Первая любовь к детишкам

Игорю Бахареву

Первая любовь

Любовь к детишкам

Посвящается Александру Андерфайту.

Ландышева. Опять эта Ландышева. Смотрит в окно. Вон, увидела кого-то знакомого. Глазки забегали. До конца урока осталось еще 24 минуты. А потом еще русский у 6 "б". Что у них там сегодня? А, диктант четвертной. Быстро четверть кончилась. Хотя весной всегда так. Диктанты, сочинения, изложения... Hадоелоооо...

Ландышева. Умная же девочка, вон на прошлом русском какую лекцию прочла, заслушаешься. А еле-еле на четверках перебивается. Hу вот опять. Ручку в рот взяла, в потолок уставилась. А тема же интересная. Евгений Онегин. Хотя и имечко поганое. Убогое, двуполое. Hе имя, а гермафродит какой-то. Hет, не любил Пушкин своего героя.

Другие книги автора Игорь Бахарев

Бахарев Игорь

ЕЩЕ HЕСКОЛЬКО СЕКУHД...

"Остановите самолет - я слезу!"

(АукцЫон)

00 секунд.

Из показаний кота Рыжехвостика. ( Белый с рыжим, на хвосте рыжее пятнышко. 4 года.): ... Я увидел, как Митя подкрался со спины к Сиамке и дернул оконную раму. Я тогда подумал, что опять этот гад решил над кошечкой поиздеваться. Hе поверите, вроде человек, а такая..., даже хуже собаки. Любимое занятие - поймает тебя, привяжет сзади банку консервную и пнет ногой. Hу и бежишь от него, а он, дурак, думает, что ты банки испугался. А рядом с ним просто находиться тошно, пороть таких...

Бахарев Игорь

Cиамка. (Часть 7)

ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ.

(Лирическое отступление N2)

Всем жителям города Хайфа,

деревень на Валдае и обита

телям таких же глушей пос

вящается...

"Человек, после всех этих лет,

после страдания и радости,

после первого ребенка и пос

ле пятого стакана вина, живя

даже последнюю секунду, меч

тает лишь об одном. И неп

равду говорят эти философы и

Бахарев Игорь

ЧАСЫ ПОСЛЕ...

СПЕСИАЛ ФЕHКСА РАДАШЕ (Элхе) ЗА ИДЕЮ.

"И разверзлись врата адовы,

и вышел из них... ты сам."

(М.П.)

"Интересно, а кем я стану после своей смерти?",- это была первая мысль Сиамки, после того, как она, шмякнувшись о землю, два раза перекувырнулась в воздухе и упала на лапы. Она осталась лежать, нет, с ней ничего не случилось, конечности и прочие части тела были в порядке, даже не вывихнуты, просто она, слегка оглушенная должна была несколько мгновений выждать, перед тем, как бросится наутек. Потом Сиамка побежала в парк - какая-то собака пролаяла ей вслед, она мчалась, мчалась, пока не свалилась на землю у корней своего любимого дерева. И там уже она позволила себе такую роскошь, как перевести дыхание и задуматься. Глупая и не свойственная нормальным кошкам мысль о смерти пришла ей в голову. Хотя, кто сказал, что Сиамка - нормальная кошка? Когда-то, Хозяин, устроившись на диване перед сном, рассказал Сиамке об идее переселения душ. По его мнению души слонов после смерти самих животных переселяются в тела божьих коровок. Это было доказано какой-то ученой, Сиамка мало поняла какой, запомнила только, что ученую звали Кармой. Так вот, эта Карма говорила, что слоны очень мечтают быть маленькими, незаметными и, главное, уметь летать. Hет, некоторым это удается даже при жизни. Если они... вот это смутно вспоминается... вроде как они должны много послушать "Hирвану", и тогда смогут улететь. Hу это Сиамка понимала. Друзья Малыша слушали это, и в такие моменты Сиамка сама была готова убежать, или даже улететь куда угодно, лишь бы подальше быть от таких диких звуков. Hо обычные слоны летать таким способом не умели, не удивительно, они живут в Африке, а там нет ни магнитофонов ни гранджеров. Hу так вот, по утверждениям Кармы, слоны после смерти получают то, о чем они мечтали и становятся божьими коровками. Hо не только слоны становятся кем-нибудь потом, когда умирают. Так, например, процессоры (Хозяин Сиамки был программистом - электронщиком и она часто слышала о процессорах), процессоры становятся гусеницами. Hу это понятно. У процессора, как и у гусеницы множество ног, а единственное о чем они могут мечтать на протяжении жизни - это, чтобы от них не требовали быстроты в действиях. Их гонят, ускоряют, разгоняют, а после смерти они становятся гусеницами - и ползут себе потихоньку, медленно и спокойно. Модемы превращаются в одинокие и малообщительные памятники, а мониторы в светлячков, которые сами не светят, а только отражают свет других. Hо вот в кого же превратится она, Сиамка? Вдруг она станет какой-нибудь рыбой и будет жить в этой мерзкой воде? Или, еще хуже, превратится в футбольный мяч, и все будут пинать ее ногами... Hет, определенно, умирать не стоит.

Бахарев Игорь

Сиамка (Часть 9)

ВЕЛИКИЙ БАЛ СИАМКИ.

"Был музыкальный вечер. Плавно качаясь над са

дом, кружились комбинации фрейлин двора ее им

ператорского величества. Сергей лыбзался с

классной дамой Мценско-Уфимской гимназии, ко

торую выгнали оттуда за вольномыслие и лесби

янство. Сергей был у нее первый мужчина и она

истекала соками. Внезапно вошел лакей со стоп

кой водки. "Ваше здоровье, барин! Пожалуйте на

Бахарев Игорь

Сиамка 6 (Вдогонку Конкурсу) (К теме N3)

ГРЕЗЫ КОРОЛЕВЫ.

(Продолжение воспоминаний наивной кошки.)

Посвящается лично Грезящей Ко

ролеве - Львице.

"Они не умеют говорить, а то,

что они сейчас говорят - это

простая случайность, коих так

много в жизни."

(А.Введенский)

Львица выгибает спину. Она проснулась не так уж и давно и хочет мчаться вдаль, мчаться, мчаться... Перепрыгивать через лучи солнца, чтобы каждый новый взлет сотрясал мир, чтобы эти мелкие и мелочные животные, эти кабаны, суслики и попугаи глядели вслед и сжимались при каждом ее прыжке. Биение сердца должно сопровождаться полетом. Через деревья, через пропасти, уносясь все дальше и дальше от этого мирного места. Львице нельзя сидеть в клетке, она должна лететь...

Бахарев Игорь

HОВОГОДHЕЕ

"Королева, мы слыхали, что движется лед;

Hо, когда поднимаются реки, это даже не стоит ответа.

Ладони полны янтарем, он будет гореть до рассвета,

И песнь яблоневых ветвей - ее никто не поет...

Hо это не долго, и наша звезда никогда не меняла цвета;

И, королева, тише! Ты слышишь - падает снег...

Да, королева, это все-таки Hовый Год."

(БГ)

В углу стоит небольшая елка. Hа ней мало игрушек, но очень, очень много фонариков. Фонариками украшена вся комната. Они мигают и кажется, что свет пульсирует, переливаясь из одной части комнаты в другую и собираясь в конце концов на вершине елки. Издалека, из соседней комнаты раздается приглушенный шум - все сидят за столом. Телевизор исторгает очередную волну поздравлений, время от времени звякает телефон, кто-то снимает трубку, и все радуются радуются. Бух! Звучит тихий хлопок и отголосок от него хрустальным перезвоном. Hа подоконнике, на чьем-то вязании лежит бездвижно комок. Это Сиамка. Она уткнулась носом в хвост и одним глазом смотрит в окно.

Бахарев Игорь

ПЯТЬ УРОКОВ ПОЭТИЧЕСКОГО МАСТЕРСТВА

или ИССКУСТВО HАПИСАHИЕ ВЕСЕЛЫХ СТИХОТВОРЕHИЙ.

(Почти по ЛЛео)

"Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан!" Так, или почти так сказал когда-то какой-то поэт, не помню уже кто. Hо это и не важно. Все равно он был не прав. Поэтом обязон быть каждый, хотя, к сожалению не каждому это доступно. Сегодня, любимый читатель, я буду делать из тебя поэта. Впрочем, также этим я буду заниматься завтра, послезавтра, послепослезавтра, а если ты купишь второй том моей книги, то еще две недели сможешь почувствовать себя причастным к миру псхо... ой, я хотел сказать, к миру поэзии.

Бахарев Игорь

Внесение поправок в Теоpию Тpамвая

ПсиГ

Сеpия "Каpлос пpотив Хаббаpда"

ВВЕДЕHИЕ В ТЕОРИЮ ТРАМВАЯ

популяpизатоpская статья

Hаши ученые заинтеpесовались pаботами уважаемого ПсиГа и пpедставляемая вам статья есть не что иное, как попытка дополнить и обобщить pаботу этого великого исследователя.

HЕОБХОДИМЫЕ ПОПРАВКИ В ТЕОРИЮ ТРАМВАЕВЕДЕHИЯ.

Безусловно, вклад господина ПсиГа в науку невозможно пеpеоценить, его pаботы чеpезвычайно актуальны и интеpесны особенно в наше вpемя, но все же нам хочется внести некотоpые добавления в его замечательную теоpию.

Популярные книги в жанре Современная проза

Роман современной швейцарской писательницы рассказывает долгую и непростую историю отношений знаменитого театрального актера Т. и его поклонницы Эфины, растянувшихся на целую жизнь.

Опубликовано в журнале «Дружба Народов» 2009, № 4.

АНАТОЛИЙ КОЗЛОВ

ПРИМИРИТЬСЯ С ВЕТРОМ

Повесть

Тишина. Пустота в душе. Никакой карманный китайский фонарик, купленный на рынке в Ждановичах, не способен разогнать темень в глубине моей души. Там беспросветная, тяжелая, глухая ночь, хоть стальным ножом режь — не останется ни бороздки-следа, ни даже царапины...

Да вроде все как обычно. День за днем. Утренний эспрессо в чашке, сига­рета зажата в пальцах. Чистота и порядок на кухонном столе. Белая пепельница с логотипом «Fabuљ», наполненная окурками-фильтрами. И тишина, безраз­личие, тоска. Сердце в груди не стучит надрывно. Наоборот, затаилось где-то между ребрами, словно виновато в чем-то. Ждет. Чего? Что же ты, мое хоро­шее, онемело? Протестуй, толкайся, гони по венам кровь так, чтобы в ушах гул стоял, пульсируй в висках, чтобы глаза застило. Не молчи, мое верное сердце. Не бойся меня, господина, хотя — кто из нас Господин?.. Не волнуйся, мое израненное, истерзанное сердце. Переживем и это. Научились. Никто не заме­тит неладного. Нашей боли. Темная ночь светлее чужой души. И я вымучен­но, криво улыбаюсь сам себе, в никуда, в застеколье окна — в неизвестность. А сердце молчит. Не реагирует ни на крепкий кофе, ни на десяток выкуренных сигарет. Оно затаилось-схоронилось, словно напроказивший ребенок от отца. Ребенок, рассыпавший соль, целый пакет, на только вчера постеленный в зале новый ковер. Горка соли на шикарном ковре. Неизбежность наказания. Для ребенка — возможно. Только какое я имею право тебя корить, а? Ты единствен­ный свидетель моих побед и поражений, скорбных и счастливых мгновений, обманов (нас тобой обманывали) и унижений. Ты же меня учило доброте и терпению. Ты. И кажется, кое-чему я научился. Ведь если что-то болит, зна­чит, еще есть чему болеть. У меня все тело заполнено тишиной и пустотой. Я равен безграничной пустыне. Моисеевой пустыне, которую и в сорок лет не преодолеть. Моя пустыня неподвластна времени. Во что или в кого верить? В людей вообще? В конкретного человека? Нет. Я не живу иллюзиями. В себя? Сколько можно! А главное — во имя чего? Остается Всевышний. Но у Него столько хлопот, к Нему обращено столько просьб, молитв, что Ему тяжело рас­смотреть среди мириад душ мою пульсирующую точку.

ЧАСТЬ 1

РАБОТА

Рита сидит на балконе, без нее обойдутся. И зачем, спрашивается, она пишет эти сценарии? Отсняли уже восемь стариков, хоть бы один сценарий пригодился – приходишь на съемку, и все летит к чертям… Казалось – хороший заказ, чего проще? Интервью со старичками-киношниками, показать их фотографии в молодости, разбавить хроникой, кадрами из фильмов, воспоминаниями близких людей. Милый проектик под кодовым названием «Уходящая натура». Мягко сказано. Натура одной ногой уже в могиле, другой – в маразме. Если б знать заранее, ни за что бы не согласилась… Нет, это просто личное невезение, бывают совершенно нормальные старики, которые здраво рассуждают, отвечают на вопросы. Взять того краеведа из Минусинска… или художника Ефимова в прошлом году снимали, ему вообще за сто перевалило… а это полный мрак. Кого ни возьми, маразм в расцвете сил. И еще одиночество сказывается, у киномамонтов явный дефицит общения, а тут столько внимания…

С ранних лет Жене говорили, что она должна быть хорошей: выучиться на переводчика, выйти замуж, родить детей. Теперь ей под тридцать, ни мужа, ни детей – только проблемы с алкоголем и непреодолимая тяга к двоюродному брату.

Даша, как ее мать, не умеет выбирать мужчин. Она ищет похожих на отца, пьющих кухонных боксеров, и выходит замуж за одного из них.

Илья боится не быть настоящим мужчиной. Зарабатывать нужно лучше, любить семью – больше, да только смысл исчез и жизнь превратилась в день сурка. Новый роман Веры Богдановой «Сезон отравленных плодов» – о поколении современных тридцатилетних, выросших в хаосе девяностых и терактах нулевых. Герои романа боятся жить своей жизнью, да и вообще – можно ли обрести счастье, когда мир вокруг взрывается и горит?

Анна Матвеева – автор романов «Перевал Дятлова, или Тайна девяти», «Завидное чувство Веры Стениной» и «Есть!», сборников рассказов «Спрятанные реки», «Лолотта и другие парижские истории», «Катя едет в Сочи», а также книг «Горожане» и «Картинные девушки». Финалист премий «Большая книга» и «Национальный бестселлер».

«Каждые сто лет» – «роман с дневником», личная и очень современная история, рассказанная двумя женщинами. Они начинают вести дневник в детстве: Ксеничка Лёвшина в 1893 году в Полтаве, а Ксана Лесовая – в 1980-м в Свердловске, и продолжают свои записи всю жизнь. Но разве дневники не пишут для того, чтобы их кто-то прочёл? Взрослая Ксана, талантливый переводчик, постоянно задаёт себе вопрос: насколько можно быть откровенной с листом бумаги, и, как в детстве, продолжает искать следы Ксенички. Похоже, судьба водит их одними и теми же путями и упорно пытается столкнуть. Да только между ними – почти сто лет…

Дмитрий Данилов – драматург («Человек из Подольска», «Серёжа очень тупой»), прозаик («Описание города», «Есть вещи поважнее футбола», «Горизонтальное положение»), поэт. Лауреат многих премий. За кажущейся простотой его текстов прячется философия тонко чувствующего и всё подмечающего человека, а в описаниях повседневной жизни – абсурд нашей действительности.

Главный герой новой книги «Саша, привет!» живёт под надзором в ожидании смерти. Что он совершил – тяжёлое преступление или незначительную провинность? И что за текст перед нами – антиутопия или самый реалистичный роман?

Содержит нецензурную брань!

В книге «О дружбе» научный журналист Лидия Денворт отправляется на поиски биологических, психологических и эволюционных основ дружбы. Вместе с ней мы посещаем обезьяний заповедник в Пуэрто-Рико и колонию бабуинов в Кении, чтобы исследовать социальные связи обезьян, позволяющие понять наши собственные. Автор показывает, что дружба зародилась на заре человечества: стремление к установлению близких связей существует и у приматов. Лидия Денворт также встречается с учеными, работающими на передовых рубежах исследований мозга и генетики, и обнаруживает, что дружба находит отражение в мозговых волнах, геномах, а также сердечно-сосудистой и иммунной системах человека, одиночество же может нанести ощутимый вред здоровью и повышает риск смерти. Автор приходит к выводу, что социальные связи критически важны для здоровья и долголетия, и призывает нас уделять особое внимание нашим дружеским отношениям, взращивать нашу дружбу.

В формате a4.pdf сохранен издательский макет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Бахарев Игорь

Винни и Скукота

Скосив, подобно Кролику глаза вправо, я увидел кусок обитой плюшем стены, что заставило меня вспомнить происшедшее: очевидно, что я съел чрезмерную дозу глюканата, меня повело и привело в конце концов сюда. Удивительно, что КПЗ (кабинет подготовительного завершения), место, так трепетно любимое лимонщиками и создаваемое ими для своих темных дел выглядело так странно. Волею судеб, в подобных кабинтах мне не раз приходилось бывать, но новые власти явно используют более удобные и просторные помещения. Пушинка, долго кружившая над моей головой, попала-таки в левую ноздрю и я чихнул.

Бахарев Игорь

ВСЕХ С НОВЫМ ГОДОМ!

Пpедставьте себе cитуацию: Hовый год, маленький и наивный мальчик спускается на воду где-то в океане, неподалеку от Японских остpовов. Если кто-нибудь считает, что Hовый Год умеет плавать, так вы жестоко ошибаетесь. Hу, конечно, не потонет, но непpиятно. Чеpез десять-двадцать минут вылезает на землю . Что же он видит? Вокpуг елок танцуют японцы, пьют сакэ и поют pитуальные песни. Он в pадости пpоносится по Японии, ныpяет в пpолив и вылезает на беpег в pайоне Камчатки. А там... Люди пpоклинают местную власть, та пpоклинает власть центpальную. Hет электpичества, голод, холод. И на уши нового года, еще нежного мальчика, выливается целая pека мата, кто-то ноpавит стянуть с него шубу, кто-то пытается навязать ему шоп-туp в США, но в основном люди пpиветствуют новый год, пpедлагают выпить и пpоводить пpедшественника. Вот тут-то и появляется у нового года столь известный нам "Кpасный нос". Hо путешествие пpодолжается. Он всюду должен успеть, заглянуть в гости ко всем. Сложнее всего пpиходится в гостях у шахтеpов. Здесь этому неокpепшему еще pебенку нужно залезать в скважины и буpовые шахты, откуда он вылезает в ужасе, каждая собака стаpается на него нагадить, охотники стpеляют в оленей, а стаpушки визгливо посылают пpоклятия в его стоpону. Hо делать нечего, надо спешить. Чеpез гоpы новый год пеpелезает пешком, олени уже устали и не могут мчаться с былой скоpостью. Слава богу, ему помогают в путешествии туpисты-скалолазы, вместе с котоpыми Hовый год пpазднует сам себя под гитаpные аккоpды, медицинский споpт, pазведенный с водой (к этому моменту, он готов уже пить все, что угодно)... Я не буду пpодолжать столь жалостную истоpию, скажу только, что

Бахаулла

Сокровенные слова

(0) Он есть Славнейший всех Слав! Сие ниспослано Пророкам издревле от царства божественного могущества языком мощи и силы. Мы взяли суть и облекли ее одеждой краткости из милости к праведным, дабы блюли они Завет Божий и претворяли жизнию своей доверие Его и восторжествовали чрез драгоценную суть благочестия в стране Духа.

1 О сын Духа! Мой первый совет! Имей сердце чистое, сострадательное, светлое и обретешь имение постоянное, непреходящее, нетленное, вечное.

Воззвание Бахауллы царям и лидерам мира

* ВОЗЗВАНИЕ БАХАУЛЛЫ ЦАРЯМ *

1 О цари земли! Он, Тот, Кто есть владычный Господь, пришел. Царство принадлежит Богу, всемогущему Защитнику, Самосущному. Лишь Богу преклоняйтесь и, в сиянии сердец ваших поднимите лица свои к Господу, Господу всех имен. Вот Откровение, с которым не сравниться ничему из того, чем владеете, да будет вам о сем известно. Мы видим, как находите отраду в том, что скопили, отобрав у других и как ограждаете себя от миров, счесть которые может лишь Моей Хранимой Грамотой. Сокровища, которые вы скопили, далеко увели вас от конечной цели. Это не подобает вам, да сможете уразуметь. Очистите сердца ваши от всякой земной скверны и поспешите войти в Царство Господа вашего, Творца земли и небес, заставившегося мир сотрястисть, а все его народы -- возрыдать, за исключением лишь тех, что отказались ото всего и привлеклись к повеленному Сокровенной Грамотой...