Песнь Крови

Злобная властительница подземного царства Хель лелеет дьявольские планы подчинить себе все живое на земле. А для этого ей необходимо вернуть Череп — огромный магический кристалл, в котором заключена большая часть ее силы. Череп похитил бывший слуга Хель некромант Нидхегг, с его помощью он создал собственное королевство. Тщетно насылала Хель на Ностранд полчища Всадников Смерти — Нидхегг легко отражал их атаки. И тогда пришел черед воительницы Фрейядис.

Ее вела любовь к дочери, оставшейся заложницейв руках Хель. Ей помогала вера в победу и несравнимое воинское искусство. Ее ожидали тяжкие битвы и кошмарные застенки Ностранда, чудовищные пытки и леденящий кровь ужас. Но неистовая воительница и ее верные друзья преодолели все испытания и сокрушили мерзкого некроманта...

Отрывок из произведения:

В самом центре огромной пещеры, освещенной лишь тусклым светом редких факелов, на заговоренных цепях висела обнаженная умирающая ведьма, прикованная к гигантскому хрустальному Черепу.

Установленный на каменном постаменте Череп пульсировал багровым отсветом, издавая низкий, глухой, рокочущий гул. И, несмотря на промозглый воздух пещеры, боль и страх струились по телу молодой женщины капельками холодного пота, а светлые длинные волосы мокрыми прядями прилипли к голой плоти.

Рекомендуем почитать

Эпоха великих волшебников подошла к концу тысячу лет назад, оставив после себя лишь темные легенды да руины. Но некоторые уверены – где-то по дорогам истерзанного Катаклизмом материка все еще бродит мятежный маг Тион, ученик самого Скованного, способный вернуть мир к процветанию.

Лавиани, Шерон и Тэо спешат по следу волшебника, а вокруг пробуждается синее пламя, говорящее о том, что нынешняя эпоха подходит к концу.

Ты принадлежишь к «золотой молодежи». Твой отец – глава самой могущественной спецслужбы на планете, одно из первых лиц самого крупного государства на Земле. Весь мир к твоим услугам. Любые желания, любые женщины и развлечения. Но тебя тошнит. Тошнит от подлиз и желающих выслужиться. От постоянного подхалимажа, от неискренних улыбок и фальши. У тебя нет друзей и не может быть никогда. А приятели – они пустышки. Такие же пустышки, как и ты сам. И только одно желание: чтобы все это прекратилось, желание жить обычной жизнью пилота. Летать…

И желание исполняется. Только вот плата за его реализацию непредставима…

Высадка прошла удачно, но в сложившихся условиях выполнить задание невозможно. Здесь ничего не получается с первого раза, а кое-что не получается вообще. Он не был подготовлен к такому бесперспективному сценарию и сам себя загнал в тупик.

За все в этом мире приходится расплачиваться, в том числе и за свои ошибки. Стандартная плата – кровь. И хорошо, если только своя. Жизнь без цели пуста и притягивает удары судьбы. Вечно бегать или остановиться и наконец дать бой?

Пусть никто не верит в успех, пусть у тебя нет знаний, опыта и вышколенного войска, но самое время показать судьбе, что она не с тем связалась.

Они шествуют по планетам, устраняя несправедливость, наказывая преступников, побеждая зло. Среди их противников демоны и вампиры, пожиратели и хьяры. Жизнь — это вечный бой, и из него выходит победительницей боевая пятерка наемников Трех Миров и ее звездная героиня — непобедимая, неутомимая, неустрашимая Хелл!

Вот и настал День тринадцатого снега! Самый главный праздник в году!

Да здравствуют карнавалы, ёлки-палки, сломанные ноги и всеобщее веселье!

Вот только полиции городка Мокрые Псы, как всегда, не до отдыха.

Террористы из «Хвала Амбар», странные трупы в канализации, интриги местных поэтов… да мало ли? А в далёкой Полякии вообще возобновляет работу сакральный клуб самоубийц-любителей.

Подтянутый и бескомпромиссный сержант Ирджи Брадзинский вновь встаёт на пути преступников.

Чёрт-полицейский – это всегда больше чем просто чёрт. И даже таинственные смерти в отеле «У призрака» его не остановят!

Миновало сорок дней со дня его смерти. Вердикт Страшного суда вынесен и апелляции не подлежит: «Приговаривается к адскому существованию до скончания вечности». И что? Вечные муки? Есть альтернатива!!!

Вот так и родился молодой, однако подающий немалые надежды региональный координатор фиолетового круга, дьявол десятого ранга Сергиус.

А какова главная задача любого дьявола, позволяющая ему возвыситься в ранге и могуществе? Конечно, увеличить приток душ в подведомственное ему заведение. И Сергиус нашел для решения этой задачи весьма оригинальный метод.

Не жди спасения от армии – армии больше нет. Двери подъездов и квартир тоже тебя не защитят. Мегаполисы превратились в ловушки, кишащие охотниками. Человек был хозяином мира, а стал дичью. И все это произошло за один день. А ведь дальше будет только хуже…

Растерянность, полное непонимание происходящего, страх, горе, боль и ярость тех, кто потерял все. И лишь горстка людей, которые кое-что знают. Знают главное – где найти того, кто должен за это ответить.

Несколько случайных попутчиков. Старое самоходное орудие. Один снаряд, да и тот сомнительный. Орды врагов на пути. Не самые лучшие условия для начала миссии.

Орочья воительница Мара отправилась на поиски древнего артефакта, чтобы спасти свой народ. Эльфийского мага Лэя больше интересуют сокровища богов, хотя стать героем родного леса он тоже не прочь. Цели абсолютно разные, а путь один – через острова Дикого архипелага. Но судьба приготовила для искателей множество испытаний. Как преодолеть их и не сгинуть в таинственных землях? Этого не знает никто, ведь на Диком архипелаге обманчивы даже законы природы.

Другие книги автора Дин Андерссон

Мы снова встречаемся с непобедимой воительницей, которой не дают спокойно жить силы Тьмы, вознамерившиеся на этот раз лишить ее любимой дочери Гутрун. На смену кровавому деспоту Нидхеггу пришла служительница Хель ведьма Тёкк. Ей нужна кровь Гутрун, чтобы тайно воскрешенный первенец Песни Крови Локит обрел неодолимую силу и возглавил полчища Смерти.

И вновь Песни Крови приходится брать в руки верный меч и сражаться за жизнь и свободу родных и друзей.

Вернувшая Череп, источник своей магической силы, богиня Хель идет на последний штурм мира живых. И снова Фрейядис — Песнь Крови оказывается в центре событий. Она открывает в себе способность перевоплощаться в гигантского черного зверя, перед которым не устоять даже неуязвимым всадникам Смерти — гвардии Владычицы Мертвых. Один и Фрейя покровительствуют воительнице. Но слишком велика и сильна вражья рать. Фрейядис и ее друзья все ставят на кон в отчаянной атаке на Череп.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Валентин сбросил с плеч рюкзак с рацией, сел на камень, вздохнул. Какого черта он тащит эту железку? Ну да, она спасла ему жизнь, защитила от душманских пуль. Но эти пули вывели рацию из строя, и никто из отряда не в силах ее починить. Взводный уговаривал бросить эту груду железа, но Валентин наотрез отказался. Из принципа. Военное имущество бросать просто так нельзя. Интендант строго спросит, ему наплевать, что рация была повреждена, а сержант приказал ее выбросить и не валандаться с лишней тяжестью. Мелькнула мысль о спутниковом телефоне, но это непозволительная роскошь для армии.

Это не совсем фантастика. Или совсем не фантастика. Решайте сами.

Не предавай никого даже в мыслях.

Фантастически увлекательно! Возрождение отечественной фантастики в лучших традициях братьев Стругацких, Станислава Лема и Кира Булычева. Суждено ли homo sapiens установить контакт с Высшим разумом? Или мы уже встречались с ним, только… Вы уверены, что ваш коллега не инопланетный гость? Возможно, железяка, валяющаяся у вас на дороге, — часть космического корабля пришельцев, который ваши соседи сдали на металлолом? Где гарантия, что вспышки на Солнце — случайность, а не наказание землянам за плохое поведение? А теперь насладитесь произведением, достойным стать классикой жанра…

Картофелина, розовый мятый шарик, подкатилась к моим ногам, потерлась о туфли — левую, правую, снова левую, — и совсем было решилась успокоиться, как автобус попал в новую выбоину. Толчок, и она заскакала, прячась, под сидение.

А я уже начал к ней привыкать. Думал, подружимся.

Из-за выгороженной кабинки водителя тянуло дымком. Нашим, отечественным. Моршанская фабрика табачных изделий. Сердцевинная Русь, посконь да лыко.

Я глянул в окно. Залапанное до верха коричневой дорожной грязью, оно все-таки позволяло убедиться — Русь, точно. Лужи, распластанные вдоль обочины, не отражали ни неба, ни кустов, ни обочины. Или автобус, округа и небо слились в одно серое ничто, и тогда — отражаемся. Значит, не призраки, существуем. Бываем. И едем в райцентр Каменку. Для меня это промежуточный путь, мне дальше, в деревню Жаркую Огаревского сельсовета.

Гарри Бреннан оказывается сбитым при подлете к очередной исследуемой планете. Чудом оставшись в живых, Гарри теряет память и приспосабливается к жизни в джунглях…

Борис РУДЕНКО. ОСТРОВ, КОТОРОГО НЕТ

Что же ищет необычная троица путешественников на этой захудалой планетке?

Майк РЕЗНИК. ШЕСТЬ СЛЕПЦОВ И ЧУЖАК

Находка, сделанная экспедицией в снегах Килиманджаро, подвигла ее участников на творчество, достойное пера самого Папы.

Юджин МИРАБЕЛЛИ. ДВОРЕЦ В ОБЛАКАХ

Каналы Венеции — опрокинутое небо. Или небо — простор для свободного плавания?

Брэд ЭЙКЕН. СИСТЕМА ОТВЕТОВ

Эта медицинская система не допускает врачебной ошибки. Ведь и врачам в ней, по сути, не место.

Николай РОМАНЕЦКИЙ. ТРЕТИЙ ВИРАЖ

Космический волк промахнулся. Цену этой ошибки ему еще предстоит узнать.

Пол КОРНЕЛЛ. ИСЧЕЗНУВШИЙ ПРУССАК

Средь шумного бала, случайно… А может быть, не случайно?

Франк ХАУБОЛЬД. ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ

«Остановись, мгновенье!..» В отличие от Фауста герой вовсе не желал произносить эти слова.

Марина и Сергей ДЯЧЕНКО. ЧЁРНЫЙ КОТ БУЛГАКОВА

…или Долгая дорога к зрителю.

Аркадий ШУШПАНОВ. ВЕНГР В ГОЛЛИВУДЕ

…или Мастер «тюремного кино».

ВИДЕОРЕЦЕНЗИИ

…или Пришельцы в фэндоме.

Вл. ГАКОВ. ПЕРВЫЙ КОНТАКТ

Судьба капризна. Этот писатель не был корифеем жанра, он стал его легендой.

Сергей ШИКАРЕВ. РОЖДЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЕЙ

И критики, и читатели на удивление единодушны: Нью-Корбюзон — один из самых запоминающихся миров в НФ последнего десятилетия.

РЕЦЕНЗИИ

Книг в традиционной рубрике немного, но каждая из них должна быть в библиотеке всякого уважающего себя фэна.

КУРСОР

Компартия Китая всерьез занялась фантастикой. С одной стороны, запрещаются фильмы о путешествиях во времени, с другой — выделяются огромные бюджеты на кино.

Анатолий ПЕХОВ. ВСЕЛЕННАЯ В АРЕНДУ

Межавторские проекты, столь популярные сегодня… Совместно с читателями известный писатель назвал все «за» и «против».

«РОСКОН-ГРЕЛКА»

Представляем рассказ, оказавшийся, по мнению редакции, лучшим среди лидеров конкурса.

ПЕРСОНАЛИИ

Литературное досье на авторов номера.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Виктор Андон

Баллада о рекламе

Поспорили "Орбит", "Дирол", "Стиморол" Кто лучше других с аппетитом жуется? Кого чаще всех приглашают за стол И поят вином, не водой из колодца. "Дирол" говорит: - "Я полезен и скор! А "Орбит" твердит: - Я без сахара сладкий! И долго еще продолжался бы спор, Hо тут их беседу прервали прокладки. - Уймитесь, джентльмены! Умерьте свой пыл! Давно вы разжеваны прямо до каши. Склероз поразил вас и каждый забыл Про слой наш "драй вив" и про крылышки наши. Вас максимум час кто-нибудь пожует, А с нами танцуют всю ночь до упаду. Сам телеэкран день и ночь напролет Hас крутит и вертит, - щебечут прокладки. Колготки вступили меж тем в разговор: - От вашего гвалта проснутся соседи! Забыли, что нет с незапамятных пор Hежнее колготок, чем мы - "Голден леди"?! Ким Бесенджер с нами готова хоть в бой, А если и снимет, то только для дела... Тут голос раздался: Кошмар! Боже мой! Мне драить отливы давно надоело! Где силы возьму чистоту навести? Кто с гелем толковым меня познакомит? Иначе с ума ведь недолго сойти! Тут в двери соседка: - Возьми "Hовый Комет"! И так - каждый час, каждый день, каждый год. От телерекламы ни сна, ни покоя. Устал от нее, измордован народ, Иной на луну по ночам волком воет. Hе волком из мультика "Hу погоди!", Которого мы полюбили со школы, А тем, что с Иваном все время в пути, И жадно из горлышка пьет "Кока-колу". Эх, Ваня, Ион, Ованес иль Вано, Куда нам пойти, чтоб поплакать в жилетку? Забиты каналы рекламой давно, И кажется, будто находишься в клетке. Hет в этой клетушке окон и дверей, Одна лишь реклама, реклама, реклама... Молю, "Сан-ТВ", не губи, пожалей! Hет Бога в душе? Hо была же хоть мама?

Алексей Андреев

И ЕЩЕ ЧЕГО-НИБУДЬ

Так всегда бывает.

Когда уезжаешь

надолго, весь город

отбивается от рук, и

вернувшись,

находишь, что все,

что было, "не так,

как надо", стало еще

хуже. И лишь тогда

задумываешься

зачем же вернулся?

(в письме приятеля)

1.

Она должна была уехать вечером; это уже было решено, мы все обсудили и просто сидели теперь у Андрюхи после репетиции, пили пиво и пели последнюю песню, мишкиных "Ангелов", когда началась гроза. Гроза была жуткой, шум воды глушил гитары, окно пришлось прикрыть, поскольку капли долетали аж до середины сразу потемневшей комнаты. И когда все-таки пришли на платформу, оказалось, что электричек не будет до утра - молния долбанула где-то около Нового в линию электропередачи. Я злорадно вышагивал вокруг Ленки: выходило, что она остается.

Алексей Андpеев

Изнасилованный глаз

Заметки о сетевой pекламе Баннеp (banner, в пpостоpечии фантик) значение теpмина запоминается с помощью легкого мнемонического пpавила: баннеp - это когда вас "паpят". Это гипеpссылка в виде гpафического элемента, вpоде небольшого плаката. По степени "напаpивания" чайников баннеpы бывают двух типов: 1) дубовые; 2) липовые... ("Hетликбез").

Уpовень 1. Животноводство Пpизpак бpодит по Рунету, пpизpак тети Аси. Вот уже и фестивали устpаивают под лозунгом "Как нам коммеpциализовать Интеpнет". Что было pаньше "спам", то будет тепеpь "пpямой маpкетинг". Хочется схватиться за спасительную и всеобъясняющую фоpмулу "pаньше было лучше", да и она как-то паpшиво pаботает в последнее вpемя. Раньше pаботала лучше. Hет, если отдельное явление взять, то можно еще ностальгиpовать. Скажем, электpички. Как-то я посчитал, что пpовел в них почти тpи месяца своей жизни. Чего только там не делал! Когда маленький был - сосpедоточенно учил что-то, читал. Когда большой - смотpел часами в окно, сидя спиной по напpавлению движения поезда. Хоpошее был вpемя. А потом началось: "Извините за беспокойство! Вас пpиветствует pекламно-тоpговая компания!!!" Кpемы от мозолей и швейные иглы, бpитвы с лазеpной заточкой и абсолютно непpомокаемые плащи, а также сексуальная жизнь дочеpи жены Киpкоpова и мужа дочеpи жены Киpкоpова. Бывало, если особо гpомкий тоpговец начинал оpать пpямо над ухом, я пихал его хоpошенько кулаком и добавлял немного веpбально. И что удивляло - нет, не сам факт такой вот кpикливости тоpгаша, но pеакция иных соседей по вагону, котоpые говоpили мне, pаспоясавшемуся: "Чего мешаешь человеку, он же pаботает!" Hа что я отвечал, что и воp-каpманник тоже pаботает, так что же мне тепеpь - pуки за голову и лицом к стене? Соседи не понимали этой паpаллели, но затихали в задумчивости. Так вот, если на это отдельно глядеть, можно свалить все на "pаньше было лучше", на особые категоpии непонятливого населения или даже отдельных товаpищей. Увы, не выходит, так и лезут сpавнения и сопоставления. А уж отpажение этих явлений в Интеpнете - ну пpосто наглядное пособие. В конце пpошлого года один из моих pассказов был опубликован в сетевом дайджесте "Пеpекpесток". Чеpез некотоpое вpемя, взглянув снова на стpаничку с pассказом, я обнаpужил, что она буквально нафаpшиpована pекламными баннеpами: помимо фантиков в начале и в конце pассказа, несколько штук были pавномеpно pаскиданы по всему тексту. Так, после одной из фpаз геpоя шло замечание: "За такое надо стеpилизовать на месте". Это был, конечно же, баннеp. Истоpия того скандала описана А. Шеpманом в статье "Мистика коммеpциализиpованной утопии". И так же, как в pазбоpках с надоедливыми pекламщиками в электpичках, меня поpазило тогда не само стpемление "обаннеpить"

Алексей АНДРЕЕВ

КАК ДЕЛО НАШЕ ОТЗОВЕТСЯ

Увидев с лестницы перехода подходящий к платформе поезд метро, Ольга Нечитайло, приехавшая на шопинг из ближнего, но глухого зарубежья, вдруг подумала, что следующий может и не прийти, и с криком: "Погодь!" бросилась вместе с пустыми чувалами вниз. По пути она едва не снесла монолитным бедром какую-то старушку, но та, проявив чудеса ловкости, успела отпрыгнуть к перилам, пропустив бедро Ольги мимо. Цель уже была близка, когда двери вагона устремились навстречу друг другу. Ольга заверещала, со всего маху врезалась в стекло с надписью "Не прислоняться" и медленно сползла на платформу. Стоявшая лицом к дверям Вера Петровна, ощутив увесистый удар по вагону и увидев медленно сползающее по стеклу приплюснутое лицо с выпученными глазами, испуганно ойкнула и выронила набитую консервами сумку. Находившийся рядом с ней Степан Степаныч не смог остаться равнодушным к падению тяжелой сумки на свою ревматическую ногу. Он заорал, потерял равновесие и срочно оперся рукой о кнопку вызова машиниста, подключив тем самым к происходящему Сергеева. Машинист Сергеев, после того как состав явственно содрогнулся, а включившаяся связь донесла истошный мужской вопль, сразу понял, что в поезде произошел взрыв. Мужественно закрывшись на своем рабочем месте, он принялся подавать сигналы тревоги. Через пару минут по тревоге были подняты пожарные, милиция и ФСБ, а еще через четыре минуты террорист Дремукин, неспешно двигавшийся с бомбой к месту жительства заказанного банкира Федурина, при виде целого десятка мчащихся прямо на него милицейских машин заметался, швырнул пакет в кусты и опрометью устремился в ближайшую подворотню. Прогремевший неподалеку взрыв и обилие машин с сиренами и мигалками так напугали чахлый митинг оппозиции, что он всем составом бросился к посольству Белоруссии просить политического убежища. Вялотекущее заседание Госдумы было прервано экстренным сообщением о разгоне и попытке расстрела оппозиционного митинга. Тут же большинством голосов было принято решение о немедленной отставке президента, правительства и почему-то генерального секретаря ООН, о чем последний, впрочем, так и не узнал. Ответный шаг президента не заставил себя ждать - вышел указ о роспуске Госдумы. Фракция КПРФ срочно вылетела на места поднимать народ. Однако народ, узнав об этих событиях, отчего-то бросился не на борьбу с режимом, а по магазинам - делать припасы. Весть о массовых беспорядках в Москве и других городах России мигом облетела весь мир, окончательно сведя в могилу индекс Доу-Джонса, а вместе с ним и ряд азиатских стран - основных поставщиков ширпотреба в Россию... Когда Ольга Нечитайло добралась-таки, наконец, до вожделенного оптового рынка, цены там уже подскочили до такой невообразимой степени, что Ольге со своей более чем скромной наличностью, вырученной от продажи сала и колбасы на привокзальной площади, оставалось только плюнуть, заплакать и, ругая на чем свет стоит зажравшихся москвичей, отправиться обратно на вокзал...