Песнь о моем Максиме

П Е С Н Ь О М О Е М М А К С И М Е

эпос в двадцати четырех тирадах

I

В то утро Федор встал пораньше,

Пошел на кухню.

Там стояло

штук пять бутылок с "Жигулевским",

пять с "Мартовским",

а пять с "Адмиралтейским"

и прочих всяких пив немало.

II

Уже светало.

Высветлялся на столе

изящный контур этих всех этих бутылок.

Их силуэт будил сознанье, тешил глаз,

Рекомендуем почитать

Туда - Обратно

( дзэн-буддистские притчи и коаны от митьков)

* * *

Как-то утром Максим, будучи в сильном похмелье, сидел, обхватив голову руками и раскачиваясь из стороны в сторону.

К нему подошел Федор и обратился с вопросом :

- В чем смысл буддизма ?

- Да иди ты в жопу со своим буддизмом ! - слабо закричал Максим. Федор, пораженный, отошел.

* * *

Один юноша, Петр, наслышавшись о философских достижениях Максима, пришел к нему домой и обратился к Федору, которого по ошибке принял за Максима, с вопросом :

Другие книги автора Владимир Николаевич Шинкарёв

М А К С И М

М О Н О Г А Т А Р И

1

Жил-да-был один Максим. Один раз он, как говорят, сказал даме, которая работала продавщицей в магазине "Водка - Крепкие напитки":

Бодрящий блеск

Зеленой и красивой травы

Соком забвения стал...

Гадом буду

Еще за одной приду!

А продавщица в ответ ничего не сказала, только бутылку "Зверобоя" из ящика достала и одной рукой ему подала.

2

Жил-был Максим. Вот как он однажды сказал даме, работающей продавщицей в магазине "Водка - Крепкие напитки":

Ставшая классикой русской карнавальной прозы, книга Владимира Шинкарёва «Митьки», вошедшая во Второй том Собрания сочинений писателя, давно любима читателями – еще со времен «котельных», «самиздата» 80-х годов и «портвейна 33-го», распиваемого во всех парадных ныне не существующей великой империи под названием СССР. Книга богато проиллюстрирована автором, одним из ведущих художников петербургской группы «Митьки».

Заточник Валерий Марус, придя домой с производства, даже не успев поесть и отдохнуть, зачастую включает в работу прибор… нет, не прибор и не аппарат… включает в работу машину, представляющую собой коробку с экраном. Назначение машины – воспроизводить тяжелый и неинтересный бред. Эта всем знакомая машина называется телевизором, ее можно увидеть в самом неимущем доме.

В описываемый период времени Валера каждый день приходит с работы чуть поддатый и смотрит многосерийный телефильм. Иногда он пропускает целую серию, иногда застает только конец; иногда, осоловелый, вскидывает глаза на телевизор только при звуках выстрелов и громких криках. Случается, вероятно, что происходящее домысливается в полутьме. Бывает, что он по ошибке смотрит другую программу.

ФИНИТА ЛЯ ТРАГЕДИЯ

трагедия

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.

Поднимается тяжелый желто-зеленый занавес. На сцене комната М_а_к_с_и_м_а и Ф_е_д_о_р_а. На низко просевшей рас кладушке спит М_а_к_с_и_м. У него нехорошее недоброе лицо.

Над раскладушкой висят репродукции и фотографии, выре занные из журналов "Пробуждение" и "Солнце России". Посреди не сцены - стол. На столе и под столом - грязные тарелки, пустые и ополовиненные бутылки, окурки, несколько стаканов. За столом сидит крепко задумавшийся Ф_е_д_о_р. По сцене бе гает кот.

ЗА НАРОДНОЕ ДЕЛО

(немой и нецветнои киносценарий)

Затемнение.

Титры.

Затемнение.

Панорама Петербурга. Петропавловская крепость в лучах восходящего солнца. Небо в тучах. При музыкальном сопровождении - звучит отважная музыка.

Затемнение.

Титры: "ПЕТЕРБУРГ. НАЧАЛО ВЕКА".

Затемнение.

Комната. Утро. Посредине комнаты круглыи матерыи стол с полусдернутои скатертью. На столе и под столом стоят и лежат бутылки, стаканы, грязные тарелки, окурки.

Один Максим отрицал величие философии марксизма. Однако, когда его вызвали куда надо, отрицал там свое отрицание, убедившись тем самым в справедливости закона отрицания отрицания.

* * *

Максим презирал безграмотность и невысокие интеллектуальные данные своего друга Федора, и любил подчеркнуть, что они друг с другом полная противоположность. Нередко на этои почве между ними разворачивалась ругань и даже драка. Как-то раз, крепко вломив Федору, Максим с удовлетворением отметил, что овладел законом единства и борьбы противоположностей.

Краткое руководство для хореографических кружков художественной самодеятельности

В О З В Р А Щ Е Н И Е

И З

Я П О Н И И

B L O W U P

Илья Давидович Кобот с одной стороны не любил соседей Максима и Федора, даже писал на них заявления, что Федор по ночам кричит, что водят собутыльников, писают в коридоре и на кухне. Но с другой стороны, говорят, что бывают соседи и похуже этих... Федор, такой горемычный, не нахамит, а Мак сим, хоть и строгий будто командир, да все спит больше.

Как-то вечером Кобот сидел у них в гостях, пил чай надо же иногда посмотреть, как люди живут. Да вот тоже выб рал, на кого смотреть! С самого начала лучше было уйти, с самого начала ругань у них пошла - то Максим Федора изругал, зачем вермута купил, когда в магазине портвейн есть, потом опять изругал, зачем Федор с пивом балуется - у бутылки крышку открывает и снова пришпандоривает.

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Роман Шумов

ИКРА АТАКУЕТ

Черная "Волга" с визгом остановилась возле Дворца Съездов. Все четыре двери открылись словно по команде, и на свет Божий появилось четверо мужчин, все в черных фраках и с комсомольскими значками на груди. Hа толстенной шее одного из них, возле массивной золотой цепочки, висел неряшливо повязанный и давно не стиранный пионерский галстук. По-видимому этот мужчина, которому, на вид было около сорока лет, был вожаком этой кучки партийных работников. Внешний вид его дополнял мобильный телефон и здоровенная сигара, торчащая из толстых губ, и дающая ясные понятия о роде деятельности, которым занимался сей муж. Все четверо быстрым шагом направились к недавно построенному Дворцу, поминут но чертыхаясь и с трудом вытаскивая дорогие туфли из непролазной грязи Беговой улицы, на которой, всего несколько месяцев назад коротали свой век останки автомобилей, а теперь стояло огромное, сверкающее тонированными стеклами, тридцатиэтажное здание. Едва шевеля, не привыкшими к такому способу передвижения ногами, "покер" скрылся в темном проеме с козырьком, являющимся входом в святую-святых нынешней Коммунистической партии.

Роман Шумов

ЯЛТА 85

"Говорят, сны - это старая память, а потом нам

говорят, что мы должны спать спокойно"

В. Цой.

Говорят, ада на земле быть не может. Говорят, ад - это сам человек. Я уже не верю словам. Я видел ад. Возможно, он мне просто приснился. Ведь так не бывает. Страх - понятие относительное и я не боюсь, допустим, электричества, как многие другие люди. Многие вообще ничего не боятся. Или говорят, что не боятся. Впрочем, им неизвестно, что страх никогда не приходит один. Он, как и любая другая агрессив ная натура, подчиняет себе сотни факторов и они работают на него. Да, своему сыну я говорю, что шрам на моей шее появился, после того, как я встретился с плохими дядьками в подъезде. Мой сын не должен знать, что такое страх.....

Шумов Роман (RUSН)

ПИСЬМО ОТ ИВАHОВСКИХ КУРОЧЕК АЛЕКСЕЮ ЭКСЛЕРУ.

Многоуважаемый Алексей Экслер. Hаша КУРИHHАЯ общественность глубоко возмущенна недопустимыми искажениями нашего быта - которые Вы допустили в Вашем рассказе "Один день из жизни курочки Матильды".Мы хотим довести до Вашего сведения,что ошибки допущенные Вами привели к трагическим событиям которые потрясли нас совсем недавно.Итак...

Глава первая.

Ученый боров

Тэффи

Федор Сологуб

Знакомство мое с Сологубом началось довольно занятно и дружбы не предвещало. Но впоследствии мы подружились.

Как-то давно, еще в самом начале моей литературной жизни, сочинила я, покорная духу времени, революционное стихотворение "Пчелки". Там было все, что полагалось для свержения царизма: и "красное знамя свободы", и "Мы ждем, не пробьет ли тревога, не стукнет ли жданный сигнал у порога...", и прочие молнии революционной грозы.

Павел ВОРОНЦОВ

АВАНГАРДИЗЬМУ, ЗНАЧИТ, ХОЧЕШШШШШШШШШШЬ.

ДА ПОЖЖЖЖЖЖЖАЛУЙСССССССТА!!!!!!!!!!!!!!

Есть время раздавать бубль-гум, есть время жевать его в спину. Когда я смотрю на тонкий бич Луны, протекающий на фоне козла, я вижу часы которые ищут друзей, а в окне роятся пеликаны, ровно над тем самым причалом, где дочка портового генерала отдалась не за фунт цветов. Я ищу основу и чувствую снег. Символ креста - рог а речь выползает из под пера змеей. Ливень плачет сосудом - так умирают дроббиты. Жизнь. Открытые ставни.

Павел ВОРОНЦОВ

ГВОЗДЬ МАСТЕРА ЛИ

У светлого мастера Ли есть дома стена, в которую вбит гвоздь, на котором держится мир, а еще, однажды, я рассказал ему про броуновское движение молекул и самозакипающий чайник, о чем теперь очень жалею.

Мастер Ли уверяет, что его гвоздь не успел забить до конца Бог, когда мастерил наш мир. То-ли у него молоток сломался, то-ли возникли какие-то свои неотложные божьи дела, а может и то и другое, факт тот, что гвоздь торчит из стены на добрых семь сантиметров и еле-еле держится.

Павел ВОРОНЦОВ

ЯВЬ

Ключ долго не хотел входить в замочную скважину, а когда вошел, то повернулся с натугой, словно был хорошо осведомлен о всех неприятностях обратной стороны двери. Но открывавший дверь только-только выбрался из-под темного осеннего дождя, а по ту сторону хлипкой конструкции из ДСП и фанеры должна была найтись как минимум одна чашка кофе, сосиски в холодильнике и, если это не поможет, горячий душ. Он не внял предупредительному ключу. Зря, вещи зачастую оказываются прозорливее нас.

Павел ВОРОНЦОВ

ПЕСЕНКА ДЛЯ МЕХАНИЧЕСКОГО МОДЕМА С СОПРОВОЖДЕНИЕМ

(пьеса в двух актах)

Наглючено из-за полной невозможности

дозвониться до Шедоу Глюка.

АКТ ПЕРВЫЙ

В глубине сцены установлена большущая и жутко навороченная ударная установка. а ее фоне стоит некто лысый в лыжных очках и расстегнутом плаще сквозь который проглядывают семейные трусы. На шее у него висит пионерский барабан и время от времени лысый принимается одной рукой стучать в него нечто неоформленное, явную отсебятину.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Песни чеченской войны

Санькина Фенька

; Дагестанская кампания - 99 ; Дембельская песня федеральной авиации. ; From: Vitaly Mazur

Опять подо мной распахнулся В квадратах полей Дагестан И трасеров стаи свистя пролетают. Закурим братишка "Житан"!

Мой штурман годков восемнадцать, Еще не обучен курить. Мечтает о счастье, о девушке Насте. Но вместе им больше не быть.

"Ведущий, прием, я ведомый!" Доносится в мой шлемофон. Все строго секретно, у нас есть ракеты, Летим мы в Введенский район.

Песни про Карабах, Афганистан, Армейские

Запись студии : 'Чародейка', г.Владикавказ, ул. генерала Плиева Исполняет : Александр Коренюгин

============================================================

Всем, кто в последний год работал в НКАО :

солдатам, курсантам и офицерам

несущим здесь нелегкую службу

и до сих пор не слышащим слов благодарности

скромным защитникам Нагорного Карабаха

============================================================

Песни с кассеты "Дембельская - 1"

- Зеленка

Муз.А.Бычков, Сл.А.Бычков,С.Смирнов

Мы в кино не снимались, нам ролей не давали Мы снимались за кадром в другом карнавале Нас снимали в прицелах на фоне дувалов Нас снимали на минах на крутых перевалах

Извилины мозга как пленка

Шрамы на сердце как звук

И снится мне ночью зеленка, зеленка

Войны незаконченый круг

И снится мне ночью зеленка, зеленка

Дедушка Гау

Пикник

Часть1

Любопытно, что будучи маленькой девочкой, Ли представлялась мне этакой изнеженной принцессой на горошине. В общем, она такой и была - бледным хрупким подростком, постоянно требующим к себе внимания. Странно мне было узнать, что теперь, повзрослев, моя сестра увлекается лошадьми, навозом, и вообще превратилась в заправскую фермершу.

Из-за моих вечных скитаний в поисках заработка я не был в родных краях около двух лет, и теперь, находясь в кругу родных, с огромным удовольствием впитывал в себя все новости. Моя старшая сестра, Анна, осталась той, какой я ее знал с детства - прекрасно воспитанной, сдержанной, гипер интеллектуальной девушкой-в-очках, которая собирается добиться в этой жизни самого-самого. Когда ей было пять, она объявила на обеде одним вечером, что она - ученый. Она убежала в слезах, потому что никто ее не понял. "Ты собираешься стать ученой? Как мило!" "НЕТ!!" "Ты станешь ученой, когда вырастешь?" "НЕТ!!!" Никто не въехал, что она УЖЕ была ученой. Никакого будущего времени. И никто не удивился, когда Анна получила докторантуру в какой-то эзотерической отрасли наук; что она устроилась на весьма громкой должности в одном научном институте в Чикаго; и что она проводила все свое время, занимаясь всякими научными штуковинами, которыми ученые обычно занимаются.