Бомен вернули голос Поющей Башни. Легионы не знающих жалости заров больше не угрожают Араманту. Мир и благоденствие царят в городе мантхов. Никто и не подозревает, что завтра от Араманта останется лишь пепел, а жителей угонят в рабство в далекий Доминат. И никому из них не суждено будет вернуться... Но внучка пророка Айра Хаз уверяет, что истинная родина мантхов – вовсе не сожженный Арамант, что изгнание – это лишь начало пути домой. Однако лишь немногие верят ее словам...

Уильям Николсон известен как автор сценария к фильму «Гладиатор». Однако после выхода в свет трилогии «Огненный ветер» он заслужил славу одного из ведущих детских писателей нашего времени. Перед вами – вторая книга трилогии. Уверены, она понравится вам не меньше, чем первая.

Близнецы Бомен и Кестрель почти ничем не выделялись среди прочих детей благополучного и мирного города Араманта. Брат и сестра никому не говорили, что могут слышать мысли друг друга, хотя сами не находили в этом ничего удивительного. Они не подозревали, что безмятежное существование Араманта и окрестных земель скоро закончится. Грядет время жестокости, и только Огненный ветер может испепелить ненависть, чтобы мир возродился, и настала эпоха доброты. Скоро исполнится древнее пророчество, скоро зазвучит Песнь Огня. Скоро Бомену и Кестрель предстоит встретить свою судьбу. Все обрести и все потерять…

Уильям Николсон известен как автор сценария к фильму «Гладиатор». Однако после выхода в свет трилогии «Огненный ветер» он заслужил славу одного из ведущих детских писателей нашего времени.

Популярные книги в жанре Сказка

Наконец-то, у Любавы появилась родная сестра. Это была малюсенькая шимпанзе, очень похожая на Папу…

Любава не любила делать уроки, предпочитала спать. А Мама, услышав нерабочую тишину, заходила к Любаве в комнату и ее будила. Но однажды в комнате царила не тишина, а странный шум…

События, о которых я расскажу, случились на цветущей планете, где возможности человека могли состязаться только с воображением. Люди проникли в недра и в небеса, одолевали Пространство и Время, умели перевоплощаться физически и совершать еще много разных «чудес». Жили они очень долго и не знали болезней, пока не обрушилось на планету несчастье, которому дали название Новой Чумы. Без следа и свидетелей эта беда отнимала у общества наиболее преданных Высшей Науке мужей. Ходило поверье, что существует граница познания, и каждый, переступивший порог,

Когда-то давным-давно гнэльфы жили и там, и сям, и даже повсюду. Но потом на земном шаре потихоньку прибавилось, и гнэльфам пришлось ужаться и поселиться в пределах нынешней территории. Старейшины гнэльфов срочно провели границу, их жены придумали и сшили красивый государственный флаг из разноцветных лоскутов, а самый мудрый и грамотный гнэльф по имени Альтерфатти заперся на три дня и три ночи в своем кабинете и сочинил за этот кратчайший срок для своих сородичей Конституцию и Свод Законов. Когда с формальностями было покончено, гнэльфы облегченно вздохнули и стали жить так, как жили прежде: весело, но в заботах. А вы ведь знаете, как проходит подобная жизнь: быстро, словно один счастливый миг… Не успели гнэльфы и опомниться, а уже наступили наши дни. Ну что ж, возможно, оно и к лучшему. Ведь именно в это время и произошла та история, о которой я хочу вам рассказать.

Жил в одной деревне на самой окраине парень-сирота. Звали его Ваньша, а прозвище у него было «Гармонист». Потому как никто в деревне лучше Ваньши играть на гармонике не мог. Выйдет он, бывало, на улицу, сядет на лавочку, растянет меха и… Куда все ссоры и горести у людей подеваются! Соберутся вокруг него соседи кружком, слушают, да отчего-то душой незаметно для самих себя светлеют.

– Волшебная, – говорят соседи, – у тебя, Ваньша, гармоника. Будто не просто музыка из нее льется, а с колдовскими заговорами. После нее и лечиться не надо – все хворости сами прочь летят.

Жили в одном лесу маленькие лешачата: Шустрик и Уморушка. Отправились они как-то раз на речку купаться. Смотрят, а на берегу, на желтом песочке лежат их верные друзья водяной Бульбульчик, домовой Завывайка и два брата-лешачонка из соседней рощи – Черныш и Пятнашка. И все о чем-то горячо спорят.

– Вы о чем спорите? – спросил Шустрик, ложась рядом с Пятнашкой.

– Мы не спорим, – ответил лешачонок с разноцветными волосами. – Мы выясняем, кто из нас самый смелый.

Жил в сорока верстах от Черного Бора в городе Кудеярове купец один – Иван Алтынников. Завидущий-презавидущий!.. У кого что увидит, так весь завистью и запылает: почему его? почему не мое?.. Бывало, дня по три ходит туча тучей, не ест, не пьет – одно дело делает: завидует. Другие купцы на что жадины, и те над ним смеются:

– Ты, – говорят, – Ивашка, не скупись, тряхни мошной, купи вещь облюбованную!

А он в ответ: «Купил бы, братцы, да денег жалко: сейчас деньги мои, а куплю – чужими станут. Я тогда от зависти совсем помру».

Шел однажды вечером рыжий пес-дворняга по имени Жюль (вообще-то его звали Жуликом, но сам он себя называл Жюлем) по засыпанной снегом улице к себе домой. Шел, о чем-то мечтал…

И вдруг – хрясь! – ему по голове чей-то дамский сапожок. Бедняга даже присел от страха.

А это, оказывается, две подружки – собачки – Белка и Стрелка – сапожок через забор кинули.

– Ой! – пискнула Стрелка. – Это – Жулик!

– Первый раз не считается! – вскрикнула Белка.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

За очаровательной Ванессой ухаживают двое мужчин — красавец-сосед Ян Гамильтон и агент по недвижимости Майлс Кендал. А Ванесса никак не может разобраться, кто из них на самом деле любит ее и кого любит она…

Вниманию читателей предлагается не вполне обычная биография. Книга А. П. Нилина написана в биографическо-мемуарном жанре: она наполнена личными воспоминаниями автора, его размышлениями не только о судьбе Эдуарда Стрельцова, но и о времени, в котором довелось жить великому футболисту, а также о времени, в котором тот оставил нас жить после своего ухода. Автор раскрывает малоизвестные страницы быта своего героя, его жизни как на свободе, так и в заключении, подробности взаимоотношений с матерью, женами, детьми, друзьями, случайными знакомыми. В книге использованы письма из архива семьи Стрельцова, мемуары, многочисленные свидетельства современников, а также редкие фотографии, многие из которых публикуются впервые.

Новая книга о приключениях Чарли Бона!

У Чарли есть все для настоящего английского детства – учеба в мрачной школе, властные тетушки, чудаковатый дядя и несколько «скелетов в шкафу». А теперь добавьте к этому общество удивительно способных детей – и вы поймете, как «повезло» одиннадцатилетнему Чарли. Впрочем, он не унывает. Конечно, академия Блура – местечко не из приятных, но зато друзей мальчик там обрел гораздо больше, чем врагов, и к тому же тайн и приключений в академии всегда с избытком. На этот раз Чарли предстоит иметь дело с удивительным волшебным кристаллом, который проделывает со временем невероятные вещи. И не только со временем, но и с людьми.

— Это твой фейрин? Какой славный… А можно, я его поглажу?

Хорошенькая девочка, волосы светлые, отливают золотом. Почему такая хорошенькая прислугой на постоялом дворе?

— Нет, золотко, это не мой фейрин, это я — его человек.

— А разве так бывает?

— Как видишь, бывает.

Фейрин стрекотнул, на миг оскалил клыки и спрыгнул с моего плеча на колени, оттуда — на лавку и канул под стол. Мы с девочкой нагнулись одновременно. Малыш нашел монетку, застрявшую между половиц, и пытался ее вытащить. Увидев под столом мою физиономию, протянул лапку. Я вручил ему нож. Вскоре фейрин прыгнул мне на колени, довольно заурчал и, взобравшись на стол, вручил монетку девочке.