Песнь об Италии

О жизни и смерти, о любви и войне, о радости и страдании этот рассказ. Что суждено – загранкомандировка или смерть, замужество или одиночество? Как сохранять оптимизм, когда вокруг война?

Отрывок из произведения:

Человек был охвачен пламенем весь. Он отчаянно кричал, подпрыгивал и неистово размахивал руками. Будто бабочка крыльями, попавшая в огонь…

А сперва раздался оглушительный взрыв, и из лаборатории в коридор метнулся живой факел…

Сбежавшиеся люди были поражены не столько тем, что человек горит, сколько его невероятно высокими прыжками. Слышалось потрескивание, сыпались искры, словно жгли саранчу. Объятая огнем жизнь все же пыталась вырваться из него.

Рекомендуем почитать

Какой горький у нас обычай – беседовать с усопшими! А в последнее время этот обычай – когда живые заставляют своих близких жить в их прежнем облике после смерти – кажется мне особенно горьким.

Я не помню имени философа, который сказал: «Извечной задачей элегической поэзии является утверждение тождества судеб человеческих и судеб растений…» Не помню, какими словами предварялось и заключалось это изречение, так что не мне судить о душе растений – в чем суть этой души: в собственном расцвете и увядании или есть у нее нечто более сокровенное? И все же сейчас, в эти дни, когда я, очарованная непревзойденной элегической поэзией буддийских сутр, начинаю беседовать с Вами, – умершим, – мне хочется обратиться к алым бутонам рано цветущей карликовой сливы, а не к Вам, такому, каким Вы были при жизни. Почему бы мне не сотворить себе чудесную сказку и не вообразить Вас алым сливовым цветком, распустившимся в нише моей комнаты?… Впрочем, пусть Вы будете другим каким-нибудь цветком, пусть я никогда и не видела этого чудесного цветка, раскрывшегося в неведомой мне стране, далекой, далекой, ну хотя бы во Франции… Будьте цветком, потому что я люблю Вас, люблю до сих пор…

Я хочу рассказать историю из жизни одного бродячего актера, которую я услышал от него в гостинице на водах. Рассказ мой, возможно, покажется немного романтичным, но и сама жизнь этого актера, пожалуй, больше похожа на старинную легенду, чем на быль.

В июне этого года по пути в Ямагата я решил заехать на горячие источники. Мне захотелось это сделать потому, что когда-то на этом курорте, находящемся на морском побережье в префектуре Ямагата, часто отдыхал мой покойный друг. Мое возвращение в Токио, таким образом, на день задерживалось, но все же это было по пути.

Кавабата Ясунари (1899-1972) – всемирно известный японский писатель, книги которого переведены на многие языки. В 1968 г. ему была присуждена Нобелевская премия по литературе `за писательское мастерство, которое с большим чувством выражает суть японскогообраза мышления`. Произведения Кавабаты, написанные в изысканном стиле и удивительно лиричные, проникнуты красотой просветленной печали.

Другие книги автора Ясунари Кавабата

КАВАБАТА Ясунари (1899-1972), японский писатель. Своеобразие художественного стиля восходит к эстетике дзэн. Повести «Снежная страна» (1937), «Тысячекрылый журавль» (1951), романы «Стон горы» (1953), «Старая столица» (1961) отличаются психологизмом и лиризмом. Нобелевская премия (1968)

С какой же это поры он стал ощущать в себе голос бамбука, цветы персика?

А теперь ему уже не только слышался голос бамбука – он видел этот голос, и он не только любовался персиковым цветом – в нем зазвучал цветок персика.

Бывает, прислушиваясь к голосу бамбука, слышишь и шепот сосны, хотя она бамбуку не родня. Бывает, глядишь на цветок персика и видишь цветок сливы, хотя ему еще не время цвести. Такое с человеком случается не так уж редко, но к Хисао Миякаве это ощущение пришло уже в преклонные годы.

Впервые на русском языке отдельной книгой выходят «Рассказы на ладони» знаменитого японского писателя, лауреата Нобелевской премии Кавабата Ясунари (1899-1972). Кавабата писал свою книгу рассказов всю жизнь. Тончайшее понимание того, как устроен человек, рожденный японской культурой, нашло не только международное признание. В Японии ему было присвоено звание «человека-сокровища». Шедевры Кавабата позволили всему миру ощутить, что это значит — родиться японцем.

Ясунари Кавабата (1899–1972) — один из крупнейших японских писателей, получивший в 1968 г. Нобелевскую премию за «писательское мастерство, которое с большим чувством выражает суть японского образа мышления». В книгу включены повести «Танцовщица из Идзу», «Озеро», роман «Старая столица». Публикуются также еще неизвестная широкому читателю повесть «Спящие красавицы» и рассказы. Перевод Нобелевской речи писателя «Красотой Японии рожденный» печатается в новой, более совершенной редакции.

Впервые на русском языке отдельной книгой выходят "Рассказы на ладони" знаменитого японского писателя, лауреата Нобелевской премии Кавабата Ясунари (1899–1972). Кавабата писал свою книгу рассказов всю жизнь. Тончайшее понимание того, как устроен человек, рождённый японской культурой, нашло не только международное признание. В Японии ему было присвоено звание "человека-сокровища". Шедевры Кавабата позволили всему миру ощутить, что это значит — родиться японцем.

Ясунари Кавабата (1899–1972) — один из крупнейших японских писателей, получивший в 1968 г. Нобелевскую премию за «писательское мастерство, которое с большим чувством выражает суть японского образа мышления». В книгу включены повести «Танцовщица из Идзу», «Озеро», роман «Старая столица». Публикуются также еще неизвестная широкому читателю повесть «Спящие красавицы» и рассказы. Перевод Нобелевской речи писателя «Красотой Японии рожденный» печатается в новой, более совершенной редакции.

Герой романа известного японского писателя лауреата Нобелевской премии Ясунари Кавабата «Стон горы» на склоне лет возвращается мыслями к своей прожитой жизни. Он вспоминает прошлое и наблюдает настоящее. Беды и горести минувшего оказываются неразрывно слитыми с новыми испытаниями, которые приносит жизнь.

Ясунари Кавабата – один из крупнейших японских писателей нашего времени, чье творчество ярко выделяется своей приверженностью к традициям многовековой национальной культуры. Наиболее известные произведения писателя, такие, как «Тысячекрылый журавль» и «Снежная страна», неоднократно отмечались литературными премиями и прочно вошли в современную литературу Японии. В настоящее издание вошли две повести: «Тысячекрылый журавль» и «Снежная страна», а также новеллы, рассказы и эссе.

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Петр Семилетов

ЗАСТЕHЧИВЫЙ ПТИЧHИК

У Застенчивого Птичника есть два правила в жизни. Правило первое давить. Hу а второе - лажать. Как он это делает? Гыыыыы! Да вот как. Однажды ночью к нему в квартиру забрались воры. Птичник проснулся и начал их давить. Давил-давил, давил-давил, пока не задавил совсем. Затем приготовил из них омлет, но это уже совсем другая история. Хотя нет. Хотите - расскажу. А, по глазам вижу, что хотите. Hу что ж, сами напросились. Итак, вначале Застенчивый Птичник взял полотенце. Он покрутил им в воздухе четыре раза. Вот надо так было. После чего смочил это полотенце кефиром с шоколадными крошками, и дико радовался по этому поводу. Да много ли надо такому юморному парню, чтобы рассмеяться? Так, пустяки. Бывает, он и сам анекдоты придумывает. А я сейчас расскажу один...Ой я сейчас расскажу один...Вы такого еще не слышали...Итак, закрывайте глаза и читайте дальше. Анекдот от Застенчивого Птичника. Жил да был король Горох. Гаааа! Все. А вы чего ждали? Птичник лаконичная натура. Слова зря не скажет. Hо я отвлекся. Взял Птичник это мокрое полотенце, и выкинул его в окно. Попал в кента. Кент ругался матерно, а Застенчивый Птичник спрятался в духовку. Он часто так делает. Большой оригинал, однако. В духовку он еще прячется, когда готовит морковные сырцы. Это блюдо такое. Очень специальное. У Птичника все такое. Вот возьмем, к примеру, сапоги. У Птичника они кирзовые. С подковами. Как дашь такой между глаз - синяк. Второй раз дашь - деревянный макинтош. Железная логика. Гыыы! Hе правда ли, острый юморок у Птичника? Да он вообще такой парень, что...Таких ведь мало - на вертолетах. Hо застенчивые. Вы его не трожьте. Hи-ни! А теперь давайте споем. Hет? Я снова соскочил с темы? Рассыпаюсь в тысячах извинений. Ах-ах-ах, простите...Короче, спрятался Птичник в духовку. Переждал маленько, вылез, видит - кент отвалил. Как гора с плеч. Ух! Hет, по-другому - УУУХ!!! То есть УУУХ - это, конечно, тоже "ух", но со смаком. Дятел, зяблик, косогрей. К чему это я? Hу да ладно, не обращайте внимания. Как же все-таки Птичник готовил омлет? Он взял тела воров, и положил их в сундук, доставшийся ему в наследство от бабушки - Юной Птичницы 1912. Бац! Попались! Вы даже не подозревали, что у нашего героя такая знаменитая бабушка! Что же дальше? Залил Птичник в сундук кефир - много-много! И стал перемешивать. Перемешивал-перемешивал, перемешивал-перемешивал, а потом кааааак заорет: -Ябба-дабба-дууу! Вот такой он импульсивный! А что? Кто-то против? Шаг вперед! Где на карте Колыма? Гыыыы! Вдруг Птичник вспоминает, что нет яиц для омлета. Вот все есть, а яиц нету. Бежит он на улицу, видит - старушка с палочкой идет. И в кулечке несет десяток куриных яиц. Добренькая такая старушка. Птичник подбегает, и толкает старушку прямо на проезжую часть! Это антисоциальный поступок!!! Сердцу больно! Происходит самое натуральное ДЭ-ТЭ-ПЭ. А Застенчивый Птичник убегает, прихватив кулечек с яйцами. Ай да Птичник, ай да сукин сын! Hаходчивый парень, однако! Вы не находите? Дома он добавляет яйца в сундук. Теперь будет харчей дней на пять. Hе меньше. Hо и не больше! У Птичника аппетит знаете какой? Во! Когда он поест, то начинает всех лажать. Сейчас расскажу. Пойдет, скажем, в театр. Выйдет на сцену, когда еще не поднят занавес перед спектаклем, и корчит гримасы. При этом он говорит фразы: "кыыу!", "иааооо!", "муоооо!", "дыуоооо!". А потом топает своими кирзовыми сапожищами: бах! бах! бах! Танцор, однако! И руками машет. А потом возьмет да скажет в зал: -Вы! Hе смотрите этот спектакль, который будет. Он полная лажа. Вот так он всех лажает. Другой пример - придет в парк, а там детишки с воздушными шариками. А Птичник по этим шарикам - да зажженной папироской! Пок-шпок-по-пок-шпок-шпок! Тоже лажает. Видите? Так он всех может лажать. Или, скажем, еще такое - продают кассеты на раскладке. Hу и того...Магнитофон играет у продавца. Птичник подойдет, станет подле, и в пляс пустится. Опять же, сапогами стучит, руками машет. Hатанцуется, и слово молвит: -Hет, я не развлекся - у тебя плохая музыка. Люди, не покупайте у него музыку! Здесь одна лажа! Вот так и живет Застенчивый Птичник. Hекоторых он давит, других просто лажает. Вы его не трожьте! Таких мало. Hа вертолетах. ыыыыы

- Привет, Дживз, - сказал я.

- Доброе утро, сэр.

Неслышно ступая, он поставил чашку с живительной влагой на столик у кровати, и я с наслаждением сделал первый глоток. Как всегда, чай был заварен лучше некуда. Не слишком горячий, не слишком сладкий, не слишком слабый, не слишком крепкий, в самый раз молока, и ни капли на блюдце. Потрясающий малый Дживз. За что ни возьмётся, делает на все сто. Я никогда не устану повторять, что второго такого нет, и вот вам пример: камердинеры, которые перебывали у меня до Дживза, все до одного врывались ко мне по утрам, пока я спал, повергая меня в жуткое состояние, но Дживз, наверное, с помощью телепатии знает, когда я проснусь. Он всегда вплывает в комнату с чашкой чая ровно через две минуты после того, как я возвращаюсь к жизни. Сами понимаете, когда утро начинается хорошо, то и днём всё идёт как по маслу.

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

...Жизнь — это подъем в гору. У каждого человека своя гора. У одного — маленькая и пологая. На такую и взобраться легко и спускаться скок-скок — одно удовольствие. Николай уже стоит на вершине своей горки. Выше некуда. А передо мной высоченный и крутой утес. Я на него еще только начала карабкаться...

Несмотря на ранний час, жизнь привокзальной площади кипит и бурлит, как вода в чайнике, иногда поплевывая в сторону случайных чужаков брызгами матерщины.

Вон несколько крепеньких пареньков-"лохотронщиков" шумно убеждают заезжего "лошка" в том, что мужик он на редкость фартовый и что именно сегодня звезды сулят ему небывалый выигрыш. "Лошок" – простоватого вида дядек лет сорока, явно деревенский, – недоверчиво крутит головой, но рука его уже тянется к заветному карману, тому самому, в котором лежат деньги. На эту поездку они откладывались год или два по копеечке, по рублику, и соблазн одним махом, за несколько минут увеличить свой капитал вдвое слишком велик. Забыл, забыл дядек о том, где надо искать бесплатный сыр! Ну, что же... "Лох" – это судьба.

Кто похитил бизнесмена Мацкевича? Почему в городе почти тут же вспыхнула криминальная война между славянской и чеченской группировками? Кто "сливает" бандитам информацию о планах милиции? Бывшего спецназовца, а ныне вольного журналюгу Василия Скопцова кровно интересуют эти вопросы. Они напрямую касаются его, потому что, ввязавшись в дело о похищении бизнесмена, Василий пару раз оказывался на волоске от гибели, а потом и вовсе угодил за решетку по обвинению в убийстве. И теперь надежда только на опера – лейтенанта Решетилова, взявшего верный след. След-то верный, но он привел опера к мусорным контейнерам, где и лежит теперь Решетилов с пробитой головой. Сумеет ли подняться, успеет ли позвонить? Опять вопросы, вопросы…

Орнаментика шведских рунических камней, орудия эпохи неолита в Дании из собрания Кунсткамеры, дружина Севера как исторический феномен, родовые саги, Россия XVII в. глазами шведов, планировка территории Петербурга до основания города, шведы в белорусских легендах и преданиях, творчество Бертеля Торвальдсена и Августина Стриндберга в русском восприятии, скандинавские коллекции в собраниях петербургских музеев – эти и другие темы получили отражение в сборнике, являющемся продолжением ранее изданного коллективного труда «Первые скандинавские чтения».