Песнь кецаля

Кто сказал, что «черный археолог» — сугубо мужская профессия?! Кто сказал, что «Индиана Джонс в юбке» — легенда и миф?! Очевидно, те, кто не знаком с «рыжей бестией» Бетси МакДугал! С девушкой, которая теперь — в сомнительной компании обаятельного авантюриста и его легкомысленного «блудного кузена» — отправляется в Мексику на поиски уникального аигекского артефакта. И вроде бы все пока что путем… Но!

Почему преследуют Бетси странные видения о кровавых жертвоприношениях?

Кто убил предыдущего владельца индейского сокровища — и почему его новый владелец утверждает, что и в глаза не видел покупки?

И наконец, ято же за страшная Сила скрыта в обычном на первый взгляд золотом амулете, в котором, согласно легенде, заключено могущество самого Кецалькоатля?! В амулете, над которым снова и снова звучит таинственная, смертоносная Песнь Кецаля?!

Отрывок из произведения:

— Ваша почта, миледи!

“Как?! Снова! Здесь?! Не может быть!”

— Вам срочная телефонограмма! — Улыбка молоденькой стюардессы была какой-то неловкой, даже жалкой. — Извините, госпожа баронесса, за причиненное беспокойство!

Еще бы ей не извиняться! Это в первом-то классе!

Но кто это так ловко ее вычислил?

Бетси развернула листок.

“Баронессе Эльзе фон Эссенхауз-МакДугал…”

Ага, милая тетушка. Только она одна именует Элизабет подобным образом. Давно расстались. Ну, что там у нее стряслось?

Рекомендуем почитать

Кто сказал, что «черный археолог» – сугубо мужская профессия?! Кто сказал, что «Индиана Джонс в юбке» – легенда и миф?! Очевидно, те, кто не знаком с «рыжеи бестией» Бетси МакДугал!

С девушкой, которая теперь собирается отыскать на Богом забытом черноморском островке легендарные сокровища храма Ахилла.

Однако блестяще подготовленная экспедиция явно не готова к одному прелюбопытному нюансу: за ней наблюдают. Конкуренты? Возможно. Бандиты-мародеры? Очень возможно. Или – духи Ахилла и его соратников, по-прежнему обитающие на острове? Порой возможно и невозможное...

Кто сказал, что «черный археолог» - сугубо мужская профессия?! Кто сказал, что «Индиана Джонс в юбке» - легенда и миф?! Очевидно, те, кто не знаком с «рыжей бестией» Бетси МакДугал! С девушкой, которой нипочем и тайны людей, и секреты богов. С девушкой, которой попросту НАПЛЕВАТЬ с высокой горки на проклятие, довлеющее, как говорят, над древним гималайским Артефактом, сулящим (как опять же говорят) своему владельцу Силу Всевластия. Говорят? Значит, надо ПРОВЕРИТЬ!!!

He сидится «черному археологу» Бетси МакДугал в родовом имении. Как же, ведь опять дует попутный Ветер Странствий, манящий в дальние экзотические страны. Таинственный мир ацтеков с их кровавыми обрядами, сохранившийся в глубинах мексиканских гор. Колумбийское озеро Гуатавита, где по преданию спрятаны сокровища Эльдорадо. Пещерный храм в одной из провинций Китая. И поиски мощных артефактов, оберегаемых не менее сильными Хранителями.

Только отчаянным сорвиголовам по плечу состязание на равных с древними таинственными Силами, ревностно стерегущими тайны истории. Таким, как красавица Бетси МакДугал. Итак, снова времена зовут…

Кто сказал, что «черный археолог» — сугубо мужская профессия?! Кто сказал, что «Индиана Джонс в юбке» — легенда и миф?! Очевидно, те, кто незнаком с «рыжей бестией» Бетси Мак-Дугал!

С девушкой, которая теперь возглавляет экспедицию в Луксор, где в Долине Фараонов обнаружена новая гробница легендарного фараона — властителя, о котором большинство «серьезных ученых» полагали, что его и на свете-то не было!

Но… проклятие фараонов, как известно, обрушится на каждого, кто нарушит их послесмертный сон.

He сидится «черному археологу» Бетси МакДугал в родовом имении. Как же, ведь опять дует попутный Ветер Странствий, манящий в дальние экзотические страны. Таинственный мир ацтеков с их кровавыми обрядами, сохранившийся в глубинах мексиканских гор. Колумбийское озеро Гуатавита, где по преданию спрятаны сокровища Эльдорадо. Пещерный храм в одной из провинций Китая. И поиски мощных артефактов, оберегаемых не менее сильными Хранителями.

Только отчаянным сорвиголовам по плечу состязание на равных с древними таинственными Силами, ревностно стерегущими тайны истории. Таким, как красавица Бетси МакДугал. Итак, снова времена зовут…

Другие книги автора Андрей Чернецов

Сообщество сталкеров взбудоражено дикими слухами: в Зоне появился призрак апокалиптического Бледного Коня, встреча с которым — предвестие неизбежной смерти. Никто из новичков не рискует в таких условиях пересекать Периметр. Но происходит страшное — на заражённую территорию попадает ребёнок, похищенный неизвестными. Опытный сталкер по кличке Стылый ведёт в Зону небольшой спасательный отряд…

«Метро 2033» Дмитрия Глуховского — культовый фантастический роман, самая обсуждаемая российская книга последних лет. Тираж — полмиллиона, переводы на десятки языков плюс грандиозная компьютерная игра! Эта постапокалиптическая история вдохновила целую плеяду современных писателей, и теперь они вместе создают «Вселенную Метро 2033», серию книг по мотивам знаменитого романа. Герои этих новых историй наконец-то выйдут за пределы Московского метро. Их приключения на поверхности Земли, почти уничтоженной ядерной войной, превосходят все ожидания. Теперь борьба за выживание человечества будет вестись повсюду!

Харьков 2033 года — город, в котором все не так. Тут люди обитают на поверхности, а метро населяют сектанты, работорговцы и самые жуткие монстры. Тут правит загадочный Круг апологетов, а на улице можно встретиться с Железным Солдатом или ковбоем. И всем тут — апологетам и рейдерам, ваххабитам и членам Белого Братства, вудуистам и «Всадникам апокалипсиса» — вдруг позарез понадобился простой двенадцатилетний мальчик. Ведь от того, кто первым его отыщет, зависит будущее…

Мир, где компьютеры мирно соседствуют с языческими храмами, а магия – с паровозами. Где сатиры трудятся кочегарами, гоблины – телохранителями, а домовые объединены в профсоюзы. Где патриции летают на персональных дирижаблях, а столица Римской империи находится в Александрии. Где одни молятся Юпитеру и Перуну, а другие ждут первого пришествия Христа. Где все так непохоже на нашу Землю и вместе с тем похоже.

И вот над этим миром нависла опасность. Как и тысячу лет назад, появилась неведомая чуждая сила.

Разобраться с ней предстоит не великим мудрецам и могущественным чародеям, а скромному частному сыщику Кристоферу Лайеру и его очаровательной помощнице Натали Курковой.

Правда, сыщик этот не так уж прост, как могут подумать некоторые.

При дворе фараона Хеопса переполох. Похищен царский сын Хемиун – архитектор, исчезновение которого поставило под угрозу возведение знаменитой пирамиды. Найти Хемиуна поручено начинающему археологу Даниилу Горовому, силой неведомой ему магии занесенному из Москвы XXI века в Древний Египет XXVI века до нашей эры.

Испытаний на пути к достижению цели будет немало: тут и дьявольские подземелья, и атакующие полчища самых разных гнусных тварей, и интриги всесильных египетских богов… у которых, кстати, далеко идущие планы по установлению контроля над Землей.

Даниил и его верные друзья и помощники, говорящий пес по кличке Упуат и наследный принц Джедефхор, смело пускаются в опасное предприятие.

Только-только отгремела очередная война с вероломной Хонти, и народ Пандеи, управляемый мудрыми Радетелями, вздохнул свободно. Казалось бы, у граждан нет причин для беспокойства; трудись, ходи на демонстрации, вступай в патриотические объединения, отводи душу в «Галерее ненависти» или на Больших Пандейских Играх. А устанешь — к твоим услугам всегда сеть общественных кабинок для безболезненных самоубийств. Странно, что при такой прекрасной жизни находятся чудаки, недовольные существующим положением дел! И тем не менее по столице прокатывается волна терактов, и все больше граждан мечтают однажды заполучить «Золотой билет», дающий возможность покинуть родину, погружающуюся в век одиночества…

Популярные книги в жанре Героическая фантастика

Неугомонный киммериец ни единого дня не может прожить без приключений. Вместе с Ночными Стражами – профессиональными охотниками на нечисть – он отправляется в далекое прошлое, во времена таинственного Роты-всадника, в поисках разгадки кровавой тайны. А по возвращении в Хайборию его захватывает водоворот еще более удивительных событий...

Что-то пошло не так, и испытания новейшей техники из-за сбоя в её работе превратились в испытание мужества, воли и человечности юных участников эксперимента…

Настоящее произведение является вторым из серии, состоящей из пяти фантастических романов, собранных под общим названием «Квинтет. Миры». И хотя он совершенно не связан с другими романами посредством главного героя или какими-либо общими событиями, но то, что объединяет эти книги, лежит на поверхности. Миров много, но в центре каждого из них находится Его Величество Человек! Он слаб и могуч, порочен и почти чист, благороден и коварен, храбр и труслив, честен и лжив, развратен и целомудрен. Подчас одни из перечисленных положительных или отрицательных качеств превалируют в нём. Чаще всего они сплетаются в тесном клубке. В романе рассказана история самого обыкновенного человека, который по воле случая попал в иной мир, который, в общем-то, не особенно отличается от земного, но жить там намного рискованнее и опаснее. Наш герой переживёт в нём много чего. Приключения, превращения, интриги, монстры, сражения, встреча со сверхъестественным разумом и неожиданный финал ожидают вас в этой книге. Ну, и, конечно же, красной нитью по страницам романа проходит тема нелёгкой и парадоксальной любви. А когда она бывает лёгкой?

Настоящее произведение является третьим из серии, состоящей из пяти отдельных и независимых друг от друга фантастических романов, собранных под общим названием «Квинтет. Миры». О чём роман? Как всегда о необычных событиях, внезапно произошедших в жизни главного героя, самого обычного и заурядного человека. Вас ждут неожиданные события, существа иного мира, драки, перестрелки, кровавые поединки, смерти и воскрешения, интриги и интрижки, и конечно же, неожиданный финал. А кроме всего этого, по доброй старой традиции автор поведает вам историю непонятной, страстной, переменчивой и всепобеждающей любви.

Соединяя генотипы различных животных, люди получили возможность создавать химер. Кому-то они служили домашними питомцами, кому-то помогали избежать одиночества, а для кого-то стали инструментом заработка денег. Бои химер приобрели высокую популярность, и, как следствие, индустрия получила своё развитие. Корпорации, злоупотребив научным открытием, изуродовали мир. Часть людей спаслась и осталась в безопасных полисах; в каких-то люди были свободны от химер, а в каких-то продолжали проводить бои. Со временем появились те, кто хотел спасти мир, и те, кто хотел захватить его любым способом. На руинах возник новый мир, и в нем каждый должен был принимать решение, кем стать, к чему стремиться и какую сторону выбрать.

В Советском Союзе их назвали Защитниками.

Секретное военное подразделение. Элитная команда из четверых бойцов со сверхспособностями.

Арсус – превращается в медведя и обладает нечеловеческой силой.

Лер – подчиняет своей воле камни и землю.

Ксения – невидимая в воде, невосприимчивая к холоду, может жить без воздуха.

Хан – быстрый как ураган, владеет любым холодным оружием.

Они могли стать идеальным оружием. Если бы не были людьми.

За 50 лет до событий фильма.

В конце двадцатого века человечество создало то, что может его уничтожить — расу разумных котов. Их возглавит Мурро — первый император Всемирной Кошачей Империи. Коты быстро обойдут своих учителей, но им предстоит столкнуться со зловещей империей К.Р.Ы.С, а также армией безжалостных роботов. К счастью, Земля — не единственный обитаемый мир в Паутине и жители планеты Раскол помогут молодой империи котов и ее амбициозному лидеру Мурро.

Корделия Карстэйрс – Сумеречный Охотник, она с детства сражается с демонами. Когда ее отца обвиняют в ужасном преступлении, Корделия и ее брат отправляются в Лондон в надежде предотвратить катастрофу, которая грозит их семье. Вскоре Корделия встречает Джеймса и Люси Эрондейл и вместе с ними погружается в мир сверкающих бальных залов, тайных свиданий, знакомится с вампирами и колдунами. И скрывает свои чувства к Джеймсу. Однако новая жизнь Корделии рушится, когда происходит серия чудовищных нападений демонов на Лондон. Эти монстры не похожи на тех, с которыми Сумеречные Охотники боролись раньше – их не пугает дневной свет, и кажется, что их невозможно убить. Лондон закрывают на карантин…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Геннадий Черненко

Две жизни Бориса Житкова

МЕЧТЫ И СОМНЕНИЯ

Морозным январским днём 1924 года в редакции ленинградского журнала "Воробей" появился невысокий худощавый человек в летнем пальто и кепке. Он принёс рассказ. Отдал его редактору, сам устроился на вытертом диване в гулком редакционном коридоре, закурил...

Неожиданно скоро вся редакция в полном составе вошла в коридор, чтобы поздравить нового автора с отличным рассказом.

...По заключению судмедэксперта мастер по ремонту радиоаппаратуры Зуев был убит выстрелом в спину двое суток назад. За что его убили? Правда, у молодого мастера украли новый магнитофон. И еще одна зацепка — Зуев оставил неотправленное письмо прокурору. Однако не было решительно никаких причин лишать жизни безобидного парня...

Георгий ЧЕРНИКОВ

ОБ ОПЫТЕ СТЕФАНА МАРИНОВА

В "ТМ", No10за 2002 г., напечатана статья физика Юрия Обухова и радиофизика Игоря Захарченко "Эфир или физический вакуум?", в которой рассказывается об эксперименте австрийского физика Стефана Маринова и вытекающих из этого опыта фундаментальных следствиях.

К сожалению, авторами допущены, на мой взгляд, серьезные неточности, которые могут дезориентировать читателей.

Зачем нужен "эфир", якобы заполняющий все мировое пространство? Ничего дурного в этой идее нет, так как без подобной странной, всепроникающей и неуловимой, субстанции трудно понять многие известные факты. В древности его существованием объясняли движение планет, а после работ Галилея и Ньютона планеты перестали нуждаться в таком "двигателе". Но мысль о существовании "мирового эфира", хотя и в новой ипостаси, возникла вновь, когда началось планомерное изучение свойств света. Так, голландский физик Христиан Гюйгенс (1629 - 1695) показал, что свет имеет волновую природу (кстати, тот же Ньютон никак не мог решить, представляет свет волны или некие корпускулы) и что в пространстве, где он распространяется, что-то должно колебаться. А это значит, что должна существовать некая материальная среда, пронизывающая все пространство, в которой подобные колебания могут происходить.

А.З.Черняк

Проблема очевидности

Введение. "Очевидность" как тема в истории философии.

Когда Сократ спрашивает у своих сограждан: что такое добродетель? оказывается, что все знают, что это такое, но не могут дать приемлемого определения. Определить предмет означает понять, откуда берется знание о нем. И насколько мы действительно знаем его, а не только думаем, что знаем? Отвечая на этот вопрос - откуда? - Платон обращался к миру идей. Так и рационализм Нового Времени выглядит попыткой заполнить пропасть между знанием о предмете и знанием самого предмета посредством построения генеалогии знания - то есть, путем ответа на вопросы о том, как осуществляются оба этих типа познания и как вообще мы можем что-то знать. Понять, как мы можем знать нечто, означает выяснить, чему - в окружающем нас мире или в нас самих - мы можем доверять, на какой незыблемой истине можем мы основать все остальное? Рационализм как метод, берущий свое начало из вопроса о доверии к знанию, "подогреваемый" изнутри невозможностью мириться со всеобщим скепсисом, порожденным утратой доверия к основаниям знания (скажем, теологическим), представляет собой поиск оснований. "Утрата доверия" означает, прежде всего, утрату особой значимости некоторых истин как Божественных; эту духовную ситуацию "конца схоластики" можно, как кажется, вполне оправдано охарактеризовать как ситуацию "утраты Бога в мире". Новое движение европейской мысли, обозначаемое нами именем "рационализм", оказалось в ситуации "без опоры", когда больше не на что было полагаться, кроме как на собственный несовершенный разум, а мир лишился своей онтологической однозначности. Вопрос о "местонахождении" истины, которой можно было бы доверять, на которую можно было бы опереться в новой духовной ситуации, соответственно, предполагал двойную перспективу своего разрешения: либо надо было обращаться "вовне" и искать опору в "окружающем мире", заново переопределяя его, либо обращаться "внутрь" себя и искать ответ на вопрос "как разумное человеческое существо осуществляет познание, как оно соотносится с миром". Обе эти перспективы были реализованы в философии Нового Времени в соответствующих подходах к проблеме, каждый из которых сформировал свою традицию. Начало первого из них мы связываем с именем Ф. Бэкона, второго - с именем Р. Декарта. Бэкон обратился в поисках основания знания к опыту внешнего, он принял окружающий мир, природу, как первичную, неизбежную реальность, в которую "погружен" человек со своим разумом, и на основании которой только он и может заключать обо всем остальном. Причем, заключать индуктивно, поскольку природная реальность, реальность внешнего мира, для нас - это только реальность фактов: единственных в своем роде или повторяющихся с большей или меньшей регулярностью. Декарт обратился к внутреннему опыту, следуя изначально иной установке. Сомнение двигало обоими философами, но направлено оно было на разные предметы. Бэкон высказывал недоверие прежде всего к методу, каким мы получаем знание, и в первую очередь, к дедукции: то, как формируется наше знание о мире, не вызывает доверия у Бэкона, потому что наши методы не соответствуют познаваемому миру. Сомнение Декарта затрагивает само содержание нашего знания. Если вглядеться, то это предметное различие не столь велико. И для Бэкона, разумеется, то наше знание о мире, которое получено на основании "ложных" методов, "ложно". Гораздо большее различие между подходами обоих философов видится в том, как это сомнение было осуществлено, а уже это различие может быть понято как основанное на предметном различии. На основании требования адекватности познания познаваемому Бэкон выделяет ту "область", где это требование, на его взгляд, выполняется - "область" чувственного опыта, предшествующего теоретическим конструкциям ума. Здесь мы можем иметь чистое, свободное от искажений, привносимых человеческими предрассудками и, возможно, даже человеческой природой, знание. Декарт осуществил свое сомнение иначе, сделав себя самого объектом мысленного эксперимента. Он поставил себя в позицию сомнения во всем, что он полагал истинным, с тем, чтобы только попытаться обнаружить что-либо действительно несомненное и найти таким образом "внутри себя" ту "автономную" область основополагающего опыта, которую Бэкон обнаружил "вовне". Метод Декарта - анализ1. Анализ приводит его к тому усмотрению, которому единственно он не может не доверять и которое было сформулировано им в форме силлогизма: cogito ergo sum2. Метод, избранный Декартом, предполагает иного типа "доверие", нежели то, на которое мог опереться Бэкон, и на котором затем, по его мнению, должно было быть построено новое знание, и другие "предметы", относительно которых мы не можем обмануться: не внешний опыт, а предельный опыт "внутреннего" опыт самого философствующего и сомневающегося "Я". Недаром же он уделяет столько места в Рассуждении о Методе описанию своего разнообразного житейского опыта, казалось бы, неуместном на страницах философского трактата. Что же позволило философу именно это усмотрение положить в основание всех прочих, выразив по отношению к нему совершенное доверие? Можно даже сказать - доверие по необходимости. У этого картезианского "доверия", явившегося результатом анализа, есть свои основания. Эти основания - очевидность соответствующих усмотрений. "Я вижу очень ясно, что для того, чтобы мыслить, нужно быть".3 Эта ясность или очевидность бытия собственного Я философствующего и сомневающегося субъекта стала исходным пунктом рационалистической тематизации оснований знания в философии Нового Времени, с одной стороны, и новой темой для этой философии - фундаментальной темой, учитывая то "место" в отношении к знанию, к миру и к бытию, которое изначально было придано "очевидности" родоначальником современного рационализма. Тема достоверности знания шире темы очевидности некоего знания, претендующего на достоверность. По отношении к истине взыскующий ее достоверности - как это теперь, в конце ХХ столетия, особенно отчетливо видно - может иметь по крайней мере две альтернативных исследовательских позиции. Первую в общем виде можно сформулировать так: "следует всматриваться в то положение дел, которое полагается истинным". Альтернативную этой позицию можно сформулировать (также, в наиболее общем виде) следующим образом: "следует обозревать результаты практического применения идеи, чтобы она сама показала свою истинность в ходе этой практики". Этот второй подход к проблеме достоверности в философии ХХ века продемонстрировали (в разных вариантов) Ч. Пирс и Л. Витгенштейн. Я здесь, однако, намерен уделить преимущественное внимание тому, как именно первый подход (можно назвать его, для простоты, фундаментализмом), впервые в Новое Время обоснованный Декартом, работает в ситуации поиска достоверности.4 Дж. Локк в "Опыте о человеческом разумении" формулирует задачу разума в отыскании достоверности истины как "путь идей"5. Среди видов знания, согласно Локку, наибольшей достоверностью обладает интуиция соответствия или несоответствия между идеями - то есть, непосредственное и ясное усмотрение некоего отношения. Лейбниц, с одной стороны, различает интуиции разума и интуиции опыта, соответствующие "вечным" истинам и истинам "факта", с другой стороны, проясняет смысл очевидности истин логически как усмотрения внутренней непротиворечивости и тождественности истин6. Среди выделяемых философом видов знания "наибольшей непосредственностью обладают истины интуиции, наименьшей... - отдаленные звенья в демонстративном доказательстве"7. Таким образом, когда Д. Юм в "Исследовании о человеческом разумении" размышляет над проблемой основания и достоверности умозаключений о причинах и следствиях, он отсылает к очевидностям абстрактных и фактических истин и к степеням очевидностей как к "само-собой-разумеющимся" тематическим объектам философии.