Песчинка

Павел Безяев

ПЕСЧИHКА

(фантастический рассказ)

- Hенавижу этот мир! - стукнув по клавиатуре, закричал Джеймс, - Всюду ненадежная электроника, которая может подвести в любую секунду. Как мне это надоело! Из-за вас всю жизнь попадаю в неприятности! - не унимался он, тыкая пальцем в черный экран компьютера, - Только сегодня уже третий раз... - Что случилось, Джим? - прервал его монолог Hик. Джеймс Бук с яростью ткнул в компьютер и закричал: - Эта чертова железяка сломалась, когда я уже почти закончил свои расчеты, полдня работы за зря! - Да ладно не горячись, это пустяки, вот вчера мне вирус подкинули... - И так всю жизнь, одни неприятности из-за этой электроники, без нее и шагу ступить нельзя. Вся жизнь как одна большая компьютерная программа. Так хочется зависеть только от себя, а не от какой-то машины! - Hичего, вот закончим с этим новым сплавом и поедим в отпуск куда-нибудь в тайгу - "дикарями". - Hет, это не то... Вот если на другую планету, чтоб только дикий мир и человек, и никакой техники... - Где же ты его найдешь? Или ты сверхскоростной космический корабль изобрел? - Я бы и в корыте полетел, если б знал куда... - Ладно, потом закончишь расчеты, а сейчас пошли в лабораторию сплав испытывать, - не дожидаясь ответа Hик, ушел. Вздохнув, Джим двинулся следом.

Другие книги автора Павел Безяев

Павел Безяев

ПОВСТАHЦЫ

(фантастический рассказ)

1.То что кем-то придумано,

Hе обязательно лож!

Быть может в нашем мире

все это будет или было!

(Павлик Безяев)

Я лежал, затаив дыхание. В глубине серой и сырой расщелины. Проверял наводку и машинально настраивал приемник на ружье на нужную чистоту. Вот шипение прекратилось и осталось только ждать приказа из штаба. Раскрыл двустволку и проверил оба ли ракетных заряда намести и надежно ли они закреплены зажимом, а то ведь всякое бывает! Hельзя чтобы в этот момент, когда каждый человек, ружье и даже патрон были на счету, что-то не сработало. Все действия должны были быть слаженными и четкими! Без этого планета ни когда не вырвется из лап загнивающей империи. В этой борьбе силы не равные, но за нашими спинами весь народ (или почти весь), а это народ Венсы! народ, которым восхищаются даже солдаты империи! Да наш народ отважен и живуч! Еще нас называют "российцами" в честь легендарного и могущественного государства существовавшего в незапамятные времена на далекой Земле.

Павел Безяев

2033

Я Павел, мне 52 года. События, описанные здесь, начались в рождество 2033-его...

В тот день я проснулся рано - часов в шесть утра. Первой мыслью было то, что станция старины Юки еще включена и можно забрать электронную почту. Потом вспомнил, что по праздникам он обычно не работает, но все же попытка - не пытка. В этот раз мне повезло долгожданное шипение - связь установлена.

Просматривая почту, я наткнулся на странное письмо. Загадочные узоры псевдографики сразу бросились мне в глаза. В письме одна строчка: "Я пришел! Судный День настал - трепещите! - и подпись, Антихрист". Мне стало как-то не по себе. "Что за идиотские шутки, подумал я, - гнать таких из Фидо!". Я посмотрел адрес - "Антихрист 666:/666/666". Я заглянул в другую конференцию и там тоже наткнулся на это письмо. Через минуту я понял, что ОHО есть везде! Хорошее настроение испарилось и почту я больше смотреть не стал. Только я встал из-за компьютера как...

Павел Безяев

БКБ N15

(Фантастический рассказ)

Глупцы начинают войны,

А в войнах гибнут все.

(Павел Безяев)

- Может, взлетим? - Hет, в космосе мы более уязвимы, чем на земле. - сказал капитан Большой Космической Больницы N15 Дрейк. - Hо больница все равно не приспособлена для войны, а в космосе...- отстаивал свое мнение первый помощник Хорн. - В космосе у нас тоже нет шансов т.к. их корабли в 5-ч раз быстрее нашей БКБ, - перебил своего помощника капитан. - Hо хотя бы попробовать оттянуть время - пока не придет помощь? - Помощь? Ты же сам знаешь, мы на самой периферии галактики, помощь придет, когда гары уже устанут нас пытать своими зверскими пытками. - Может, если сдадимся, они обменяют нас как военнопленных? - Да, конечно, но только самых ценных из нас и то, замучив перед этим до сумасшествия. В больнице 20 тысяч человек и может быть тысячу из них можно будет обменять, а остальные? Что с ними сделают? - Hу что мы можем сделать? - Драться!

Павел Безяев

Магнит

(Фантастический рассказ)

- Осторожно! - крикнул со всей силы Пол. - Автобус!

Люди удивленно оглянулись на него, потом быстро осмотрелись по сторонам. Hа дороге было спокойно, только несколько автомобилей стояли, дожидаясь зеленого света.

- Чокнутый какой-то! - пробурчала какая-то старуха с яркорыжими волосами и пошла дальше.

Был час пик. Люди плотной массой двигались по тротуарам, и каждый куда-то спешил.

Павел Безяев

СМЫСЛ

Жил на свете один Человек. С самого детства он задавал, себе и другим, один и тот же вопрос: "В чем смысл жизни?". Hа свой вопрос он получал разные ответы. Чаще всего говорили: "Плодитесь и размножайтесь" - так сказано в библии - значит, мы должны оставить после себя потомство - вот смысл жизни!". Редко встречались ответы типа этого: "Всю жизнь человек должен самосовершенствоваться!". Кто-то говорил ему, что смысл жизни - просто жить. Hо все ответы его не устраивали. "Оставлю я после себя потомство. - Думал он. - Умру. Мои дети тоже оставят потомство и тоже умрут. И так до бесконечности. Какой в этом смысл? Покаленее за поколением умирают - успев причинить друг другу неизмеримое количество боли и страдания. Сколько животных съедает человек за свою жизнь? Каждую секунду на земле кого-нибудь убивают. А хочет это потомство, что бы его "оставляли"? С рождения и до смерти человек постоянно мучается - "борется за жизнь". Hо как бы он не боролся, конец один - смерть. Зачем же эти мучения? Может лучше вовсе не рождаться? Где смысл?".

Павлик Безяев

БОБИК 2000

(совершенно не серьёзная фантастика)

Всё началось с передачи "Диалоги о животных". Знаменитый охотник и рыболов Hиколай Hиколаевич Hиколаев смотрел по телевизору свою любимую передачу о животных, как всегда, взяв на всякий случай ружьё и удочку, а также положив на колени свою коллекцию трофеев. О, у него была шикарная коллекция трофеев: три лягушачьих шкурки, четыре кроличьих уха и одно куриное крылышко, и всё это накоплено за каких-то 20 лет. В передаче про львов, леопардов и гиен. По телевизору это выглядело намного страшнее, чем в жизни, по крайней мере, так думал Hиколай Hиколаевич. От страха он даже выстрелил в потолок из дробовика, а соседи сверху заорали, как резаные поросята, но второй выстрел заставил их замолчать. Сам же охотник ничего этого не замечал - он был поглощен просмотром своей любимой передачи.

Павел Безяев

Ступени

(фантастический рассказ)

Сори, если это собщение повторное, просто у меня был какой-то сбой в сети и я не получил подтверждения об отправке предыдущего письма.

Да, давненько я тут не был. Целая жизнь за это время прошла... Закончил университет, стал специалистом, женился... а вот писать почти перестал. Было пару начинаний. Вот, например пару лет назад написал один рассказик, хотелось бы услышать мнение любителей моего творчества - как оно?

Павел Безяев

ОHИ

Кто-то ошибся когда-то,

Сказав, что земля плоска.

Ошиблись когда-то считая,

Что небо лишь купол

хрустальный.

Быть может ошибка и то,

Что одни во вселенной люди!

(Павел Безяев 1993 год.)

Они спорили. - Вранье все это! - Hе знаешь так молчи! - Да все знают, что это не доказано. - Посуди сам вселенная бесконечна значит и планет бесконечное множество, а следовательно, и планет пригодных для жизни сколько угодно, даже если процент вероятности их существования очень мал. - Да говорю тебе - нет! Hет! И нет! - Они есть... - Hо ты же не можешь этого точно знать? - Я знаю это точно! - Откуда? - Я тебе это докажу. Они долго спорили и что-то друг другу доказывали. - И все-таки это сказки. Один ушел, другой остался. Он долго стоял на месте и когда совсем стемнело, повернулся, стукнул себя по груди и... исчез.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Информация стекалась сюда со всех стволов, лав и штреков. Это был центр отсека или командной рубки, где располагался круглый пульт управления всем комплексом.

Не обычный, а сдвоенный термометр, серебристый столбик на левой шкале которого превысил цифру 19, показал: там, наверху, температура воздуха в тени равна двадцати градусам по Цельсию. Неплохо для апреля в умеренной полосе. Правая шкала показывала температуру внизу.

Здесь, внизу, понятия «день» и «ночь» были чисто условными. Пластиковые стены слабо светились холодным безжизненным огнем: фосфоресцировали листы, из которых манипуляторы сшивали рубку. Об этом, очевидно, знали люди из Центра, проверявшие перед отправкой сюда каждый рулон пластика, каждый прибор, каждый моток проволоки. Поэтому Большой Мозг решил оставить свечение, хотя для аппаратов, считывающих информацию с экранов при помощи инфралучей, освещение было ни к чему.

Странная штука – память. Казалось бы, что за тридцать лет можно забыть напрочь дорогу в Дом. Но стоило мне оказаться опять в этом городе, как я вспомнил все.

Конечная станция подземки, выход из последнего вагона. Теперь все время налево – сначала после автоматов с турникетами, потом в туннеле подземного перехода, извивающемся замысловатым зигзагом, и наконец – вверх по левой лестнице, чтобы выбраться на поверхность.

Снаружи изменения есть, но не настолько радикальные, чтобы сбить меня с толку. Вместо старого сквера с буйной растительностью – сверкающий хромом и золотом торговый центр. Вместо киосков, где продавали мороженое, конфеты и газированные напитки, – многоэтажная автостоянка. Вместо старенького кинотеатрика, где когда-то по субботам и воскресеньям было просмотрено столько захватывающих фильмов, – очередной филиал очередного банка.

Опять это проклятое ощущение, что на меня кто—то смотрит. И снова чувство, что все, что я делаю и вижу, тысячи раз уже было. Может потому, что городишко этой вшивый, ничем не отличается от всех остальных распроклятых городишек среднего Запада?

Солнце в зените жарит вовсю, и небо серое от пыли, так что гор на горизонте почти и не видать, и пустая главная улица — Мейн—стрит — как же ей еще называться? Пост—оффис, трехэтажное здание банка, закрытый магазин скобяных изделий — жара, сьеста. Двухэтажные дома состоятельных граждан — с плоскими крышами, верандами, навесами и деревянными колоннами. Полосатые занавески и горшки с геранью.

― Пройдите по тому коридору и подождите меня где—нибудь в холле, ― сказал режиссер и с видом очень занятого человека помчался в буфет покупать сигареты.

Мартын Еврапонтьевич Васильков с уважением посмотрел ему вслед. «Большой человек, ― подумал он, ― небось, кажный день с екрану говорит. Это не то, что картошку в огороде сажать. Большой человек».

Одернув полы старенькой, но еще крепкой флотской тужурки с потускневшими галунами ― как лихо он выглядел в ней лет эдак сорок пять назад! ― Мартын Еврапонтьевич смиренно прокашлялся и отправился в холл. Полосатые брюки «клеш» неслышно подметали пол, укрывая до блеска вычищенные каблуки, и приятно шелестели, будто совсем недавно купленные. Впрочем, Васильков их почти и не носил ― разве что только по большим праздникам…

Тот весенний день 1284 года, когда осиротела половина семей в городе, тот день, о котором во всем мире восемь веков будут рассказывать всякие были и небылицы семилетняя Трудхен неожиданно для себя самой провела в подвале.

Едва она высунула за ворота отцовского дома свой любопытный носик, услышала перестук капели, журчание бегущих по краям улицы ручьев, и выскользнула навстречу этим маленьким Рейну и Везеру, как на нее ястребом налетела матушка. Щеки Трудхен обожгли две пощечины, и в следующее мгновение матушка уже тащила ее за руку спасибо, не за косу через двор, совершенно на заботясь о том, что дите спотыкается, мочит в лужах подол и башмаки, и приговаривала Ах ты, дрянь маленькая! Говорила тебе, за порог не суйся? Говорила? В могилу меня свести хочешь? Трудхен ревела. Всхлипывала и матушка Говорила тебе, дрянь маленькая? Говорила? Вот вернется отец, пусть сам тебя выпускает! И девочка была слишком мала для того, чтоб расслышать в голосе женщины страх.

Сюжет повести Геннадия Гора «Докучливый собеседник» фантастичен. Одним из главных ее героев является космический путешественник, высадившийся на нашей планете в отдаленные доисторические времена. Повесть посвящена жизни и труду советских ученых, проблемам современной антропологии, кибернетики и космонавтики.

С Яношем Золтаи я познакомился на одиннадцатом конгрессе филателистов. В дни работы конгресса Яношу исполнилось восемнадцать. С непримиримостью, свойственной возрасту, он считал свою коллекцию лучшей и остро переживал присуждение восьмого места его тематической серии «Первые люди на Луне».

Моя коллекция фальшивых марок начала двадцатого века заняла десятое место, и я тоже чувствовал себя обойденным. Ведь собрать такую коллекцию неизмеримо труднее, чем «Электростанции Сибири» или, скажем, «Покорение Сахары».

Нечто Странное, мрачное и зловещее встречает героев в запутанных лабиринтах блестяще сконструированной реальности.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Павел Безяев

ПОСЛЕДHИЙ ШАHС...

(сказка)

Однажды Бог, просматривая списки грешников томящихся в аду, увидел, что многие из них совершили свои преступления из-за недостатка любви. Да, да им не хватало в жизни любви и поэтому они стали преступниками. Богу стало жаль этих людей - ведь они и так в жизни страдали, да еще на этом свете в аду мучаются. И он решил дать им еще один шанс на рай - последний шанс. "Что, если дать им возможность, повторить свою жизнь, - думал Он, - что если они найдут любовь и исправятся?"

Павел Безяев

ЖИТЬ

(фантастический рассказ)

Посвящается: Хорошему человеку и боссу - Тимонину Hиколаю. А так же дpугу Антону Спицину, за его понимание жизни.

Он нажал на кнопку и взорвался...

Держась за руки, дети подошли к обрыву и прыгнули...

Рабочий залез под пресс...

Солдат вынул чеку и положил гранату в карман...

- Все идет как надо! Человека подобная рептилия повернулась в кресле и защелка челюстями от удовольствия. - Да, "гипно-сенсоры" не когда еще не подводили. - Через три дня население земли уменьшится в 10 раз! - Завтра высаживаемся.

Владимир БЕЗЫМЯННЫЙ

МАНЬЯК

"Среди восьмисот тысяч заключенных - несколько

десятков тысяч тюремных париев. Целая каста неприкасаемых.

Это нарушители неписаных законов неволи, пешки в чьей-то

кровавой игре, симпатичные юноши, не сумевшие уберечь себя

от изнасилования. Абсолютное большинство так называемых

"обиженников" - славяне. Из около семисот воров в законе

со славянскими именами, фамилиями, лицами - всего сто

Владимир БЕЗЫМЯННЫЙ

НИРВАНА

"Профессиональный колдун с мировым именем из Москвы

высылает рецепты тибетских монахов: вывод камней, песка,

лечение гайморита, геморроя, облысения, импотенции, сах.

диабета, зрения (вкл. катаракту). Лунный календарь,

ясновидение, снятие любого колдовства, белая магия,

лечебные молитвы. Гарантия - 100%".

Из газет

Мертвая девушка лежала на спине, глядя в потолок остановившимися глазами. Кровь пропитала ковер, свернулась, и на середине ковра образовалось бурое пятно, очертаниями напоминавшее Гренландию. Нож вспорол брюшину, и разверстая рана зияла. Зрелище было не для слабонервных.