Первая война России с Францией в эпоху Наполеона

Дыбов Сергей

Первая война России с Францией в эпоху Наполеона

(1799-1800 г.)

Автор в курсе, что в его очерке немало недостатков и будет благодарен за любую критику, советы, вопросы, пожелания и дополнительную информацию по адресу: [email protected]

Иль нам с Европой спорить ново?

Иль русский от побед отвык?

А.С. Пушкин

* статья снабжена картой "Европа в 1799 г."

В России всегда было особое отношение к Франции. Даже любовь. Во все времена, и во времена войн между Францией и Россией это чувство не проходило. Не удивительно, что в России существует большой интерес ко всему французскому, и, конечно же, к широко разрекламированному во Франции Наполеону. Личность бесспорно незаурядная, весьма прогрессивная для своего времени, оставившая глубокий след в истории. В результате его деятельности Европа серьёзно изменила свои очертания. А, кроме того - рождение воздухоплавания, фотографии. Метрическая система мер, правостороннее движение, единый календарь и т.д.

Другие книги автора Сергей Владимирович Дыбов

История создания и боевого пути легендарного авиаполка «Нормандия — Неман», ставшего символом союзничества, основана на французских и советских архивных документах, в том числе ставших доступными в последнее время, а также на мемуарах самих летчиков. Из книги С.В. Дыбова вы узнаете:

— как было принято решение о создании французского воинского подразделения на советском фронте и как эскадрилья выросла до полка, а в дальнейшем до дивизии;

— почему де Голль, ведя переговоры с Британией, тем не менее решил направить военные части «Свободной Франции» в Советский Союз;

— почему из всех франко-советских проектов состоялся только проект посылки летчиков, а сформированная из французских пленных пехотная бригада так и не появилась на советском фронте;

— почему СССР, приняв летчиков, отказался от французских механиков;

— почему в авиаполк охотно брали выходцев из белоэмигрантских семей, в том числе из дворянских семей видных противников большевизма;

— почему в СССР так и не прибыл авиаполк «Бретань» и был расформирован авиаполк «Париж»;

— почему СССР отказался вооружать французские ВВС самолетами Як-3 и кто из прославленных летчиков после войны стал советским разведчиком;

— почему Сталин настоял на фигуре де Голля даже после того, как союзники уже заменили его на генерала Жиро?

Первая книга о легендарной эскадрилье «Нормандия-Неман», основанная на документах не только отечественных, но и зарубежных архивов. Боевой путь французских летчиков-истребителей, совершивших в годы Великой Отечественной войны более 5000 вылетов на советско-германском фронте и сбивших 273 самолета противника (четверо пилотов «Нормандии» были удостоены высшей награды СССР — Золотой Звезды Героя Советского Союза). Подлинная история прославленного авиаполка, ставшего символом союзничества и боевого братства. Исчерпывающие ответы на самые сложные и «неудобные» вопросы:

Почему СССР согласился принять французских летчиков, но отказался от французских механиков? Как в составе эскадрильи оказались дети русских белоэмигрантов? Каков был уровень боевой подготовки французских пилотов? Почему предпринимались попытки вывода «Нормандии» из СССР? И, наконец, случайно ли НАТО использовало этот элитный авиаполк для бомбежки югославских городов и почему он был расформирован в 2009 году?

Популярные книги в жанре История

В год по воплощении Господа нашего Иисуса Христа DССССХIХ в Реймсе выпал удивительный град, размером превышающий куриное яйцо; он был столь велик, что занимал среднюю часть ладони. Но в некоторых местах произошли и большие чудеса. В этом году в округе Реймса почти совсем не уродился виноград. Норманны всю Бретань в Кимпере, то есть ту ее часть, которая расположена на морском побережье, опустошили, растоптали и повергли в запустение, уведя, распродав и изгнав всех бретонцев. Венгры совершили грабительский набег на Италию и на часть Франции, а именно королевство Лотаря[1]

В этой статье делается попытка выяснить некоторые вопросы, связанные с личностью князя Олега: его полное имя, происхождение и место гибели.

В книге рассказана история тюрьмы Соловецкого монастыря в XVI-XIX веках. В ней приводятся сведения о строительстве тюремных помещений на Соловках, о тюремном режиме и о судьбах известных в истории русского революционного движения борцов, томившихся в Соловецких казематах.

Автор использовал материалы из московских, ленинградских и архангельских архивов.

Данный рассказ является строго документальным. Он написан автором в 1989 году по материалам спецхрана УГВИА СССР, отредактирован автором в 2003 году.

* * *

На протяжении всей мировой истории агентурная разведка и тесно связанная с ней контрразведка играли огромную роль при подготовке и ведении войны. Во все времена политики и военачальники стремились получать наиболее полные сведения о потенциальном и реальном противнике, принимая одновременно меры к предотвращению утечки подобной информации о себе. Не являлись исключением и правители Древней Руси. Известно, например, что Великий князь московский Дмитрий Донской, готовясь к решительному сражению с татарами, активно использовал данные о противнике, добытые разведчиками. Летописи донесли до нас текст агентурного донесения от его посла Захария Тютчева, полученного князем накануне Куликовской битвы: «Татары несомненно наступают на Русь со всей ордой. Ягайло

Современным язычникам — точнее, людям, старающимся быть язычниками в наше Навье время, Наничье — очень и очень нелегко бывает преодолеть привычные, навязываемые всей современной жизнью представления о мире. Человек может никогда не ходить в церковь, не верить в Христа, но его взгляд на мир при этом окажется совершенно христианским. Одним из проявлений такого бессознательного христианства является отношение современных язычников к Белбогу и Чернобогу. Почти все, пишущие об этих Божествах, говорят об их непримиримой вражде. Большинство при этом берет сторону Белбога — Бус Кресень (А. Асов), Велимир (Н. Сперанский), М. Семенова, Д. Дудко, автор замечательной книги «Матерь Лада» (М.: Эксмо, 2003), — другие, как Велеслав Темный (Шемякин Д. Н.) и некоторые другие, берут сторону Чернобога. И каждый отзывается о противнике (по их разумению) «своего» Божества словами, которые здесь не стоит повторять, в некоем безумии воображая, будто поношением Одного из Всебожья можно угодить Другому.

В монографии рассматриваются ранее не исследовавшиеся российскими историками события, связанные со вступлением Финляндии во вторую мировую войну на стороне Германии. Скрытая подготовка к этому в 1940–1941 гг. раскрывается на основе финских, немецких и российских архивов, а также других источников. В книге прослеживаются этапы сближения в военном, экономическом и политическом отношениях Финляндии и Германии накануне Великой Отечественной войны. Особо исследуются перемены в позиции СССР по отношению к Финляндии в предвоенный период.

Для историков и всех интересующихся историей Финляндии и второй мировой войны.

В этой книге подробно описывается военно-политическая ситуация в Балтийском регионе, деятельность военно-монашеских орденов, монгольское нашествие на Русь и страны Западной Европы. Читатель ознакомится с ходом военной кампании 1240–1242 г., закончившейся победой Александра Невского над рыцарями Тевтонского ордена на льду Чудского озера. Кроме того авторы, практически впервые в отечественной историографии предприняли попытку на основе большинства известных изобразительных и археологических источников реконструировать облик участников битвы, представить различные варианты комплексов оборонительного и наступательного вооружения, характерных для войск Ордена, дружин русских князей и ополчений балтийских народов. Таким образом, читатели смогут представить себе как выглядели воины первой половины XIII в. в различных концах Европы, Руси и Балтийского региона. Книга богато иллюстрирована, снабжена научным аппаратом и представляет интерес как для профессиональных историков и сотрудников музеев, так и для широкого круга читателей.

Автор – известный советский историк – рассматривает сталинскую концепцию внешней политики СССР в 1939–1941 гг., ее реализацию и конкретные результаты. Опираясь на ранее неизвестные и малоизученные источники, он дает новые оценки таким историческим фактам, как заключение советско-германского договора о ненападении и подписание секретных протоколов, события в Польше, Прибалтике и Бессарабии, советско-финляндская война, переговоры Молотова с Гитлером в ноябре 1940 г. в Берлине, преступление в Катыни и др. При всей дискуссионности ряда авторских положений книга вызывает значительный интерес, так как в ней анализируются наиболее острые проблемы предвоенного времени. Для преподавателей, аспирантов, студентов вузов, а также всех интересующихся отечественной историей.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Владимир ДЫМНОВ

Д Р У Г

Смеркалось. Тяжелые тучи заволакивали темнеющее небо. Ветер, обдирая кору с деревьев, срывал последние листья и гнал их по застывшей земле. Рома, уютно устроившись в кресле около окна, жевал теплый бутерброд и с интересом наблюдал с высоты восьмого этажа, как во дворе соседнего дома суетливо снуют пожарные... В окно постучали. Рома протер мутное стекло и увидел, что на подоконнике, распластав крылья, как раненная птица, беспомощно лежит комар. " Замерзает", - понял Рома. Он распахнул заклеенное на зиму окно, бережно взял комара на руки и, согревая своим дыханием, бросился в спальню. Там он уложил гостя на подушку возле батареи и быстро, как учили на уроках ОБЖ, сделал искусственное дыхание, вдувая воздух прямо в хоботок. Комар ожил. За окном мела метель. "Пропадет ведь, - думал Рома, - ишь, непогодица..." Так и остался комар жить в доме. Поправлялся он долго: метался в жару, бредил, пищал что-то... Три раза в день Рома кормил его: выдавливал из пальца капельку крови и, добавив туда крошку аспирина, вливал в рот больному. Через несколько дней комар стал поправляться, а через неделю Рома, смастерив из спички маленький костылик, позволил ему небольшую прогулку по подоконнику. Подружился Рома с комаром. Дни проходили за днями. Комар поправлялся и к ноябрю крепко встал на крыло. Рома, восхищенный виртуозным полетом, в честь любимого космонавта назвал его Германом. Ох и шутник оказался Герман! То жужжит всю ночь у ромы над ухом, спать не дает, то искусает мальчишку! Сердится Рома, отмахивается, а Герман пищит со смеха покатывается. Забавный. Как на такого сердиться! Отходит Рома сердцем. Вместе смеются... Так, за шутками, не заметили, как весна наступила. Ожила природа: проталины появились, трава из земли поперла. Вот уж и первые мухи из зимних нор повылазили. Летают - веселятся! С птицами в прятки-догонялки играют. Всем хорошо! Только Герман жизни не радуется. Заскучал Герман. По воле затосковал. Упрется, бывало, лапками в стекло и смотрит грустно на прохожих. А Рома его все не отпускает. Жалко. Друг все-таки. Сколько вместе прожито, сколько души вложено, здоровья... Два раза за зиму Рома от малярии лечился. А ладили как! И будни вместе и праздники. Вспомнил Рома, как под Новый год насосался друг его так, что пришлось в аптеку бежать за "Эндрюс Ансвером". Рвало потом Германа... Да, что поделаешь? Всякое живое существо свободу любит. Любая скотина. А комар и подавно: птица вольная. С лица Герман спал, питаться стал плохо. Того и гляди - совсем зачахнет. Хочешь, не хочешь - выпускать надо. Пожалел Рома друга. Сплел ему на память из красной ниточки маленький браслетик, покормил в последний раз, попрощался и, погожим майским деньком, вздохнув, выбросил его в форточку. Запищал Герман радостно, вдохнул всей грудью воздух свободы и ясным соколом взметнулся в заоблачную высь. Много прошло времени, а Рома друга не забывает. Как взгрустнется ему, остановится и смотрит долго в синее небо, где с курлыканьем снуют стаи журавлей... И комаров теперь бьет осторожно: прежде, чем прихлопнуть, смотрит - уж не Герман ли? А-ну, как вернется? Оно и понятно - старый друг лучше новых двух.

Дмитрий ДЫМОВ

АНГЕЛОК

Данило Прокопьич старался заснуть. Уж слишком он намаялся за день, и то старухе сделай и се, замотала совсем. Только хотел прилечь, как нашла, подняла, послала за сахаром, мол, пора варенье варить, а не с чем. Принес Данило Прокопьич сахарку, заодно и пузырик себе прикупил для души. От старухи беленькую утаить удалось, и, когда наступила минутка покоя, Прокопьич свернул пузырику голову и наполнил заготовленную стопочку. Водка легко прошла через горло и устремилась греющей струйкой по пищеводу. Прокопьич прижался носом к засаленому рукаву пиджака и глубоко вдохнул фильтрованный тканью воздух. За первой стопочкой последовала вторая. На дне бутылочки осталось всего ничего, так, на опохмел, и Данило Прокопьич решил пузырик припрятать до завтра. Он приподнял половицу, морщась от громкого скрипа, не дай Бог, старуха услышит. Давно Данило обещал забить ее, но половица неизменно пригождалась и Прокопьич откладывал необязательный ремонт на потом. Данило Прокопьич затолкнул бутылочку под половицу в густой ворох сухих опилок, пусть полежит до утра, по старости организм уже не так хорошо переносил спиртное и всегда следовало иметь немного лекарства про запас.

Дмитрий ДЫМОВ

ФЕНОМЕН ПАЛЬЧИКА

Рождение. Медсестра кричит матери: "Тужься, тужься, дура!" А врач-акушер тянет младенца за голову, уже появившуюся на свет. Наконец младенец покидает материнское лоно и переходит в руки медсестры, которая наскоро обмывает его и звучно шлепает по ягодицам. Все довольно улыбаются, слушая первый крик. И никто не смотрит на на руки мальчика. Они сжаты в кулачки, но по-разному. Левая: большой палец внутри, остальные обвивают его - как обычно. Правая же словно изготовилась к щелчку: безымянный палец зацеплен за большой, указательный, средний и мизинец оттопырены, причем мизинец как-то странно: вбок и вверх одновременно.

Феликс Яковлевич Дымов

Благополучная планета Инкра

В Музее Космонавтики под вакуумным колпаком хранится дневник борт-инженера звездной экспедиции "Цискари". Длиннопалые манипуляторы переворачивают залитые непроницаемым прозрачным пластиком бумажные страницы. Когда проходишь мимо, под колпаком зажигается свет, призывая прочесть чужую исповедь. Не находится никого, кто бы здесь не остановился.

Борт "Цискари". Планета Инкра.