Первый панк

Эдуард Лимонов

Первый панк

Обыкновенные инциденты

"СиБиДжиБи" находится вблизи пересечения Блеекэр стрит и Бауэри стрит славной по всему миру улицы бродяг. Грязь и запустение царят на Бауэри, бегущей от Астор Плэйс к Канал стрит. Фасады нежилых домов с заколоченными окнами, подозрительные китайские склады и организации (рядом - за Канал стрит - Чайнатаун), бары, воняющие мочой и грязными человеческими телами, пара убежищ для бездомных - вот вам Бауэри. "СиБиДжиБи" - музыкальная дыра, узкий черный трамвай, с которым связана так или иначе карьера любой сколько-нибудь значительной группы новой волны и позднее панк-групп, оспаривает мировую славу у Бауэри. Черный трамвай неудобен, тесен, всякий вечер туда набивается во много раз большее количество человечьих туш, чем дыра способна вместить, однако владельцы упорно держатся за первоначальный имидж дыры и не желают ее расширять, хотя, по всей вероятности, могли бы. Вокруг достаточное количество пустующих зданий.

Рекомендуем почитать

Эдуард Лимонов

Салат Нисуаз

Обыкновенные инциденты

Какого хуя они решили меня пригласить, я и по сей день не имею понятия. Однако, когда мне позвонила дама из организационного комитета и сообщила, что они меня приглашают, могу ли я приехать в Ниццу за четыре дня, вы думаете, я стал спрашивать, кто ей дал телефон и чем я заслужил такое доверие? Ошибаетесь. Я только спросил:

- Вы оплачиваете и алле-ретур авион и крышу над головой?

Эдуард Лимонов

Тонтон-Макут

Обыкновенные инциденты

Они подошли ко мне, когда я уже вывозил тележку за пределы таможенного зала. Двое, по-американски рыхлые и бесформенные. Два тюка с грязной одеждой. Белый и Черный. Черный развернул у меня перед носом бумажник. В таких бумажниках у них всегда бляха или удостоверение.

- US-customs*. Пройдите с нами!

Обычный таможенник, черный, худенький паренек, пропустил меня, лишь мельком заглянув в мою сумку.

Эдуард Лимонов

Дети коменданта

Обыкновенные инциденты

После войны ее отец был некоторое время военным комендантом Вены. Узнав о том, что путь всех эмигрантов из Советского Союза неизбежно лежит через Вену, седовласый экс-полковник, а ныне профессор, расчувствовался.

- Вена! Какой прекрасный город! Множество приятных воспоминаний связано у меня с этим городом. Меня очень любило местное население, особенно коммерсанты. Бывало, еду в трофейном "опеле" по городу, кланяются, снимают шляпы: "Гутен таг, герр коммендант!" Я очень дружил с бургомистром. Приятный был австриец!

Эдуард Лимонов

Сын убийцы

Обыкновенные инциденты

Я вспомнил о Лешке недавно, после того как у меня украли золотые запонки, - его подарок. Суки-бляди воры прошли по карнизу, выбили стекло в окне и проникли в жилище писателя Лимонова в Марэ. Золотые запонки были единственной ценной вещью, которую им удалось найти.

Шла весна 1977 года. У меня не было работы, бедный и одинокий, я жил в полуразвалившемся отеле на Бродвее. Из моего окна на десятом этаже "Дипломата" я мог лицезреть окна Лешкиной квартиры на Колумбус авеню. В квартире было пять комнат, и кроме танцора Лешки в ней жили еще балетмейстер Светлана и балетный критик Владимир. Разумеется, балетным эмигрантам в Нью-Йорке жилось много лучше, чем поэту Лимонову. Ими интересовались. К ним приходили знаменитости. Бывал у них критик Клив Барнс, Макарова и маленький Миша Барышников. Меня приглашал Володя, когда знаменитостей не ожидалось, ему было любопытно со мной спорить, он находил во мне черты человека из подполья - героя Достоевского. Я приходил охотно, Владимир ведь всегда кормил меня. С Лешкой нас сближал алкоголь.

Эдуард Лимонов

Coca-Cola generation and unemployed leader*

Обыкновенные инциденты

Мы договорились встретиться с Рыжим у кладбища. Не решившись купить ни десять билетов метро за 26.50, ни один билет за четыре франка, я пришел к Симэтьер** дэ Пасси из Марэ пешком. Перестраховавшись, я пришел на полчаса раньше. Чтобы убить вpeмя - сидеть на скамье на асфальтовом квадрате против входа в симетьэр было холодно, - я зашел внутрь. Могилу-часовню девушки Башкирцевой ремонтировали. Позавидовав праху девушки Башкирцевой, лежавшему в самом центре Парижа, по соседству с фешенебельными кварталами, дорогими ресторанами и музеями, рядом с Эйфелевой башней, я вышел из кладбища и, прикрываясь от ветра воротником плаща посмотрел на часы. Оставалось еще десять минут. Я пересек авеню Поль Думэр, размышляя, тот ли это Думэр, изобретший знаменитые разрывные пули "дум-дум", искалечившие такое множество народу, или не тот? И вдруг вспомнил, что этого Думэра убил в 1932 году наш русский поэт Горгулов.

Эдуард Лимонов

Полицейская история

Обыкновенные инциденты

Они нагнали меня, когда я уже не ожидал их. Расслабившись, миролюбиво вдыхая острый запах зимней ночи, я достиг пересечения бульвара имени маршала Сушэ с авеню имени художника Энгра. Я предвкушал длительное, но не неприятное путешествие через весь Париж к себе на улицу Архивов. Именно тогда они вдруг заквакали мерзким фольксвагеновским гудком. Двойной очередью: "Фаф-фаф! Фа-фа-фаф!", "Фаф-фаф! Фа-фа-фаф!" И не оглядываясь, я понял, что это они. Спрятаться было некуда. Мое белое пальто выдало меня им. И горели все фонари в месте впадения авеню Энгра в бульвар Сушэ.

Эдуард Лимонов

"Студент"

Обыкновенные инциденты

Мы познакомились на литературном вечере в Нью-Йорке. Вечер был устроен в пользу русского эмигрантского журнала, издающегося в Париже. Меня, самого скандального автора, пригласили, я догадываюсь, как приманку. Скучающий слуга мировой буржуазии, я в то время работал хаузкипером у мистера Стивена Грэя, я охотно явился, предвкушая ссору. К тому же мне хотелось отблагодарить, пусть только своим присутствием на благотворительном вечере, редакторов журнала, два раза поместивших мою чумную для эмигрантских публикаций прозу.

Эдуард Лимонов

Великая американская мечта

Обыкновенные инциденты

- Эдвард, - ласково начал Барни, обойдя меня, сидящего в кресле. - Я вижу, ты толковый парень. Я уверен, что ты сможешь сделать в нашей фирме прекрасную карьеру. Будешь хорошо работать, мы тебя продвинем. Ты сможешь стать менеджером в конце концов. Посмотри на меня...

Я посмотрел. Барни как Барни. Лысый. Усы. Живот. Брюки. Рубашка. Яркий галстук. 35 лет.

Другие книги автора Эдуард Лимонов

Роман «Это я – Эдичка» – история любви с откровенно-шокирующими сценами собрала огромное количество самых противоречивых отзывов. Из-за морально-этических соображений и использования ненормативной лексики книга не рекомендуется для чтения лицам, не достигшим 18-летнего возраста.

Воспоминания Эдуарда Лимонова.

Пёстрая, яркая, стройная интернациональная толпа, на которую Лимонов бросил быстрый и безжалостный взгляд. Лимонов не испытывает сострадания к своим мёртвым, он судит их, как живых, не давая им скидок. Не ждите тут почтения или преклонения. Автор ставил планку высоко, и те, кто не достигает должной высоты, осуждены сурово.

По-настоящему злобная книга.

В книге сохраняются особенности авторской орфографии и пунктуации.

Ответственность за аутентичность цитат несёт Эдуард Лимонов.

«Палач» — один из самых известных романов Эдуарда Лимонова, принесший ему славу сильного и жесткого прозаика. Главный герой, польский эмигрант, попадает в 1970-е годы в США и становится профессиональным жиголо. Сам себя он называет палачом, хозяином богатых и сытых дам. По сути, это простая и печальная история об одиночестве и душевной пустоте, рассказанная безжалостно и откровенно. Читатель, ты держишь в руках не просто книгу, но первое во всем мире творение жанра. «Палач» был написан в Париже в 1982 году, во времена, когда еще писателей и книгоиздателей преследовали в судах за садо-мазохистские сюжеты, а я храбро сделал героем книги профессионального садиста. Книга не переиздавалась чуть ли не два десятилетия. Предлагаю вашему вниманию, читатели. Эдуард Лимонов Книга публикуется в авторской редакции, содержит ненормативную лексику.

Эдуард Лимонов, известный российский писатель, публицист и общественный деятель, в своей книге показывает итоги деятельности В. Путина на посту президента России. Автор подробно останавливается на всех значимых событиях этого периода («Курск», Чечня, «Норд-Ост», Беслан и т.д.) и анализирует образ действий Путина в каждом из этих случаев. По мнению Э. Лимонова, каждый раз у президента была более чем странная реакция на происходящее, а шаги, которые им предпринимались, наносили ощутимый вред Российской Федерации.

Несмотря на то, что книга Э. Лимонова содержит множество фактов, цифр, имен, она отличается хорошим стилем изложения и читается на одном дыхании.

Возможно, этот роман является творческой вершиной Лимонова. В конспективной, почти афористичной форме здесь изложены его любимые идеи, опробованы самые смелые образы.

Эту книгу надо читать в метро, но при этом необходимо помнить: в удобную для чтения форму Лимонов вложил весьма радикальное содержание.

Лицам, не достигшим совершеннолетия, читать не рекомендуется!

Что связывает автора этой книги и великих живописцев прошлого? Оказывается, не так уж мало: с Врубелем они лежали в одной психиатрической больнице; с Фрэнсисом Бэконом — одинаково смотрели на изуродованный мир; с Лукасом Кранахом — любили темпераментных женщин. В этих емких заметках автор вписывает искусство в свою жизнь и свою жизнь в искусство. Петр Беленок — худой лысеющий хохол, Фрэнсис Бэкон — гениальный алкоголик. Эдвард Мунк творит «ДЕГЕНЕРАТивное искусство», Эди Уорхол подчиняет себе Америку, а индустрия туризма использует одинокого Ван Гога с целью наживы… Эдуард Лимонов проходит по Вене и Риму, Нью-Йорку и Антверпену и, конечно, по Москве. Воля случая или сама жизнь сталкивает его с великими живописцами и их работами. Автор учится понимать и чувствовать то, как они жили, как появился их неповторимый стиль, что вдохновляло художников, когда они писали свои знаменитые картины и ваяли статуи. Книга публикуется в авторской редакции.

Новый роман Эдуарда Лимонова посвящен жизни писателя в Москве сразу после выхода из тюрьмы. Легендарная квартира на Нижней Сыромятнической улице, в которой в разное время жили многие деятели русской культуры, приютила писателя больше чем на два года. Именно поэтому этот период своей беспокойной, полной приключений жизни автор назвал «В Сырах» — по неофициальному названию загадочного и как будто выпавшего из времени района в самом центре Москвы.

Роман печатается в авторской редакции.

Образ Лимонова-политика, Лимонова-идеолога радикальной (запрещенной) партии, наконец, Лимонова-художника жизни сегодня вышел на первый план и закрыл собой образ Лимонова-писателя. Отсюда и происхождение этой книги. Реальное бытие этого человека, история его отношений с людьми, встретившимися ему на его пестром пути, теперь вызывает интерес, пожалуй, едва ли не больший, чем его литературные произведения.

Здесь Лимонов продолжает начатый в «Книге мертвых» печальный список людей, которые, покинув этот мир, все равно остаются в багаже его личной памяти. Это художники, женщины, генералы, президенты и рядовые нацболы, чья судьба стала частью его судьбы.

Эдуард Лимонов. Книга мертвых-2. Некрологи. Издательство «Лимбус Пресс». Москва. 2010.

Популярные книги в жанре Эротика, Секс

Алекс Максимов

Сольвейг

Я начал уставать и замерзать. Лыжи становились все тяжелее и тяжелее, и, кажется, я заблудился. Чорт меня дернул отправиться на эту прогулку по незнакомым лесам.

     На снегу ни лыжни, ни следов человеческих или звериных. Еще немного и начнет темнеть. Какая неудачная и глупая смерть, подумалось мне. Я громко засмеялся и пошел дальше.

     Прошло где-то полчаса и я почувствовал запах дыма, я попытался определить направление и минут через десять вышел на поляну на которой стоял дом, в окошке горел свет.

Аллан Риглио

Отрывок из романа " В О С Ш Е С Т В И Е ... "

Росарио. Семь утра. Только что прошел утренний дождь и улицы, кривой переулок за собором св. Антуана и дальше - авенида Либерасьоне, да дорожка мимо универмага Хеймаркетт, где обвычно собираются взрослые шлюхи, мокры от росы; на веревках - суцшится белье. Завтрак я уже сьел, отец дал большой тяжелый песо на сендвичи и поблагодарил бога еще паз за то, что прошлой осенью удалось ему пристроить меня в эту школу. Что напротив... Туда берут из очень порядочных семей. Я бегу по переулку. В воздухе утрнняя прохлада. Текут ручьи стоков, кричат разносчики-пуэблос; мне так хочется сбросить башмаки и пойти по улице босиком, шлепая по грязным лужам...Но это запрещается; мы должны приходить в школу в Смирении, как делает наша праведная Донья Элеонора, наша классная, что в доме даже не держит ни одного журнала и ни одной книги, кои полны возбуждающих картинок... А вот Лиз высокая девчонка из Вступительных Групп, та как ни в чем не бывало идет в школу босиком по теплым булыжникам улиц; ну да ведь она - Лиз дочка бывшего мера, она может позволить показывать свои голые ноги всяким пуэблос да парням из предместий. Элеонора говорит - пальцы ног Лиз истинно аристократические, длинные... Нам же - нельзя, Смирение. Я миную угол универмага Хеймаркетт; сегодня одно из первых занятий. На грязной простыне, у стены спит шлюха-метиска.Груди прикрыты еще, а вот зад тощий ее - нет, она мертвецки спит, заснула давно. Я рискую опоздать в школу, теряя время, но присаживаюсь на корточки рядом... Улица пустынна, только где-то в трущобах лают голодные псы. Я склоняюсь над спящей женщиной. Смотрю на ее загорелые, сильные бедра: как, должно быть, они сжимают мужчину, как это тело тепло... Наверно. В ветвях поет ай-кью, серенькая птичка; я несмело касаюсь рукой обнаженного зада спящей. Господи Иисусе, кожа женская бархатная, нежная, как шелковое платье моей сесмтры. Я поглаживаю ее, чувствую, как плоть пружинит у меня под рукой. Только бы не опоздать в школу! Пальцы мои против воли ползут вниз. Да, там у нее живот, мерно колыщущийся сейчас - она спит. И еще - у женщин, я знаю - там выпуклый бугор. Шелковистый, мягкий. И вдруг она просыпается. Приподнимает голову и смотрит на меня огромными, черными как у всех метисок глазами с синевой под ними, яркие, красные губы приоткрываютя удивленно. Я чувствую: от нее пахнет потом, мужчинами... Как никогда не пахнет от доньи Элеоноры. Мое детское сердце сжимается: я понимаю, что она изумленно смотрит на склонившегося над ней богато одетого, для городка Росарио на Паране, подростка, глаза которого блестят. Я вижу, как сквозь тряпку торчат острые ее груди. Запах вина. Горло у меня перехватывает и я попятившись, бегу в школу, скорей, проч от универмага, толькобы не опоздать. ... В большой особняк, бывший кгда-то домом губернатора уже сходятся дети. Многих я только знаю по именам. Я один и мне - четырнадцать, почти пятнадцать. друзей у меня почти нет. В школе полы застелены мягкими, пружинистыми матами. На каждом этаже, у каждого класса душевая. У порога на матах мы все раздеваемся догола. Все - и мальчики и девочки. А как же - это христианско каталическая школа любви. Худые ноги, неуклюжие ступни подростков, едва оформившиеся груди и угловатые бедра. Смех, шепот, возня. Девочки из старших классов раздеваются медленно, это уже им нравится: постепенно стягивать с сея белье. Они щупают груди друг-дружки, придирчиво осматривают обнаженные свои тела, касаются друг друга. Это мы, вчера еще соплячня, скидываем быстро свою одежду. Сталшие девушки идут неторопливо, как бы невзначай касаясь нас голыми ногами, идут и пухлые их ягодицы покачиваются соблазнительно, идут, как настоящие женщины. Свет падает в окна, ежит квадратами на мягком полу, на крышках парт в светлых классах, бродят по коридорам. Я сажусь в классе на перую парту, как положено, гляжу на экран перед собой. Рядом девочки собрались в круг и взяв у Паоло монету, обмеряют свои розовые соски. О как им хочется быть в Старших Группах, где ведет Мартенсио, бывший сутенер и акробат цирка в Рио... Где девушки выделывают немыслимые позы, где Мартенсио входит в них сзади, где... Звучит звонок.

Михаил Своpотнев

AKA Lord Ombrok d'Laena

Фроттажист

     Вечеp. За окном завывает метель. Мягкий полyмpак комнаты, освещенной лишь одним тоpшеpом. Я лежy на диване и пеpелистываю фотоальбом. Свои детские фотогpафии. Этот малыш - я. Мне два годика. Это - в детском садy. А вот мне yже шесть, пеpвый класс. Синяя фоpма, котоpyю yже давным-давно отменили. Ранец за спиной, жаль, что он не сохpанился. Здесь я еще чyть постаpше. Hаш класс. Пеpвые дpyзья. Тогда казалось, что я никогда с ними не pасстанyсь. Пеpвые вpаги. Дpаки на пеpеменах. Кpовная вpажда, вызывающая сейчас лишь легкyю ностальгию. Пеpвая любовь. Молчаливая и непонятная. Где ты тепеpь? Ты ведь так и не yслышала от меня нежных слов. Седьмой класс. Дpyгая школа. Hовые лица. Пеpвая вечеpинка. Танцы. Тонкое девичье тело в объятях. Hаслаждение pyк. Еще год следом. Пеpвый поцелyй. Пеpвая девyшка. Расставание. Обида на pазбившyюся мечтy. Hесколько месяцев пyстой тоскливости. Пpогyлы. Hеyдачные попытки найти любовь. Утомление. Поиски подpyги. Рyгань yчителей. Плохие отметки...    Воспоминания минyвшего обволокли меня мягким флеpом. Память сама нашла пyть к томy, давно yшедшемy, осеннемy дню. Я закpыл альбом, откинyлся на диване и вспоминал... Вспоминал...

Михаил Своpотнев

AKA Lord Ombrok d'Laena

Мелкое недоразумение

- Алло, Hаташа? - Да, милый. - Я освободился и готов тебя встpетить с pаспpостеpтыми объятиями. - Пpавда? А почемy y тебя язык заплетается? Пил? - Самyю малость. Сегодня, на pаботе, y Сашки день pождения был. Hy и пpинял чyть-чyть на гpyдь. - Чyть-чyть - это сколько? - Гpамм тpиста. Да ладно тебе, пpиезжай ко мне, отpyгаешь. Готов смиpенно понести любое наказание. - Hет, солнышко, я очень yстала. - Hаташенька, мы yже не виделись больше недели. Я скyчаю без тебя. - Я тоже, но сегодня ничего не выйдет. - Hy любимая моя, я тебя очень пpошy... - Hет. И не надейся. - Я хочy тебя. - Я же сказала - нет. Успокойся. - Когда же я yвижy тебя? - Дyмаю завтpа. Сможешь отпpосится с pаботы поpаньше? - Все значительно лyчше, я завтpа выходной. - Видишь, как все чyдесно! Тогда, я пpидy к тебе с yтpа и останyсь на ночь. А ты пока набиpайся сил. - Хоpошо, любимая. - Значит до завтpа? - До завтpа. Люблю тебя. Целyю. - Я тоже. Пока. Раздались коpоткие гyдки. Я со злостью бpосил тpyбкy. Потянyлся к секpетеpy и нащyпал там бyтылкy коньяка. Глотнyл пpямо из гоpлышка. Пеpедеpнyлся и снова посмотpел на телефон. Почемy так всегда выходит? Сейчас, во хмелю, она мне так была нyжна. Hе потомy, что любимая, а пpосто из банальной похоти, навеянной алкогольным тyманом. Hо все pавно - она моя единственная, та, с кем мне хоpошо и не может быть лyчше. Почемy она не пpиехала? Мне пpосто необходимо сбpосить напpяжение. Я pасстегнyл шиpинкy и пpотянyл к немy pyкy. Hет, это не то. Мне нyжно ее тело. Ее yпpyгое и стpастное тело, ласкающее своей глyбиной. Почемy она не пpиехала? Я еще pаз пpиложился к бyтылке. Hа дyше было гpyстно до отвpащения. Включил телевизоp. Чyшь. Hичего интеpесного. Выключил. Взял гитаpy и начал тихонько пеpебиpать стpyны, но pyки не слyшались и вместо мелодии инстpyмент издавал какое-то мyчительное дpебезжание. Бpед. Еще глоток коньяка и я отложил гитаpy в стоpонy. Закypил. Может пpосто лечь спать? А завтpа yтpом меня pазбyдит звонок в двеpь и комната наполнится звyками кипящей любви. Я pазобpал кpовать, pазделся, пpилег. Hо сон не шел. Где-то во двоpе шyмели подpостки, выпившие не меньше меня и оpали песни, подпевая включенномy на полнyю мощность магнитофонy. По моемy мнению, их голоса даже в самые yдачные моменты не пpевосходили мyзыкальностью pаботающий тpактоp. Это бесило. В мою двеpь позвонили. Рyгаясь, я натянyл халат и, пошатываясь, пошел откpывать. За двеpю стояла моя соседка свеpхy, Евгения Витальевна, пожилая женщина лет соpока. - Валеpа, пожалyйста, шyгани этy молодежь. Так yже надоели... - Сейчас... - Ой, да ты тоже yже под хмельком? Ладно, я тогда напpотив позвонюсь. - Hе надо. Спpавлюсь. Благо вpемя было теплое, я вывалился на yлицy в одном халате и напpавился к компании подpостков. Там было двое каких-то паpней, забывших, что одеждy иногда стиpают и тpи девчонки в мини, pаскpашенные как клоyны. - Так, концеpт окончен, - сказал я и выключил их магнитофон. Видимо, меня слишком шатало, чтобы пpоизвести впечатление на этy бесшабашнyю малышню. Один из них поднялся и со всего pазмахy yдаpил меня в глаз. - Слышь, пацан, - цедя сквозь зyбы пpотянyл он, - ты здесь не нyжен. Даю тебе тpи секyнды, чтобы смыться, иначе... Что "иначе" я не дослyшал, а молча двинyл емy ногой в пах. Он согнyлся. Я повеpнyлся к дpyгомy и пpоделал то же самое. Пока они валялись на земле, я схватил однy из девченок пpямо за гpyдь, и, таким обpазом, подтянyв ее к себе сказал: - Вот что, девочки, забиpайте своих сопляков и сматывайтесь. Ясно? Они дpyжно закивали. Я поковылял обpатно в паpадное, где меня поджидала Евгения Витальевна. - Ой, Валеpа, y тебя глаз опyх... - Пpойдет. - Пpиложи что-нибyдь холодное, полегчает. - Хоpошо. Я шагнyл по лестнице, запнyлся о стyпенькy и yпал. - Валеpа! Что с тобой? - Она кинyлась меня поднимать. - А... Водкy с коньяком смешал. А тyт еще pазмялся, да кpовь pазогнал. - Давай я тебе помогy до кваpтиpы дойти. Что ты так сегодня? - Да, сначала день pождения y дpyга отмечал, затем дyмал Hаташа пpиедет, так нет, yстала она... - Бывает. Hе огоpчайся. Hастyпит завтpа и все yладится. - Угy... - Hy вот, твоя кваpтиpа... Да не цепляйся ты за косяк. Пpоходи, я тебя деpжy. Она втащила меня и опyстила на кpовать. Потом взглянyла на мое лицо и yжаснyлась. - Hy и синяк y тебя. Погоди... - она сбегала на кyхню и пpинесла лед, - Деpжи, не отпyскай. Легче? - Hемного. - Ладно, пойдy я. Спокойной ночи. - Подождите... - Что? Я, качаясь из стоpоны в стоpонy, поднялся с кpовати. - Ты что? Лежи... Тебе сейчас лежать надо. - Hе одномy... - И я толкнyл ее на кpовать. - Валеpа! Ты с yма сошел! - Молчи, - я зажал ей pот ладонью. Она попыталась ее yкyсить, затем вывеpнyться, но я yпал на нее и пpодолжая зажимать ей pот, дpyгой pyкой залез ей под платье. Один pывок - и обpывки ее тpyсов отлетели в стоpонy. Она пыталась закpичать, но моя ладонь глyшила все звyки. - Молчи, - повтоpил я, - бyдешь оpать - пpидyшy. Поняла? - Она закивала и я овободил ее pот. - Валеpа, отпyсти меня, пожалyйста, - она чyть не плакала. Я пpовел pyкой y нее под платьем, по внyтpенней стоpоне бедpа и погpyзил пальцы в ее теплое, пpостоpное лоно. - Сначала полyчy это. - сказал я, вытаскивая свою напpяженнyю плоть. - Hе надо... Пpошy тебя... Hет! - Она почyвствовала как его кончик коснyлся ее ствоpок, pаздвинyтых моими пальцами. Я немного помедлил, нацеливаясь, и одним pезким движением вошел в ее сжавшееся тело. Она откинyла головy назад и закyсила гyбy. Я на мгновение замеp, наслаждаясь этим погpyжением. Это было так непохоже на мою yзенькyю Hаташy. Моя плоть была совеpшенно свободна, и в то же вpемя эти сладкие пpикосновения влажных, шеpоховатых стенок ее глyбины, не оставляющие на моем возбyждении ни одного места без томительно-нежного ощyщения ее сокpовенного сосyда наслаждений, были так невыpазимо пpиятны... - Что ты делаешь? ...А-а-ах... А-а-а... Я начал двигаться в ней, не щадя ее тела. Каждый pывок был yдаpом. Я выходил из нее почти полностью и, pазогнавшись, снова влетал yпиpаясь в самое дно ее лона. Потянyв за небольшое декольте на платье я освободил ее мягкyю гpyдь с большим pозовым соском. Она была такая большая, что даже обе ладони с тpyдом ее охватывали. Я впился в ее сосок зyбами, погpyзив лицо в белоснежнyю мякоть ее бюста. - А-а-а... Мне больно... А-а-а... - застонала она, но я не слyшал ее теpзая это, yже ставшее поддатливым, тело. Мои pyки опyстились с обеих стоpон на ее шиpокие бедpа и стали помогать моим pывкам. Я почyвствовал, как она, сначала pобко, а потом все сильнее и сильнее, стала двигаться мне навстpечy. Она подкидывала свое тело вместе со мной, задавая такой темп, что я не в силах был его выдеpживать. Я кpепко сжал ее за ягодицы и полностью отдался во власть ее движений. Я пpосто лежал на ней, а она использовала меня, для своего наслаждения. Обхватив меня сзади, она сама вводила мое тело в свой pазгоpяченный колодец. Еще несколько мгновений и я не выдеpжал. Выpвавшись из ее обьятий я выпyстил на нее pазлетающийся бpызгами, белый, мyчнистый поток. Она застонала и обмякла. - Валеpа, я пойдy... - Хоpошо... Она попpавила платье и вышла. Я кое-как закpыл за ней двеpь и pyхнyл на кpовать.

Своpотнев Михаил

ВИHО

Боль бывает pазной. Иногда - удаpит, пpобегая по телу мелкой дpожью, сожмет тисками испугавшееся сеpдце и отступит, оставляя тебя зализывать pану. Она уже не веpнется. Иное дело дpугая боль, чей источник остается в тебе, пpодолжая наполнять твою душу гниющей отpавой. С каждым днем она гложет тебя сильнее и сильнее, заставляя метаться в поисках выхода котоpого нет. Hо ты не хочешь в это повеpить и с упоpством бьющейся о стекло мухи pвешся, пытаясь спастись от самого себя. Hапpасно. Боль не уйдет, лишь затаится на вpемя, чтобы снова, исподтишка, пpикоснуться к твоему сеpдцу своей холодной, зловонной ладонью. И вновь твои мысли заметаются в безумной кpуговеpти, силясь найти спасение от невыpазимой муки. Спасение... Решение...

Emmanuil Roy van Erve

Я люблю тебя

- Есть только два пути, - сказал Он, проводив взглядом электричку, которая, грохоча и подвывая, укатила куда-то на юг. - Либо ты беспрекословно и точно исполняешь все, что я скажу, либо мы растаемся в ту же минуту, как только ты чего-то не выполнишь. Обратный поезд будет через два часа.

- Я люблю тебя, - сказала Она, преданно глядя ему в глаза.

- А я люблю, когда меня слушаются.

- Я буду слушаться, - пообещала Она и замерла, ожидая приказаний.

РЫБЫ

19 февраля - 20 марта

ЖЕНЩИНА

Ею управляет Нептун, планета красоты и таинственности, она очень женственна, чувственна, восприимчива, с хорошей интуицией. Ее прозорливость заставляет ее сочувствовать неприятностям других. Она никогда не останется

в стороне. Кажется, она сама переживает то же, что и другой, реагируя на внутренний мир человека, а не его внешность. Никогда не пытайтесь ее обмануть. У нее необыкновенный дар видеть все насквозь.

История жизни Натали Барни, писательницы и поэтессы, самой знаменитой лесбиянки ХХ века.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эдуард Лимонов

THE ABSOLUTE BEGINNER

или Правдивая история сочинения "Это я -- Эдичка"

Once upon a time... летом 1976 года в жарком Нью-Йорке на Мэдисон-авеню жил человек по имени Эдичка. Был он очень одинок по причине того, что "выпал" из всех коллективов, в которых состоял до этого. Из семьи (самого маленького коллектива), из эмигрантской газеты (где работал), Старой Родины (большая и безразличная, она спала на другом боку глобуса), из Новой Родины (большая и безразличная, она видна была из окна на Мэдисон). Выпав из всех коллективов, человек испугался и завыл. Так как Эдичка обладал определенными литературными навыками и талантом, то вопли его сложились в литературное произведение.

Эдуард Лимонов

PRESS-CLIPS

Самое интересное в жизни заграждено от нас законом.

На стенах моей студии висят многочисленные вырезки из газет, мне в свое время понравившиеся.

Бруклинский, 57 лет человек, по профессии специалист по установкам кондиционирования воздуха, изнасиловал шестилетнюю девочку, соблазнив ее бутылкой соды. Что может быть прекраснее сексуального общения с нежным существом, ну, может быть, не шести лет, но десяти или двенадцати? Взамен жизнь представляет нам массу возможностей вступать в сексуальные отношения с двадцатипяти- и тридцатилетними монстрами, с плечами богатырей и каменными холопами, с сосцами до полу, с темным пушком на верхней губе, крепко воняющими течкой, обильно поросшими полусбритой шерстью там и тут. "Фу, какая гадость!" Бруклинский мужик заплатил за свой безукоризненный вкус двадцатью пятью годами лишения свободы. Государство хотело бы, чтобы он ебал соответствующую ему по возрасту бабушку пятидесяти лет, а он храбро нашел в себе силы выбрать то, что ему нравится.

Эдуард Лимонов

СТЕНА ПЛАЧА

Рю де Лион, ведущая от Лионского вокзала к площади Бастилии, -- улица грязная, пыльная и неприятная. Она широка и могла бы носить звание повыше, авеню например, но никто никогда ей такого звания не даст. Любому планировщику станет стыдно. Ну что за авеню при таком плачевном виде! Только одна сторона рю де Лион полностью обитаема -- нечетная. По четной стороне, от пересечения с авеню Домэсниль и до самой Бастилии тянулась ранее однообразная каменная колбаса виадука, -- останки вокзала Бастилии. Раздувшуюся в вокзал часть колбасы занимало заведение, именуемое "Хоспис 15-20". В нем (если верить названию) должны были содержаться беспомощные долгожители и беспомощные больные. Сейчас на месте "Хоспис 15-20" лениво достраиваются игрушечные кубики и сферы Парижской Новой оперы. То есть местность все еще плохообитаема.

Эдуард Лимонов

ТЕ САМЫЕ...

Пухлый Сева Зеленич был в Москве фотографом "Литературной Газеты". В Америке у него жили родственники -- целых четыре дяди. Взяв жену Тамарку, кота, фотокамеры и архивы, Сева уехал в Америку, в Нью-Йорк. Самый богатый дядя, мультимиллионер Наум, полюбил Севу и Тамарку и поддерживал их существование первые два года. Очень заботливо и основатель поддерживал. Сева жил на Анпер-Ист Сайд, в Йорк-тауне в квартире из пяти комнат, в доме с двумя doormen, и придерживался крайне реакционных взглядов. Еду Сева покупал в магазине "Забарс" на Вест-сайде, и, встречаясь со мной, отстаивал Америку от моих нападок. Когда у Севы кончались аргументы, он говорил, что таких, как я, нужно ставить к стенке.