Первые игры с Ней

Андрей Гордасевич

Первые игры с Ней

- Вышел месяц из тумана, - кудрявый мальчуган с небом в глазах тыкал пальцем то себе, то подружке в плечо.

- Подожди, не-ет, давай другую, - попросила та.

Приятели были в том возрасте, когда уже пересказывают друг другу нелепые взрослые новости, торопясь безвозвратно стать маленькими мужчинами или маленькими женщинами, но все же необъяснимая, застенчивая робость детства еще не окончательно покинула их: мелькала во взглядах, укутывала шею, распахивалась и затворялась, словно старая скрипучая калитка, что вот-вот сорвется с проржавленных петель.

Другие книги автора Андрей Гордасевич

Андрей Гордасевич

Гроб о трех узлах

- ...Нет уж, давайте за супругу! За подругу жизни! У всех налито?.. Александр Иваныч, тебе только позавидовать можно: в работе преуспел, красивый, веселый, улыбающийся! Конечно, сегодня юбилей серьезный. Многого ты достиг, но и впереди немало. И хочется сказать честно: вряд ли все сложилось бы так, если бы не твоя жена! Удивительная она у тебя! Алена Дмитриевна, за Вас, за Вашу доброту, отзывчивость, за Вашу любовь! Горько!!!

Андрей Гордасевич

Дуэль на мандаринах

- Пятнадцать... - креолка таинственно улыбнулась и откинулась на спинку легкого плетеного кресла.

- Пятнадцать... Шестнадцать... - пожилой негр с седеющими усами, чуть встопорщенными, впрочем, может, лишь из-за того, что были слишком коротко пострижены, - улыбнулся в ответ и, отняв руку ото рта, протянул ее к блюдечку. Глаза его сузились, став похожими на острия ножей: он не просто щурился на солнце - в крохотных от обилия света зрачках мерцали тревожные, холодные угольки.

Популярные книги в жанре Современная проза

Кто это, — спросил Регистратор.

Это Перэл, — ответил некто, в девичестве Перэл Бейгельман.

Уже под самое утро, когда слышался Аврааму рассвет и подъем неба, он понял, что снова падал горящим камнем с неба Бог.

Авраам услышал поздний обвал пустоты, раскроивший вселенную на две части — что-то отпадало от того света, в котором жил он.

Веер горящих раскаленных тел шел с неба и оставался потом долгим столбом. Столб этот был еще несколько дней и в любом месте, куда бы он ни посмотрел была дорога обратно. Столб этот становился с высотой тоньше, пропадая днем и светясь ночью.

Жанр рассказа имеет в исландской литературе многовековую историю. Развиваясь в русле современных литературных течений, исландская новелла остается в то же время глубоко самобытной.

Сборник знакомит с произведениями как признанных мастеров, уже известных советскому читателю – Халлдора Лакснеоса, Оулавюра Й. Сигурдесона, Якобины Сигурдардоттир, – так и те, кто вошел в литературу за последнее девятилетие, – Вестейдна Лудвиксона, Валдис Оускардоттир и др.

В середине семидесятых, когда советская империя пребывала на пике могущества, о чём кое-кто вздыхает с тоской, прелестная блондинка, которую друзья зовут, словно она парень, Аликом, знакомится с двумя мужчинами: молодым и пожилым. Жалеть ей или нет, что, первой сделав шаг, она позволила вовлечь себя в эксцессы смертельного накала, в историю, которая, благодаря утончённости, не достойна ли истой красотки раффинэ?

Она стала участницей трагедии крайне жёсткого и вместе с тем романтичного индивидуализма, вызывающего зависть и остервенелую ненависть.

Всего в его жизни прозвучало четыре звонка. Четыре гвоздя были вбиты в мягкую плоть. Но только четвертый, с мясом вывернул и разрушил трухлявую плоть креста, на котором он был распят. После чего его тело обрушилось вниз.

Первый звонок прозвучал, когда нож хирурга искромсал тело маленького, нежного, похожего на девочку Алеши, чтобы пропустить яичко из паховой па­зухи в его законное мужское место, в мошонку. Хирург был мясником, - шрамы остались навсегда и болели всю жизнь. Но после этого, Алеша стал быстро и резко изменяться, намного опережая сверстников в своем развитии, - исчез лишний жирок, начали расти мускулы и волосы на теле, ломаться голос. Одно­временно, произошли психологические изменения, - он стал агрессивен, жесток и сексуально заинтересован сверх меры. Однако, добрые отношения в семье и размеренные условия жизни перевели этот импульс в социально приемлемое русло спорта и запойного чтения.

Мирча Кэртэреску (р. 1956 г.) — настоящая звезда современной европейской литературы. Многотомная сага «Ослепительный» (Orbitor, 1996–2007) принесла ему репутацию «румынского Маркеса», а его стиль многие критики стали называть «балканским барокко». Однако по-настоящему широкий читательский успех пришел к Кэртэреску вместе с выходом сборника его любовной прозы «За что мы любим женщин» — только в Румынии книга разошлась рекордным для страны тиражом в 150 000 экземпляров. Необыкновенное сочетание утонченного эротизма, по-набоковски изысканного чувства формы и яркого национального колорита сделали Кэртэреску самым читаемым румынским писателем последнего десятилетия.

Было бы явным преуменьшением сказать, что Тюдор Гаррис нарывался на неприятности, когда решил обчистить казино Чарли Взубы на Валентайн-стрит. Тот, кто выигрывал в носяру больше одного раза подряд, был либо мошенником, либо счастливчиком, а оба эти сорта людей весьма расстраивали руководство казино, причём расстраивали до такой степени, что каждый большой выигрыш непременно сопровождался звуком черепов, раскалывающихся, словно необожжённая глиняная посуда. Гениальная идея посетила Тюдора Гарриса в тот самый момент, когда он наблюдал, как один из счастливчиков пытается выбраться из мусорного бака на заднем дворе казино. Не везёт с мозгами — повезёт в игре.

Салли-с-Пушкой звали просто Салли, пока она не купила себе полуавтоматическую винтовку «Армалайт» в круглосуточном магазине оружия Брута Паркера, и не принялась палить из неё в супер-взломщика Билли Панацею. Первый, кто назвал её С-Пушкой, заработал выстрел в упор, так что копам пришлось обводить контуры тела по стенам и потолку. Все очень удивились — Салли всегда была очень милой девушкой. Кое-кто говорил, что это Билли Панацея сбил её с пути истинного.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Гордеев Александр

Смерть охотника

Месть саблезубых

Старушка ужасно устала, она с самого утра собирала на болоте клюкву, относила ее в дом, и закладывала в бочку, часть на брагу, часть на зиму. Зимой здесь только и остается что пить самогон да закусывать клюквой. Хотя уж лучше так, летом бывало страшно. Hаезжали городские, причем все какие-то дикие, то распрашивать начинают, а не падал-ли здесь поблизости металичесский, сигарообразный предмет шестисотметровой длины, то начинают способности экстерносовые, тфу не выговориш, искать, а в ягодный сезон и вовсе жуть начинается. Марья Степановна вот ровно год назад померла, приползла поутру, глаза дикие, ничего сказать не может, в крови вся, токмо мычит сказать ничего так и не смогла, померла прям на пороге. Ох до ночи управитьсяб, да запереться. А через недельку другую и бражка поспеет, можно будет апаратик чудесный свой запускать, не простой аппаратик, а из той вот штуки здоровенной, что в 1991 упала здесь. Вот Митрофаныч-та, токма эту штуку вытащить и успел, а потом она в болоте-та и потопла, а через два дня после того Митрофаныч весь пятнами красными покрылся, да волдырями, помучался бедняга с недельку, да помер. Старушка поднялась по Гнилым скрипящим ступенькам, и с трудом открыв дверь вошла в дом. Солнце уже почти село, и бабуска решила что на улицу уже лучше не выходить, а запереться и поужинать. Прежде чем зажечь тусклую самодельную свечку бабушка закрыла ставни.

Евгений Гордеев

"Живое" тело

...Мне не нужна молодость твоей кожи,

Мне даже не нужно, чтоб ты была светлой,

мне нужно,

Чтоб ты сумела принять все это

И жить на краешке жизни...

(c) П. Кашин

Его глаза невидяще смотрели сквозь заляпанное весенними дождями стекло окна, на шумящую, неприглядную улицу, где покосившиеся фонарные столбы грустно уставились единственным глазом в разбитый мокрый асфальт. Он сидел за столом, подложив под голову сложенные руки, казалось, рассматривал спешащих куда-то неопрятных, погрязших в своей деловитости прохожих, проносящиеся беспечно автомобили, сидящих на тополе черных, крикливых галок. Это только казалось. Кто мог заглянуть ему в глаза? Никто. А если кто-то и заглянул, то обнаружил бы в них только пустоту и отрешенность, уткнулся бы в глухой забор, прочно отгораживающий его от этого мира, с любовью и долготерпением им возводимый. Он был далеко, настолько, что вряд ли бы смог вернуться в реальный мир, сразу же, если бы это потребовалось сиюминутно. Лицо его время от времени мгновенными бликами озарялось улыбкой, точно солнечный непоседливый зайчик из детского зеркала, проносился по предметам, не оставляя на них следа. Мгновение назад он был, но больше его уже нет.

Гордеев Евгений

А как быть с днем?

"Мысль о самоубийстве - сильное

утешительное средство: с ней

благополучно переживаются

иные мрачные ночи"

(с)Ф. Ницше (По ту сторону добра и зла)

Пришедшее солнечное утро так и не принесло желаемого облегчения твоей измученной ночными кошмарами больной голове. Старая , известная с детства рекомендация Василисы о мудром утре и глуповатом вечере не работала. Все обозначилось, только еще четче и яснее, да исчезла обманчивая вера на не сбыточное будущее. Все осталось так же как вчера, так же как неделю назад, как месяц и годы.

Гордеев Евгений (Voland)

Я люблю своих родителей

Не забудьте позвонить родителям.

(с) Реклама

Ну вот опять, опять за стенкой Иринка кричит, вон как надрывается, как будто режут. Хих. Это Иринку, нашу соседку бьет мать, ее мамка с работы пришла, а отец опять что то из дома унес. Вот она ее и бьет, как будто Иринка виновата. Она ее всегда в это время бьет. Ну известное дело, как говорит моя мамка, наработалась - устала. Иринка - это девченка. Она наша соседка, и живет через стенку. Но стенки у нас такие тонюсенькие, что все очень хорошо слышно. Ей лет столько же, сколько и мне. И ее бьют почти каждый день, сперва мамка ее, когда с работы возвращается, а потом папка, просто потому, что жизнь не удалась. Так говорит ее папка - дядя Толя. Но это совсем не так. Это потому что у нее родители - пьяницы и она их не любит. Так сказала тетя Маша с соседней улицы. А тетя Маша все про всех знает А я люблю своих папу и маму. Они у меня очень хорошие. Бывает, что и меня бьют, но не так, как Иринку. Вот.