Перелом

Герой рассказа попадает в больницу со сложным переломом руки. Он чувствует, что любовь его рушится. А еще он уверен, что его преследует сам… Антихрист!

Отрывок из произведения:

Ржавая труба прочно зафиксировала ногу на ходу – будто из-под земли высунулась рука (известно, чья) и ухватила за щиколотку. Только и успев хлопнуть, как филин, очами, пал наземь, выставив вперед локоть. Посмотрел – батюшки-светы! – вместо локтя уже багровый мешок надувается.

Но – никаких госпитализаций! Никаких операций! Вот тебе, пришлая девушка, последний двадцатник, дуй в ночной ларёк за водкой. Будем пить, пока само на место не встанет, не срастется!

Рекомендуем почитать

Сложные взаимоотношения связывали героя рассказа с его соседкой по лестничной площадке, юной воровкой и наркоманкой. И закончились они трагически…

Сколь обманчивподчас кажущийся возраст южных девушек! Герой рассказа испытал это на собственном опыте…

Параллельные миры Мужчины и Женщины… И даже их пересечение не прогоняет одиночества, ведь счастье – это когда тебя понимают…

Случалось ли вам когда-нибудь заниматься любовью в гамаке? Все преимущества и недостатки этого ложа герой рассказа испытал на собственном опыте.

О, эти полубогемные-полубомжовские девочки! Они пишут стихи, живут, где придётся и отдаются первому встречному.

Героиня этого рассказа решила пострадать под розгами подобно героине одноимённого романа писательницы начала прошлого века Анны Мар, которая, в свою очередь, назвала своё произведение по гравюре художника Фелисьена Ропса. Эта гравюра и была изображена на обложке книги, однако бдительная цензура залила ее краской. Еще бы – вместо Христа на кресте была изображена падшая женщина. И роман вышел с черной кляксой на обложке…

Сохраняют ли японские девушки традиционный набор благодетельных качеств японки? После знакомства с юной Сакико герой рассказа убедился – навряд ли…

Из рассказа читатель узнает, чем закончилась для двух приятелей «эротическая съёмка» на природе.

Другие книги автора Михаил Евсеевич Окунь

Какие только неожиданные местные обычаи не подстерегают путешественника в глубине Черной Африки. И часто их незнание чревато… впрочем, читатель сам узнает об этом из рассказа.

Гарем, гарем… Мечта любого мужчины? Но кроме прав, обладание гаремом накладывает и определенные обязанности…

Публичные дома античного мира… Их тайны раскрыли раскопки древнего города Помпеи, погибшего при извержении Везувия под слоем вулканического пепла.

Действительно ли горячие пролетарские головы хотели «обобществить» женщин? Что скрывалось за коммунистической «борьбой за чистоту нравов»?

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомича»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Можно ли эмигрировать на воздушном шаре в Италию? Человек, считавшийся местным сумасшедшим, оказался не так-то прост…

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомича»

« ...Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Популярные книги в жанре Эротика

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Оба были голые, а Ева еще и хороша собой. Но Адам вел себя неадекватно — примерно как голубой в женской бане. Он сидел на берегу, удил рыбу, говорил ей что-то вроде: «Ты будешь зваться Карась, а ты будешь зваться Лещ» — и отпускал обратно в реку.

Соответственно Ева загорала под деревом в гордом одиночестве, если не считать змея, свисавшего с ветки вниз головой.

Змей держал во рту плод и был хитрей всех зверей полевых. По этой причине он мог разговаривать, не вынимая плод изо рта.

В этой повести петербургского писателя Андрея Неклюдова с предельной откровенностью описываются интимные стороны человеческой жизни, эротические сновидения, фантазии, переплетающиеся с явью. Автором выведен образ современного Дон-Жуана, одержимого не столько коллекционированием любовных связей, сколько страстным (и в конце концов губительным для него) стремлением отыскать в женщине самую сокровенную, самую пронзительную струну ее загадочного естества, стремлением найти предел наслаждения. В повести имеется все, чтобы взбудоражить, увлечь, а возможно, и возмутить читателя. «Андрей Неклюдов пишет предельно откровенно, без малейшего стеснения, обнажая и с научной дотошностью препарируя самые сокровенные, порою стыдные пружины наших желаний. Многие, прочитав (и пережив!) эту повесть, вспомнят собственное становление, свои первые сексуальные опыты, и смогут честно признаться: „Да это же было и со мной!“» (Лев Куклин, писатель, поэт, литературный критик)

«Нефритовые сны»… оставляют впечатление, будто тебя вывернули наизнанку и выставили на всеобщее обозрение» (Анна Варенберг, писатель, редактор журнала «Эротикон»)

Книга адресована искушенному читателю, ценителю тонкой, психологической эротики.

Нравится в одну минуту смеяться, а в следующую – плакать? Тогда эта любовная история для вас. Прочтите эту книгу и погрузитесь в семейную сагу Ларсонов. Следуйте за скульптором по металлу Майклом Ларсоном, старшим сыном Уилла Ларсона, в то время как он через мучения познает истинное искусство любви во второй книге этой серии романтических комедий. В 34 года Майкл Ларсон превратился в порядочного мужчину, даже если все еще далек от совершенства. Он считает, что, по крайней мере, завязал со своими плохими привычками. К сожалению, Кэрри Аддисон, будущая мать его ребенка и женщина, которую он безумно любит, не согласна с этой оценкой. И теперь перед ним стоит задача сохранить Керри в своей жизни, пока он не найдет способ изменить ее мнение. Несмотря на совет его надоедливой семьи не держаться за юбку женщины, которая хочет от него убежать, Майкл принуждает Кэрри к фиктивному браку. Ее неуверенность в нем и ребенке разрывает ему сердце, но Майкл не позволит ее сомнениям его остановить. Потому что сейчас, когда она, наконец, оказалась в его объятиях, он не может вынести даже мысли о том, чтобы ее потерять.

Кай Андрос получил очень простое задание. Войти. Собрать информацию о террористической организации. Выйти. Но он встретил ее. Маришка. Прекрасная. Невинная. Не подозревающая о зверствах своего отца. И обреченная на смерть. В приказе Кая ничего не сказано о ее спасении. Но он все же рискнул. И вышел за пределы миссии. Сможет ли простой киборг опередить Кибер-Управление и террористов, чтобы спасти женщину, которую любит? Это история мужчины, цель которого — выполнить задание любой ценой, и женщины, которая владеет тайной, способной не только уничтожить их жизни, но и решить всю судьбу галактики. Возрастное ограничение: 18+

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Что может быть лучше поездки на юг в хорошей компании и с любимой девушкой? Герой рассказа вспоминает…

Чего только не приснится в тяжёлую похмельную ночь! Герой рассказа не раз испытывал это на себе. Но и действительность подчас не лучше…

История проституции насчитывает тысячелетия. Автор рассказа добавляет несколько штрихов к новейшей истории одной из «двух древнейших профессий».

Старлей-десантник Александр Петренко не привык отсиживаться в тылу. Едва поправившись после тяжелого ранения, он вновь отправляется в Афган — у него свои счеты с «духами». Вслед за ним, чтобы быть поближе к любимому, едет и медсестра Галина по прозвищу Афродита…

Тщательно разработанная секретная операция чуть было не становится для старлея последней. Оказавшегося между жизнью и смертью Александра спасает Галина…

Но какой ценой?…