Первая вокруг света

Автор книги — польская яхтсменка и инженер-судостроитель Кристина Хойновская-Лискевич — первая в мире женщина, которая совершила кругосветное плавание в одиночку на небольшой яхте «Мазурка». Плавание длилось два года, его и описывает в своей книге автор живо, увлекательно, с мягким юмором.

Книга адресована в первую очередь специалистам, занимающимся проектированием и постройкой яхт, и яхтсменам. Однако ее с удовольствием прочтут многочисленные читатели, которых привлекают море и удивительный мир парусов.

Отрывок из произведения:

© Krystyna Chojnowska-Liskiewicz Gdansk 1979

Перевод с польского M. Н. Алексеевой

Ленинград · «Судостроение» · 1983

Аннотация с обложки

В 1978 г. сенсацией мирового яхтенного плавания стало окончание одиночного женского рейса вокруг света. Героиней его была польская яхтсменка Кристина Хойновская-Лискевич, инженер-судостроитель из Гданьска. Большое плавание Кристины началось 28 марта 1976 г. На яхте «Мазурка». Через Атлантику и Панамский канал яхта вышла в Тихий океан, достигла Австралии, затем через Индийский океан, обогнув мыс Доброй Надежды, вышла снова в Атлантику, где в марте 1978 г. замкнула кругосветную «петлю».

Другие книги автора Кристина Хойновская-Лискевич

Автор книги — польская яхтсменка и инженер-судостроитель Кристина Хойновская-Лискевич — первая в мире женщина, которая совершила кругосветное плавание в одиночку на небольшой яхте «Мазурка». Плавание длилось два года, его и описывает в своей книге автор живо, увлекательно, с мягким юмором.

Книга адресована в первую очередь специалистам, занимающимся проектированием и постройкой яхт, и яхтсменам. Однако ее с удовольствием прочтут многочисленные читатели, которых привлекают море и удивительный мир парусов.

Популярные книги в жанре Морские приключения

Для меня нет в мире более интересного уголка, чем Луизиана, где я впервые ступил на американскую землю. Я покинул школу со страстной любовью к природе и здесь мог упиваться дикими ее картинами во всей их первозданной свежести.

В этом отношении Луизиана не оставляет желать ничего лучшего. Ее неизмеримая территория, более обширная, чем Англия, представляет собою причудливую поверхность, покрытую то непроходимыми лесами и прериями, то болотами. Растительность здесь роскошная, обильная, почти тропическая. Можно насчитать более ста видов туземных пород деревьев, среди них магнолия, напоминающая собою лавр, с листьями, словно лакированными, с цветком широким, как тарелка, веерообразные пальмы, мрачные кипарисы, будто задрапированные серебряной тканью.

Пламя в камине, дёрнувшись в агонии, потухло. Выцветшие гобелены скрыл мрак. Хоакин Песуэлла хотел было позвонить в колокольчик, но только поморщился и плотнее запахнул пёстрый китайский халат. В спешке пришлось бросить не только слуг, но и личный гардероб вице-короля Перу.

Дон Хоакин почувствовал ломоту в суставах, встал и подошёл к окну. Над морем, портом и прилегающими улицами висела влажная мгла. Тишина и пустынный рейд Кальяо только усиливали тревогу. Хоакин Песуэлла, вице-король Перу, кого должность больше всех обязывала верить в силу колониальных войск, тяжело вздохнул и помассировал позвоночник. В сезон гаруа – водяной пыли – его особенно беспокоили старые болезни.

 Персонажи данной повести не вымышлены, живы до сих пор. Славный город Севастополь и Краснознамённый Черноморский флот гордятся своими героями.

«Дневник путешествия в Европу и Левант» (1856–1857), впервые переведенный на русский язык — путевые записки Г. Мелвилла, в которых читатель найдет очень сжатые и точные характеристики образа жизни, истории, географии и искусства европейских стран и Ближнего Востока тех времен, не утратившие значения и по сей день. Но не только этим ценны записки Г. Мелвилла, они вводят нас в творческую лабораторию писателя-путешественника, показывают процесс художественного осмысления мира.

Эта история начиналась дважды; первый раз в 1914 году — в Севастополе, и второй — в 198…-м в лагуне одного из Сейшельских островов. Мы же поведем свой рассказ с того самого дня 198… года, когда научно-исследовательское судно «Профессор Шведе» под флагом Академии наук СССР бросило свой якорь в бухте острова Коамору.

День этот начался для кандидата биологических наук Алексея Сергеевича Шулейко весьма обычно: в судовой ихтиологической лаборатории он препарировал тушу тунца. Делал это под насмешливым взглядом приятеля — плотного блондина в кремовой рубашке с короткими рукавами и погончиками третьего помощника капитана. Тот сидел на столике с микроскопом и с аппетитом обдирал воблу.

В этих рассказах читатель найдет все, чему положено быть в классических повествованиях об отважных пенителях морей. Есть здесь отчаянный голодный бунт на борту и сорванец, пустившийся в море на поиски приключений, есть тайная охота за исчезнувшим сокровищем и коварный заговор команды против своего капитана, есть пылкая любовь помощника к капитанской дочке и вообще паруса, кубрики и трюмы, набитые порохом…

Американский джентльмен, заядлый пьяница Алоизий Пенкберн прибыл на Папеэте, чтобы добыть клад, указанный ему отцом, но нашел себя…

— Не хочу приказывать тебе, мальчуган, — сказал Чарли, — но я против того, чтобы ты принимал участие в этом последнем набеге. Ты вышел невредимым из всех тяжелых дел с грубыми парнями, и для нас будет стыдно, если с тобой что-нибудь случится под конец.

— Но как же мне не участвовать в последнем набеге? — возразил я с молодым задором. — Какой-нибудь из набегов должен же быть последним, ты сам знаешь!

Чарли скрестил ноги, откинулся назад и стал обдумывать этот вопрос.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Рассказы Альдо Пазетти удачно дополняют роман «Вид с балкона».

Рассказы Альдо Пазетти удачно дополняют роман «Вид с балкона».

Рассказы Альдо Пазетти удачно дополняют роман «Вид с балкона».

Рассказы Альдо Пазетти удачно дополняют роман «Вид с балкона».